Право на выбор

Фото с сайта премии «Просветитель»
Фото с сай­та пре­мии «Про­све­ти­тель»

5 октяб­ря 2016 года на пресс-кон­фе­рен­ции в Москве были объ­яв­ле­ны корот­кие спис­ки пре­мии «Про­све­ти­тель». Из 25 книг длин­но­го спис­ка в него вошли 8. По реше­нию жюри Андрей Зорин, автор кни­ги «Появ­ле­ние героя. Из исто­рии рус­ской эмо­ци­о­наль­ной куль­ту­ры кон­ца XVIII — нача­ла XIX века», полу­чит спе­ци­аль­ную пре­мию «Про­све­ти­тель про­све­ти­те­лей», поэто­му автор и его сочи­не­ние выво­дят­ся из кон­кур­са.

С 10 по 13 нояб­ря в Рос­сии прой­дет Фести­валь пре­мии «Про­све­ти­тель», а име­на двух лау­ре­а­тов ста­нут извест­ны 16 нояб­ря на тор­же­ствен­ной цере­мо­нии в Цен­траль­ном доме лите­ра­то­ров. Воз­на­граж­де­ние лау­ре­а­тов соста­вит 700 тыс. руб., а каж­дый фина­лист полу­чит денеж­ный приз в раз­ме­ре 100 тыс. руб. и при­мет уча­стие в лек­ци­он­ном турне по горо­дам Рос­сии.

Фина­ли­сты пре­мии 2016 года В номи­на­ции «Есте­ствен­ные нау­ки»:

  1. Вла­ди­мир Динец «Пес­ни дра­ко­нов. Любовь и при­клю­че­ния в мире кро­ко­ди­лов и про­чих дино­зав­ро­вых род­ствен­ни­ков» (М.: АСТ: Corpus, 2015);
  2. Борис Жуков «Вве­де­ние в пове­де­ние» (М.: АСТ: Corpus, 2016);
  3. Мои­сей Кага­нов «Физи­ка гла­за­ми физи­ка». В 2 частях. (М.: МЦНМО, 2014);
  4. Алек­сандр Пан­чин «Сум­ма био­тех­но­ло­гии» (М.: АСТ: Corpus, 2015).

В номи­на­ции «Гума­ни­тар­ные нау­ки»:

  1. Алек­сандр Аузан «Эко­но­ми­ка все­го. Как инсти­ту­ты опре­де­ля­ют нашу жизнь» (М.: Манн, Ива­нов и Фер­бер, 2014);
  2. Кирилл Баба­ев, Алек­сандра Архан­гель­ская «Что такое Афри­ка» (М.: Рипол Клас­сик, 2015);
  3. Сер­гей Кав­та­рад­зе «Ана­то­мия архи­тек­ту­ры. Семь книг о логи­ке, фор­ме и смыс­ле» (М.: Изда­тель­ский Дом ВШЭ, 2016);
  4. Ната­лья Леби­на «Муж­чи­на и Жен­щи­на: тело, мода, куль­ту­ра. СССР — Отте­пель» (М.: Новое лите­ра­тур­ное обо­зре­ние, 2014).

Жюри кон­кур­са воз­глав­ля­ет лите­ра­ту­ро­вед, про­фес­сор Еврей­ско­го уни­вер­си­те­та в Иеру­са­ли­ме Роман Тимен­чик. Его кол­ле­ги по аре­о­па­гу это­го года — исто­рик нау­ки, заме­сти­тель глав­но­го редак­то­ра жур­на­ла «Вопро­сы исто­рии есте­ство­зна­ния и тех­ни­ки» Дмит­рий Баюк; упол­но­мо­чен­ный по пра­вам ребен­ка в Москве, заслу­жен­ный учи­тель Рос­сии Евге­ний Буни­мо­вич; линг­вист, член-кор­ре­спон­дент РАН, заме­сти­тель дирек­то­ра Инсти­ту­та рус­ско­го язы­ка РАН, про­фес­сор МГУ Вла­ди­мир Плун­гян и био­лог, про­фес­сор Скол­те­ха, про­фес­сор Санкт-Петер­бург­ско­го поли­тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та, про­фес­сор Уни­вер­си­те­та Рат­гер­са (США) Кон­стан­тин Севе­ри­нов.

Кро­ме того, по тра­ди­ции в жюри состо­ят лау­ре­а­ты преды­ду­ще­го года: антро­по­лог, про­фес­сор Кали­фор­ний­ско­го уни­вер­си­те­та в Берк­ли (США) Алек­сей Юрчак и редак­то­ры-соста­ви­те­ли кни­ги «Мате­ма­ти­че­ская состав­ля­ю­щая» Нико­лай Андре­ев, Сер­гей Коно­ва­лов и Ники­та Паню­нин (пред­ста­ви­тель на засе­да­ни­ях жюри — Сер­гей Коно­ва­лов). Дмит­рий Зимин, один из учре­ди­те­лей пре­мии, вхо­дит в состав жюри с пра­вом сове­ща­тель­но­го голо­са.

Что дума­ют о выбо­ре жюри и кни­гах, не попав­ших в финал, чита­те­ли: уче­ные, науч­ные жур­на­ли­сты и чле­ны жюри?

Еле­на Кле­щен­ко, зам. глав­но­го редак­то­ра жур­на­ла «Химия и жизнь», писа­тель-фан­таст:

Выбор жюри в номи­на­ции «Есте­ствен­ные нау­ки» все­це­ло одоб­ряю, даже не знаю, кого бы я теперь хоте­ла видеть побе­ди­те­лем, каж­дый хорош по-сво­е­му. Не чита­ла кни­гу Мои­сея Кага­но­ва, но загла­вие инте­рес­ное, и, мне кажет­ся, попу­ляр­ных книг по физи­ке пока еще мень­ше, чем по био­ло­гии, так что полез­но их поощ­рять. Жаль, что не вошло «Про­ис­хож­де­ние жиз­ни» Миха­и­ла Ники­ти­на; воз­мож­но, кни­га пока­за­лась слиш­ком труд­ной для вос­при­я­тия — обра­зо­ва­тель­ной, а не про­све­ти­тель­ской, если вос­поль­зо­вать­ся опре­де­ле­ни­ем Дмит­рия Бори­со­ви­ча Зими­на. Может быть, обра­зо­ва­тель­ным кни­гам нуж­на отдель­ная пре­мия или номи­на­ция?

Борис Штерн, аст­ро­фи­зик, глав­ный редак­тор ТрВ-Нау­ка:

Я очень удив­лен, что Миха­ил Ники­тин не вошел в спи­сок фина­ли­стов. Его кни­га, кста­ти, у нас в интер­нет-мага­зине на сай­те ТрВ-Нау­ка явля­ет­ся лиде­ром про­даж. Из про­шед­ших в финал я рад Алек­сан­дру Пан­чи­ну.

Ася Казан­це­ва, науч­ный жур­на­лист, лау­ре­ат пре­мии «Про­све­ти­тель» 2014 года:

Я в этом году созна­тель­но отка­за­лась от уча­стия в голо­со­ва­нии со сво­ей розо­вой книж­кой — не хоте­ла созда­вать ситу­а­цию, в кото­рой я мог­ла бы оття­нуть голо­са жюри от «Сум­мы био­тех­но­ло­гии» Алек­сандра Пан­чи­на. Я уве­ре­на, что это одна из самых важ­ных книг, выхо­див­ших за послед­ние годы, я не сомне­ва­лась, что она прой­дет в корот­кий спи­сок, и искренне наде­юсь, что она побе­дит.

Я не чита­ла книж­ку по физи­ке, попав­шую в шорт-лист, зато чита­ла все три по био­ло­гии, и они все мне нра­вят­ся. Мно­гие кри­ти­ко­ва­ли «Пес­ни дра­ко­нов» за то, что там мало попу­ля­ри­за­ции кон­крет­ных зна­ний и фак­тов. Дей­стви­тель­но, это ско­рее худо­же­ствен­ный текст, после про­чте­ния кото­ро­го любо­му чело­ве­ку немед­лен­но хочет­ся всё бро­сить и уйти в бли­жай­шие джунгли зани­мать­ся зоо­ло­ги­ей. Но созда­ние эмо­ци­о­наль­но поло­жи­тель­но­го отно­ше­ния к нау­ке — это тоже важ­ная зада­ча попу­ля­ри­за­ции, хотя и смеж­ная с той, кото­рую реша­ют обыч­ные науч­но-попу­ляр­ные кни­ги. Что каса­ет­ся Бори­са Жуко­ва, то он насле­ду­ет тра­ди­ции совет­ско­го науч­по­па в самом луч­шем смыс­ле это­го сло­ва — он очень обсто­я­тель­но, деталь­но и нето­роп­ли­во рас­ска­зы­ва­ет о том, как раз­ви­ва­лись иссле­до­ва­ния пове­де­ния, и это важ­ный кон­текст для того, что­бы пони­мать, к чему они при­шли сего­дня.

Как и мно­гим дру­гим людям, мне очень жаль, что в корот­кий лист не попа­ла кни­га Миха­и­ла Ники­ти­на. Это преж­де все­го огром­ная поте­ря для науч­но-попу­ляр­ных лек­то­ри­ев «Про­све­ти­те­ля», пото­му что Миха­ил — один из луч­ших лек­то­ров-био­ло­гов в нашей стране, он уме­ет рас­ска­зы­вать про lac-опе­рон и Hox-гены так, что­бы и под­го­тов­лен­ным, и непод­го­тов­лен­ным слу­ша­те­лям (одно­вре­мен­но!) было понят­но и инте­рес­но. Навер­ное, жюри про­сто не реши­лось состав­лять шорт-лист пол­но­стью из книг по био­ло­гии?

Мне кажет­ся, ниче­го страш­но­го бы в этом не было. Но вооб­ще, конеч­но, я ужас­но сочув­ствую чле­нам жюри — лонг-лист с каж­дым годом ста­но­вит­ся всё луч­ше и луч­ше, и выбрать из него все­го-то какие-то четы­ре книж­ки так, что­бы не выплес­нуть за борт еще кучу не менее важ­ных, кажет­ся, уже про­сто невоз­мож­но. Пре­мия «Про­све­ти­тель» хоте­ла рас­цве­та науч­но-попу­ляр­но­го кни­го­из­да­ния в Рос­сии — вот вам рас­цвет, полу­чи­те и рас­пи­ши­тесь. Не то что в шорт-лист, в книж­ный шкаф уже ниче­го не поме­ща­ет­ся.

Дмит­рий Баюк, член жюри:

Я твер­до уве­рен, что жюри совер­ши­ло боль­шую ошиб­ку, и в пол­ной мере осо­знаю свою ответ­ствен­ность за эту ошиб­ку. Я уве­рен, что луч­шим кан­ди­да­том на глав­ную пре­мию в номи­на­ции есте­ствен­ных и точ­ных наук была бы кни­га М. Ники­ти­на «Про­ис­хож­де­ние жиз­ни: от туман­но­сти до клет­ки», и я до сих пор не могу понять, как мог­ло слу­чить­ся, что она не попа­ла в шорт-лист. При этом сра­зу ого­во­рюсь, что вовсе не счи­таю эту кни­гу лишен­ной недо­стат­ков и даже не счи­таю, что авто­ру уда­лось хоть в какой-то сте­пе­ни дать ответ на вопро­сы, оче­вид­но содер­жа­щи­е­ся в заго­лов­ке: что есть жизнь, спо­соб­на ли она к само­за­рож­де­нию, и если да, то как оно про­ис­хо­дит? Более того, уже пер­вая фра­за кни­ги (после всех необ­хо­ди­мых пре­ди­сло­вий): «Зем­ля — един­ствен­ная извест­ная нам пла­не­та, на кото­рой есть жизнь» — оче­вид­но невер­на. Пра­виль­нее было бы ска­зать: «Зем­ля — един­ствен­ная пла­не­та, о жиз­ни на кото­рой мы кое-что зна­ем». Но в ней есть глав­ное: она рас­ска­зы­ва­ет о совре­мен­ной нау­ке и дела­ет это увле­ка­тель­но и ясно. Не сомне­ва­юсь, что об этом авто­ре мы еще услы­шим.

Ошиб­ка, на мой взгляд, вкра­лась в рабо­ту жюри и при обсуж­де­нии вто­рой номи­на­ции, по гума­ни­тар­ным нау­кам. В дан­ном слу­чае обе кни­ги, кото­рые, я убеж­ден, достой­ны глав­но­го при­за, попа­ли в корот­кий спи­сок, но туда же попа­ла и одна из книг, кото­рые никак не долж­ны были там ока­зать­ся. Сей­час я не чув­ствую себя впра­ве ска­зать пря­мо, о каких имен­но кни­гах речь, но чув­ствую себя впра­ве ска­зать иное: обсуж­де­нию пред­ше­ство­ва­ло рей­тин­го­вое голо­со­ва­ние, и по обо­им спис­кам резуль­та­ты рей­тин­го­во­го голо­со­ва­ния луч­ше ито­го­вых спис­ков, они боль­ше соот­вет­ство­ва­ли истин­ным досто­ин­ствам книг. Полу­ча­ет­ся, что в обо­их слу­ча­ях обсуж­де­ние книг не спо­соб­ство­ва­ло адек­ват­но­сти их оцен­ки. Это обсто­я­тель­ство меня нема­ло обес­ку­ра­жи­ло.

В ходе обсуж­де­ния мно­го гово­ри­лось о при­ро­де науч­ной попу­ля­ри­за­ции, и мне хоте­лось, что­бы ска­зан­ное там было со вре­ме­нем обна­ро­до­ва­но. Оно не име­ет пря­мо­го отно­ше­ния к тому, как имен­но оце­ни­ва­лись кни­ги, но силь­но мог­ло бы про­яс­нить, поче­му неко­то­рые из книг, будучи по-сво­е­му заме­ча­тель­ны­ми, не мог­ли рас­смат­ри­вать­ся как пре­тен­ден­ты на пре­мию. При­чем это в зна­чи­тель­но боль­шей сте­пе­ни отно­сит­ся к кни­гам гума­ни­тар­но­го спис­ка: меня и само­го при чте­нии их удив­ля­ло, поче­му прак­ти­че­ски все кни­ги есте­ствен­но­на­уч­но­го спис­ка явно напи­са­ны с попу­ля­ри­за­тор­ски­ми целя­ми, а неко­то­рые кни­ги гума­ни­тар­но­го спис­ка пред­став­ля­ли собой фак­ти­че­ски науч­ные моно­гра­фии, авто­ры кото­рых ори­ен­ти­ро­ва­лись ско­рее на сво­их кол­лег, чем на непод­го­тов­лен­но­го чита­те­ля.

Но очень удач­ный при­мер попу­ля­ри­за­ции исто­ри­че­ских зна­ний нам встре­тил­ся в кни­ге Зазу­ли­ной о Пав­ле I — рос­сий­ском импе­ра­то­ре, не то что­бы совсем забы­том, но всё же дале­ко не самом люби­мом пер­со­на­же исто­ри­че­ских книг. Осо­бый инте­рес этой кни­ги для меня в том, что там мно­го вни­ма­ния уде­ля­ет­ся инте­ре­су Пав­ла I к аст­ро­но­мии и его кон­так­там по это­му пово­ду с уче­ны­ми Санкт-Петер­бург­ской ака­де­мии наук. Мне жаль, что эта кни­га не попа­ла в шорт-лист, но я уве­рен, что она будет по досто­ин­ству оце­не­на чита­те­ля­ми.

Нако­нец, мне бы хоте­лось под­черк­нуть, что, как пра­ви­ло, за хоро­шей науч­но-попу­ляр­ной кни­гой сто­ит яркая фило­соф­ская идея. Очень ред­ки удач­ные науч­но-попу­ляр­ные кни­ги, напи­сан­ные исклю­чи­тель­но ради попу­ля­ри­за­ции зна­ний. Я убеж­ден, напри­мер, что в кни­ге А. Пан­чи­на «Сум­ма био­тех­но­ло­гии» чле­нов жюри в боль­шей сте­пе­ни увлек­ли фило­соф­ские выво­ды, чем науч­ные фак­ты. Автор, види­мо, пони­мал это и сам, наме­кая назва­ни­ем сво­ей кни­ги на свя­то­го Фому Аквин­ско-го или, точ­нее, наме­кая на Ста­ни­сла­ва Лема, наме­ка­ю­ще­го на сред­не­ве­ко­вую схо­ла­сти­че­скую тра­ди­цию, в кото­рой, как мы пом­ним, фило­со­фия пря­мо назы­ва­лась слу­жан­кой тео­ло­гии.

Конеч­но, фило­со­фия дав­но уже пере­ста­ла быть слу­жан­кой тео­ло­гии, а нау­ка пере­ста­ла на каж­дом шагу огля­ды­вать­ся на фило­со­фию, позна­ние при­ро­ды и чело­ве­че­ско­го обще­ства науч­ны­ми мето­да­ми при­во­дит к тупи­кам, выхо­ды из кото­рых могут быть най­де­ны мето­да­ми исклю­чи­тель­но фило­соф­ски­ми. На мой взгляд, появ­ле­ние науч­но-попу­ляр­ных книг, в кото­рых эта их осо­бен­ность не спря­та­на, а выде­ле­на и пред­ло­же­на к обсуж­де­нию, сто­ит вся­че­ски при­вет­ство­вать.

Олег Доб­ро­воль­ский, худож­ник, иллю­стра­тор книг:

Я, конеч­но, болел за те, кото­рые иллю­стри­ро­вал. А в финал вышли они обе, и даже не знаю, за кого болеть теперь. Кни­гу Алек­сандра Пан­чи­на делать было труд­нее и непри­выч­нее, а Бори­са Жуко­ва — весе­лее… А как книж­ки они обе хоро­шие!

Егор Заде­ре­ев, био­лог, попу­ля­ри­за­тор нау­ки:

Из длин­но­го спис­ка я читал толь­ко «Сум­му био­тех­но­ло­гии» — она вошла в шорт-лист, так что я вполне удо­вле­тво­рен. Что каса­ет­ся поста­нов­ки вопро­са: «Доволь­ны ли Вы выбо­ром жюри?» — я был в жюри несколь­ких кон­кур­сов, в том чис­ле все­рос­сий­ских. Все­гда есть побе­див­шие и про­иг­рав­шие. Все­гда есть недо­воль­ные и доволь­ные выбо­ром жюри. Не быва­ет иде­аль­но пра­виль­но­го реше­ния.

<…> Поэто­му я не вижу пово­да обсуж­дать выбор жюри, а буду ждать фина­ла это­го года и болеть за кни­гу Алек­сандра Пан­чи­на.

Нико­лай Андре­ев, Сер­гей Коно­ва­лов, Ники­та Паню­нин, чле­ны жюри:

На цере­мо­нии объ­яв­ле­ния шорт-лита пре­мии «Про­све­ти­тель» уже гово­ри­ли об «уро­жай­но­сти» в этом году для гума­ни­тар­но­го спис­ка. К чис­лу назван­ных там инте­рес­ных книг, не вошед­ших в корот­кий спи­сок, хотим доба­вить кни­гу «Дунай: река импе­рий», кото­рую напи­сал Андрей Шарый.

Кли­по­вая мане­ра пред­став­ле­ния инфор­ма­ции, мыс­лей, впе­чат­ле­ний гос­под­ству­ет не толь­ко в интер­не­те и мас­сме-диа, но про­яв­ля­ет­ся и во мно­гих кни­гах. Слож­ные и «длин­ные» темы раз­би­ва­ют­ся на оскол­ки, дале­ко не все­гда даю­щие ощу­ще­ние цель­но­сти, связ­но­сти. А без это­го серьез­ную зада­чу не решить.

В кни­ге А. Шаро­го рас­сказ о деся­ти при­ду­най­ских стра­нах ведет­ся не раз­об­щен­но, а нани­зан на объ­еди­ня­ю­щий стер­жень, в роли кото­ро­го высту­па­ет Дунай. Река как объ­еди­ня­ю­щий повест­во­ва­ние герой — силь­ный и инте­рес­ный ход, а дина­мизм рас­ска­за обес­пе­чи­ва­ет­ся есте­ствен­ным «дви­га­те­лем» — тече­ни­ем Дуная. Впро­чем, вели­кая река инте­рес­на и сама по себе.

Чув­ству­ет­ся, что автор хоро­шо зна­ет исто­рию и совре­мен­ную жизнь этих мест, кни­га увле­ка­тель­на и содер­жа­тель­на.

Фраг­мен­ты выступ­ле­ний на пресс-кон­фе­рен­ции пре­мии

Роман Тимен­чик, пред­се­да­тель жюри:

У это­го крат­ко­го гума­ни­тар­но­го спис­ка есть реша­ю­щее отри­ца­тель­ное свой­ство. Он кра­ток, и поэто­му участ­ву­ю­щим вче­ра в обсуж­де­нии чле­нам жюри при­хо­ди­лось делать над собой уси­лие, выис­ки­вать какие-то порой мик­ро­ско­пи­че­ские недо­че­ты в тех кни­гах, кото­рые долж­ны были остать­ся в длин­ном спис­ке и не вой­ти в корот­кий. Я впер­вые участ­вую в рабо­те тако­го жюри, поэто­му и всем оце­ни­ва­ю­щим, и оце­ни­ва­ю­щим эти оцен­ки нуж­но учесть то, что мы оце­ни­ва­ли не толь­ко руко­пи­си, но и кни­ги, кото­рые будут читать­ся, поэто­му в ряде слу­ча­ев бал­лы были сни­же­ны не за каче­ство сочи­не­ния, а за каче­ство изда­ния. И наобо­рот, в каких-то слу­ча­ях оформ­ле­ние, внеш­ний вид и постро­е­ние кни­ги рабо­та­ли на более высо­кую оцен­ку само­го сочи­не­ния.

Кни­ги длин­но­го спис­ка, не вошед­шие в корот­кий спи­сок, ничем не хуже корот­ко­го, и вооб­ще этот год явно уро­жай­ный для гума­ни­тар­но­го спис­ка. Такой яблоч­ный год, когда вышло ред­кое коли­че­ство без­услов­но хоро­ших книг. Дай бог, что­бы так было все­гда! <…>

Евге­ний Буни­мо­вич, член жюри:

<…> В этом году гума­ни­тар­ный спи­сок был не сла­бее есте­ствен­но­на­уч­но­го и даже в сво­ем раз­но­об­ра­зии пока­зал­ся в чем-то убе­ди­тель­нее.

Мне очень понра­ви­лась в гума­ни­тар­ном спис­ке кни­га Ната­льи Зазу­ли-ной «Мис­сия вели­ко­го кня­зя» (М.: Бос-лен, 2015), она очень кра­си­во изда­на и пред­став­ля­ет собой цель­ное иссле­до­ва­ние. <…> Еще об одной кни­ге я бы хотел ска­зать отдель­но. (Кни­га Рудоль­фа Буру­ков­ско­го и Мари­ны Подоль­ской «О чем поют ракуш­ки» («Kazan-Казань», 2013). — Ред.) Навер­ное, нет ни одно­го взрос­ло­го или ребен­ка, кото­рый на бере­гу моря не под­па­да­ет под оба­я­ние раку­шек и не начи­на­ет их соби­рать. Я каж­дый раз при­во­жу их домой, а потом думаю, куда их деть. Совер­шен­но изу­ми­тель­ная кни­га людей, кото­рые посвя­ти­ли этой теме всю жизнь. Я посвя­тил свою жизнь дру­го­му и даже немно­го им зави­дую — может быть, надо было тоже занять­ся ракуш­ка­ми и быть счаст­ли­вым…

Дмит­рий Зимин, осно­ва­тель пре­мии:

Кро­ме ощу­ще­ния празд­ни­ка у меня с само­го нача­ла была некая горечь от того, что эле­мент лоте­реи, кото­рый име­ет­ся все­гда, в силу тех или иных слу­чай­но­стей остав­ля­ет за пре­де­ла­ми корот­ких спис­ков пре­крас­ные кни­ги. За неко­то­рые я драл­ся, но без­успеш­но. <…> Я горя­чо реко­мен­дую неко­то­рые кни­ги. Это кни­га, о кото­рой уже гово­ри­лось, Ната­льи Зазу­ли­ной «Мис­сия вели­ко­го кня­зя». Ред­кая кни­га, пре­лесть кото­рой заклю­ча­ет­ся в том, что ее мож­но с боль­шим удо­воль­стви­ем читать с любо­го места… А какие там иллю­стра­ции!

Если есть воз­мож­ность, поли­стай­те все кни­ги длин­но­го спис­ка. Это очень достой­ные кни­ги. Читай­те и радуй­тесь!

Под­го­то­ви­ла Ната­лия Деми­на
Видео­за­пись пресс-кон­фе­рен­ции см. здесь: https://youtu.be/TqpotJPDo5Y

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: