- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Почему диссовет истфака МГУ отказался рассматривать диссертацию Владимира Мединского?

В. Мединский. Фото И. Соловья

В. Медин­ский. Фото И. Соло­вья

7 декаб­ря дис­сер­та­ци­он­ный совет исто­ри­че­ско­го факуль­те­та МГУ решил не рас­смат­ри­вать по суще­ству дис­сер­та­цию мини­стра куль­ту­ры Вла­ди­ми­ра Медин­ско­го. Как про­хо­ди­ло засе­да­ние, о чем шли спо­ры и поче­му дис­со­вет нару­шил про­це­ду­ру, рас­ска­зал участ­ник сове­та, про­фес­сор ист­фа­ка МГУ, зав. кафед­рой исто­рии Рос­сии XIX века — нача­ла XX века Сер­гей Миро­нен­ко. Вопро­сы зада­вал Павел Кот­ляр.

— Сер­гей Вла­ди­ми­ро­вич, какое все-таки реше­ние вче­ра при­нял Ваш дис­со­вет 501.001.72 по вопро­су дис­сер­та­ции мини­стра куль­ту­ры?

— Пер­вое. Дис­сер­та­ция в дис­со­вет не посту­пи­ла. Сле­до­ва­тель­но, обсуж­де­ния по суще­ству не было. Вто­рое. В совет было при­сла­но заяв­ле­ние Коз­ля­ко­ва, Бабиц­ко­го и Еру­са­лим­ско­го. И совет при­нял реше­ние, что не может рас­смат­ри­вать его по суще­ству, посколь­ку, как было ска­за­но, в этом заяв­ле­нии не было све­де­ний о пла­ги­а­те и нет све­де­ний о нару­ше­нии про­це­ду­ры защи­ты. Мне это реше­ние непо­нят­но, я голо­со­вал «про­тив», как и пять моих кол­лег. Один чело­век воз­дер­жал­ся, более поло­ви­ны про­го­ло­со­ва­ло «за». Мне кажет­ся, что всё это про­ве­де­но с гру­бы­ми нару­ше­ни­я­ми поло­же­ний о про­це­ду­ре рас­смот­ре­ния подоб­ных заяв­ле­ний, уста­нов­лен­ных ВАК.

— В чем кон­крет­но было нару­ше­ние про­це­ду­ры?

— ВАК выби­ра­ет дис­со­вет и посы­ла­ет туда три доку­мен­та (заяв­ле­ние с аргу­мен­та­ци­ей, саму дис­сер­та­цию и дис­сер­та­ци­он­ное дело). После их полу­че­ния дис­со­вет на пер­вом засе­да­нии обра­зу­ет комис­сию из трех чело­век, что­бы она вни­ма­тель­но разо­бра­лась, спра­вед­ли­вы ли упре­ки или нет. Через какое-то вре­мя на сле­ду­ю­щее засе­да­ние при­гла­ша­ют­ся заяви­те­ли и тот, кого пыта­ют­ся лишить сте­пе­ни. Посколь­ку дис­сер­та­ции мы не полу­чи­ли, я и шесть моих кол­лег про­те­сто­ва­ли про­тив про­це­дур­ных нару­ше­ний. Мы не долж­ны были рас­смат­ри­вать это заяв­ле­ние, а долж­ны были вер­нуть в рек­то­рат. Мы мог­ли и сами запро­сить дис­сер­та­цию, но совет не счел это необ­хо­ди­мым.

— А Вы сами нахо­ди­те вес­ки­ми пре­тен­зии, изло­жен­ные в заяв­ле­нии?

— Абсо­лют­но.

— А была на засе­да­нии какая-то дис­кус­сия?

— Да, была. Я ска­зал, что мы вооб­ще не име­ем пра­ва рас­смат­ри­вать этот вопрос (об отка­зе), посколь­ку нет дис­сер­та­ции. И я как член ВАК очень хоро­шо пом­ню засе­да­ние пре­зи­ди­у­ма ВАК, кото­рый напра­вил для рас­смот­ре­ния эту дис­сер­та­цию на исто­ри­че­ский факуль­тет МГУ. И для ее рас­смот­ре­ния суще­ству­ют опре­де­лен­ные пра­ви­ла…

— Я пра­виль­но пони­маю, что по зако­ну дис­со­вет, в кото­рый ВАК спус­ка­ет эту дис­сер­та­цию, про­сто не может ее не рас­смот­реть?

— Абсо­лют­но вер­но. Эти пра­ви­ла уста­нов­ле­ны пра­ви­тель­ством, Мини­стер­ством обра­зо­ва­ния. Если в мини­стер­ство посту­пи­ло заяв­ле­ние, что какой-то чело­век непра­во­мер­но полу­чил сте­пень, при­чем по раз­ным при­чи­нам, дис­сер­та­ция долж­на быть пере­смот­ре­на. Если ВАК при­ни­ма­ет это заяв­ле­ние, то это зна­чит, что все фор­маль­но­сти были соблю­де­ны. ВАК реша­ет, в какой совет напра­вить дис­сер­та­цию. А это, как Вы зна­е­те, не пер­вый совет в деле мини­стра — ранее был ураль­ский, теперь вот мос­ков­ский дис­со­вет, и всё уже при­об­ре­та­ет какие-то коми­че­ские фор­мы. В заяв­ле­нии выяв­лен один факт некор­рект­но­го заим­ство­ва­ния, но там и гораз­до более серьез­ные вещи при­сут­ству­ют…

— Если дис­сер­та­ция все-таки при­дет в дис­со­вет, рас­смот­ре­ние по суще­ству состо­ит­ся?

— Если дис­со­ве­ту из ВАК вновь будет направ­ле­на дис­сер­та­ция, совет не впра­ве отка­зать­ся от ее обсуж­де­ния. Он дол­жен будет это сде­лать. Как я пони­маю, тут есть два выхо­да. Искать еще один дис­со­вет, либо вер­нуть ее на исто­ри­че­ский факуль­тет.

— А с кон­ца декаб­ря, когда дис­сер­та­ция была отправ­ле­на в ваш дис­со­вет, на его чле­нов, на вас, какое-то дав­ле­ние ока­зы­ва­лось?

— Нет. Но на засе­да­нии было ска­за­но дека­ном, что дело при­об­ре­ло поли­ти­че­ский харак­тер, на что я кате­го­ри­че­ски воз­ра­зил: при чем тут поли­ти­ка?

— А когда дис­со­вет разо­шел­ся, кому-то было понят­но, что будет даль­ше?

— Нико­му ниче­го не было понят­но… А вече­ром после засе­да­ния не ста­ло чле­на дис­со­ве­та, про­фес­со­ра нашей кафед­ры Нико­лая Дмит­ри­е­ви­ча Еро­фе­е­ва. Он голо­со­вал про­тив этой резо­лю­ции, при­шел домой и умер.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи