Хрупкость жизни

Он был мой Север, Юг,
мой Запад, мой Восток,
Мой шести­днев­ный труд,
мой выход­ной вос­торг.

Уистен Хью Оден

Ревекка Фрумкина

Ревек­ка Фрум­ки­на

На Рож­де­ство 2016 года я полу­чи­ла поис­ти­не цар­ский пода­рок — том пере­пис­ки ком­по­зи­то­ра Бен­джа­ми­на Брит­те­на (1913–1976) с его дру­гом, пев­цом Пите­ром Пир­сом (1910–1986). Кни­га изда­на под загла­ви­ем «My beloved man» и вклю­ча­ет всю сохра­нив­шу­ю­ся пере­пис­ку Брит­те­на с Пир­сом (375 писем, 1937–1976), а так­же обшир­ный спра­воч­ный мате­ри­ал. (В нашей изда­тель­ской тра­ди­ции такое изда­ние — со скру­пу­лез­но выве­рен­ным тек­стом и подроб­ны­ми ком­мен­та­ри­я­ми — назва­ли бы «ака­де­ми­че­ским».)

Бен­джа­мин Брит­тен позна­ко­мил­ся с Пите­ром Пир­сом в 1937 году. В это вре­мя Пирс уже испол­нял неко­то­рые вокаль­ные сочи­не­ния Брит­те­на и слу­шал пер­вое испол­не­ние брит­те­нов­ских оркест­ро­вых «Вари­а­ций на тему Фран­ка Бри­джа». Бридж был заме­ча­тель­ным ком­по­зи­то­ром и настав­ни­ком моло­до­го Брит­те­на.

Бенджамин Бриттен. Фото с сайта www.earsense.org

Бен­джа­мин Брит­тен. Фото с сай­та www.earsense.org

К нача­лу 1939 года поло­же­ние в Евро­пе ста­ло настоль­ко напря­жен­ным, что дру­зья Брит­те­на — поэт Уистен Хью Оден и про­за­ик Кри­сто­фер Ишервуд — реши­лись пере­ехать в США. Вес­ной 1939 года — не без сомне­ний и коле­ба­ний — Брит­тен и Пирс после­до­ва­ли их при­ме­ру. На про­ща­ние Франк Бридж пода­рил Брит­те­ну свою ста­рин­ную вио­лу.

Пере­езд в США спо­соб­ство­вал — вос­поль­зу­ем­ся тер­ми­ном Стен­да­ля — кри­стал­ли­за­ции отно­ше­ний меж­ду Брит­те­ном и Пир­сом. Их раз­лу­чи­ла толь­ко смерть Брит­те­на в 1976 году…

Вступ­ле­ние Англии в вой­ну осе­нью 1939 года было вос­при­ня­то Брит­те­ном и Пир­сом как лич­ная дра­ма, нала­га­ю­щая на них неот­ме­ня­е­мые мораль­ные обя­за­тель­ства. Одна­ко им было офи­ци­аль­но пред­ло­же­но подо­ждать с воз­вра­ще­ни­ем на роди­ну.

Суще­ствен­но, что к момен­ту воз­вра­ще­ния в Англию в 1940 году мас­штаб само­ре­а­ли­за­ции Брит­те­на был весь­ма впе­чат­ля­ю­щим. Несмот­ря на слож­ные жиз­нен­ные обсто­я­тель­ства, им уже были созда­ны фор­те­пи­ан­ный и скри­пич­ный кон­цер­ты, а так­же вокаль­ный цикл «Соне­ты на сти­хи Мике­лан­дже­ло», напи­сан­ный Брит­те­ном спе­ци­аль­но для Пир­са.

Из пере­пис­ки Брит­те­на и Пир­са вид­но, что, хотя смо­ло­ду оба они были доста­точ­но успеш­ны­ми, а затем всё более извест­ны­ми и даже почи­та­е­мы­ми музы­кан­та­ми и круп­ны­ми фигу­ра­ми миро­вой куль­ту­ры, жиз­нен­ный путь каж­до­го из них был доста­точ­но тер­нист.

Посто­ян­ным источ­ни­ком напря­жен­но­сти было хруп­кое здо­ро­вье Брит­те­на. Он не любил боль­шие горо­да и в Лон­доне бывал лишь по необ­хо­ди­мо­сти. Есте­ствен­ное место­пре­бы­ва­ние Брит­те­на — окрест­но­сти при­мор­ско­го город­ка Лоустофт на Восточ­ном побе­ре­жье Англии, где он родил­ся и вырос. Побли­зо­сти в 1957 году был пере­стро­ен и обо­ру­до­ван Крас­ный дом — с тех пор посто­ян­ное жилье Брит­те­на и Пир­са. Сей­час там нахо­дит­ся музей и архив Брит­те­на и Пир­са.

Питер Пирс и Бенджамин Бриттен. Фото с сайта www.brittenpears.org

Питер Пирс и Бен­джа­мин Брит­тен. Фото с сай­та www.brittenpears.org

Холод­ные ван­ны и про­гул­ки вдоль бере­га моря в любую пого­ду были непре­мен­ной частью жиз­ни Брит­те­на, когда он бывал «у себя», а не на оче­ред­ных гастро­лях. А гастро­ли­ро­вал он мно­го — как дири­жер, испол­ня­ю­щий свои сочи­не­ния, а так­же как посто­ян­ный акком­па­ни­а­тор Пир­са. Вме­сте с Пир­сом они запи­са­ли чуть ли не весь репер­ту­ар немец­ких и вооб­ще евро­пей­ских Lieder.

Имен­но Пирс был испол­ни­те­лем глав­ных тено­ро­вых пар­тий во всех опе­рах Брит­те­на. Жизнь Пир­са скла­ды­ва­лась из под­го­тов­ки оче­ред­но­го опер­но­го спек­так­ля, что озна­ча­ло, конеч­но же, посто­ян­ные разъ­ез­ды. Поми­мо это­го Пирс был попу­ляр­ным кон­цер­ти­ру­ю­щим музы­кан­том; он так­же пре­по­да­вал.

Брит­тен регу­ляр­но высту­пал как дири­жер, преж­де все­го на пре­мье­рах сво­их сочи­не­ний в раз­ных стра­нах; кро­ме того, он был заме­ча­тель­ным ансам­бле­вым пиа­ни­стом. Для чело­ве­ка, кото­рый вел регу­ляр­ный и при­том несо­мнен­но здо­ро­вый образ жиз­ни, Брит­тен умер рано, не вос­ста­но­вив­шись после срав­ни­тель­но про­стой — даже для сере­ди­ны 1970-х — опе­ра­ции на серд­це. Из тек­стов писем и из при­ме­ча­ний к ним вид­но, что Брит­тен вынуж­ден был посто­ян­но «иметь в виду» хруп­кость сво­е­го орга­низ­ма.

Изда­ние лич­ной, а тем более интим­ной пере­пис­ки все­гда непро­стая зада­ча для пуб­ли­ка­то­ров, стре­мя­щих­ся сохра­нить не толь­ко фак­ты, но и тональ­ность тек­стов и при этом не вызвать у чита­те­ля реак­цию вынуж­ден­но­го согля­да­тая. К тому же пуб­ли­ка­тор дол­жен объ­яс­нять всё, с его точ­ки зре­ния, необ­хо­ди­мое, вклю­чая дета­ли, не такие уж и важ­ные на пер­вый взгляд.

Пере­пис­ка меж­ду Пир­сом и Брит­те­ном оста­ва­лась глав­ным кана­лом их посто­ян­ной свя­зи — надеж­ная меж­ду­на­род­ная теле­фон­ная связь ста­ла повсе­днев­ной гораз­до поз­же. Пере­пис­ка была спо­со­бом про­дол­жать и охра­нять их общую жизнь как целое. И все-таки Пирс, пере­жив­ший Брит­те­на на десять лет, при­нял реше­ние о пуб­ли­ка­ции этой пере­пис­ки без купюр. Этим он создал руко­твор­ный памят­ник целой эпо­хе в англий­ской (и евро­пей­ской) куль­ту­ре.

Ревек­ка Фрум­ки­на

My beloved man. The letters of Benjamin Britten and Peter Pears. Woodbridge, the Boydell Press, 2016.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *