О Марсе для науки и о Марсе для людей

Марс

Ольга Орлова

Оль­га Орло­ва

Какие резуль­та­ты при­нес­ли теку­щие мис­сии по изу­че­нию Крас­ной пла­не­ты и какие иссле­до­ва­ния пла­ни­ру­ют­ся в бли­жай­шем буду­щем? Зачем изу­чать ее спут­ни­ки? Воз­мож­на ли коло­ни­за­ция Мар­са? И како­ва веро­ят­ность обна­ру­жить там жизнь? Об этом и мно­гом дру­гом с дирек­то­ром Инсти­ту­та кос­ми­че­ских иссле­до­ва­ний, вице-пре­зи­ден­том Рос­сий­ской ака­де­мии наук Львом Зелё­ным побе­се­до­ва­ла Оль­га Орло­ва.

 

Лев ЗелёныйЛев Зелё­ный родил­ся в Москве в 1948 году. В 1972 году окон­чил факуль­тет аэро­фи­зи­ки и кос­ми­че­ских иссле­до­ва­ний Мос­ков­ско­го физи­ко-тех­ни­че­ско­го инсти­ту­та. С 1972 года рабо­та­ет в Инсти­ту­те кос­ми­че­ских иссле­до­ва­ний Рос­сий­ской ака­де­мии наук. В 2002 году стал его дирек­то­ром. Спе­ци­а­лист в обла­сти физи­ки кос­ми­че­ской плаз­мы. Воз­глав­ля­ет Совет РАН по кос­мо­су. С 2013 года — вице-пре­зи­дент РАН.

— Лев Мат­ве­е­вич, в мар­те состо­ял­ся запуск мис­сии аппа­ра­та «Экзо­Марс». И к октяб­рю это­го года аппа­рат дол­жен при­быть к Мар­су. Как уче­ные оце­ни­ва­ют про­ис­хо­дя­щее? Всё ли идет по пла­ну?

— Пока всё идет хоро­шо. Мы очень дол­го жда­ли запус­ка. Нашей стране вооб­ще-то до сих пор не вез­ло с иссле­до­ва­ни­я­ми Мар­са (в отли­чие, кста­ти, от Вене­ры). И вот для нас и для моло­де­жи, кото­рая этим зани­ма­ет­ся, насту­пил очень радост­ный день успеш­но­го стар­та новой экс­пе­ди­ции к Мар­су. Кро­ме того, важ­но, что мы рабо­та­ем в хоро­шей коман­де с наши­ми евро­пей­ски­ми парт­не­ра­ми, с кото­ры­ми мы мно­го лет свя­за­ны. И всё пока у нас полу­ча­ет­ся.

Аппа­рат уле­тел с кос­мо­дро­ма «Бай­ко­нур» 14 мар­та, вышел на пере­лет­ную к Мар­су орби­ту, что, к сожа­ле­нию, так и не смог­ли сде­лать преды­ду­щие наши аппа­ра­ты в 1996 и в 2011 году. Сей­час аппа­рат на пере­лет­ной тра­ек­то­рии. Были тесто­вые вклю­че­ния при-боров. Все они, как гово­рят ракет­чи­ки, ведут себя штат­но.

На бор­ту сто­ят четы­ре при­бо­ра: два рос­сий­ских и два евро­пей­ских. Один рос­сий­ский при­бор, Atmospheric chemistry suite, пред­на­зна­чен для изу­че­ния химии атмо­сфе­ры, дру­гой при­бор, «АДРОН-РМ», — для изу­че­ния ней­трон­но­го пото­ка, кото­рый идет от Мар­са; это очень харак­тер­ный пара­метр, кото­рый поз­во­ля­ет иссле­до­вать рас­пре­де­ле­ние воды в под­по­верх­ност­ном слое на Мар­се. И два евро­пей­ских: очень про­дви­ну­тая, с очень высо­ким раз­ре­ше­ни­ем фото­ка­ме­ра, сде­лан­ная нашим швей­цар­ским дру­гом про­фес­со­ром Ником Тома­сом, и бель­гий­ский при­бор, масс-спек­тро­метр. Самые важ­ные изме­ре­ния здесь будут дуб­ли­ро­вать­ся и вза­им­но про­ве­рять­ся.

Аппа­рат летит. При­бо­ры вклю­чи­лись. Это очень нерв­ный момент для вся­ко­го экс­пе­ри­мен­та­то­ра, пото­му что при стар­те неиз­беж­ны силь­ней­шие виб­ра­ции и пере­груз­ки. Мы, конеч­но, «тря­сем» при­бо­ры, преж­де чем их поста­вить на борт, но мало ли что быва­ет. Пока всё идет нор­маль­но, и осе­нью аппа­рат при­ле­тит к Мар­су.

Пер­вый этап — отде­ле­ние евро­пей­ско­го поса­доч­но­го зон­да «Скиа­па­рел­ли» (Schiaparelli EDM lander). На мой взгляд, это боль­ше тех­но­ло­ги­че­ский экс­пе­ри­мент, постав­лен­ный для отра­бот­ки воз­мож­но­стей мяг­кой посад­ки на Марс. Он, к сожа­ле­нию, не обла­да­ет сво­и­ми источ­ни­ка­ми энер­гии. Там про­сто сто­ят хими­че­ские бата­реи. Даже если (мы наде­ем­ся) он сядет мяг­ко и бла­го­по­луч­но на поверх­ность Мар­са, он про­ра­бо­та­ет недол­го, но все-таки дол­жен дать какие-то дан­ные о кли­ма­те Мар­са. Там сто­ят обыч­ные при­бо­ры, кото­рые мож­но встре­тить на метео­ро­ло­ги­че­ских стан­ци­ях, — дат­чи­ки дав­ле­ния, тем­пе­ра­ту­ры, ско­ро­сти вет­ра.

А сам аппа­рат нач­нет сни­же­ние. На рабо­чую орби­ту он вый­дет очень неско­ро. Он будет тор­мо­зить­ся в атмо­сфе­ре Мар­са. Мы наде­ем­ся начать изме­ре­ния в мае, может быть, в июне 2017 года. Конеч­но, и на про­ме­жу­точ­ных орби­тах мы тоже будем рабо­тать. Но боль­шин­ство тех при­бо­ров, о кото­рых я гово­рил, наце­ле­ны на иссле­до­ва­ния с низ­кой рабо­чей орби­ты.

«ЭкзоМарс»

— Лев Мат­ве­е­вич, а поче­му при­ня­то реше­ние вто­рой этап этой мис­сии, свя­зан­ный с рос­сий­ской поса­доч­ной плат­фор­мой и с мар­со­хо­дом, пере­не­сти на 2020 год?

— Это было не очень про­стое реше­ние. Гру­бо гово­ря, не успе­ва­ли ни мы, ни наши евро­пей­ские парт­не­ры. У нас были труд­но­сти с изго­тов­ле­ни­ем поса­доч­ной плат­фор­мы. Это очень слож­ная и очень серьез­ная кон­струк­ция. А у евро­пей­ских кол­лег были слож­но­сти с изго­тов­ле­ни­ем мар­со­хо­да «Пастер» (Pasteur suite), кото­рый дол­жен с этой плат­фор­мы съе­хать и начать само­сто­я­тель­ную рабо­ту.

На плат­фор­ме сто­ят в основ­ном рос­сий­ские при­бо­ры и пароч­ка евро­пей­ских. А на рове­ре — наобо­рот, пара рос­сий­ских при­бо­ров и в основ­ном евро­пей­ские инстру­мен­ты. И такие пар­ные изме­ре­ния в двух точ­ках на поверх­но­сти Мар­са могут дать очень мно­го инте­рес­но­го, если, конеч­но, сядем мяг­ко, мар­со­ход съе­дет с этой плат­фор­мы, нач­нет путе­ше­ство­вать.

«Пастер», конеч­но, отли­ча­ет­ся от тяже­лен­но­го аме­ри­кан­ско­го мар­со­хо­да Curiosity, веся­ще­го почти тон­ну. Наш общий с евро­пей­ца­ми мар­со­ход весит все­го 350 кг. Но это тоже, поверь­те мне, очень мно­го. Глав­ная «изю­мин­ка» наше­го мар­со­хо­да — это буро­вая уста­нов­ка, кото­рая впер­вые поз­во­лит загля­нуть при­мер­но на 1,5– 2 мет­ра под поверх­ность. Кро­ме того, на самой плат­фор­ме, с кото­рой съез­жа­ет мар­со­ход, сто­ит серьез­ный ком­плект науч­ных при­бо­ров. Эта поса­доч­ная стан­ция нач­нет рабо­тать как неза­ви­си­мая мар­си­ан­ская лабо­ра­то­рия. Инфор­ма­ция будет пере­да­вать­ся через тот аппа­рат, кото­рый сей­час запу­щен к Мар­су. Есть неболь­шая воз­мож­ность пря­мой пере­да­чи на Зем­лю без ретранс­ля­ции, но она не очень инфор­ма­тив­на.

