Женское образование в мире животных

Наталья Резник
Ната­лья Рез­ник

Живот­ные уме­ют мно­гое. Напри­мер, бутыл­ко­но­сые дель­фи­ны Tursiops sp., оби­та­ю­щие в Аку­льем зали­ве у бере­гов Австра­лии, отла­мы­ва­ют кус­ки губок и скре­бут ими по дну, вспу­ги­вая рыбу, кото­рая зата­и­лась в пес­ке или меж­ду кам­ней. С помо­щью эхо­ло­ка­ции ее обна­ру­жить нель­зя, а выгнать из укры­тия мож­но. Губ­кой скре­сти удоб­нее, она защи­ща­ет рострум дель­фи­на от повре­жде­ний (рис. 1). Эта мето­ди­ка охо­ты очень эффек­тив­на, но она не врож­ден­ная, ей нуж­но учить­ся. При­чем в каче­стве учи­те­лей высту­па­ют исклю­чи­тель­но мате­ри, от посто­рон­ней взрос­лой осо­би ее пере­нять невоз­мож­но. Ана­лиз мито­хон­дри­аль­ной ДНК сви­де­тель­ству­ет, что все дель­фи­ны груп­пы, исполь­зу­ю­щие губ­ки для про­че­сы­ва­ния дна, име­ют общую пра­ро­ди­тель­ни­цу. Живот­ные, не овла­дев­шие этой тех­ни­кой, охо­тят­ся дру­ги­ми спо­со­ба­ми, а «губоч­ни­ки» дер­жат­ся особ­ня­ком [1].

Рис. 1. Бутылконосый дельфин с губкой [1]
Рис. 1. Бутыл­ко­но­сый дель­фин с губ­кой [1]
Репу­та­ция умель­цев дав­но и проч­но закре­пи­лась за шим­пан­зе Pan troglodytes. Их попу­ля­цию в наци­о­наль­ном пар­ке Таи (Кот-д’Ивуар) более 35 лет изу­ча­ют спе­ци­а­ли­сты Инсти­ту­та эво­лю­ци­он­ной антро­по­ло­гии име­ни Мак­са План­ка под руко­вод­ством Кри­сто­фа Боша (Christophe Boesch). Эти обе­зья­ны выужи­ва­ют мура­вьев и тер­ми­тов, опус­кая в их гнез­да тон­кие палоч­ки (рис. 2).
Рис. 2. Самка шимпанзе в окружении молодежи выуживает муравьев палочкой (www.cell.com)
Рис. 2. Сам­ка шим­пан­зе в окру­же­нии моло­де­жи выужи­ва­ет мура­вьев палоч­кой (www.cell.com)

Они так­же осво­и­ли более совер­шен­ный спо­соб кол­ки оре­хов коулы (Coula edulis) и раз­би­ва­ют их не на зем­ле, а на бревне или корне, а в каче­стве молот­ка им слу­жит камень или тол­стая вет­ка — раз­ные груп­пы обе­зьян исполь­зу­ют раз­ные тех­ни­ки (рис. 3). Эти мето­ди­ки тоже при­хо­дит­ся осва­и­вать, и прой­дет не один год, преж­де чем юная обе­зья­на научит­ся у мате­ри пра­виль­но раз­би­вать орех.

Рис. 3. Шимпанзе разбивает орех коулы, положив его на корень, а в качестве молотка использует толстую ветку. В других группах обезьян молотком может служить камень, а наковальней — бревно (www.cell.com)
Рис. 3. Шим­пан­зе раз­би­ва­ет орех коулы, поло­жив его на корень, а в каче­стве молот­ка исполь­зу­ет тол­стую вет­ку. В дру­гих груп­пах обе­зьян молот­ком может слу­жить камень, а нако­валь­ней — брев­но (www.cell.com)

Дель­фи­нов и шим­пан­зе объ­еди­ня­ет одна уди­ви­тель­ная чер­та: слож­ной тех­ни­кой добы­ва­ния пищи овла­де­ва­ют в основ­ном сам­ки. Так, если сам­ка дель­фи­на поль­зу­ет­ся губ­кой, ее уме­ние пере­ни­ма­ют более 90% доче­рей и менее поло­ви­ны сыно­вей, хотя и сам­цам оно при­го­ди­лось бы. У шим­пан­зе сход­ная ситу­а­ция — око­ло 80% оре­хов коулы раз­би­ва­ют сам­ки, при­чем дела­ют это не толь­ко чаще, но и эффек­тив­нее сам­цов. Лов­ле тер­ми­тов доче­ри так­же обу­ча­ют­ся быст­рее и дела­ют это более про­фес­си­о­наль­но, чем сыно­вья, точ­но копи­руя мето­ди­ку мате­ри.

Что­бы объ­яс­нить фено­мен пре­иму­ще­ствен­но жен­ско­го обра­зо­ва­ния, спе­ци­а­ли­сты выдви­ну­ли гипо­те­зу несо­по­ста­ви­мых пре­иму­ществ (disparate benefts). Соглас­но этой гипо­те­зе, обу­че­ние ниче­го не сто­ит учи­те­лю. Дете­ны­ши про­сто наблю­да­ют за пове­де­ни­ем мате­ри и таким обра­зом усва­и­ва­ют нау­ку. Смот­реть, есте­ствен­но, могут все, но у моло­дых самок силь­нее сти­мул к обу­че­нию, посколь­ку от осво­е­ния дан­ной мето­ди­ки они полу­чат боль­шую выго­ду, чем сам­цы.

Воз­мож­но, сам­кам бутыл­ко­но­со­го дель­фи­на нуж­но боль­ше энер­гии для рож­де­ния и вос­пи­та­ния потом­ства, или дело в том, что кор­мо­вой уча­сток сам­цов обшир­нее, и сам­кам, что­бы полу­чить доста­точ­ное коли­че­ство пищи с мень­шей тер­ри­то­рии, при­хо­дит­ся осва­и­вать тех­ни­ку при­дон­ной охо­ты. Что каса­ет­ся шим­пан­зе, то сам­цы охо­тят­ся, а сам­ки — нет, поэто­му они вынуж­де­ны искать аль­тер­на­тив­ные источ­ни­ки бел­ка, совер­шен­ствуя мето­ды рас­ка­лы­ва­ния оре­хов и выужи­ва­ния насе­ко­мых из гнезд.

С этой гипо­те­зой не согла­сен Мэтью Зеф­фер­ман (Matthew R. Zefferman), пост­док в уни­вер­си­те­тах Тен­нес­си и шта­та Ари­зо­на [2]. Он убеж­ден, что слож­ные навы­ки нель­зя усво­ить, про­сто наблю­дая; роди­те­ли при­кла­ды­ва­ют уси­лия, что­бы обу­чить детей, и эти уси­лия обре­ме­ни­тель­ны для роди­те­лей и сни­жа­ют их при­спо­соб­лен­ность. Что­бы дете­ныш мог всё хоро­шень­ко рас­смот­реть и усво­ить, взрос­лым при­хо­дит­ся менять свое обыч­ное пове­де­ние.

Иссле­до­ва­те­ли не зна­ют, как про­ис­хо­дит обу­че­ние у мор­ских мле­ко­пи­та­ю­щих, за ним крайне труд­но про­сле­дить, но учеб­ный про­цесс шим­пан­зе опи­сан непло­хо. В боль­шин­стве слу­ча­ев мать дает дете­ны­шу орех, камень и предо­став­ля­ет доступ к нако­вальне, ино­гда даже ухо­дит, остав­ляя его один на один с про­бле­мой. При этом сам­ка вынуж­де­на искать для себя дру­гие оре­хи, а глав­ное — новые моло­ток и нако­валь­ню. На это ухо­дят вре­мя и силы. Дете­ны­ши рас­ка­лы­ва­ют оре­хи пло­хо; если бы их коло­ла сам­ка, кор­ми­ла малы­ша и ела сама, это было бы куда эффек­тив­нее.

Уче­ные наблю­да­ли и при­ме­ры актив­но­го обу­че­ния, когда мать, видя, как ее дитя мает­ся с оре­хом, пока­зы­ва­ет, как это дела­ет­ся. Одна­ко за мно­го лет наблю­де­ний таких эпи­зо­дов отме­ти­ли толь­ко два, оче­вид­но, они боль­шая ред­кость. Что каса­ет­ся дель­фи­нов, там гипо­те­за несо­по­ста­ви­мой выго­ды тоже вызы­ва­ет сомне­ние: если сам­цы не заин­те­ре­со­ва­ны в при­дон­ной охо­те, поче­му искус­ством обра­ще­ния с губ­кой овла­де­ва­ет почти поло­ви­на сыно­вей?

Метью Зеф­фер­ман пред­ло­жил аль­тер­на­тив­ную гипо­те­зу одно­ро­ди­тель­ско­го обу­че­ния (uniparental teaching). И у бутыл­ко­но­сых дель­фи­нов, и у шим­пан­зе вос­пи­та­ни­ем и обу­че­ни­ем потом­ства зани­ма­ют­ся мате­ри, отцы в этом не участ­ву­ют. Затра­чи­вая силы на обу­че­ние дете­ны­ша, мать повы­ша­ет его при­спо­соб­лен­ность, но сни­жа­ет свою. Обу­чен­ный ею сын полу­чит пре­иму­ще­ство перед неуме­ха­ми, но свои навы­ки нико­му не пере­даст, сле­до­ва­тель­но, сам­ка инве­сти­ру­ет силы и уме­ние в одно поко­ле­ние, что невы­год­но. Иное дело доче­ри. Овла­дев искус­ством раз­би­ва­ния оре­хов на бревне, они пере­да­дут его сво­им доче­рям, а те — сво­им. Обу­чая доче­рей, мать обес­пе­чи­ва­ет уме­ние мно­гих после­ду­ю­щих поко­ле­ний, а это уже ощу­ти­мый резуль­тат. Неуди­ви­тель­но, что обра­зо­ва­нию сыно­вей они уде­ля­ют куда мень­ше вни­ма­ния.

Эмпи­ри­че­ских дан­ных для дока­за­тель­ства этой гипо­те­зы недо­ста­точ­но, осо­бен­но для дель­фи­нов. Поэто­му Зеф­фер­ман раз­ра­бо­тал две мате­ма­ти­че­ские моде­ли. Пер­вая опи­сы­ва­ет одно­ро­ди­тель­скую гипо­те­зу, то есть актив­ное обу­че­ние потом­ства. При этом сам­ка после пер­вых родов огра­ни­чи­ва­ет свой репро­дук­тив­ный потен­ци­ал, посколь­ку обу­че­ние затрат­но. Модель рас­смат­ри­ва­ет ситу­а­ции, при кото­рой мать с оди­на­ко­вой часто­той обу­ча­ет всех потом­ков, пре­иму­ще­ствен­но сыно­вей, пре­иму­ще­ствен­но доче­рей или вооб­ще нико­го.

Вто­рая модель под­ра­зу­ме­ва­ет, что обу­че­ние потом­ства не тре­бу­ет от сам­ки допол­ни­тель­ных затрат. Воз­мож­ны вари­ан­ты, при кото­рых сыно­вья и доче­ри обу­ча­ют­ся с оди­на­ко­вой часто­той, инте­рес к уче­нию про­яв­ля­ют потом­ки како­го-то одно­го пола или вооб­ще никто. Иссле­до­ва­тель про­ве­рил, какая из моде­лей луч­ше опи­сы­ва­ет реаль­ную ситу­а­цию в Аку­льем зали­ве, а ситу­а­ция эта тако­ва: часто­та исполь­зо­ва­ния губок в попу­ля­ции низ­кая (око­ло 10%), тех­но­ло­гия исполь­зо­ва­ния очень часто пере­да­ет­ся от мате­рей доче­рям, обу­че­ние сыно­вей воз­мож­но, но про­ис­хо­дит реже.

Ана­лиз двух моде­лей пока­зал, что пер­вая модель сов­па­да­ет с реаль­ной ситу­а­ци­ей в том слу­чае, если репро­дук­тив­ные выго­ды от обу­че­ния при­мер­но вдвое пре­вы­ша­ют роди­тель­ские затра­ты на него. Кста­ти, выго­ды дель­фи­нов от исполь­зо­ва­ния губок точ­но не опре­де­ле­ны. По неко­то­рым дан­ным, пло­до­ви­тость самок — носи­те­лей тех­но­ло­гии при­мер­но на 18% выше, но эта раз­ни­ца недо­сто­вер­на, и дру­гие иссле­до­ва­ния ее не под­твер­жда­ют.

Вто­рая модель, под­ра­зу­ме­ва­ю­щая пас­сив­ное обу­че­ние, не объ­яс­ня­ет жен­ско­го кре­на в обра­зо­ва­нии. С этим выво­дом согла­су­ют­ся и наблю­де­ния за шим­пан­зе. Воз­мож­но, дети обо­е­го пола учат­ся, наблю­дая за мате­рью, но при этом сам­ка еще допол­ни­тель­но зани­ма­ет­ся с дочерь­ми. И мно­ги­ми полез­ны­ми навы­ка­ми, кото­ры­ми мож­но овла­деть при пас­сив­ном обу­че­нии, сам­цы обла­да­ют наравне с сам­ка­ми. Они постиг­ли искус­ство раз­би­вать оре­хи на зем­ле, но ред­ко уме­ют поль­зо­вать­ся нако­валь­ней; выужи­ва­ют тер­ми­тов и мура­вьев, но не так вир­ту­оз­но, как их мате­ри и сест­ры.

При­об­ре­тен­ные навы­ки суще­ствен­но облег­ча­ют сам­кам жизнь. Одно­ро­ди­тель­ская гипо­те­за пред­по­ла­га­ет, что сам­кам дель­фи­нов, уме­ю­щим исполь­зо­вать губ­ки, нет необ­хо­ди­мо­сти рас­ши­рять кор­мо­вой уча­сток, им доста­точ­но мень­ше­го. Сам­ки шим­пан­зе могут не охо­тить­ся, пото­му что они ком­пен­си­ру­ют нехват­ку бел­ка мура­вья­ми и оре­ха­ми.

Как про­ис­хо­дит обу­че­ние у дру­гих видов, пока неиз­вест­но. Вооб­ще, иссле­дуя про­цесс обу­че­ния живот­ных, на про­бле­му раз­ли­чия полов вни­ма­ния прак­ти­че­ски не обра­ща­ют. По мне­нию Мэтью Зеф­фер­ма­на, у всех видов, в кото­рых обу­че­ни­ем потом­ства зани­ма­ет­ся лишь один из роди­те­лей, более «обра­зо­ван­ны­ми» будут пред­ста­ви­те­ли вос­пи­ты­ва­ю­ще­го и обу­ча­ю­ще­го пола. Эту гипо­те­зу мож­но про­ве­рить на мор­ской выдре Enhydra lutris. Эти живот­ные раз­би­ва­ют рако­ви­ны мол­люс­ков о кам­ни, и есть сооб­ще­ния, что сам­цы и сам­ки поль­зу­ют­ся ору­ди­я­ми по-раз­но­му.

Суще­ство­ва­ние актив­но­го обу­че­ния у живот­ных пока нахо­дит­ся под вопро­сом. Мно­гие иссле­до­ва­те­ли отка­зы­ва­ют­ся при­нять его без экс­пе­ри­мен­таль­ных дока­за­тельств. Зеф­фер­ман пола­га­ет, что в усло­ви­ях, когда наблю­де­ния про­во­дить крайне слож­но, их могут заме­нить мате­ма­ти­че­ские моде­ли. Если дете­ны­шей рас­тит один из роди­те­лей, а у неко­то­рых осо­бей (при­чем зна­чи­тель­но чаще у вос­пи­ты­ва­ю­ще­го пола) встре­ча­ют­ся слож­ные навы­ки, кото­рым нуж­но учить­ся, мы впра­ве ожи­дать, что у это­го вида есть актив­ное инди­ви­ду­аль­ное обу­че­ние. И посколь­ку о дете­ны­шах в такой ситу­а­ции чаще забо­тят­ся мате­ри, каче­ствен­ное обра­зо­ва­ние у мно­гих видов — при­ви­ле­гия самок.

Ната­лья Рез­ник

1. Mann J., Sargeant B. L., Watson-Capps J. J., Gibson Q. A., Heithaus M. R., Connor R. C., Patterson E. Why do dolphins carry sponges? /​/​PLoS One. 2008. 3:e3868

2. Zefferman M. R. Mothers teach daughters because daughters teach granddaughters: the evolution of sex-biased transmission /​/​ Behavioral Ecology. 2016. 27(4). P. 1172– doi:10.1093/beheco/arw022

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
1 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Борис Шалютин Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Борис Шалютин
Борис Шалютин

Очень инте­рес­но! Спа­си­бо.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: