Дело в шляпе: первоапрельская конференция

Александр Марков
Алек­сандр Мар­ков
Виктория Малкина
Вик­то­рия Мал­ки­на

Кон­фе­рен­ции по гума­ни­тар­ным нау­кам всё чаще тре­бу­ют стро­го­сти, выве­рен­но­сти дви­же­ний, отка­за от все­го, что не отно­сит­ся к делу. 1 апре­ля в РГГУ реши­ли про­ве­сти совсем дру­гую кон­фе­рен­цию, «Дело в шля­пе». По пра­ви­лам игры нуж­но было засе­дать в шля­пах, гово­рить о шля­пах, иссле­до­вать шля­пы. Семи­о­ти­ка шля­пы допол­ня­лась иссле­до­ва­ни­я­ми празд­нич­ных сце­на­ри­ев, соци­аль­ных риту­а­лов и исто­рии эмо­ций. В кон­фе­рен­ции при­ня­ли уча­стие пред­ста­ви­те­ли РГГУ, РАН­ХиГС, МГУ, ИМЛИ РАН, Мос­ГУ, ПСТГУ и дру­гих учеб­ных заве­де­ний.

Шля­па, как пока­за­ли участ­ни­ки, не про­сто услов­ная часть одеж­ды. Она — мери­ло пове­де­ния в куль­ту­ре: ари­сто­крат в цилин­дре, коро­ле­ва Ели­за­ве­та и ее шляп­ки на каж­дый слу­чай жиз­ни, гля­дя­щий испод­ло­бья мелан­хо­лик и хули­ган с шап­кой набе­крень, участ­ни­ки пас­халь­но­го пара­да и люди при пол­ном пара­де — все эти носи­те­ли шляп, обла­да­те­ли без­упреч­ной осан­ки, зна­ют, какие воль­но­сти они могут себе поз­во­лить и когда.

Как шля­па из быто­вой при­над­леж­но­сти пре­вра­ща­лась в мод­ный аксес­су­ар, рас­ска­за­ла Люд­ми­ла Машан­ская. Ока­зы­ва­ет­ся, шля­пы в моду вхо­ди­ли несколь­ко раз: до ХХ века — как уни­каль­ные про­из­ве­де­ния искус­ства, а в ХХ веке — как уни­каль­ные тех­но­ло­ги­че­ские реше­ния. Скиа­па­рел­ли не понять, не зная, как тех­но­ло­ги­зи­ро­вал­ся язык аван­гард­но­го искус­ства.

О шляп­ном эти­ке­те, напри­мер пра­ви­лах при­под­ни­ма­ния раз­ных голов­ных убо­ров, рас­ска­за­ла Мария Кро­тов­ская. С этой точ­ки зре­ния шля­пы ока­за­лись не делом тех­ни­ки, но делом твор­че­ских реше­ний: цилиндр, коте­лок, федо­ра, хом­бург, трил­би — все эти моде­ли вопло­ща­ли при­выч­ки поку­па­те­лей, обы­чаи празд­ни­ков, лов­кость паль­цев вла­дель­цев и тру­до­лю­бие изго­то­ви­те­лей.

Были рас­смот­ре­ны убо­ры чинов­ни­ков и писа­те­лей: Ека­те­ри­на Боча­ро­ва рас­ска­за­ла о китай­ской шляп­ной иерар­хии, регу­ли­ро­вав­шей при­ня­тие реше­ний и до неко­то­рой сте­пе­ни реа­ли­за­цию пись­мен­ной куль­ту­ры. Куль­тур­ная уни­вер­са­лия шля­пы выс­ше­го жре­ца, един­ствен­но­го, кто может не сни­мать шля­пу перед боже­ством, годит­ся и для объ­яс­не­ния китай­ских голов­ных убо­ров.

Гоголь, день рож­де­ния кото­ро­го — 1 апре­ля, с его гро­теск­ным изоб­ра­же­ни­ем чинов­ни­чьей пись­мен­ной куль­ту­ры, как выяс­ни­лось в докла­де Марии Аки­мо­вой, очень хоро­шо пони­мал зна­че­ние шляп: голов­ной убор — довер­ше­ние пуб­лич­но­го тела, вклю­чая и тело писа­те­ля; Гоголь даже дома рабо­тал в ермол­ке.

Идил­ли­че­ские пас­ту­хи ходят в шку­рах, но при этом мы все слы­ша­ли о «пас­ту­ше­ских шля­пах». Шку­ры, с их мяг­ко­стью, цве­том и запа­хом, созда­ва­ли образ­цо­вую эмо­ци­о­наль­ную иллю­зию бла­го­по­лу­чия в антич­ном крас­но­ре­чии, но в ренес­санс­ных идил­ли­ях дей­ству­ют узна­ва­е­мые люди, для кото­рых шля­па — укра­ше­ние их пас­ту­ше­ско­го сана. Алек­сандр Мар­ков свя­зал пре­вра­ще­ние шля­пы из чув­ствен­но­го объ­ек­та в сюжет­ную подроб­ность с важ­ным откры­ти­ем сред­не­ве­ко­вой фило­со­фии. Кро­ме поня­тий­но­го абсур­да, тако­го как «коз­лоолень» (при­мер Ари­сто­те­ля), был открыт сюжет­ный абсурд, образ­цом кото­ро­го ста­ло выра­же­ние «кате­го­ри­аль­ная шля­па», сде­лав­шее чув­ствен­ную шля­пу лишь пово­дом для фило­соф­ских абстрак­ций.

Инна Лисо­вич пока­за­ла, что пер­со­на­жи англий­ских про­све­ти­тель­ских кари­ка­тур XIX века, жен­щи­ны с огром­ны­ми перье­вы­ми шля­па­ми, — серьез­ные участ­ни­цы науч­но­го про­цес­са, посе­ти­те­ли «теат­ров» важ­ней­ших науч­ных опы­тов, вклю­чая опы­ты с исполь­зо­вав­шим­ся тогда в лече­нии весе­ля­щим газом. Куль­ту­ра лабо­ран­ток рож­да­лась из куль­ту­ры зри­тель­ниц.

Мы при­вык­ли к надви­ну­той на гла­за шля­пе как жесту пре­зре­ния, но Вла­ди­мир Мака­ров пока­зал, что в ели­за­ве­тин­скую эпо­ху в Англии это образ мелан­хо­ли­ка: гипер­чув­стви­тель­но­го и вдум­чи­во­го. Мелан­хо­лик — вни­ма­тель­ный чита­тель, опыт­ный чело­век, сам себе уеди­не­ние и храм, поэто­му шля­па может закрыть часть лица.

Поня­тие «транс­грес­сия» Батая, Блан­шо и Тодо­ро­ва, пере­ход непро­ни­ца­е­мых субъ­ект­ных гра­ниц, при­во­дя­щий к фан­то­мам и бес­по­во­рот­но­му изме­не­нию мира, откры­ва­ет­ся в докла­де Вик­то­рии Мал­ки­ной в самых раз­ных «шляп­ных» сюже­тах: вол­шеб­ной шля­пе Муми-Трол­лей, «живой шля­пе» Нико­лая Носо­ва, коме­дий­ных шля­пах Вуд­ха­у­са (а 1 апре­ля — и день памя­ти Ната­лии Трау­берг, вели­кой пере­вод­чи­цы Вуд­ха­у­са) и Иоан­ны Хме­лев­ской. Шля­па ока­зы­ва­ет­ся вол­шеб­ным пред­ме­том, пре­об­ра­зу­ю­щим реаль­ность и дела­ю­щим мир гар­мо­нич­ным и захва­ты­ва­ю­ще инте­рес­ным.

Из докла­да Юлии Шап­чен­ко мы узна­ли, насколь­ко неожи­дан­ны­ми ока­за­лись судь­бы рус­ско­го сти­ля совре­мен­ных миро­вых моде­лье­ров: созда­вая рус­ское на осно­ве самых узна­ва­е­мых сим­во­лов Рос­сии, от бала­лай­ки до поле­та в кос­мос, они выби­ра­ют не толь­ко ушан­ки или плат­ки, но и боль­шие шали и гро­теск­ные мехо­вые или пар­чо­вые изде­лия. Здесь важ­на идея избыт­ка, как и кон­тра­ста меж­ду полу­об­на­жен­ны­ми рука­ми или нога­ми и выра­зи­тель­ной в сво­ей наду­ман­но­сти шап­кой.

Стиль ар-деко, как пока­за­ла Жан­нат Идри­со­ва, — это боль­шой стиль новой жен­ской шля­пы в эпо­ху костю­ма: дело­во­го, спор­тив­но­го, авто­мо­биль­но­го.

Ана­ста­сия Евдо­ки­мо­ва про­сле­ди­ла судь­бу обра­за Безум­но­го Шляп­ни­ка в филь­мах по «Али­се»: как из стран­но­го бобы­ля-чуда­ка воз­ни­ка­ло посте­пен­но маги­че­ское суще­ство, соблаз­ни­тель­ное или, наобо­рот, почти бес­те­лес­ное, — чудак про­сто облек­ся в костюм.

Злые кло­у­ны, арле­ки­ны, джо­ке­ры — тема выступ­ле­ния Сер­гея Лав­лин­ско­го. Образ клоуна/​шута исто­ри­че­ски вос­хо­дит к кар­на­ва­лам, риту­а­лам укро­ще­ния смер­ти сме­хом: кло­ун носит мас­ку смер­ти. Шля­па вро­де бы нор­ма­ли­зу­ет сюжет, раз кло­уну коте­лок нужен по сюже­ту; но это же и адский кол­пак, пуга­ю­щий атри­бут сго­во­ра кло­унов, довер­ше­ние мас­ки смер­ти, уси­ли­ва­ю­щее пуга­ю­щую ста­тич­ность гри­ма. Тут же воз­ни­ка­ет нераз­ре­ши­мая загад­ка: поче­му самые злые кло­у­ны голов­ных убо­ров не носят? (На этот счет участ­ни­ки выска­зы­ва­ли гипо­те­зы одну сме­лее дру­гой.)

Пес­ня Арка­дия Север­но­го о шля­пе и Ана­пе, как пока­зал Антон Боро­ви­ков, — крат­чай­ший кон­спект неудав­шей­ся кур­ту­аз­ной люб­ви, с ее том­ле­ни­ем и угро­зой гибе­ли, с ее муж­ски­ми ком­па­ни­я­ми, как у сред­не­ве­ко­вых риф­ма­чей (пью­щие пиво с воб­лой в Ана­пе) и скрыв­ши­ми­ся из виду дама­ми, гор­до­стью пев­ца, курорт­ны­ми рома­на­ми как подо­би­ем кур­ту­аз­ных при­клю­че­ний с их истин­ны­ми и лож­ны­ми любо­вя­ми. Кур­ту­аз­ный рыцар­ский роман «Эрек и Эни­да» Кре­тье­на де Труа ока­зал­ся клю­чом к вро­де бы неза­мыс­ло­ва­той песне с лати­но­аме­ри­кан­ски­ми музы­каль­ны­ми моти­ва­ми. Танец со шля­па­ми Татья­ны Бог­да­но­вой, Али­ны Вино­гра­до­вой и Али­сы Кок­на­е­вой про­де­мон­стри­ро­вал всё изя­ще­ство шляп в вир­ту­оз­ном тан­це.

Кон­фе­рен­ция пока­за­ла: да, всё дело в шля­пе. Ведь шля­па — это не про­сто кра­си­вый аксес­су­ар, «без­де­ли­ца и тряп­ка». Шля­па — важ­ный инстру­мент позна­ния и твор­че­ства, она — послед­ний штрих в наря­де как про­из­ве­де­нии искус­ства, сим­вол вос­пи­тан­но­сти, важ­ней­шая сви­де­тель­ни­ца изме­не­ния ген­дер­ных ролей в обще­стве. Шля­па укра­ша­ет, оче­ло­ве­чи­ва­ет, при­об­ре­та­ет свой­ства вла­дель­ца, в кон­це кон­цов, шля­па — это сверх­го­ло­ва!

Всем понра­ви­лось мерить нау­ку шля­па­ми: вме­сте раз­би­рать­ся, когда для объ­яс­не­ния явле­ний куль­ту­ры важ­ны соци­аль­ные сюже­ты, когда — гос­под­ству­ю­щие эмо­ции, когда — поэ­ти­ка обы­ча­ев. Такую нау­ку не све­дешь к пере­чис­ле­нию подроб­но­стей, и теперь уже любая шля­па может быть умест­на не толь­ко на коро­лев­ской сва­дьбе или пас­халь­ном пара­де, но и в науч­ной ауди­то­рии. 1 апре­ля — самое вре­мя выгу­ли­вать шля­пы в науч­ных собра­ни­ях!

Вик­то­рия Мал­ки­на,
зам. дека­на исто­ри­ко-фило­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та РГГУ
Алек­сандр Мар­ков,
зам. дека­на факуль­те­та исто­рии искус­ства РГГУ, вед. науч. сотр. МГУ
Фото О. Тимо­шук

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Martiros Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Martiros
Martiros

Так­же мож­но доба­вить и вестер­ны, где невоз­мож­но изоб­ра­зить кино­ге­роя без это­го голов­но­го убо­ра (не счи­тая что, раз­ные фор­мы и цве­та шляп при­да­ва­ли им опре­де­лен­ную хариз­му).

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: