- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Учитель моей мечты

Будущий астрофизик, профессор РАН Юрий Ковалёв. 4-й класс

Буду­щий аст­ро­фи­зик, про­фес­сор РАН Юрий Кова­лёв. 4-й класс

Шко­ла для меня — это учи­те­ля. Мне и моим детям повез­ло встре­тить таких вели­ких людей на сво­ем пути.

1. Про­фес­си­о­нал, отдель­но и по-раз­но­му гото­вя­щий каж­дый урок, учи­ты­ва­ю­щий осо­бен­но­сти мате­ри­а­ла и детей в клас­се. Понят­но, что в этом слу­чае совер­шен­но несе­рьез­но обсуж­дать под­ра­бот­ку на сто­роне. Не хва­тит ни вре­ме­ни, ни мораль­ных сил. Воз­мож­но, наше­му пре­мьер-мини­стру не повез­ло уви­деть таких учи­те­лей.

2. Про­фес­си­о­нал, ува­жи­тель­но отно­ся­щий­ся к детям, раз­ви­ва­ю­щий досто­ин­ство детей и их спо­соб­ность неза­ви­си­мо и твор­че­ски мыс­лить.

3. Про­фес­си­о­нал, спо­соб­ный увлечь и заин­те­ре­со­вать сво­им пред­ме­том. Несколь­ко меся­цев назад мы раз­го­во­ри­лись с кол­ле­га­ми — очень успеш­ны­ми уче­ны­ми — на одной из науч­ных кон­фе­рен­ций. Ока­за­лось, мно­гие из них выбра­ли физи­ку или аст­ро­но­мию имен­но бла­го­да­ря инте­ре­су, при­ви­то­му школь­ным учи­те­лем.

Юрий Кова­лёв

 

 

Сер­гей Гури­ев, экс-рек­тор РЭШ, про­фес­сор Sciences Po в ака­де­ми­че­ском отпус­ке, глав­ный эко­но­мист Евро­пей­ско­го бан­ка рекон­струк­ции и раз­ви­тия (ЕБРР):

В 8–10-м клас­сах я учил­ся в физи­ко-мате­ма­ти­че­ской шко­ле № 145, счи­тав­шей­ся в то вре­мя луч­шей шко­лой в Кие­ве. В целом это был очень поло­жи­тель­ный опыт — в шко­ле цари­ла атмо­сфе­ра мери­то­кра­тии, я и мои дру­зья счи­та­ли боль­шин­ство пред­ме­тов полез­ны­ми, а учи­те­лей — серьез­но отно­ся­щи­ми­ся к сво­ей рабо­те. Со мно­ги­ми учи­те­ля­ми у нас оста­лись теп­лые отно­ше­ния и через мно­го лет после окон­ча­ния шко­лы. А с мои­ми одно­класс­ни­ка­ми мы встре­ча­ем­ся и сей­час — хотя мно­гие из нас дав­но уеха­ли из Кие­ва.

Будущий математик Александр Буфетов

Буду­щий мате­ма­тик Алек­сандр Буфе­тов

Алек­сандр Буфе­тов,
про­фес­сор РАН, вед. науч. сотр. МИАН и ИППИ РАН:

Во «Вто­рую шко­лу» я при­шел в 1991 году, а в 1992-м там поме­нял­ся дирек­тор и при­шла новая коман­да, воз­глав­ля­е­мая покой­ным Сер­ге­ем Алек­се­е­ви­чем Гор­дю­ни­ным и ныне здрав­ству­ю­щим Пет­ром Вади­мо­ви­чем Хме­лин­ским. При этом в шко­ле были педа­го­ги, рабо­тав­шие и рань­ше, — напри­мер, мате­ма­ти­ку мне пре­по­да­вал Алек­сандр Ива­но­вич Бала­ба­нов.

«Вто­рую шко­лу» отли­чал яркий и необыч­ный твор­че­ский кол­лек­тив. Физи­ку у меня вел Дмит­рий Ана­то­лье­вич Алек­сан­дров, кото­рый сей­час рабо­та­ет в МФТИ на кафед­ре общей физи­ки. Гор­дю­нин и Хме­лин­ский оба у меня вели пред­ме­ты (физи­ку и исто­рию).

Несмот­ря на все­воз­мож­ные тре­ния, неот­де­ли­мые от под­рост­ко­во­го пери­о­да, мы очень цени­ли наших учи­те­лей, а они отно­си­лись к нам как к рав­ным, про­сто более моло­дым, людям. Это береж­ное ува­жи­тель­ное отно­ше­ние име­ло очень боль­шое зна­че­ние. Наши учи­те­ля виде­ли в нас буду­щих мате­ма­ти­ков или физи­ков. Соот­вет­ствен­но, из клас­са и вышло несколь­ко чело­век, став­ших про­фес­си­о­наль­ны­ми иссле­до­ва­те­ля­ми: Серё­жа Сиби­ря­ков рабо­та­ет в ЦЕРНе, Рома Федо­се­ев — в Уни­вер­си­те­те Люк­сем­бур­га и т. д.

Дирек­тор с уче­ни­ка­ми здо­ро­вал­ся за руку, как это делал и Кол­мо­го­ров в интер­на­те, а на шут­ку был готов отве­тить шут­кой. Я часто опаз­ды­вал на пер­вый урок. Во «Вто­рой шко­ле» по тра­ди­ции, вве­ден­ной Вла­ди­ми­ром Фёдо­ро­ви­чем Овчин­ни­ко­вым, опоз­дав­ших встре­ча­ет на крыль­це дирек­тор и здо­ро­ва­ет­ся с ними. Для школь­но­го вече­ра я сочи­нил неболь­шое сти­хо­тво­ре­ние про то, как я опаз­ды­ваю и дро­жу при мыс­ли о пред­сто­я­щей встре­че с дирек­то­ром. Сидев­ший в пер­вом ряду Пётр Вади­мо­вич через несколь­ко дней отве­тил мне эпи­грам­мой, опи­сы­ва­ю­щей, как всё зимой меня­ет­ся, но:

Лишь Буфе­тов на те ж 5 минут опоз­да­ет.
Неиз­мен­ный как елка во все вре­ме­на…

Мой учи­тель мате­ма­ти­ки мне очень мно­гое дал. Труд­но, гово­ря об А. И. Бала­ба­но­ве, выде­лить какой-то один момент: вся его дея­тель­ность, каж­дый тща­тель­но под­го­тов­лен­ный урок пред­став­лял недо­сти­жи­мый иде­ал педа­го­ги­че­ско­го совер­шен­ства. Один из наших с ним сов­мест­ных уче­ни­ков Саша Пота­нин сей­час рабо­та­ет про­фес­со­ром ком­пью­тер­ных наук в Уни­вер­си­те­те Вел­линг­то­на в Новой Зелан­дии. Недав­но Саша мне напи­сал: «Как там Алек­сандр Ива­но­вич, мой самый люби­мый учи­тель?»

«Вто­рая шко­ла» на самом деле была шко­лой моей меч­ты.

* * *

Совет­скую шко­лу я нена­ви­дел всей душой, пошел в нее 1 сен­тяб­ря 1961 года с удо­воль­стви­ем, а вер­нул­ся в сле­зах со сло­ва­ми «вы меня не пре­ду­пре­ди­ли, что это на 10 лет».

Изме­ни­лось это, когда я пере­шел во «Вто­рую шко­лу» в 8-й класс. Это был гло­ток сво­бо­ды и радость позна­ния. Я стал не то что бы любить, но ценить шко­лу и мно­гое вос­при­ни­мал с удо­воль­стви­ем. И гор­дил­ся тем, что она не такая, как три дру­гие, в кото­рых я учил­ся рань­ше. Теп­ло вспо­ми­наю ее и мно­гих учи­те­лей до сих пор.

Шко­ла меч­ты для меня — сво­бо­да радост­но­го позна­ния: увле­чен­ные учи­те­ля, уче­ни­ки, вни­ма­ю­щие им с рас­кры­тым ртом, и ника­кой идео­ло­гии.

Миха­ил Цфасман

Будущий математик Михаил Цфасман. 1-й класс. 1 сентября 1961 года (крайний справа)

Буду­щий мате­ма­тик Миха­ил Цфасман. 1-й класс. 1 сен­тяб­ря 1961 года (край­ний спра­ва)

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи