Встречи с бородатой неясытью

Черные перья под клювом дали бородатой неясыти ее имя

Чер­ные перья под клю­вом дали боро­да­той неясы­ти ее имя

Павел Квартальнов

Павел Квар­таль­нов, канд. биол. наук, науч. сотр. кафед­ры зоо­ло­гии позво­ноч­ных био­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та МГУ

Встре­ча с совой, осо­бен­но круп­ной, мало кого может оста­вить рав­но­душ­ным. Совы без­оши­боч­но узна­ют­ся по необыч­но­му для птиц обли­ку — по боль­шой голо­ве, по боль­шим же, смот­ря­щим впе­ред гла­зам, окру­жен­ным лице­вым дис­ком, чет­ко выде­ля­ю­щим­ся на фоне рых­ло­го опе­ре­ния боков и вер­ха голо­вы, по бес­шум­но­му поле­ту, по спо­соб­но­сти лег­ко пово­ра­чи­вать голо­ву на 300° и более. В наших лесах оби­та­ют все­го шесть видов сов — воро­бьи­ный сычик, мох­но­но­гий сыч, уша­стая сова, серая, длин­но­хво­стая и боро­да­тая неясы­ти, а так­же филин. Осталь­ные совы насе­ля­ют откры­тые про­стран­ства и ред­ко­ле­сья. Реже все­го при­хо­дит­ся встре­чать­ся с мох­но­но­гим сычом и боро­да­той неясы­тью, посколь­ку их жизнь нераз­рыв­но свя­за­на с тай­гой. Если мох­но­но­гий сыч оста­ет­ся неза­ме­чен­ным из-за неболь­ших раз­ме­ров, при­выч­ки пря­тать­ся в дуп­лах и ноч­ной актив­но­сти, то боро­да­тая неясыть, дей­стви­тель­но, ред­ка почти по всей обла­сти сво­е­го гнез­до­ва­ния. Мне все­го два раза повез­ло наблю­дать боро­да­тую неясыть в при­ро­де, об этих встре­чах я и хочу рас­ска­зать.

Бородатая неясыть кажется продолжением березового пня

Боро­да­тая неясыть кажет­ся про­дол­же­ни­ем бере­зо­во­го пня

Боро­да­тая неясыть при­над­ле­жит к наи­бо­лее круп­ным нашим совам, раз­мах ее кры­льев дости­га­ет полу­то­ра мет­ров, одна­ко вес неве­лик. Сам­ки весят несколь­ко более кило­грам­ма, сам­цы — и того мень­ше, все­го 700– 800 г. Это мало, учи­ты­вая, что филин, лишь незна­чи­тель­но пре­вы­шая боро­да­тую неясыть по раз­ме­рам, весит гораз­до тяже­лее — до трех кило­грам­мов! Раз­ни­ца в весе отра­жа­ет раз­ни­цу в вели­чине муску­лов, и мож­но было бы пред­по­ло­жить, что более лег­кие совы пита­ют­ся более сла­бой добы­чей, одна­ко пря­мой свя­зи здесь нет. Филин, дей­стви­тель­но, спо­со­бен охо­тит­ся не толь­ко на поле­вок и крыс, но так­же на зай­цев, куро­па­ток, уток и даже на моло­дых оле­ней и косуль. В то же вре­мя гораз­до более мел­кая серая неясыть спо­соб­на брать отно­си­тель­но круп­ную и рис­ко­ван­ную добы­чу. В Англии, напри­мер, серая неясыть регу­ляр­но разо­ря­ет гнез­да яст­ре­бов, уби­вая под­рос­ших птен­цов. В запо­вед­ни­ке «Брян­ский лес» в кон­це янва­ря 2014 года я нашел сви­де­тель­ства охо­ты этой совы на сой­ку. Лег глу­бо­кий снег, сто­я­ли силь­ные моро­зы и мно­гим пти­цам было труд­но добы­вать корм. Одной из соек повез­ло най­ти желудь, спря­тан­ный, ско­рее все­го, ею же, у обо­чи­ны лес­ной доро­ги. На сой­ку, увле­чен­ную едой, напа­ла голод­ная серая неясыть. Сой­ка кру­ти­лась на сне­гу, пыта­ясь вырвать­ся, но сова не раз­жи­ма­ла ког­ти, и исход борь­бы был пред­ре­шен. Когда я наткнул­ся на место этой тра­ге­дии, на сне­гу, поли­том кро­вью сой­ки, оста­ва­лись ее перья и «под­пись» совы, по кото­рой и уда­лось ее опре­де­лить — чет­кий отпе­ча­ток лапы с дву­мя направ­лен­ны­ми назад паль­ца­ми.

Зная о таких повад­ках серой неясы­ти, не при­хо­дит­ся удив­лять­ся, что более круп­ная и силь­ная длин­но­хво­стая неясыть регу­ляр­но вклю­ча­ет в свой раци­он белок, ряб­чи­ков и даже тете­ре­вов и моло­дых глу­ха­рей. Но боро­да­тая неясыть, напро­тив, пита­ет­ся исклю­чи­тель­но мыше­вид­ны­ми гры­зу­на­ми. Эта при­выч­ка, не поз­во­ля­ю­щая ей пере­хо­дить на заме­ща­ю­щие виды кор­мов, вынуж­да­ет сов регу­ляр­но отко­че­вы­вать с мест гнез­до­ва­ния в отно­си­тель­но корм­ные рай­о­ны. Аме­ри­кан­ский зоо­лог Роберт Неро, изу­чав­ший этих сов в 1970-е годы, обна­ру­жил, что зимой голод­ные пти­цы настоль­ко увле­че­ны поис­ка­ми добы­чи, что поз­во­ля­ют ловить их почти что голы­ми рука­ми. Отлав­ли­вая боро­да­тых неясы­тей для коль­це­ва­ния, Неро зама­ни­вал их в ловуш­ку игру­шеч­ной мыш­кой, кото­рую волок­ли по сне­гу с помо­щью спин­нин­га. Если же в каче­стве при­ман­ки исполь­зо­ва­ли насто­я­щую мышь, то охо­тив­шу­ю­ся сову в момент брос­ка про­сто накры­ва­ли сач­ком.

К сожа­ле­нию, в окрест­но­стях Моск­вы боро­да­тые неясы­ти даже на кочев­ках появ­ля­ют­ся неча­сто, а на гнез­до­ва­ние оста­ют­ся еди­нич­ные пары. В Евро­пей­ской части Рос­сии боро­да­тые неясы­ти с отно­си­тель­но боль­шой чис­лен­но­стью гнез­дят­ся толь­ко в Архан­гель­ской обла­сти, где пара от пары может селить­ся на рас­сто­я­нии поряд­ка 30 км. К тому момен­ту, когда мне само­му уда­лось встре­тить этих сов на евро­пей­ском севе­ре, я уже имел опыт зна­ком­ства с боро­да­той неясы­тью. Про­изо­шло это у южной гра­ни­цы рас­про­стра­не­ния совы, в Амур­ской обла­сти. 3 июня 2014 года. Закан­чи­вая наблю­де­ния за пеноч­ка­ми на краю мари в Анто­нов­ском лес­ни­че­стве Хин­ган­ско­го запо­вед­ни­ка, я уви­дел круп­ную сову, в сгу­ща­ю­щих­ся сумер­ках выле­тев­шую из мел­ко­ле­сья. Хотя неясыть выле­те­ла пря­мо на меня, эта встре­ча была настоль­ко неожи­дан­ной, что я не успел тол­ком рас­смот­реть ее и опре­де­лил сову не по харак­тер­ной жел­той радуж­ке глаз или кон­цен­три­че­ским кру­гам на лице­вом дис­ке, а по цве­ту перьев, окру­жа­ю­щих клюв — бело­му, а не серо­му, как у длин­но­хво­стой неясы­ти. В после­ду­ю­щие дни я неод­но­крат­но встре­чал в рощах у Клё­шен­ско­го озе­ра длин­но­хво­стых неясы­тей с вывод­ка­ми под­рос­ших птен­цов, но повтор­но най­ти боро­да­тую неясыть мне там так и не уда­лось.

Порженский погост

Поржен­ский погост

Все­гда досад­но уви­деть ред­кую пти­цу толь­ко еди­но­жды, и то мель­ком. Мне при­шлось ждать два года, преж­де чем уда­лось рас­смот­реть боро­да­тую неясыть побли­же. В июле 2016 года я участ­во­вал в про­ве­де­нии эко­ло­ги­че­ской сме­ны в дет­ском лаге­ре на тер­ри­то­рии Кено­зер­ско­го наци­о­наль­но­го пар­ка, неда­ле­ко от Кар­го­по­ля, вел там экс­кур­сии, пока­зы­вая школь­ни­кам птиц и сле­ды зве­рей. 16 июля вме­сте с груп­пой участ­ни­ков лаге­ря, с вожа­ты­ми и педа­го­га­ми мы вышли из дерев­ни Масель­га к Поржен­ско­му пого­сту — памят­ни­ку архи­тек­ту­ры XVIII века, недав­но отре­ста­ври­ро­ван­но­му. Путь был неблиз­кий, более 15 км по лес­ной доро­ге, и мы оста­но­ви­лись отдох­нуть на пол­пу­ти у забро­шен­ной дерев­ни Думи­но. Пока гото­вил­ся обед, мы со школь­ни­ка­ми про­шлись по деревне и по ее бли­жай­шим окрест­но­стям. Была сере­ди­на дня, жара, и птиц уда­лось уви­деть немно­го. На обрат­ном пути я отпу­стил детей с вожа­тым на обед и свер­нул в забо­ло­чен­ный берез­няк, отку­да доно­си­лись хрип­лые кри­ки, заин­те­ре­со­вав­шие меня. Я не мог понять, какая пти­ца их изда­ва­ла. Вдво­ем с дирек­то­ром лаге­ря, Татья­ной Козин­ской, мы не про­шли и сот­ни мет­ров от доро­ги, как уви­де­ли сидев­шую на высо­ком сухом пне взрос­лую боро­да­тую неясыть. Огром­ная сова сиде­ла мол­ча и, каза­лось, не уде­ля­ла нам долж­но­го вни­ма­ния. Бег­ло посмот­рев на нас, она нача­ла что-то раз­гля­ды­вать в сто­роне, и мне при­хо­ди­лось изда­вать губа­ми тон­кий писк, напо­ми­на­ю­щий писк мыши, что­бы сова сно­ва повер­ну­лась к нам, поз­во­лив себя сфо­то­гра­фи­ро­вать. В юно­сти, под­ма­ни­вая так серую неясыть, я чуть было не лишил­ся гла­за, когда сова выле­те­ла ко мне в густых сумер­ках, уже выпу­сти­ла ког­ти и еле успе­ла затор­мо­зить и отвер­нуть от само­го мое­го лица. Но при све­те дня такое мани­пу­ли­ро­ва­ние совой каза­лось без­опас­ным. Дей­стви­тель­но, огром­ная пти­ца и не поду­ма­ла сле­теть с удоб­но­го насе­ста. Сова под­пу­сти­ла нас близ­ко, сиде­ла дол­го, но потом, нако­нец, взъеро­ши­ла перья, выпу­сти­ла в нашу сто­ро­ну струю поме­та и пере­ле­те­ла мет­ров на трид­цать.

Хрип­лый крик повто­рил­ся, и мы, при­бли­зив­шись, уви­де­ли сидев­ше­го в кроне бере­зы совен­ка. Взрос­лых боро­да­тых неясы­тей мне при­хо­ди­лось ранее видеть в нево­ле, но с совен­ком я позна­ко­мил­ся впер­вые. Обыч­но совя­та выгля­дят милы­ми пуши­сты­ми шари­ка­ми с огром­ны­ми тро­га­тель­ны­ми гла­за­ми, но этот под­ро­сток был ско­рее смеш­ным и урод­ли­вым. Обте­ка­е­мая фор­ма и круп­ные раз­ме­ры боро­да­той неясы­ти созда­ют­ся пыш­ным опе­ре­ни­ем, и сове­нок, уже теря­ю­щий пух, но еще тол­ком не опе­рен­ный, выгля­дел стран­но — с огром­ным клю­вом и выпу­чен­ны­ми гла­за­ми на неожи­дан­но малень­кой голо­ве. Замол­чав, сове­нок начал рас­смат­ри­вать нас, пря­чась за ство­лом бере­зы. Дру­гой пте­нец, сидев­ший немно­го выше, выгля­ды­вал из лист­вы.

Один птенец выглядывал из-за березовых листьев

Один пте­нец выгля­ды­вал из-за бере­зо­вых листьев

Другой птенец смотрел на людей из-за ствола дерева

Дру­гой пте­нец смот­рел на людей из-за ство­ла дере­ва

Боро­да­тая неясыть отно­сит­ся к пти­цам, сме­ло защи­ща­ю­щим сво­их птен­цов. Совы не остав­ля­ют свое гнез­до при появ­ле­нии вра­га, кру­жат рядом, кри­чат, и могут пустить в ход ког­ти, пыта­ясь уда­рить чет­ве­ро­но­го­го хищ­ни­ка или чело­ве­ка. Счи­та­ет­ся, что такая сме­лость поз­во­ля­ет им отго­нять от гнезд даже мед­ве­дей. В то же вре­мя для бра­ко­нье­ров-охот­ни­ков гнез­до­вые пары боро­да­тых неясы­тей, не испы­ты­ва­ю­щих стра­ха перед чело­ве­ком, ста­но­вят­ся лег­кой добы­чей. Если не зале­зать на дере­во с гнез­дом, напа­де­ния совы мож­но не опа­сать­ся. Пред­по­чи­тая засе­лять ста­рые гнез­да яст­ре­бов и каню­ков, боро­да­тая неясыть лишь изред­ка гнез­дит­ся на зем­ле, и ей неча­сто при­хо­дит­ся обе­ре­гать малень­ких птен­цов от чело­ве­ка. Те, кому всё же при­хо­ди­лось ста­но­вить­ся объ­ек­том напа­де­ния этой совы, рас­ска­зы­ва­ют о ее силе, о том, что в слу­чае тако­го напа­де­ния порою не уда­ет­ся удер­жать­ся на ногах. Но когда птен­цы под­рас­та­ют, роди­те­ли пере­ста­ют защи­щать их настоль­ко рья­но. Сле­тев­шая со сво­е­го насе­ста неясыть не ста­ла воз­вра­щать­ся, когда мы напра­ви­лись к ее птен­цам. Птен­цы не боя­лись нас и не зва­ли роди­те­лей, и толь­ко один из них пере­ле­тел, заме­тив, что мы на мину­ту отвлек­лись. Сде­лал он это совер­шен­но бес­шум­но, совсем как взрос­лая пти­ца, но пере­ме­стил­ся неда­ле­ко, и вско­ре мы его сно­ва нашли.

Спу­стя пару часов мы вер­ну­лись к семье неясы­тей уже с груп­пой школь­ни­ков и взрос­лых, все­го более 30 чело­век. Птен­цы сиде­ли на преж­них местах, как и взрос­лая пти­ца, и не ста­ли впа­дать в пани­ку, обна­ру­жив такую тол­пу любо­пыт­ству­ю­щих. Боро­да­тые неясы­ти обес­пе­чи­ли мне одну из самых удач­ных и запо­ми­на­ю­щих­ся орни­то­ло­ги­че­ских экс­кур­сий.

Павел Квар­таль­нов
Фото
авто­ра

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *