- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

«Прежняя система позволяла провести честные выборы»

Алексей Хохлов

Интер­вью с ака­де­ми­ком РАН, пред­се­да­те­лем Сове­та по нау­ке при Мино­бр­на­у­ки, про­рек­то­ром МГУ Алек­се­ем Хох­ло­вым. Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на. Пол­ная вер­сия интер­вью (в бумаж­ной и pdf вер­сии – сокра­щен­ные вари­ан­ты). 

— Что Вы дума­е­те о про­изо­шед­шем на Общем собра­нии РАН и о собы­ти­ях, ему пред­ше­ство­вав­ших?

— Я сто­рон­ник суще­ствен­но­го рефор­ми­ро­ва­ния рос­сий­ской науч­ной сфе­ры, не скры­ваю это­го и мно­го об этом писал. Но вме­сте с тем я нахо­жусь в недо­уме­нии: зачем нуж­но было совер­шать то, что слу­чи­лось, в таком дра­ма­ти­че­ском сти­ле? В такой рез­кой фор­ме? Если В. Е. Фор­тов не устра­и­вал кого-то в струк­ту­рах вла­сти, то, мне кажет­ся, доста­точ­но было с ним пере­го­во­рить. Если бы он понял, что вза­и­мо­дей­ствия с вла­стью уже не полу­чит­ся, то он бы и сам ушел. Слу­чив­ше­е­ся же до Обще­го собра­ния РАН мне совер­шен­но непо­нят­но, и я это не под­дер­жи­ваю.

Лич­но к Вла­ди­ми­ру Евге­нье­ви­чу я отно­шусь хоро­шо, тем более что он выда­ю­щий­ся уче­ный. Я мно­го раз гово­рил с ним о недо­стат­ках в рабо­те Ака­де­мии. После Обще­го собра­ния в октяб­ре 2016 года я ему пря­мо напи­сал, что выбо­ры были про­ве­де­ны про­валь­но, что это его ошиб­ка и ее надо исправ­лять. Он в каких-то слу­ча­ях согла­шал­ся, в каких-то — воз­ра­жал, но совер­шен­но оче­вид­но, что он был спо­со­бен при­слу­ши­вать­ся. Никто не может ска­зать, что, став пре­зи­ден­том Ака­де­мии, он как-то «заброн­зо­вел». Он остал­ся тем же чело­ве­ком, каким и был до избра­ния, и это каче­ство, кото­рое сто­ит ценить. Мы зна­ем при­ме­ры началь­ни­ков гораз­до мень­ше­го калиб­ра, кото­рые на сво­ем посту пол­но­стью поте­ря­ли связь с реаль­но­стью, но у Вла­ди­ми­ра Евге­нье­ви­ча тако­го не было вооб­ще.

Заме­чу, что я под­дер­жи­вал на этих выбо­рах В. Е. Фор­то­ва, доволь­но мно­го и жест­ко высту­пал у нас на Отде­ле­нии химии и наук о мате­ри­а­лах, когда было голо­со­ва­ние за кан­ди­да­тов в пре­зи­ден­ты РАН. Еще одним пре­тен­ден­том был Евге­ний Нико­ла­е­вич Каб­лов, кото­рый, на мой взгляд, не под­хо­дит для поста пре­зи­ден­та РАН, и я аргу­мен­ти­ро­вал свою точ­ку зре­ния. И после тай­но­го голо­со­ва­ния Вла­ди­мир Евге­нье­вич Фор­тов был выдви­нут от наше­го отде­ле­ния с пере­ве­сом в один голос.

— А Вам не кажет­ся, что на пост пре­зи­ден­та РАН нуж­но было выдви­гать более моло­до­го ака­де­ми­ка, на поко­ле­ние моло­же, чем Фор­тов (1946), Пан­чен­ко (1947) или Мака­ров (1950)? Может быть, в этом была ошиб­ка людей, под­дер­жи­ва­ю­щих Фор­то­ва? Может быть, коман­де Фор­то­ва нуж­но было пред­ло­жить какую-то аль­тер­на­ти­ву? Такой аль­тер­на­ти­вы не было?

— Посколь­ку сам Фор­тов умный чело­век, то его под­дер­жи­ва­ют умные люди. При выдви­же­нии боль­шую роль игра­ет еще и «фак­тор изби­ра­е­мо­сти». Вла­ди­мир Евге­нье­вич Фор­тов был «изби­ра­е­мым» кан­ди­да­том, дру­гие — «неиз­би­ра­е­мы­ми». Поэто­му наша зада­ча состо­я­ла в том, что­бы он был избран пре­зи­ден­том РАН. Я могу ска­зать, что Фор­тов мне обе­щал суще­ствен­но изме­нить и модер­ни­зо­вать поли­ти­ку Пре­зи­ди­у­ма РАН.

— А прав­да, что еще в чет­верг, 16 мар­та, нака­нуне этих собы­тий, Вы не подо­зре­ва­ли о гото­вя­щих­ся пере­ме­нах и гото­ви­ли какой-то доклад, с кото­рым соби­ра­лись высту­пить на Общем собра­нии РАН?

— Да, и я Вам пере­даю текст мое­го несо­сто­яв­ше­го­ся выступ­ле­ния [1]. Мне в чет­верг позво­нил глав­ный уче­ный сек­ре­тарь Миха­ил Алек­сан­дро­вич Паль­цев, и он напом­нил прось­бу Фор­то­ва, с кото­рым мы во втор­ник (14 мар­та. — Н. Д.) раз­го­ва­ри­ва­ли, что я его буду под­дер­жи­вать на выбо­рах и выступ­лю в его под­держ­ку. В чет­верг меня попро­си­ли еще высту­пить в пер­вый день Обще­го собра­ния и рас­ска­зать о виде­нии задач Ака­де­мии без­от­но­си­тель­но к выбо­рам. Я как чело­век испол­ни­тель­ный сра­зу и напи­сал текст, до того, как собы­тия нача­ли раз­ви­вать­ся. Там содер­жит­ся и инфор­ма­ция о рабо­те Сове­та по нау­ке при Мино­бр­на­у­ки, и доволь­но нели­це­при­ят­ная кри­ти­ка Рос­сий­ской ака­де­мии наук и ее руко­вод­ства.

Состо­яв­ше­е­ся 20 мар­та Общее собра­ние про­из­ве­ло на меня очень пло­хое впе­чат­ле­ние. Мне кажет­ся, что, во-пер­вых, до сня­тия кан­ди­да­тур мож­но было бы сна­ча­ла обсу­дить про­бле­мы, кото­рые сто­ят перед Ака­де­ми­ей. Конеч­но, роль пер­во­го лица в РАН важ­на, но не столь вели­ка, как во мно­гих дру­гих орга­ни­за­ци­ях. Зачем же всё было сво­дить к пер­со­наль­но­му фак­то­ру? Ну, хоро­шо, трое пре­тен­ден­тов сня­ли свои кан­ди­да­ту­ры, но раз­ве после это­го про­блем не оста­лось?

На мой взгляд, этот вопрос мож­но было отло­жить на вто­рой день, тем более что имен­но так и было заду­ма­но в утвер­жден­ной повест­ке дня. А в пер­вый день, без­от­но­си­тель­но к это­му, мож­но было обсу­дить какие-то сущ­ност­ные про­бле­мы. К сожа­ле­нию, это­го не было сде­ла­но.

— Все «сто­я­ли на ушах», при­е­хал Двор­ко­вич… А Вам всё слу­чив­ше­е­ся не напо­ми­на­ет ситу­а­цию с рефор­мой 2013 года, или это совсем раз­ные вещи?

— Нет, на этот раз немно­го дру­гой акцент — пер­со­наль­ный. Там же был акцент инсти­ту­ци­о­наль­ный, там была пред­став­ле­на некая кон­цеп­ция — как и чем долж­на быть Рос­сий­ская ака­де­мия наук. Конеч­но, надо отда­вать себе отчет в том, что в тече­ние этих трех лет Рос­сий­ская ака­де­мия наук ниче­го не дела­ла, а толь­ко зани­ма­лась «пере­тя­ги­ва­ни­ем кана­та» с ФАНО. Когда ее роль в струк­ту­ре рос­сий­ской нау­ки ста­ла дру­гой, нуж­но было гене­ри­ро­вать новые идеи и пред­ло­же­ния отно­си­тель­но все­го науч­но­го сек­то­ра, а не толь­ко инсти­ту­тов ФАНО. Я все­гда высту­пал за такой под­ход, в том чис­ле и внут­ри Ака­де­мии. Я гово­рил: уни­вер­си­те­ты и госу­дар­ствен­ные науч­ные цен­тры — точ­но такие же объ­ек­ты ваше­го вни­ма­ния, как и инсти­ту­ты ФАНО, поче­му вы всё вни­ма­ние уде­ля­е­те ФАНО? Это совер­шен­но непро­дук­тив­но.

