Методологический тоталитаризм массовых опросов

Дмитрий Рогозин
Дмит­рий Рого­зин

Сем­на­дца­тый год зани­ма­юсь мето­до­ло­ги­ей опро­сов обще­ствен­но­го мне­ния, изу­чаю пра­ви­ла орга­ни­за­ции выбор­ки, оце­ни­ваю сме­ще­ния, при­слу­ши­ва­юсь к осо­бен­но­стям вопрос-ответ­ной ком­му­ни­ка­ции. И не пере­стаю удив­лять­ся оче­вид­ной, бро­са­ю­щей­ся в гла­за несу­ра­зи­це, пол­ней­шей неле­пи­це, сопро­вож­да­ю­щей любой раз­го­вор об анке­те. Имя ее — стан­дар­ти­за­ция, или тре­бо­ва­ние дослов­но­го, без улы­бок, ого­во­рок, ком­мен­та­ри­ев и слов бла­го­дар­но­сти вос­про­из­ве­де­ния зара­нее напи­сан­но­го тек­ста. «Интер­вью­ер — это попу­гай, его мне­ние, пози­ция, цен­но­сти нас не инте­ре­су­ют. Неудач­ни­ки и нище­бро­ды, соби­ра­ю­щие для нас мате­ри­ал, год­ны лишь для повто­ре­ний. Нор­маль­ные люди в интер­вью­е­ры не пой­дут».

Если бы это были сло­ва поли­ти­ка, жур­на­ли­ста или ново­яв­лен­но­го экс­пер­та, жон­гли­ру­ю­ще­го коли­че­ствен­ны­ми дан­ным, мож­но было бы не удив­лять­ся, прой­ти мимо и забыть. Но это сло­ва про­фес­со­ра социо­ло­гии, чело­ве­ка ува­жа­е­мо­го, несколь­ко деся­ти­ле­тий пре­по­да­ю­ще­го сту­ден­там мето­до­ло­гию социо­ло­ги­че­ско­го иссле­до­ва­ния. Это голос оте­че­ствен­ной социо­ло­гии, гру­бой, неряш­ли­вой, не жела­ю­щей заме­чать мусор окру­жа­ю­ще­го мира.

В этом году нако­нец-то запу­сти­ли про­ект по изу­че­нию интер­вью­е­ров, их жиз­нен­но­го мира, систе­мы цен­но­стей, пред­став­ле­ний о про­ис­хо­дя­щем, об их месте в фор­ми­ро­ва­нии и транс­ли­ро­ва­нии обще­ствен­но­го мне­ния. Раз­го­ва­ри­ва­ем подол­гу, с пере­ры­ва­ми на чай, со вспы­хи­ва­ю­щи­ми жар­ки­ми спо­ра­ми, с пере­ска­за­ми труд­но­стей и дости­же­ний. Моло­дая жен­щи­на трид­ца­ти пяти лет, про­ра­бо­тав­шая два года поле­вым интер­вью­е­ром, удив­ля­ет­ся мудр­ство­ва­ни­ям про­пис­ных социо­ло­гов: «Опра­ши­ва­ли как-то оле­не­вод­че­ские бри­га­ды где-то на Севе­ре. Чело­век по воз­рас­ту, по месту житель­ства под­хо­дил. Я долж­на его опро­сить.

Ему 25 лет, но нет даже началь­но­го обра­зо­ва­ния. Раз­го­вор тянет­ся как жвач­ка. Он тер­пе­ли­во выслу­ши­ва­ет, пере­спра­ши­ва­ет, а я уже вся изве­лась повто­рять да объ­яс­нять. Я ему: пер­спек­ти­вы раз­ви­тия», а он: «что это такое?Тут связь обо­рва­лась. Даже пере­кре­сти­лась: ну сла­ва богу— и пере­зва­ни­вать не ста­ла. Невоз­мож­но это пере­но­сить. Анке­ты таким язы­ком напи­са­ны, с выс­шим обра­зо­ва­ни­ем поло­ви­ну тер­ми­нов не зна­ешь. Если состав­лять вопро­сы для умни­ков, поче­му не пре­ду­пре­ждать, не отсе­кать в самом нача­ле про­стых людей? Зачем всех изво­дить, пре­вра­щая раз­го­вор в сплош­ное муче­ние?» В такой ситу­а­ции неуди­ви­тель­ны отступ­ле­ния от анкет­ных вопро­сов. Если кто-то про­сит пояс­нить ска­зан­ное, эле­мен­тар­но невеж­ли­во тыкать ему в инструк­цию, моно­тон­но пере­чи­ты­вая коря­вую кан­це­ляр­щи­ну анке­ты. Но стан­дар­ти­зи­ру­ю­щие весь мир социо­ло­ги не тер­пят оши­бок. Они луч­ше обви­нят интер­вью­е­ра, чем при­зна­ют соб­ствен­ную несо­сто­я­тель­ность.

Муж­чи­на, за шесть­де­сят, чет­вер­тый год рабо­та­ет интер­вью­е­ром: «Быва­ет, в запар­ке оши­бешь­ся. Но себя оста­нав­ли­ва­ешь, ста­ра­ешь­ся не нару­шать. Нажмешь не ту кноп­ку, или надо по отдель­но­сти вари­ан­ты пред­ста­вить, а ты ско­пом зачи­та­ешь. Потом дума­ешь: что же я сде­лал? Не надо было так. Но всё про­хо­дит. В запа­ле идешь-идешь, всё нор­маль­но, упс — и про­ко­лешь­ся. Конеч­но, вино­ват. Но что­бы дос­ко­наль­но все нор­мы выпол­нять, надо чело­ве­ка не слы­шать. Иной собе­сед­ник так увле­чет, что эти снос­ки мел­ким шриф­том и не заме­тишь, проскочишь,не чих­нув. И когда кто-то начи­на­ет носом тыкать, мол, тут не так и здесь не то, неволь­но дума­ешь: а сам-то хоть раз про­бо­вал робо­том при­ки­нуть­ся, что­бы всё так было?» Стан­дар­ти­за­ция, гра­ни­ча­щая с кри­ча­щим фор­ма­лиз­мом, пло­ха не сво­ей жест­ко­стью, бес­че­ло­веч­но­стью или упру­го­стью к здра­во­му смыс­лу. Ее глав­ный недо­ста­ток — это нечув­стви­тель­ность к ком­му­ни­ка­тив­ным сбо­ям и про­ва­лам типич­ных ситу­а­ций. Один чело­век нач­нет пла­вать с отве­том, дру­гой — ерни­чать и изде­вать­ся, тре­тий — флир­то­вать и заиг­ры­вать с интер­вью­е­ром.

Каза­лось бы внеш­ние, сопут­ству­ю­щие отве­там ком­му­ни­ка­тив­ные стра­те­гии, на деле пере­опре­де­ля­ют сами отве­ты. Интер­вью­е­ры это чув­ству­ют, но, при­дер­жи­ва­ясь стан­дар­ти­за­ции, про­пус­ка­ют, дела­ют вид, что ниче­го не про­ис­хо­дит. Лишь немно­гие осме­ли­ва­ют­ся оста­но­вить интер­вью или нару­шить про­це­ду­ру. Преж­де чем зада­вать содер­жа­тель­ные вопро­сы, они отре­мон­ти­ру­ют общее пони­ма­ние раз­го­во­ра. Огра­ни­чен­ность стан­дар­ти­за­ции чув­ству­ет­ся мно­ги­ми экс­пер­та­ми, кото­рые все­рьез отно­сят­ся к опро­сам, и пер­вые сре­ди них — интер­вью­е­ры. Жен­щи­на, чуть стар­ше пяти­де­ся­ти, с оба­я­тель­ной улыб­кой, с пер­вой же мину­ты рас­по­ла­га­ет к раз­го­во­ру: «Десять лет с детьми сиде­ла: ни подруг, ни род­ствен­ни­ков рядом, нико­го. С людь­ми общать­ся совсем разу­чи­лась. Но день­ги нуж­ны, сомне­ние ском­ка­ла и впе­ред. Про­шла собе­се­до­ва­ние. Тут же дали проб­ную рабо­ту — опрос насе­ле­ния по бан­ков­ским вкла­дам. Люди неохот­но об этом гово­рят. Но я спра­ви­лась. Послу­ша­ли и ска­за­ли: «Вы — то, что нам нуж­но». Сра­зу ныр­ну­ла в люд­ской водо­во­рот, и закру­ти­ло. Садишь­ся, наде­ва­ешь науш­ни­ки, наби­ра­ешь воз­ду­ха и впе­ред. Глав­ное — с вол­не­ни­ем спра­вить­ся, гово­рить чет­ко, где-то даже офи­ци­аль­но. Но люди раз­ные: кто гру­бо­ва­то отве­тит, кто нач­нет насе­дать, кри­чать. Неволь­но спо­ткнешь­ся, голос дрог­нет, что-то про­пу­стишь, заи­кать­ся нач­нешь. Силь­но уве­рен­но себя чув­ство­вать не полу­ча­ет­ся, не маши­на».

Рья­ные кон­тро­ле­ры и их началь­ни­ки, отме­ча­ю­щие любые откло­не­ния интер­вью­е­ра от анке­ты, нака­зы­ва­ю­щие, уко­ря­ю­щие, тре­бу­ю­щие во всем дослов­но­сти, не пони­ма­ют, что сво­е­му при­сут­ствию в опрос­ной инду­стрии они все­це­ло обя­за­ны тем самым нару­ша­ю­щим, обхо­дя­щим инструк­ции интер­вью­е­рам. Послед­ние сохра­ня­ют рав­но­ве­сие меж­ду фор­ма­ли­зо­ван­ным безу­ми­ем анкет и чело­ве­че­ским обще­ни­ем, поз­во­ля­ют год от года вос­про­из­во­дить стан­дар­ти­зи­ро­ван­ный бред коли­че­ствен­ных иссле­до­ва­ний.

Так­ти­че­ски все ока­зы­ва­ют­ся в выиг­ры­ше. Одни тешат науч­ное само­лю­бие, под­дер­жи­ва­ю­щее веру в стан­дар­ти­за­цию и воз­мож­ность тоталь­но­го изме­ре­ния любых про­яв­ле­ний чело­ве­че­ской сво­бо­ды. Дру­гие, смяг­чая и обхо­дя ост­рые углы, зара­ба­ты­ва­ют день­ги в бес­пре­це­дент­ных усло­ви­ях пол­но­го подав­ле­ния воли. Но стра­те­ги­че­ски про­иг­ры­ва­ют все. Опрос­ная инду­стрия сто­ле­тие не может пере­шаг­нуть мето­до­ло­ги­че­ский тота­ли­та­ризм стан­дар­ти­за­ции.

Дмит­рий Рого­зин,
канд. соц. наук

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Карпов Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Карпов
Карпов

Какое сча­стье, что я еще в 97 забил на социо­ло­гию, кото­рой обу­чал­ся в забо­ро­стро­и­тель­ном..

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: