Нюансы экономики футбола

Ольга Орлова

Оль­га Орло­ва

В 1950-е годы, когда про­фес­си­о­наль­ный спорт толь­ко фор­ми­ро­вал­ся, счи­та­лось, что в Англии фут­бо­лист не может полу­чать боль­ше шах­те­ра. И звез­ды тогда зара­ба­ты­ва­ли не боль­ше 20 фун­тов в неде­лю. С тех пор спор­тив­ный рынок изме­нил­ся до неузна­ва­е­мо­сти. Более того, появи­лись уче­ные, кото­рые все­рьез изу­ча­ют этот фено­мен. И вот с одним из них, спе­ци­а­ли­стом по эко­но­ми­ке спор­та канд. физ.-мат. наук Дмит­ри­ем Дага­е­вым бесе­ду­ет по гам­бург­ско­му сче­ту Оль­га Орло­ва, веду­щая Обще­ствен­но­го теле­ви­де­ния Рос­сии.

 

 

 

Дмитрий ДагаевДмит­рий Дага­ев родил­ся в 1985 году в Москве. В 2006 году окон­чил меха­ни­ко-мате­ма­ти­че­ский факуль­тет МГУ име­ни М. В. Ломо­но­со­ва, в 2008 году — рос­сий­скую эко­но­ми­че­скую шко­лу. В 2011 году защи­тил кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию по дис­крет­ной мате­ма­ти­ке и мате­ма­ти­че­ской кибер­не­ти­ке. С 2010 года рабо­та­ет в Выс­шей шко­ле эко­но­ми­ки. Актив­ный участ­ник школь­но­го олим­пи­ад­но­го дви­же­ния по эко­но­ми­ке. Автор более 10 науч­ных пуб­ли­ка­ций. Сфе­ра науч­ных инте­ре­сов вклю­ча­ет тео­рию тур­ни­ров, тео­рию игр и эко­но­ми­ку спор­та.

— Я на Вас смот­рю и вспо­ми­наю фильм «Москва сле­зам не верит». Помни­те ли Вы его или нет, не знаю, но там был такой эпи­зод. Глав­ная геро­и­ня, когда она уже вырос­ла, ста­ла дирек­то­ром ткац­кой фаб­ри­ки, к ней при­шли запи­сы­вать теле­ви­зи­он­ную пере­да­чу. И она начи­на­ет ее таки­ми сло­ва­ми: «А сей­час я попро­шу остать­ся у ваших экра­нов жен­щин. Муж­чи­ны могут занять­ся сво­и­ми дела­ми». И если бы мы с Вами запи­сы­ва­ли нашу про­грам­му лет 20 назад, мне бы при­шлось ска­зать: «А сей­час я попро­шу у экра­нов остать­ся муж­чин, а жен­щи­ны могут занять­ся сво­и­ми дела­ми, пото­му что мы будем гово­рить об эко­но­ми­ке фут­бо­ла». Но вре­ме­на изме­ни­лись. Теперь фут­бо­лом инте­ре­су­ют­ся не толь­ко жен­щи­ны, но даже уче­ные. И это потря­са­ю­ще. Пишут­ся дис­сер­та­ции, ведут­ся иссле­до­ва­ния. А что уче­ные изу­ча­ют в фут­бо­ле?

— Да, инте­рес уче­ных к иссле­до­ва­ни­ям в обла­сти фут­бо­ла, в общем-то, начал­ся око­ло сто­ле­тия назад. И фут­бо­лом инте­ре­су­ют­ся пред­ста­ви­те­ли самых раз­ных науч­ных дис­ци­плин. Это и меди­ки, и пси­хо­ло­ги, и мате­ма­ти­ки, и ста­ти­сти­ки, и эко­но­ми­сты. И если ретро­спек­тив­но взгля­нуть на инте­рес к этой обла­сти, то, навер­ное, рань­ше всех фут­бо­лом нача­ли инте­ре­со­вать­ся имен­но меди­ки.

— А эко­но­ми­сты под­клю­чи­лись, когда уже обра­зо­ва­лась инду­стрия и зара­бо­тал пол­но­цен­ный рынок?

— Да, дей­стви­тель­но. Я пред­став­ляю как раз эко­но­ми­ку спор­та.

— Пото­му что Вы как раз про­фес­си­о­наль­ный эко­но­мист. Я хоте­ла бы понять, что же эко­но­ми­ста может там инте­ре­со­вать…

— Со вре­ме­нем ока­за­лось, что людям инте­рес­но не про­сто выпол­нять какой-то набор физи­че­ских упраж­не­ний, а сорев­но­вать­ся друг с дру­гом. После это­го ока­за­лось, что дру­гие люди, кото­рые не участ­ву­ют в сорев­но­ва­ни­ях, гото­вы пла­тить за то, что­бы смот­реть, как дру­гие сорев­ну­ют­ся. Потом ока­за­лось, что неко­то­рые люди гото­вы ста­вить свои день­ги на исход тех или иных спор­тив­ных сорев­но­ва­ний. И вот так по оче­ре­ди нача­ли появ­лять­ся рын­ки, свя­зан­ные со спор­тив­ны­ми сорев­но­ва­ни­я­ми, со спор­тив­ны­ми меро­при­я­ти­я­ми. И как толь­ко воз­ни­ка­ют рын­ки, воз­ни­ка­ет вопрос о том, как рабо­та­ют эти рын­ки, как их регу­ли­ро­вать, како­вы зако­ны вза­и­мо­дей­ствия аген­тов на этом рын­ке. Спор­тив­ные эко­но­ми­сты как раз зани­ма­ют­ся изу­че­ни­ем этих вопро­сов.

— Я знаю, что в Выс­шей шко­ле эко­но­ми­ки есть семи­нар по приклад­ной эко­но­ми­ке. И не так дав­но Ваша кол­ле­га, Ксе­ния Андре­ева, дела­ла там доклад по сво­е­му иссле­до­ва­нию. Она пишет дис­сер­та­цию. И в ней был такой тезис, меня очень заин­те­ре­со­ва­ло это как неспе­ци­а­ли­ста. Она утвер­жда­ет, что те тео­ре­ти­че­ские моде­ли, кото­рые рабо­та­ют в клас­си­че­ской эко­но­ми­ке, когда при­ме­ня­ют­ся к эко­но­ми­ке фут­бо­ла, вдруг не рабо­та­ют или рабо­та­ют как-то не так. Что это за наблю­де­ние такое? Поче­му так?

— Дело в том, что совре­мен­ные эко­но­ми­че­ские моде­ли поз­во­ля­ют выво­дить абсо­лют­но стро­гие с фор­маль­ной точ­ки зре­ния утвер­жде­ния. Они осно­ва­ны на набо­ре неко­то­рых акси­ом. И в рам­ках дей­ствия имен­но этих акси­ом мы полу­ча­ем те или иные зако­но­мер­но­сти, те или иные резуль­та­ты. Когда мы наблю­да­ем на прак­ти­ке, что аген­ты ведут себя как-то по-дру­го­му или что собы­тия раз­ви­ва­ют­ся каким-то дру­гим обра­зом, это может озна­чать, что мы в нашу модель, кото­рая иллю­стри­ру­ет этот рынок, не вклю­чи­ли те или иные фак­то­ры. Поэто­му я бы гово­рил не о том, что эко­но­ми­че­ские моде­ли не рабо­та­ют. Я бы гово­рил о том, что необ­хо­ди­мы более слож­ные эко­но­ми­че­ские моде­ли, для того что­бы опи­сать те или иные вза­и­мо­дей­ствия. То есть нуж­но вклю­чать допол­ни­тель­ные фак­то­ры, кото­рые, может быть, не учи­ты­ва­ют­ся в про­стей­ших моде­лях.

— Услов­но гово­ря, игро­ки, вла­дель­цы, болель­щи­ки, инве­сто­ры, поку­па­те­ли спор­тив­ной про­дук­ции — это всё аген­ты?

— Да. И вза­и­мо­дей­ствие меж­ду ними устро­е­но слож­но. Пото­му что фут­боль­ный матч как тако­вой — это отдель­ное вза­и­мо­дей­ствие этих 22 игро­ков, кото­рые сей­час в дан­ный момент игра­ют на поле. Но в то же вре­мя, если посмот­реть на фут­боль­ный матч более гло­баль­но, то это и вза­и­мо­дей­ствие тре­не­ров, кото­рые выби­ра­ют стра­те­гию на этот матч, и вза­и­мо­дей­ствие вла­дель­цев фут­боль­ных клу­бов, кото­рые во вре­мя транс­фер­но­го окна под­би­ра­ют состав коман­ды и поку­па­ют новых фут­бо­ли­стов. И каж­дый из этих аген­тов при­ни­ма­ет реше­ния. А еще это феде­ра­ции, кото­рые регу­ли­ру­ют пра­ви­ла про­ве­де­ния фут­боль­ных мат­чей и опре­де­ля­ют пра­ви­ла про­ве­де­ния тур­ни­ров. И это тоже стра­те­ги­че­ское вза­и­мо­дей­ствие, кото­рое изу­ча­ют эко­но­ми­сты.

— Вы и Ваши кол­ле­ги пише­те дис­сер­та­ции, веде­те иссле­до­ва­ния. Они вооб­ще вос­тре­бо­ва­ны эти­ми самы­ми аген­та­ми рын­ка? Ска­жем, инвесто­ры или вла­дель­цы спор­тив­ных клу­бов этим инте­ре­су­ют­ся? Им важ­ны ваши наблю­де­ния, заклю­че­ния, выво­ды?

С нача­ла XX века каж­дые 20–25 лет транс­фер­ная сто­и­мость само­го доро­го­го фут­бо­ли­ста вырас­та­ет прак­ти­че­ски в 10 раз. Эти тем­пы роста суще­ствен­но опе­ре­жа­ют, ска­жем, тем­пы роста миро­вой эко­но­ми­ки и мно­гих дру­гих отрас­лей.

— Да. Без­услов­но. Всё нача­лось как раз с того, что этот рынок начал очень силь­но рас­ти. Напри­мер, доста­точ­но при­ве­сти факт, что с нача­ла XX века каж­дые 20–25 лет транс­фер­ная сто­и­мость само­го доро­го­го фут­бо­ли­ста вырас­та­ет прак­ти­че­ски в 10 раз. Эти тем­пы роста суще­ствен­но опе­ре­жа­ют, ска­жем, тем­пы роста миро­вой эко­но­ми­ки и мно­гих дру­гих отрас­лей. И в такой ситу­а­ции воз­ни­ка­ет необ­хо­ди­мость более точ­но­го при­ня­тия реше­ний. Когда день­ги при­хо­дят на этот рынок, то, есте­ствен­но, те, кто при­но­сит день­ги, хотят рас­по­ря­жать­ся ими пра­виль­но. Тогда и воз­ни­ка­ет инте­рес к иссле­до­ва­ни­ям. Этот инте­рес воз­ни­ка­ет на самых раз­ных уров­нях, в том чис­ле на уровне спор­тив­ных клу­бов. Напри­мер, если мы посмот­рим совре­мен­ный волей­боль­ный матч, то очень часто уви­дим тре­не­ра с науш­ни­ком, кото­рый посто­ян­но нахо­дит­ся на свя­зи со ста­ти­сти­че­ским отде­лом, кото­рый сидит рядом на спор­тив­ной пло­щад­ке.

— Что Вы гово­ри­те!

— Конеч­но.

— А мы по наив­но­сти дума­ли, что это у него про­сто теле­фон-науш­ник…

— Нет. Он нахо­дит­ся на свя­зи со ста­ти­сти­че­ским отде­лом, кото­рый в режи­ме онлайн ана­ли­зи­ру­ет, как игра­ют сопер­ни­ки, и, ска­жем, нахо­дит игро­ка, кото­рый несколь­ко раз под­ряд сыг­рал не опти­маль­но в той или иной ситу­а­ции. Допу­стим, несколь­ко раз под­ряд пло­хо при­нял сле­ва. Тогда тре­не­ру сле­ду­ет мгно­вен­ная под­сказ­ка.

— И он дает коман­де зада­чу.

— Да, совер­шен­но вер­но. Вот из таких нюан­сов как раз и скла­ды­ва­ет­ся удач­ный резуль­тат. Это при­мер того, как эти иссле­до­ва­ния вос­тре­бо­ва­ны на уровне спор­тив­ных клу­бов или наци­о­наль­ных сбор­ных. Но инте­рес воз­ни­ка­ет не толь­ко у клу­бов…

— А вот инве­сто­ры, напри­мер?

— Конеч­но. Инве­сто­ру, перед тем как вло­жить день­ги, нуж­но понять, насколь­ко эта инве­сти­ция будет удач­ной. Мы сей­час не рас­смат­ри­ва­ем слу­чай, ска­жем, поли­ти­че­ских инве­сти­ций. Такое тоже быва­ет. Или вопрос лич­но­го пре­сти­жа. Но те инве­сто­ры, кото­рые при­хо­дят в спорт серьез­но, как пра­ви­ло, пыта­ют­ся про­ана­ли­зи­ро­вать, насколь­ко эта инве­сти­ция будет выгод­ной.

— И что, они спра­ши­ва­ют у уче­ных-эко­но­ми­стов сове­та?

— Конеч­но. Дело в том, что мно­гие фак­то­ры про­счи­ты­ва­ют­ся очень хоро­шо. И детер­ми­нан­ты успе­ха фут­боль­но­го клу­ба извест­ны. Одно из боль­ших направ­ле­ний в обла­сти эко­но­ми­ки спор­та — это опре­де­ле­ние сла­га­е­мых успе­ха фут­боль­ных клу­бов. Что вхо­дит в эти сла­га­е­мые — мож­но отдель­но дол­го гово­рить. Но, тем не менее, это помо­га­ет при­ни­мать пра­виль­ные инве­сти­ци­он­ные реше­ния.

— Зна­е­те, вооб­ще фут­бол упо­ми­на­ет­ся в этой сту­дии. Ред­ко, пото­му что у нас про­грам­ма, посвя­щен­ная нау­ке. Наши гости часто недо­уме­ва­ют: хотя вклад мно­гих уче­ных и в целом нау­ки в раз­ви­тие чело­ве­че­ства, совре­мен­ную эко­но­ми­ку в том чис­ле, огром­ный, но если мы посмот­рим на зар­пла­ту самых зна­ме­ни­тых уче­ных в мире (я не гово­рю — в Рос­сии), то топо­вый уче­ный полу­ча­ет, ска­жем, 1 млн долл. в год. Это уче­ный миро­во­го уров­ня, его все зна­ют. В фут­бо­ле же мил­ли­он в год — это зар­пла­та, ско­рее все­го, тако­го игро­ка, кото­ро­го мы даже и не зна­ем. Пото­му что там речь идет совсем о дру­гих сум­мах. И воз­ни­ка­ет недо­уме­ние: поче­му им так мно­го пла­тят и поче­му их про­да­ют и поку­па­ют по таким ценам? Рас­ска­жи­те про зар­пла­ты фут­бо­ли­стов. Отку­да они вооб­ще воз­ни­ка­ют? И рас­ска­жи­те про транс­фер­ные сто­и­мо­сти. Отку­да они берут­ся?

— Хочу начать с того, поче­му, если срав­ни­вать зар­пла­ту уче­но­го и зар­пла­ту фут­бо­ли­ста, то ино­гда мы уви­дим такие раз­ные циф­ры. Одно из наи­бо­лее частых объ­яс­не­ний это­му состо­ит в сле­ду­ю­щем. Хоро­ший фут­бо­лист, дей­стви­тель­но супер­звез­да…

Год Игрок Отку­да Куда Сто­и­мость транс­фе­ра
1893 Willie Groves West Bromwich Albion Aston Villa 100
1905 Alf Common Sunderland Middlesbrough 1000
1928 David Jack Bolton Wanderers Arsenal 10 890
1963 Luis Suarez Barcelona Inter 152 000
1975 Giuseppe Savoldi Bologna Napoli 1 200 000
1992 Jean-Pierre Papin Marseille Milan 10 000 000
2016 Paul Pogba Juventus MU 89 500 000

— Може­те назы­вать фами­лии…

— Я абстракт­но­го хоро­ше­го фут­бо­ли­ста имею в виду. Он, при­хо­дя в ту или иную коман­ду, спо­со­бен при­влечь мил­ли­о­ны болель­щи­ков к про­смот­ру игр этой коман­ды. Уче­ный воль­но или неволь­но огра­ни­чен в сво­ей ауди­то­рии. Это могут быть, напри­мер, слу­ша­те­ли лек­ции. Или онлайн-слу­ша­те­ли того или ино­го кур­са. Как пра­ви­ло, это гораз­до мень­шая ауди­то­рия, чем ауди­то­рия фут­боль­но­го клу­ба — болель­щи­ки.

— То есть Вы про­сто хоти­те ска­зать, что фут­бол может смот­реть каж­дый, а понять, что гово­рит уче­ный, — нет? И каж­дый, кто смот­рит фут­бол, пони­ма­ет, что про­ис­хо­дит. А порог вхож­де­ния в науч­ную лек­цию доволь­но высо­кий.

— Да, совер­шен­но вер­но.

— Фут­бол досту­пен всем.

— Вопрос в при­вле­че­нии новых поку­па­те­лей. Про­дать ту или иную рекла­му, напри­мер, после того как при­шла новая супер­звез­да в фут­боль­ный клуб, ста­но­вит­ся суще­ствен­но про­ще. И имен­но это объ­яс­ня­ет несо­из­ме­ри­мо бóль­шую зар­пла­ту игро­ка.

— То есть если в уни­вер­си­тет при­хо­дит уче­ный — нобе­лев­ский лау­ре­ат, то, ско­рее все­го, поток аби­ту­ри­ен­тов туда уве­ли­чит­ся, но все-таки это не сот­ни тысяч.

— Да, совер­шен­но вер­но. На самом деле есть и дру­гой фено­мен. Мы срав­ни­ва­ем высо­кие зар­пла­ты. Но, конеч­но, когда мы гово­рим о сверх­вы­со­ких зар­пла­тах, то мы име­ем в виду очень неболь­шое коли­че­ство фут­бо­ли­стов. Я Вас уве­ряю, что если посмот­реть на общее чис­ло людей, кото­рые зани­ма­ют­ся фут­бо­лом, то, ска­жем, меди­ан­ная зар­пла­та у них будет вполне разум­ной. Не такой боль­шой. И вот это так назы­ва­е­мая эко­но­ми­ка супер­звезд, когда воз­ни­ка­ет такой эффект, что фут­бо­лист, кото­рый, услов­но гово­ря, в три раза луч­ше, чем дру­гой фут­бо­лист, не ров­но в три раза доро­же, чем этот фут­бо­лист. Пото­му что в коман­де огра­ни­чен­ное чис­ло пози­ций. Их И нет выбо­ра: купить одно­го хоро­ше­го фут­бо­ли­ста или трех дру­гих. Не полу­чит­ся поста­вить на поле в три раза боль­ше дру­гих фут­бо­ли­стов. И имен­но это объ­яс­ня­ет воз­рас­та­ю­щую отда­чу от уров­ня игры. Чем луч­ше игра­ет фут­бо­лист, тем выше — суще­ствен­но выше — его зар­пла­та. И этот рост непро­пор­ци­о­на­лен.

— При­чем она может быть выше и по отно­ше­нию к тем, кто в коман­де.

— Да, конеч­но.

— Это еще хоть как-то мож­но понять. Но есть и дру­гая вещь. Смот­ри­те, мы берем рей­тинг самых высо­ко­опла­чи­ва­е­мых игро­ков мира. Кар­лос Тевес игра­ет в китай­ском «Шан­хай Шэнь­хуа». Это не самый извест­ный игрок. Эту коман­ду вооб­ще мно­гие не зна­ют. Я уве­ре­на, что в нашей сту­дии (здесь мно­го муж­чин-опе­ра­то­ров), может, и не зна­ют такой коман­ды. Одна­ко у него топо­вая зар­пла­та: 40 млн евро. Отку­да?

— Китай­ская исто­рия — это дей­стви­тель­но неко­то­рый фено­мен послед­не­го года, может быть, послед­них двух-трех лет. Но, с точ­ки зре­ния эко­но­ми­ста, ниче­го уди­ви­тель­но­го тут нет. Когда новая фир­ма (или в дан­ном слу­чае новый фут­боль­ный клуб) хочет вый­ти на рынок (а появ­ле­ние китай­ских фут­боль­ных клу­бов я вос­при­ни­маю имен­но как появ­ле­ние ново­го боль­шо­го фут­боль­но­го рын­ка), для того что­бы при­влечь хоро­ших игро­ков на этот рынок, нуж­но сна­ча­ла чуть доро­же (или, может быть, даже не чуть доро­же, а силь­но доро­же), чем это дей­стви­тель­но того сто­и­ло бы, запла­тить за несколь­ких фут­бо­ли­стов, на кото­рых люди потом будут ори­ен­ти­ро­вать­ся при при­ня­тии реше­ний о пере­хо­де в китай­скую лигу. Ведь если ты уже будешь знать, что в китай­ской лиге игра­ет Кар­лос Тевес или что один из клу­бов тре­ни­ру­ет Андре Вил­лаш-Боаш, то жела­ние перей­ти в такую лигу будет суще­ствен­но боль­ше.

И через какое-то вре­мя, если у китай­цев всё пой­дет удач­но… Поче­му я делаю эту ого­вор­ку? Мож­но вспом­нить при­мер махач­ка­лин­ско­го «Анжи», когда Кери­мов захо­тел постро­ить боль­шой фут­боль­ный клуб и в тече­ние несколь­ких лет актив­но при­вле­кал дей­стви­тель­но звезд­ных фут­бо­ли­стов — Робер­то Кар­ло­са, Самю­э­ля Это’о. Спу­стя какое-то вре­мя, види­мо, инте­рес к это­му про­ек­ту про­пал — и всё мгно­вен­но рух­ну­ло. В слу­чае китай­ской лиги есть та же самая опас­ность. Очень инте­рес­но посмот­реть, что будет даль­ше. Если инте­рес оста­нет­ся, если это серьез­ные люди, кото­рые при­шли надол­го, то тогда мы можем полу­чить новый рынок с сот­ня­ми мил­ли­о­нов потен­ци­аль­ных зри­те­лей.

— Дмит­рий, есть исто­рия китай­ско­го обра­зо­ва­тель­но­го рын­ка, исто­рия китай­ских уни­вер­си­те­тов за послед­ние 20 лет. Там они дви­га­ют­ся доволь­но после­до­ва­тель­но. Нель­зя ска­зать, что сего­дня вло­жи­ли в уни­вер­си­тет день­ги, при­влек­ли ино­стран­ных уче­ных, зав­тра забы­ли про­грам­му и закры­ли.

— Дей­стви­тель­но, что­бы постро­ить какую-то устой­чи­вую систе­му, нуж­но начи­нать в том чис­ле раз­ви­вать дет­ские спор­тив­ные шко­лы, выра­щи­вать соб­ствен­ных фут­бо­ли­стов. Но для того что­бы подать при­мер, нуж­но, что­бы дети ори­ен­ти­ро­ва­лись на каких-то звезд, кото­рые игра­ют рядом, у кото­рых мож­но попро­сить авто­граф. И покуп­ка, напри­мер, доро­го­сто­я­щих фут­бо­ли­стов — это как раз один из спо­со­бов повы­сить инте­рес к заня­тию спор­том. Если посмот­реть на «Крас­но­дар», это в каком-то смыс­ле анти­под «Анжи». Вла­де­лец коман­ды выстра­и­ва­ет клуб…

— Это Сер­гей Галиц­кий, биз­нес­мен.

— Да. Он выстра­и­ва­ет коман­ду начи­ная с самых базо­вых уров­ней. Дет­ки при­хо­дят в воз­расте шести-семи лет. Игра­ют сна­ча­ла за дет­ские, потом за юно­ше­ские коман­ды. Поти­хонь­ку под­клю­ча­ют­ся к основ­ным коман­дам. Такая систе­ма гораз­до более устой­чи­ва к стрес­су из-за внеш­них фак­то­ров — будь то изме­не­ние кур­са валют (когда вдруг звез­ды, столк­нув­шись с деваль­ва­ци­ей наци­о­наль­ной валю­ты, про­сто реша­ют отка­зать­ся от выпол­не­ния кон­трак­та) или поте­ря у вла­дель­ца инте­ре­са ко все­му про­ек­ту. Вот такая систе­ма более ста­биль­на, более устой­чи­ва. И имен­но поэто­му в такие про­ек­ты поче­му-то верит­ся боль­ше. И то, как это будет раз­ви­вать­ся у китай­цев, очень инте­рес­но. Вы про­ве­ли срав­не­ние с обра­зо­ва­тель­ным рын­ком. И в общем-то, всё очень похо­же, пото­му что инве­сти­ции на началь­ном уровне у китай­цев на то, что­бы при­гла­сить веду­щих уче­ных, на то, что­бы отпра­вить сво­их сту­ден­тов полу­чать сте­пе­ни в веду­щих миро­вых уни­вер­си­те­тах и потом вер­нуть их назад, — инве­сти­ции в эти про­грам­мы очень боль­шие. Но толь­ко так мож­но постро­ить силь­ный совре­мен­ный уни­вер­си­тет. И толь­ко так мож­но при­влечь новых моти­ви­ро­ван­ных, силь­ных аби­ту­ри­ен­тов к выбо­ру китай­ских, а не хоро­ших зару­беж­ных уни­вер­си­те­тов.

И с фут­бо­лом, я думаю, полу­чит­ся точ­но так же. Китай­ские фут­бо­ли­сты, кото­рые выхо­дят на опре­де­лен­ный уро­вень, будут видеть, что им инте­рес­но оста­вать­ся в наци­о­наль­ной лиге, пото­му что рядом с ними игра­ют вели­кие игро­ки, их тре­ни­ру­ют силь­ные тре­не­ры. И поэто­му, срав­ни­вая несколь­ко аль­тер­на­тив, в част­но­сти аль­тер­на­ти­ву пере­ез­да в евро­пей­ские или аме­ри­кан­ские лиги, они более охот­но будут оста­вать­ся дома. Поэто­му ана­ло­гия, мне кажет­ся, рабо­та­ет.

— Зна­е­те, когда Вы рас­ска­зы­ва­ли об осо­бен­но­стях китай­ско­го фут­боль­но­го рын­ка, мы ведь не затро­ну­ли еще один момент — транс­фер­ную сто­и­мость. Пото­му что одно дело — сколь­ко игро­ку пла­тят, а дру­гое — за сколь­ко те же китай­цы его поку­па­ют. Рас­ска­жи­те, как при­ни­ма­ют­ся эти реше­ния, отку­да берет­ся эта сто­и­мость.

— Совре­мен­ная сдел­ка по пере­хо­ду игро­ка из клу­ба в клуб вклю­ча­ет три сто­ро­ны: сам игрок; клуб, из кото­ро­го пере­хо­дит игрок; и клуб, в кото­рый пере­хо­дит игрок. И они долж­ны дого­во­рить­ся меж­ду собой и согла­со­вать как все усло­вия транс­фер­ной сто­и­мо­сти — сколь­ко новый клуб пла­тит ста­ро­му клу­бу за пере­да­чу прав на это­го игро­ка, — так и инди­ви­ду­аль­ные усло­вия кон­трак­та с этим игро­ком.

Так было не все­гда. Напри­мер, до 1990 года сво­бод­ные пере­хо­ды игро­ков из одно­го клу­ба в дру­гой были прак­ти­че­ски невоз­мож­ны. И толь­ко дело Босма­на [1] отме­ни­ло это пра­ви­ло. С этой точ­ки зре­ния транс­фер­ный рынок тоже меня­ет­ся, эво­лю­ци­о­ни­ру­ет. Сей­час он стал доста­точ­но сво­бод­ным и кон­ку­рент­ным. Ска­жем, если мы еще на 30 лет назад отка­тим­ся, то до 1961 года, напри­мер, в англий­ской лиге дей­ство­вал пото­лок зар­пла­ты: око­ло 20 фун­тов стер­лин­гов в неде­лю. И толь­ко про­тест самих фут­бо­ли­стов в корне изме­нил эту систе­му. Пото­лок зар­плат был отме­нен.

Сей­час огра­ни­че­ний еще мень­ше, но они по-преж­не­му суще­ству­ют. В раз­ных стра­нах, напри­мер, дей­ству­ют кво­ты на чис­ло леги­о­не­ров. Тем не менее рынок стал сво­бод­нее. А в таких усло­ви­ях транс­фер­ная сто­и­мость и зар­пла­ты игро­ка, как пра­ви­ло, опре­де­ля­ют­ся его спо­соб­но­стя­ми.

Транс­фер­ная сто­и­мость и зар­пла­та — это не все­гда одно и то же. Пото­му что, напри­мер, если у игро­ка оста­лось пол­го­да до исте­че­ния кон­трак­та с теку­щим клу­бом, то он задо­ро­го про­дан быть не может, пото­му что у него есть аль­тер­на­ти­ва — через пол­го­да уйти забес­плат­но. Поэто­му это один из фак­то­ров, кото­рый вли­я­ет на транс­фер­ную сто­и­мость. Но, тем не менее, зар­пла­та его в этот момент будет опре­де­лять­ся не тем, как дол­го дей­ству­ет его кон­тракт с теку­щим клу­бом, а тем, сколь­ко голов он заби­ва­ет, насколь­ко он пред­став­лен в медиа. И это тоже один из фак­то­ров, кото­рые вли­я­ют на зар­пла­ту игро­ка.

— То есть если, допу­стим, игрок начи­на­ет играть хуже, но при этом медий­но попу­ля­рен и очень вос­тре­бо­ван в реклам­ных про­ек­тах, то всё рав­но зар­пла­та у него будет доста­точ­но высо­кая?

— При про­чих рав­ных тот, кто боль­ше пред­став­лен, рас­кру­чен в медиа, конеч­но, будет иметь более высо­кую зар­пла­ту. И, опять, с точ­ки зре­ния эко­но­ми­ста, ниче­го уди­ви­тель­но­го, пото­му что это боль­ший потен­ци­аль­ный рынок, боль­шее чис­ло потре­би­те­лей.

— Изви­ни­те, лич­ный вопрос. Вы уче­ный, Вы это изу­ча­е­те. А Вам лич­но, само­му это не обид­но? Вас это не заде­ва­ет?

— «Обид­но» — это немнож­ко непра­виль­ное сло­во.

— Вы все-таки живой чело­век.

— Если ты чем-то недо­во­лен, выхо­ди на фут­боль­ное поле и пока­зы­вай, насколь­ко хоро­шо ты игра­ешь. Ни перед кем эта дорож­ка не закры­та. Поэто­му «обид­но» здесь непра­виль­ное сло­во. Мне инте­рес­но делать то, чем я зани­ма­юсь, иссле­до­вать этот рынок. Набор качеств, набор ком­пе­тен­ций у каж­до­го из нас раз­ли­ча­ет­ся. Но я бы ска­зал, что мы — фут­бо­ли­сты, уче­ные, болель­щи­ки — дела­ем одно дело. Дей­ствуя вме­сте, мы и созда­ем этот фут­боль­ный рынок и дела­ем его луч­ше, дела­ем его более пра­виль­но орга­ни­зо­ван­ным.

— А Вы сами за кого-нибудь боле­е­те? Вы вооб­ще фут­боль­ный болель­щик?

— Я под­дер­жи­ваю рос­сий­ские фут­боль­ные клу­бы в меж­ду­на­род­ных мат­чах, да.

— Вооб­ще все? Или у вас есть какие-то пред­по­чте­ния?

— В меж­ду­на­род­ных мат­чах — все.

— Любой рос­сий­ский клуб?

— Да.

— А внут­ри, в рос­сий­ском чем­пи­о­на­те, у Вас есть при­стра­стия?

— Есть. Но, как и подо­ба­ет уче­но­му, я от этих при­стра­стий абстра­ги­ру­юсь. Делая те или иные выво­ды, ана­ли­зи­руя те или иные вопро­сы, я ста­ра­юсь не думать о том, за кого я болею.

— Спа­си­бо Вам огром­ное.

Дмит­рий Дага­ев
Бесе­до­ва­ла Оль­га Орло­ва

1. https://en.wikipedia.org/wiki/Bosman_ruling

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

2 комментария

  • Павел:

    Для постро­е­ния моде­лей, види­мо, исполь­зу­ет­ся ста­ти­сти­че­ский ана­лиз. А есть ли детер­ми­ни­ро­ван­ные моде­ли?

  • Владимир:

    Ста­тья абсо­лют­но ни о чем.
    Все что пода­ет­ся в ней, как откро­ве­ние, извест­но любо­му болель­щи­ку.
    При­ве­ден­ный эпи­зод с Анжи – это вопи­ю­щий при­мер нару­ше­ния рыноч­ных зако­нов, кото­рый закон­чил­ся ожи­да­е­мым фиа­ско и в ито­ге пере­грел фут­боль­ный рынок. Сего­дняш­ние банк­рот­ства ряда команд (Дина­мо, Кубань, Томь) берут свое нача­ло отсю­да. В ста­тье же все это оце­ни­ва­ет­ся поло­жи­тель­но.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com