— Каких науч­ных резуль­та­тов Вы ожи­да­е­те боль­ше все­го?

— Резуль­та­ты все­гда лег­ко ожи­дать, но труд­но полу­чить. Если ищешь Индию, то най­дешь Аме­ри­ку. Но глав­ное: что вооб­ще моти­ви­ро­ва­ло всю эту мис­сию? Вспом­ни­те извест­ный фильм «Кар­на­валь­ная ночь». Под­вы­пив­ший про­фес­сор, кото­ро­го играл Сер­гей Филип­пов, тан­це­вал и гово­рил: «Есть ли жизнь на Мар­се, нету ли жиз­ни на Мар­се — нау­ке это неиз­вест­но». В общем-то, это неиз­вест­но и до сих пор.

Все­гда было мно­го самых раз­ных — инте­рес­ных и не очень — спе­ку­ля­ций о Мар­се. Эта пла­не­та все­гда вооб­ще была роман­ти­че­ской меч­той всех зем­лян, и ей посвя­ще­но несмет­ное коли­че­ство книг. В школь­ные годы я, навер­ное, почти все их пере­чел и стал фана­том и кос­мо­са, и Мар­са в част­но­сти. Это и Уэллс с его страш­ны­ми мар­си­а­на­ми, и «Аэли­та» Алек­сея Тол­сто­го: заме­ча­тель­ный инже­нер Гусев делал рево­лю­цию на Мар­се. Моя люби­мая книж­ка — «Мар­си­ан­ские хро­ни­ки» Рэя Брэд­бе­ри. Меж­ду про­чим, когда он узнал, что в Рос­сии живет его боль­шой поклон­ник, он при­слал мне несколь­ко сво­их покет­бу­ков с авто­гра­фа­ми «Мое­му дру­гу Льву Зелё­но­му», из-за чего у меня были боль­шие про­бле­мы в свое вре­мя с пер­вым отде­лом и с ком­пе­тент­ны­ми орга­на­ми.

— Когда же вы успе­ли подру­жить­ся?

— Мы нико­гда не виде­лись, но нашел­ся посред­ник, аме­ри­кан­ский уче­ный, живу­щий в сосед­нем доме в Лос-Андже­ле­се. Он был у нас на кон­фе­рен­ции. Мы с ним сошлись харак­те­ра­ми, посе­щая раз­лич­ные злач­ные места в Москве в свое вре­мя…

— Раз­ве в Москве тогда были злач­ные места?

— Были. Если поис­кать — все­гда мож­но было най­ти. И вот он попро­сил Брэд­бе­ри послать мне такой потря­са­ю­щий пода­рок… Но я отвлек­ся.

«Мар­си­ан­ские хро­ни­ки» — заме­ча­тель­ная книж­ка, но ниче­го похо­же­го мы на Мар­се не виде­ли. И попыт­ки най­ти жизнь на Мар­се все­гда окан­чи­ва­лись ничем. Еще в 1960– 1970-е годы вели­кий аме­ри­кан­ский уче­ный Карл Саган был ини­ци­а­то­ром заме­ча­тель­ной про­грам­мы поис­ка жиз­ни на Мар­се «Викинг». Но она тогда ниче­го не дала.

Оте­че­ствен­ная про­грам­ма иссле­до­ва­ний Мар­са, чест­но гово­ря, у нас не очень полу­ча­лась. Первую посад­ку на Крас­ную пла­не­ту осу­ще­ствил совет­ский аппа­рат. Но он про­ра­бо­тал совсем недол­го. Было еще несколь­ко орби­таль­ных аппа­ра­тов. Но потом нача­лась поло­са неудач. «Фобос», послед­ний про­ект совет­ско­го вре­ме­ни, выпол­нил лишь часть сво­ей про­грам­мы. «Марс-96» и «Фобос-Грунт» вооб­ще не уле­те­ли дале­ко от Зем­ли. Как я зло шучу, попол­ни­ли груп­пи­ров­ку рос­сий­ских аппа­ра­тов на дне Тихо­го оке­а­на.

Но Марс посто­ян­но при­вле­кал вни­ма­ние. Наш про­ект «Марс-96», в кото­ром боль­шое уча­стие при­ни­ма­ли наши евро­пей­ские кол­ле­ги, так и остал­ся на Зем­ле. В кос­мо­нав­ти­ке не при­ня­то «заже­вы­вать» неуда­чи. Про­ект надо было повто­рить. Мы тогда не смог­ли это­го сде­лать. Сле­ду­ю­щий наш мар­си­ан­ский аппа­рат был под­го­тов­лен лишь через 15 лет. А евро­пей­ские кол­ле­ги осу­ще­стви­ли про­ект Mars Express. Фак­ти­че­ски это была вто­рая инкар­на­ция (немно­го с дру­ги­ми при­бо­ра­ми) «Мар­са-96». И они поста­ви­ли туда несколь­ко рос­сий­ских при­бо­ров, кото­рые мы раз­ра­ба­ты­ва­ли вме­сте для «Мар­са-96». И этот опыт ока­зал­ся очень удач­ным. Mars Express был запу­щен в 2002 году. Он рабо­та­ет до сих пор. И одним из его откры­тий, совер­шен­но неожи­дан­ным, ста­ло откры­тие мета­на в атмо­сфе­ре Мар­са. В нем при­ни­мал уча­стие и наш живу­щий в США сооте­че­ствен­ник Вла­ди­мир Крас­но­поль­ский, исполь­зо­вав­ший дан­ные назем­ных теле­ско­пов. До это­го дру­гие кос­ми­че­ские аппа­ра­ты (в основ­ном аме­ри­кан­ские) обна­ру­жи­ли (кста­ти, с помо­щью рос­сий­ско­го ней­трон­но­го экс­пе­ри­мен­та HEND) доволь­но серьез­ные под­по­верх­ност­ные запа­сы воды на Мар­се.

Мы участ­ву­ем не толь­ко в евро­пей­ских, но и в аме­ри­кан­ских про­ек­тах. В неда­ле­ком буду­щем к это­му спис­ку при­ба­вит­ся и Япо­ния.

Ней­трон­ный мони­то­ринг дает воз­мож­ность опре­де­лить толь­ко то, что про­ис­хо­дит на глу­бине от 1,5 до 2 мет­ров. Глуб­же могут быть и гораз­до боль­шие запа­сы воды. Неко­то­рые дан­ные гово­рят об этом. Осо­бен­но инте­рес­ны в этом смыс­ле полю­са Мар­са.

Если взгля­нуть на Марс свер­ху, откро­ет­ся скуч­ная страш­ная пусты­ня, в кото­рой еще доволь­но часто быва­ют мощ­ней­шие пес­ча­ные бури. Мно­гие из вас, навер­ное, виде­ли фильм «Мар­си­а­нин». Что в этом филь­ме прав­да — это пей­заж Мар­са. Он сде­лан очень реа­ли­стич­но. Но мы теперь зна­ем, что под пустын­ной поверх­но­стью есть вода. Где вода, там все­гда ожи­да­ет­ся жизнь. Но жизнь ведь пока не обна­ру­жи­ли. Хотя метан — это уже серьез­но. Он даже для обы­ва­те­ля свя­зан с бро­же­ни­ем, гни­е­ни­ем, с какой-то орга­ни­кой. Коли­че­ство мета­на в атмо­сфе­ре Мар­са совсем неве­ли­ко. Но, по всем оцен­кам, он лег­ко и быст­ро раз­ла­га­ет­ся уль­тра­фи­о­ле­то­вым излу­че­ни­ем Солн­ца — пред­по­ло­жи­тель­но, за 100–200 лет. То есть если сей­час на Мар­се есть метан, то он не про­сто воз­ник при обра­зо­ва­нии пла­не­ты 4 млрд лет назад, его содер­жа­ние в атмо­сфе­ре посто­ян­но попол­ня­ет­ся. Плюс еще одна загад­ка: то мета­на нет, то начи­на­ют­ся выбро­сы. Его про­яв­ле­ния импуль­сив­ны.

Это, конеч­но, вызва­ло боль­шое бро­же­ние умов. Тот аппа­рат, кото­рый сей­час летит к Мар­су, назы­ва­ет­ся Trace Gas Orbiter. «Trace gas» озна­ча­ет «харак­те­ри­сти­че­ский газ», это метан и неко­то­рые дру­гие, доволь­но ред­кие, газы. И зада­ча как наше­го масс-спек­тро­мет­ра, при­бор­но­го ком­плек­са Atmospheric chemistry suite, так и евро­пей­ско­го при­бо­ра — опре­де­лить эти малые состав­ля­ю­щие атмо­сфе­ры Мар­са. Саму атмо­сфе­ру мы зна­ем — это в основ­ном угле­кис­лый газ. И она очень раз­ре­жен­ная. Дав­ле­ние на поверх­но­сти все­го 6 мил­ли­бар. То есть в 100 с лиш­ним раз мень­ше, чем атмо­сфер­ное дав­ле­ние на Зем­ле.

— Преды­ду­щий рос­сий­ский про­ект, свя­зан­ный с Мар­сом, точ­нее с его спут­ни­ком Фобосом, «Фобос-Грунт» закон­чил­ся неуда­чей.

И это тоже очень важ­ная зада­ча — полу­чить отту­да резуль­та­ты. Будет ли рос­сий­ский «Фобос-Грунт — 2»? Вы ска­за­ли, что в кос­мо­нав­ти­ке при­ня­то дуб­ли­ро­вать про­ек­ты, повто­рять, а не заме­тать неуда­чи.

— Само появ­ле­ние Фобоса как спут­ни­ка Мар­са вызы­ва­ет вопро­сы. Он в прин­ци­пе похож на захва­чен­ный асте­ро­ид. Иссле­дуя Фобос, мы пла­ни­ро­ва­ли иссле­до­вать асте­ро­и­ды. Но по всем бал­ли­сти­че­ским рас­че­там попасть на такую орби­ту, на кото­рой нахо­дит­ся Фобос, прак­ти­че­ски невоз­мож­но (с Дей­мо­сом немно­го про­ще). Как он туда попал? Может быть, про­изо­шло какое-то ката­стро­фи­че­ское явле­ние. Или, что менее веро­ят­но, Марс и Фобос обра­зо­ва­лись из одно­го роди­тель­ско­го тела (есть такая тео­рия сов­мест­но­го обра­зо­ва­ния Зем­ли и Луны). Но нам труд­но срав­нить: мы име­ем лун­ное веще­ство, но мы не име­ем веще­ства Фобоса.

Плюс там была еще одна заман­чи­вая воз­мож­ность. Марс посто­ян­но бом­бар­ди­ру­ют метео­ри­ты, и про­ис­хо­дят удар­ные выбро­сы веще­ства Мар­са, в том чис­ле и в кос­мос. Неко­то­рые из этих оскол­ков, кста­ти, доле­та­ют и до Зем­ли, а неко­то­рые попа­да­ют на Фобос и оста­ют­ся там. И в прин­ци­пе, изу­чая достав­лен­ное в зем­ные лабо­ра­то­рии веще­ство Фобоса, мы, если пове­зет, можем заод­но уви­деть и фраг­мен­ты мар­си­ан­ско­го веще­ства. Пото­му что взять про­бы грун­та с само­го Мар­са гораз­до слож­нее. Об этом пока толь­ко дума­ют и гото­вят­ся.

Зада­ча иссле­до­ва­ния Фобоса и Дей­мо­са по-преж­не­му акту­аль­на. О ней дума­ют и евро­пей­ские, и япон­ские кол­ле­ги. Но, ско­рее все­го, пока у них нет кон­крет­ных пла­нов. В каче­стве про­дол­же­ния про­грам­мы «Экзо­Марс» мы дума­ем над про­грам­мой изу­че­ния Фобоса. Мы назва­ли ее «Буме­ранг», пото­му что глав­ная зада­ча такой мис­сии — при­ле­теть, взять раз­но­об­раз­ные образ­цы грун­та и вер­нуть­ся на Зем­лю. Может быть, этот про­ект мы тоже будем раз­ра­ба­ты­вать сов­мест­но с евро­пей­ски­ми парт­не­ра­ми.

«ЭкзоМарс»— А како­вы Ваши ожи­да­ния от лун­ной про­грам­мы?

— Нуж­но отме­тить сле­ду­ю­щее. Про­грам­му «Экзо­Марс» ини­ци­и­ро­ва­ли наши евро­пей­ские парт­не­ры. Но они столк­ну­лись со слож­но­стя­ми. Их про­ект поги­бал: парт­не­ры под­ве­ли. И они обра­ти­лись к нам. Мне хочет­ся доб­рым сло­вом вспом­нить тогдаш­не­го руко­во­ди­те­ля Рос­кос­мо­са Вла­ди­ми­ра Алек­сан­дро­ви­ча Попов­ки­на. К сожа­ле­нию, он скон­чал­ся несколь­ко лет назад. Это был заме­ча­тель­ный чело­век. Он чув­ство­вал свою мораль­ную ответ­ствен­ность перед уче­ны­ми после гибе­ли «Фобоса». И он пошел на широ­кое сотруд­ни­че­ство с Евро­пей­ским кос­ми­че­ским агент­ством, пони­мая, что сле­ду­ю­ще­го оте­че­ствен­но­го про­ек­та мы будем ждать еще доволь­но дол­го. Это реше­ние ста­ло для нас нача­лом боль­шо­го празд­ни­ка, все экс­пе­ри­мен­та­то­ры ожи­ли, нача­лась рабо­та по изго­тов­ле­нию при­бо­ров для «Экзо­Мар­са» и дру­гих про­ек­тов.

А в лун­ной про­грам­ме ситу­а­ция дру­гая — мы здесь явля­ем­ся зако­но­да­те­ля­ми. И к нам при­со­еди­ня­ют­ся наши парт­не­ры (евро­пей­ские и, может быть, из дру­гих стран). У нас серьез­ная про­грам­ма на эти 10 лет. И я думаю, что бо́льшая ее часть будет выпол­не­на. Это три поса­доч­ных аппа­ра­та в окрест­но­сти полю­сов Луны. Воз­мож­но, мы до 2025 года успе­ем осу­ще­ствить и достав­ку грун­та с одно­го из инте­рес­ных поляр­ных рай­о­нов на Луне. Орби­таль­ный аппа­рат будет иссле­до­вать осо­бен­но­сти гра­ви­та­ци­он­но­го и маг­нит­но­го полей Луны и совер­шен­но нетри­ви­аль­ные вза­и­мо­дей­ствия Луны с сол­неч­ным вет­ром.

— В этой сту­дии не так дав­но у нас высту­пал извест­ный попу­ля­ри­за­тор аст­ро­но­мии и аст­ро­фи­зи­ки Вла­ди­мир Сур­дин. Он с боль­шим вооду­шев­ле­ни­ем гово­рил о кос­ми­че­ском туриз­ме на Луну: «Вооб­ще-то полет на Луну — это как коман­ди­ров­ка на неде­лю. И если люди гото­вы вкла­ды­вать в это день­ги, то хоро­шо, что­бы лета­ли, и это было бы заме­ча­тель­но». У вас какое отно­ше­ние к кос­ми­че­ско­му туриз­му?

— Частич­но с ним согла­сен. Про­сто кос­ми­че­ский туризм надо орга­ни­зо­вать по-дру­го­му. Не долж­ны бога­тые оли­гар­хи с непо­нят­но отку­да взяв­ши­ми­ся день­га­ми иметь такое сча­стье — летать в кос­мос. Это долж­на быть лоте­рея. Каж­дый чело­век дол­жен иметь шанс. При усло­вии, конеч­но, что здо­ро­вье поз­во­ля­ет. Кос­ми­че­ский туризм — это очень хоро­шая идея. Я не уве­рен, что ско­ро тури­сты нач­нут летать на Луну. Но ничто не меша­ет бывать на око­ло­зем­ных орби­тах или пара­бо­ли­че­ских орби­тах. Я бы сам поле­тел. Впе­чат­ле­ния от тако­го даже корот­ко­го поле­та дей­стви­тель­но будут неза­бы­ва­е­мы­ми.

— А что Вы дума­е­те о про­ек­те Mars One? Это част­ный про­ект биз­не­сме­на Баса Лан­сдор­па. Идет отбор коло­ни­стов. Про­шло уже три эта­па. Людей отби­ра­ли сна­ча­ла из тыся­чи, теперь оста­лось 20 с лиш­ним чело­век.

— Не хочет­ся шутить над энту­зи­а­ста­ми, но при­дет­ся. Не хоте­лось бы, что­бы их меч­ты раз­би­лись об оче­ред­ную панам­скую пира­ми­ду. Преж­де все­го, нуж­но обес­пе­чить защи­ту эки­па­жа от кос­ми­че­ско­го излу­че­ния. Ска­жем, до Луны полет длит­ся два-три дня. Мы зна­ем по поле­там «Апол­ло­на»: когда на Солн­це нет ника­ких серьез­ных собы­тий, эти дни мож­но спо­кой­но пере­жить. На самой Луне лег­ко постро­ить убе­жи­ща — насып­ные пол­то­ра мет­ра лун­но­го грун­та (не тащить же туда свин­цо­вые пла­сти­ны).

На Мар­се атмо­сфе­ра есть, но очень жид­кая — я об этом уже гово­рил. Очень сла­бое маг­нит­ное поле. И то не всю­ду, а толь­ко в южном полу­ша­рии. Чем-то в этом плане Марс похож на Луну. И поэто­му на Мар­се коло­ни­стам в прин­ци­пе мож­но укрыть­ся от ради­а­ции, если к тому вре­ме­ни, когда они при­ле­тят, будут постро­е­ны убе­жи­ща для них. Но вопрос — как доле­теть? Полет до Мар­са при совре­мен­ной тех­ни­ке — это 10–11 меся­цев. И гаран­ти­ро­вать, что Солн­це будет спо­кой­но, что пото­ки ради­а­ции кос­ми­че­ских лучей будут малы, невоз­мож­но.

Мой кол­ле­га, дирек­тор НИИ ядер­ной физи­ки МГУ Миха­ил Иго­ре­вич Пана­сюк воз­глав­лял меж­ду­на­род­ную комис­сию по кос­ми­че­ской ради­а­ции. И меж­ду спе­ци­а­ли­ста­ми этой комис­сии идет боль­шой спор: какая ради­а­ция опас­ней — сол­неч­ная или от галак­ти­че­ских кос­ми­че­ских лучей? Когда Солн­це актив­но, оно как вени­ком выме­та­ет из Сол­неч­ной систе­мы кос­ми­че­ские лучи. Их поток силь­но умень­ша­ет­ся. Ины­ми сло­ва­ми, вопрос: когда лететь на Марс? Во вре­мя актив­но­го Солн­ца или во вре­мя спо­кой­но­го Солн­ца? Отве­та пока нет. И то и то пло­хо. Но мне кажет­ся, что все-таки Солн­це более пред­ска­зу­е­мо, чем то, что про­ис­хо­дит на дру­гих звез­дах, где части­цы уско­ря­ют­ся до гро­мад­ных энер­гий и пред­став­ля­ют боль­шую ради­а­ци­он­ную опас­ность.

Доле­тят ли участ­ни­ки Mars One? Я силь­но сомне­ва­юсь. Вряд ли они вооб­ще поле­тят. В любом слу­чае это билет в один конец. Кос­мос изна­чаль­но враж­де­бен чело­ве­ку, и упор надо сде­лать на иссле­до­ва­ни­ях с помо­щью авто­ма­тов.

— Лев Мат­ве­е­вич, если бы Вы сей­час поле­те­ли в кос­мос, то какие книж­ки зака­ча­ли бы в план­шет?

— Сей­час я пере­чи­ты­ваю Сал­ты­ко­ва-Щед­ри­на. Пото­му что всё, что сей­час про­ис­хо­дит с Ака­де­ми­ей наук, с ФАНО, с Мино­бр­на­у­ки, с наши­ми руко­во­ди­те­ля­ми раз­но­го уров­ня, — всё опи­са­но у Сал­ты­ко­ва-Щед­ри­на про­сто в дета­лях. Нау­ка уже мно­го лет всё боль­ше запу­ты­ва­ет­ся в этом Бер­муд­ском тре­уголь­ни­ке. Про­сто пора­жа­юсь инва­ри­ант­но­сти этих рас­ста­но­вок соци­аль­ных ролей в исто­рии Рос­сии. Как гово­рит в сво­ей пере­да­че Игорь Вол­гин, читай­те и пере­чи­ты­вай­те клас­си­ку…

Лев Зелё­ный
Бесе­до­ва­ла Оль­га Орло­ва

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

12 комментариев

  • Израиль:

    Вспрм­ним Вик­то­ра Попо­ви­на и мы. «Из-за моде­ли-сек­ре­тар­ши кос­ми­че­ский гене­рал Вла­ди­мир Попов­кин полу­чил бутыл­кой о голо­ву, зам­ген­ди­рек­то­ра ФГУП «Звезд­ный» Алек­сандр Пара­мо­нов – сотря­се­ние моз­га и пере­ло­мом носа»(с) – отсю­да http://www.rospres.com/specserv/9954/ Вот такая вот стра­на с вот таки­ми руко­во­ди­те­ля­ми (в дан­ном слу­чае кос­ми­че­ски­ми). А что еще Вам извест­но о нашем Аме­ри­кан­ском дей­ству­ю­щем мар­со­хо­де о Curiosity кото­рый по Вашим же сло­вам почти в 3 раза тяже­лее буду­ще­го (если еще полу­чит­ся!) Ваше­го? При­знать выда­ю­щи­е­ся Аме­ри­кан­ские дости­же­ния в иссле­до­ва­нии Мар­са язык отсох­нет прав­да ведь? lol

  • Израиль:

    Попов­кин конеч­но же Вла­ди­мир. А вот видео про его пья­ную дра­ку из-за сек­ре­тар­ши в Рос­кос­мо­се https://www.youtube.com/watch?v=XWgg4P-5d2s

  • Израиль:

    Кста­те при Попов­кине, Пер­ми­но­ве или Рого­зине центр Хру­ни­че­ва всту­пил в нерав­ный бой с зако­на­ми Нью­то­на?http://trv-science.ru/2016/09/06/aktualnye-lzhenauchnye-trendy-v-rossii/comment-page-1/#comment-77606

  • Татьяна:

    Когда Солн­це взо­рвет­ся Марс уце­ле­ет? А если нет, то есть ли смысл тра­тить вре­мя и ресур­сы на осво­е­ние Марк­са? Может луч­ше вло­жить­ся в раз­ра­бот­ку пило­ти­ру­е­мых мини-пла­нет (кос­ми­че­ские стан­ции, асте­ро­и­ды с искус­ствен­но создан­ной атмо­сфе­рой и т.п.) и раз­ле­теть­ся, пока не позд­но, кто куда хочет; умные стра­ны – в одну сто­ро­ну, осталь­ные – в дру­гую.

    • Ash:

      Умная Евро­па – в одну сто­ро­ну, а глу­пые РФ и Сау­дов­ская Ара­вия – в дру­гую. А на месте оста­нут­ся толь­ко китай­цы – на них ника­ких ракет не хва­тит.

  • Израиль:

    Татья­на, до «взры­ва» Cолн­ца несколь­ко мил­ли­ар­дов лет так что кое-какое вре­мя есть lol

  • Michael:

    Стран­но, что автор не упо­мя­нул наи­бо­лее попу­ляр­ную ныне модель, в рам­ках кото­рой Фобос и Дей­мос роди­лись в резуль­та­те мегауда­ра (и пото­му долж­ны содер­жать в себе мате­рил как от Мар­са, так и от импак­то­ра).
    http://www.nature.com/ngeo/journal/v9/n8/abs/ngeo2742.html

  • Michael:

    Так­же неяс­но, по каким таким бал­ли­сти­че­ским рас­счё­там Фобос не мог попасть на нынеш­нюю орби­ту. В ста­тьях М. Мури­со­на опи­са­на воз­мож­ность захва­та асте­ро­и­да на орби­ту чуть нуже син­хрон­ной. (Захват осу­ществ­ля­ет­ся на ран­ней ста­дии, поку­да Марс име­ет газо­вый диск.) http://adsabs.harvard.edu/abs/1989AJ.….98.2346M
    Если допу­стить такую воз­мож­ность (или допу­стить, что Фобос сфор­ми­ро­вал­ся в газо­вом обла­ке ниже син­хрон­ной орби­ты), то в силу при­лив­но­го вза­и­мо­дей­ствия с Мар­сом он обя­зан был начать терять высо­ту. И к сего­дняш­не­му дню вполне мог ока­зать­ся там, где он есть. Я не вижу здесь ника­ких труд­но­стей.

  • Надо сроч­но осва­и­вать спут­ник Юпи­те­ра Евро­пу

  • Израиль:

    «Быв­ший испол­ни­тель­ный дирек­тор госкор­по­ра­ции «Рос­кос­мос» по кон­тро­лю каче­ства и надеж­но­сти Вла­ди­мир Евдо­ки­мов, аре­сто­ван­ный по обви­не­нию в мно­го­мил­ли­он­ном мошен­ни­че­стве, най­ден мерт­вым в каме­ре мос­ков­ско­го СИЗО-5 «Вод­ник». Об этом сооб­ща­ет Интер­факс.

    Как сооб­щил источ­ник в пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нах при­чи­на смер­ти аре­сто­ван­но­го носит кри­ми­наль­ный харак­тер «На теле Евдо­ки­мо­ва обна­ру­же­ны два коло­тых ране­ния в обла­сти гру­ди. Пред­по­ло­жи­тель­но они яви­лись при­чи­ной смер­ти», – ска­зал источ­ник. …

    Евдо­ки­мов обви­ня­ет­ся по части 4 ста­тьи 159 УК (мошен­ни­че­ство в осо­бо круп­ном раз­ме­ре) » – отсю­да http://graniru.org/Events/Crime/m.259566.html

    Это Вы с таки­ми кад­ра­ми соби­ра­е­тесь кос­мос (или там толь­ко Марс) осва­и­вать?

  • Израиль:

    Цита­та. «Помни­те песен­ную фор­му­лу? «Утвер­жда­ют кос­мо­нав­ты и меч­та­те­ли, что на Мар­се будут ябло­ни цве­сти!» Рос­сий­ским кос­мо­нав­там и меч­та­те­лям – отбой!
    Если там, на «пла­не­те бурь», что и зацве­тет, то не «анто­нов­ка». И не мичу­рин­ские гибри­ды. …
    Если и при­ве­зут, они будут аме­ри­кан­ски­ми.» – отсю­да http://www.kasparov.ru/material.php?id=58CF8E7755B4F

    С этим согла­сен. Изра­иль.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com