— Вы ска­за­ли про акцент — пер­со­наль­ный, а не инсти­ту­ци­о­наль­ный. А не уви­де­ли ли Вы угро­зу в про­зву­чав­шей инфор­ма­ции, что будет при­нят новый закон или поправ­ки к зако­ну, что вооб­ще не будет выбор­но­сти пре­зи­ден­та Ака­де­мии наук?

— Я толь­ко в поне­дель­ник услы­шал, что идут такие обсуж­де­ния. Если это будет дей­стви­тель­но так, то необ­хо­ди­мо соблю­сти опре­де­лен­ный баланс, нуж­но будет вве­сти гораз­до боль­ше демо­кра­тии при выбо­рах чле­нов Пре­зи­ди­у­ма, вице-пре­зи­ден­тов и так далее. Сей­час же пре­зи­дент РАН выби­ра­ет­ся и фак­ти­че­ски он же назна­ча­ет вице-пре­зи­ден­тов, боль­шую часть чле­нов Пре­зи­ди­у­ма и так далее.

Нужен баланс меж­ду инте­ре­са­ми веду­щих уче­ных и тем, чего хочет госу­дар­ство, ина­че госу­дар­ство будет про­сто назна­чать людей, кото­рые будут зани­мать­ся выпол­не­ни­ем каких-то его ука­за­ний, и воз­ник­нет раз­рыв меж­ду уче­ны­ми и этой бюро­кра­ти­че­ской вер­хуш­кой. И этот раз­рыв не пой­дет на поль­зу нау­ке. Так что если такие изме­не­ния будут при­ня­ты, то долж­на быть суще­ствен­но изме­не­на и вся систе­ма вза­и­мо­дей­ствия вла­сти и Ака­де­мии наук.

— Не уве­ре­на, что те, кто про­во­дят эти изме­не­ния, это пони­ма­ют.

— Я не знаю, пони­ма­ют они или нет. У меня по дан­но­му вопро­су двой­ствен­ная пози­ция: с одной сто­ро­ны, конеч­но, если срав­ни­вать рабо­ту ФАНО и рабо­ту РАН, то толь­ко-толь­ко создан­ная струк­ту­ра ФАНО «выру­ли­ва­ла» через какие-то «тер­нии». Их дея­тель­ность посте­пен­но ста­но­вит­ся всё более и более осмыс­лен­ной. Из послед­них дел: нача­ла рабо­тать Комис­сия по резуль­та­тив­но­сти, все-таки они насто­я­ли на том, что боль­ше 50% чле­нов этой комис­сии долж­ны быть уче­ны­ми вне струк­ту­ры ФАНО. Тако­го нико­гда бы не было, если бы это орга­ни­зо­вы­ва­ла Рос­сий­ская ака­де­мия наук. Сей­час опуб­ли­ко­ван инди­ка­тив­ный рей­тинг пуб­ли­ка­ци­он­ной актив­но­сти инсти­ту­тов [2].

Всё это — вещи важ­ные и, с моей точ­ки зре­ния, нуж­ные. «Омо­ло­же­ние» дирек­тор­ско­го кор­пу­са не явля­ет­ся заслу­гой ФАНО, но всё же они после­до­ва­тель­но про­во­дят те зако­ны, кото­рые были при­ня­ты мини­стер­ством по «омо­ло­же­нию» дирек­тор­ско­го кор­пу­са. И это пра­виль­но.

— Вас не пуга­ет, что в Ака­де­мии наук боль­ше не будет само­управ­ле­ния, как было рань­ше?

— Мы сей­час гово­рим, чисто гипо­те­ти­че­ски, что в слу­чае изме­не­ния систе­мы выбо­ров на пост пре­зи­ден­та РАН долж­ны быть вве­де­ны изме­не­ния и в выбор­ность чле­нов Пре­зи­ди­у­ма.

Но сей­час, насколь­ко я пони­маю, офи­ци­аль­ная поста­нов­ка вопро­са тако­ва: в РАН была не очень про­ду­ман­ная про­це­ду­ра выдви­же­ния, и поэто­му кан­ди­да­ты нахо­ди­лись в нерав­ных усло­ви­ях, и за пол­го­да надо дора­бо­тать про­це­ду­ру. Но, на мой взгляд, преж­няя систе­ма поз­во­ля­ла про­ве­сти чест­ные выбо­ры.

Кан­ди­да­ты были в более-менее оди­на­ко­вых усло­ви­ях; зву­ча­щие порой сооб­ра­же­ния отно­си­тель­но того, что кто-то в Ака­де­мии наук будет под­та­со­вы­вать голо­са, — это чушь. У меня и отец — ака­де­мик, и дед по линии мате­ри — ака­де­мик. Дед был избран в 1943 году. Уж каза­лось бы, всё это про­ис­хо­ди­ло при Ста­лине, во вре­мя вой­ны… Но если Вы помни­те, тогда Кур­ча­то­ва не избра­ли. И в АН СССР доба­ви­ли допол­ни­тель­ную вакан­сию, что­бы дать ему воз­мож­ность избрать­ся. И я нико­гда не слы­шал, что­бы хоть раз кто-то в Ака­де­мии наук под­та­со­вы­вал резуль­та­ты выбо­ров. Тако­го не может быть! Делать акцент на этом, с моей точ­ки зре­ния, совер­шен­но недо­стой­но.

— А то, что В. Пан­чен­ко гово­рит, что он и Мака­ров мно­го раз обра­ща­лись к Пре­зи­ди­у­му Ака­де­мии наук с прось­бой выслу­шать их пози­цию, а Пре­зи­ди­ум их не выслу­ши­вал? Вы как член Пре­зи­ди­у­ма може­те это про­ком­мен­ти­ро­вать?

— Я был прак­ти­че­ски на всех засе­да­ни­ях Пре­зи­ди­у­ма в этом году. Там была груп­па ака­де­ми­ков, кото­рая под­дер­жа­ла оппо­нен­тов Фор­то­ва. Наи­бо­лее актив­ную роль игра­ли Евге­ний Каб­лов и Игорь Соко­лов, еще Вла­ди­мир Бете­лин и Алек­сандр Дын­кин. Под­клю­чи­лись потом и неко­то­рые сибир­ские ака­де­ми­ки — Вален­тин Пар­мон, Нико­лай Кол­ча­нов и Вален­тин Вла­сов.

После этих дис­кус­сий повест­ка Обще­го собра­ния была изме­не­на. Есть же реше­ние Пре­зи­ди­у­ма от 21 фев­ра­ля 2017 года. Сна­ча­ла повест­ка дня была совер­шен­но дру­гой. Уже в пер­вый день долж­но было состо­ять­ся обсуж­де­ние вопро­са по пре­зи­ден­ту РАН, а поме­ня­ли так: в пер­вый день про­сто отчет, пре­ния по отче­ту; вто­рой день — пре­ния по пре­тен­ден­там и в сре­ду — голо­со­ва­ние…

— А в чем Вы види­те глав­ные недо­стат­ки выбо­ров в РАН в октяб­ре 2016 года?

— Во-пер­вых, нель­зя было давать столь­ко вакан­сий меди­кам. У них про­сто нет тако­го коли­че­ства уче­ных, кото­рые обла­да­ют уров­нем ака­де­ми­ка или член­ко­ра. Далее, совер­шен­но оди­оз­ная ситу­а­ция, когда Сек­ция наук о мате­ри­а­лах из года в год «про­ка­ты­ва­ет» наи­бо­лее цити­ру­е­мо­го рос­сий­ско­го уче­но­го — Рус­ла­на Вали­е­ва. Я ска­зал Фор­то­ву: «Посмот­ри­те, кого они реко­мен­ду­ют и кого они не реко­мен­ду­ют». Он высту­пил, пытал­ся что-то сде­лать, но имен­но «борец за демо­кра­тию» ака­де­мик Каб­лов при­ло­жил все уси­лия к тому, что­бы Рус­лан Зуфа­ро­вич не был избран на этих выбо­рах. Кажет­ся, что Каб­лов Вали­е­ва дей­стви­тель­но нена­ви­дит, при­чем исклю­чи­тель­но из зави­сти. Каза­лось бы, сам Каб­лов име­ет Гос­пре­мию, мно­го орде­нов, а вот поди ж ты. И тут ниче­го не поде­ла­ешь. И при­чи­на исклю­чи­тель­но в этом.

Недо­воль­ство ито­га­ми голо­со­ва­ния в РАН отра­жа­лось в СМИ. При­чем откли­ки СМИ были в целом адек­ват­ные: дей­стви­тель­но, то, что про­изо­шло, — без­об­ра­зие. И по Вали­е­ву и по Отде­ле­нию меди­цин­ских наук. А потом, навер­ное, это оттранс­ли­ро­ва­лось пре­зи­ден­ту, у него же есть люди, с кото­ры­ми он обща­ет­ся. Все поче­му-то дума­ют, что глав­ный винов­ник всех бед — Миха­ил Коваль­чук Не думаю. Есть люди, с кото­ры­ми пре­зи­дент регу­ляр­но обща­ет­ся по ситу­а­ции в науч­ной сфе­ре. И конеч­но, это не мог­ло не вызвать неко­е­го раз­дра­же­ния пре­зи­ден­та РФ, кото­рое было выска­за­но Фор­то­ву во вре­мя ноябрь­ско­го засе­да­ния Сове­та по нау­ке. И поэто­му те ака­де­ми­ки, кото­рые были недо­воль­ны Фор­то­вым, поня­ли, что мож­но что-то делать, и нача­ли ста­вить пал­ки в коле­са.

Я тоже кри­ти­ко­вал Фор­то­ва за эти выбо­ры, но всё же я выбрал путь вза­и­мо­дей­ствия с ним. Я уве­рен, что после выбо­ров пре­зи­ден­та РАН он мно­гие бы вещи изме­нил. Но теперь будет менять­ся про­це­ду­ра выбо­ров — посмот­рим, насколь­ко эти това­ри­щи будут после­до­ва­тель­ны.

— Пан­чен­ко гово­рил, что суще­ство­вав­шая про­це­ду­ра не обес­пе­чи­ва­ла про­зрач­ных и чест­ных выбо­ров.

— Ерун­да. Под­та­со­вать голо­са в РАН было невоз­мож­но. Если бы был тре­тий тур и Фор­тов остал­ся на нем один, то он мог бы и не набрать 23 голо­сов. Я гово­рил оппо­нен­там: убе­ди­те 13 чле­нов РАН в том, что Фор­тов недо­сто­ин быть пре­зи­ден­том. Убе­ди­те не ерун­дой — ведь было же что ска­зать. Кри­ти­ка мог­ла бы быть вполне обос­но­ван­ной. Они же на это не пошли, а всту­пи­ли в некие чисто фор­маль­ные игры. Когда вы что-то кон­струк­тив­ное пред­ла­га­е­те — это одно. Когда же пише­те доно­сы — это дру­гое.

— Вы бы хоте­ли стать пре­зи­ден­том Ака­де­мии?

— Пони­ма­е­те, про­бле­ма в том, что я ста­ра­юсь гово­рить то, что я думаю. Если ты хочешь, что­бы тебя выбра­ли, зна­чит, ты дол­жен недо­го­ва­ри­вать какие-то вещи. Поэто­му я Фор­то­ва под­дер­жал, пото­му что счи­таю, что он изби­ра­ем и у него был настрой на пере­ме­ны.

— Раз­де­ля­е­те ли Вы мне­ние, что борь­ба с Ака­де­ми­ей наук ведет­ся не ради «суте­вых вещей» (как любит гово­рить Фор­тов), а ради соб­ствен­но­сти? Вы не бои­тесь за недви­жи­мость Ака­де­мии наук?

— Нет, не боюсь. У Ака­де­мии наук почти нет ника­кой недви­жи­мо­сти. Недви­жи­мость — зда­ние на Ленин­ском про­спек­те и еще что-то, но это совсем семеч­ки по срав­не­нию с «импе­ри­я­ми» недви­жи­мо­сти вне Ака­де­мии наук.

- Како­ва ситу­а­ции с Сове­том по нау­ке? Уда­ет­ся ли орга­ни­зо­вать вза­и­мо­дей­ствие с новым соста­вом Мино­бр­на­у­ки?

- Мы твер­до сто­им на сво­их прин­ци­пах. Мы зна­ем, что они пра­виль­ные. У чле­нов Сове­та по нау­ке нет кон­флик­та инте­ре­сов, мы ниче­го не лоб­би­ру­ем, нам ниче­го не надо от Мини­стер­ства. И это дела­ет нашу пози­цию более силь­ной.

И кол­ле­ги из МОН, как мне кажет­ся, это ценят и при­ни­ма­ют наше мне­ние во вни­ма­ние. Им нуж­на «обрат­ная связь» со сто­ро­ны актив­но рабо­та­ю­щих уче­ных. Поми­мо пуб­лич­ных доку­мен­тов, мы гото­вим мно­го непуб­лич­ных. Когда мы кри­ти­ку­ем какую-то струк­ту­ру вне Мини­стер­ства, мы, как пра­ви­ло, это дела­ем путем пуб­лич­но­го заяв­ле­ния. А с уче­том того, что мы – струк­ту­ра при Мини­стер­стве, если нам что-то не нра­вит­ся внут­ри него, мы пишем непуб­лич­ные пись­ма. И таким путем мы смог­ли повли­ять на мно­гие вещи.

- При нынеш­нем мини­стре вы такое уже дела­ли?

- Да, конеч­но. 

- Как в целом вы бы оце­ни­ли воз­ник­шую в РАН ситу­а­цию?

- Моя пози­ция в том, что «цель не оправ­ды­ва­ет выбран­ные сред­ства». К сожа­ле­нию, два кан­ди­да­та и при­мкнув­шие к ним ака­де­ми­ки дис­кус­сии по сути заме­ни­ли дис­кус­си­ей по фор­ме.

Если вы посмот­ри­те их про­грам­мы, то новых идей там немно­го. Понят­но, поче­му это сде­ла­но – они хоте­ли понра­вить­ся изби­ра­те­лям. А если бы они сфор­му­ли­ро­ва­ли, чем они реаль­но недо­воль­ны, они бы недо­бра­ли часть голо­сов. В общем, выбо­ры в сре­де уче­ных – это очень слож­но.

На мой взгляд, если уж демо­кра­ти­зи­ро­вать про­це­ду­ру выбо­ров Пре­зи­ден­та РАН, то надо отме­нить выдви­же­ния на пост кан­ди­да­та в пре­зи­ден­ты РАН по отде­ле­ни­ям. Зачем они нуж­ны? Раз­ные отде­ле­ния име­ют раз­ный вес. Отде­ле­ние меди­цин­ских наук – 500 чело­век, и им надо выдви­нуть одно­го кан­ди­да­та. А отде­ле­ние Дын­ки­на – там чело­век 30 – и они тоже выдви­га­ют одно­го кан­ди­да­та. Мне кажет­ся, что нуж­но вве­сти некий «про­ход­ной ценз», если ака­де­мик наби­ра­ет под­пи­си, ска­жем, 10 или 20 кол­лег, то ста­но­вит­ся кан­ди­да­том в пре­зи­ден­ты РАН.  

- Тогда кан­ди­да­тов будет мно­го, это ниче­го?

- Не будет их мно­го. Так было до того, как Юрий Сер­ге­е­вич Оси­пов в 2008 году ввел эту систе­му по отде­ле­ни­ям. Каж­дый ака­де­мик мог выдви­нуть, кого хочешь. Реаль­но в 1990-е годы дол­гое вре­мя боро­лись все­го два кан­ди­да­та – Е.П. Вели­хов и Ю.С. Оси­пов. Дру­гое дело, что воз­мож­но будут такие кан­ди­да­ты, кото­рые про­сто захо­тят доне­сти свою пози­цию. Они, может быть, осо­бо и не наде­ют­ся быть избран­ны­ми, но хотят быть услы­шан­ны­ми.

 

Алек­сей Хох­лов
Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на
Фото Н. Деми­ной

1. Хох­лов А. Р. «Про­бле­ма кон­флик­та инте­ре­сов разъ­еда­ет ака­де­мию изнут­ри» /​/​ ТрВ-онлайн, 27 мар­та 2017 г.

2. http://fano.gov.ru/ru/activity/publicationactivity/indicativerating/

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи