Игра в прятки в 11-мерном пространстве

Александр Горский, ИППИ РАН
Алек­сандр Гор­ский, ИППИ РАН

Пре­мия Дира­ка за 2016 год при­суж­де­на Арка­дию Вайн­штей­ну, Миха­и­лу Шиф­ма­ну из Инсти­ту­та тео­ре­ти­че­ской физи­ки име­ни Фай­на в Уни­вер­си­те­те шта­та Мин­не­со­та и Ната­ну Зай­бер­гу (Nathan Seiberg) из Инсти­ту­та пере­до­вых иссле­до­ва­ний Прин­стон­ско­го уни­вер­си­те­та. Высо­кой награ­дой отме­че­ны выда­ю­щи­е­ся резуль­та­ты в кван­то­вой хро­мо­ди­на­ми­ке вне рамок тео­рии воз­му­ще­ний и точ­ные резуль­та­ты в супер­сим­мет­рич­ных тео­ри­ях («to a better understanding of field theories in the non-perturbative regime and in particular for exact results in supersymmetric field theories»). Пре­мия, без­услов­но, заслу­жен­ная.

А. Вайнштейн и М. Шифман. Фото из «Фейсбука»
А. Вайн­штейн и М. Шиф­ман. Фото из «Фейс­бу­ка»

Что сто­ит за эти­ми сухи­ми фор­му­ли­ров­ка­ми? Глав­ное дей­ству­ю­щее лицо в этой пье­се — ваку­ум кван­то­вой хро­мо­ди­на­ми­ки (далее КХД) — тео­рии силь­ных вза­и­мо­дей­ствий, сфор­му­ли­ро­ван­ной в совре­мен­ном виде в 1973 году Мар­ри Гелл-Ман­ном, Ген­ри­хом Лейтви­ле­ром и Хараль­дом Фрит­чем. Про­шло уже боль­ше 40 лет, а как устро­ен ваку­ум КХД — основ­ное состо­я­ние систе­мы, так допод­лин­но и неиз­вест­но.

Про­из­но­сит­ся стан­дарт­ное закли­на­ние: «Ваку­ум КХД — дуаль­ный сверх­про­вод­ник», но то, что пони­ма­ние очень при­бли­зи­тель­ное, да и не полу­чен­ное до сих пор из пер­вых прин­ци­пов кван­то­вой тео­рии поля, ясно всем. Вопрос про ваку­ум КХД, или, ины­ми сло­ва­ми, про­бле­ма кон­фай­н­мен­та (удер­жа­ния квар­ков), по пра­ву вхо­дит в трой­ку наи­бо­лее важ­ных про­блем фун­да­мен­таль­ной физи­ки, вме­сте с вопро­сом о кван­то­вой гра­ви­та­ции и при­ро­де тем­ной энер­гии и тем­ной мате­рии.

Итак, ваку­ум КХД. Мы точ­но зна­ем, что КХД — асимп­то­ти­че­ски сво­бод­ная тео­рия; то есть эле­мен­тар­ные части­цы КХД — глю­о­ны и квар­ки сла­бо вза­и­мо­дей­ству­ют меж­ду собой на малых рас­сто­я­ни­ях и силь­но вза­и­мо­дей­ству­ют на боль­ших. Сло­ва «боль­шие» и «малые» чита­тель дол­жен при­ни­мать с осто­рож­но­стью: и то и дру­гое отно­сит­ся к очень малым рас­сто­я­ни­ям с мак­ро­ско­пи­че­ской точ­ки зре­ния, а тео­рия сама зада­ет мас­штаб, отно­си­тель­но кото­ро­го мы и отсчи­ты­ва­ем вели­чи­ны.

Из-за того что сила вза­и­мо­дей­ствия уве­ли­чи­ва­ет­ся с рас­сто­я­ни­ем, меж­ду квар­ка­ми про­тя­ги­ва­ет­ся стру­на, кото­рая не дает квар­кам суще­ство­вать неза­ви­си­мо, — в этом и состо­ит явле­ние кон­фай­н­мен­та (от англ. confnement — удер­жа­ние, огра­ни­че­ние. — Ред.). Как воз­ни­ка­ет стру­на КХД и какое свой­ство ваку­у­ма КХД ответ­ствен­но за ее воз­ник­но­ве­ние — вопрос исклю­чи­тель­но слож­ный. Заме­чу, что имен­но попыт­ки удо­вле­тво­ри­тель­но­го опи­са­ния рас­се­я­ния частиц в тео­рии силь­ных вза­и­мо­дей­ствий и при­ве­ли к созда­нию тео­рии струн в кон­це 1960-х — нача­ле 1970-х годов.

Физи­кам инте­рес­ны раз­лич­ные свой­ства частиц — мезо­нов и бари­о­нов, их рас­па­дов и пре­вра­ще­ний. Мож­но ли их вычис­лить сколь­ко-нибудь само­со­гла­со­ван­ным обра­зом? Если поста­вить такую зада­чу, то нуж­но учи­ты­вать, что, как любой кван­то­вый объ­ект, ваку­ум КХД пред­став­ля­ет из себя силь­но флук­ту­и­ру­ю­щую сре­ду, вир­ту­аль­ные воз­буж­де­ния рож­да­ют­ся и уми­ра­ют в нем посто­ян­но. При­чем ситу­а­ция с ваку­у­мом КХД ослож­ня­ет­ся тем, что в нем есть два типа ваку­ум­ных флук­ту­а­ций, кото­рые для про­сто­ты мы назо­вем малы­ми и боль­ши­ми.

Для нагляд­но­сти сто­ит пред­став­лять себе маят­ник на под­ве­се. Для него малые флук­ту­а­ции — неболь­шие коле­ба­ния маят­ни­ка отно­си­тель­но поло­же­ния рав­но­ве­сия, а боль­шие — когда маят­ник совер­ша­ет пол­ный обо­рот вокруг точ­ки под­ве­са.

Конеч­но, вто­рой про­цесс клас­си­че­ски невоз­мо­жен, если толь­ко маят­ник очень силь­но не толк­нуть, но мы уже ока­за­лись в кван­то­вом мире, в кото­ром воз­мож­но всё, толь­ко с раз­ной веро­ят­но­стью. Про боль­шие флук­ту­а­ции мож­но ска­зать, что они воз­ни­ка­ют как резуль­тат кван­то­во­го тун­не­ли­ро­ва­ния и име­ют нетри­ви­аль­ные топо­ло­ги­че­ские свой­ства. В физи­ке они назы­ва­ют­ся инстан­то­на­ми, но мы поста­ра­ем­ся не исполь­зо­вать этот тер­мин без необ­хо­ди­мо­сти. Дру­гое их назва­ние — непер­тур­ба­тив­ные флук­ту­а­ции. Впер­вые в кван­то­вой тео­рии поля они были най­де­ны в 1975 году в зна­ме­ни­той рабо­те А. Бела­ви­на, А. Поля­ко­ва, А. Тюп­ки­на и А. Швар­ца.

Туннельный эффект. С сайта mini-fizik.blogspot.ru
Тун­нель­ный эффект. С сай­та mini-fizik.blogspot.ru

Вни­ма­тель­ный чита­тель навер­ня­ка уже понял, что учет всех флук­ту­а­ций, боль­ших и малых, кото­рые еще и крайне слож­но вза­и­мо­дей­ству­ют друг с дру­гом, выгля­дит без­на­деж­ной зада­чей. Но тут на помощь при­хо­дит союз глу­бо­кой физи­че­ской инту­и­ции и стро­гих мате­ма­ти­че­ских аргу­мен­тов.

Важ­ность тако­го сою­за пре­крас­но пони­ма­ют все три лау­ре­а­та пре­мии. В кон­це 1970-х в серии работ Арка­дия Вайн­штей­на, Вален­ти­на Заха­ро­ва и Миха­и­ла Шиф­ма­на были сфор­му­ли­ро­ва­ны пра­ви­ла сумм ВЗШ, кото­рые ока­за­лись исклю­чи­тель­но эффек­тив­ны для вычис­ле­ния физи­че­ских харак­те­ри­стик силь­но­вза­и­мо­дей­ству­ю­щих частиц.

Каким обра­зом уда­лось решить вопрос сум­ми­ро­ва­ния по всем типам ваку­ум­ных флук­ту­а­ций, боль­шим и малым? С помо­щью изящ­ных мате­ма­ти­че­ских аргу­мен­тов полу­чи­лось сфор­му­ли­ро­вать два раз­ных пред­став­ле­ния для раз­ных вели­чин, не вычис­ляя бес­ко­неч­ные ряды по флук­ту­а­ци­ям с неиз­вест­ны­ми коэф­фи­ци­ен­та­ми. Срав­ни­вая два пред­став­ле­ния, ока­за­лось воз­мож­ным вычис­лять харак­те­ри­сти­ки частиц и сфор­му­ли­ро­вать пра­ви­ла сумм.

Но каким обра­зом уда­лось учесть исклю­чи­тель­но слож­ную струк­ту­ру ваку­у­ма КХД? Слож­ность основ­но­го состо­я­ния было пред­ло­же­но зашиф­ро­вать набо­ром так назы­ва­е­мых ваку­ум­ных кон­ден­са­тов, чьи зна­че­ния — миро­вые посто­ян­ные. Но ведь кон­ден­са­тов тоже бес­ко­неч­но мно­го, поэто­му на пер­вый взгляд мы про­сто пере­пи­са­ли одну нере­ша­е­мую зада­чу через дру­гую.

Одна­ко ока­за­лось, что мож­но сфор­му­ли­ро­вать пра­ви­ла сумм так, что толь­ко два ваку­ум­ных кон­ден­са­та — кираль­ный и глю­он­ный — будут играть клю­че­вую роль. Эти кон­ден­са­ты гово­рят, что в ваку­у­ме КХД нару­ше­на лево-пра­вая сим­мет­рия и сим­мет­рия отно­си­тель­но изме­не­ния мас­шта­ба. И если кираль­ный кон­ден­сат был изве­стен ранее, то глю­он­ный кон­ден­сат был вве­ден и най­ден из срав­не­ния с экс­пе­ри­мен­том имен­но в этих рабо­тах.

Дета­ли того, каким обра­зом он воз­ни­ка­ет из сум­ми­ро­ва­ния по боль­шим флук­ту­а­ци­ям ваку­у­ма КХД, до сих пор неиз­вест­ны, но его зна­че­ние с доста­точ­но хоро­шей точ­но­стью опре­де­ле­но. Глю­он­ный кон­ден­сат дает вклад в тем­ную энер­гию, при­чем его вклад намно­го пре­вы­ша­ет зна­че­ние, извест­ное из кос­мо­ло­ги­че­ских дан­ных. Каким обра­зом этот вклад сокра­ща­ет­ся — откры­тый вопрос.

Одно из основ­ных увле­че­ний тео­ре­ти­ков — поиск новых сим­мет­рий, а после того как сим­мет­рия обна­ру­же­на, немед­лен­но столь же увле­чен­но ищет­ся меха­низм ее нару­ше­ния. Так про­изо­шло и с супер­сим­мет­ри­ей, пред­ло­жен­ной в 1971 году в ФИАН Юри­ем Голь­фандом и Евге­ни­ем Лих­т­ма­ном. В рам­ках супер­сим­мет­рии объ­еди­ня­ют­ся «кол­лек­ти­ви­сты» бозо­ны и «инди­ви­ду­а­ли­сты» фер­ми­о­ны. Син­тез супер­сим­мет­рии и КХД при­вел к созда­нию супер­сим­мет­рич­ной кван­то­вой хро­мо­ди­на­ми­ки — наше­му сле­ду­ю­ще­му пер­со­на­жу.

Скеп­тик, разу­ме­ет­ся, ска­жет, что супер­сим­мет­рия в при­ро­де не най­де­на и явля­ет­ся все­го лишь тео­ре­ти­че­ской игруш­кой. Не будем спо­рить и пока вос­при­мем супер­сим­мет­рич­ную КХД как инте­рес­ную модель. Зада­дим такой же вопрос: как устро­ен ваку­ум супер­сим­мет­рич­ной КХД и как устро­е­ны малые и боль­шие флук­ту­а­ции на его фоне? Во-пер­вых, мож­но стро­го пока­зать, что ваку­ум не один — их несколь­ко. Во-вто­рых, в силу допол­ни­тель­ной сим­мет­рии про­ис­хо­дят неко­то­рые сокра­ще­ния неже­ла­тель­ных эффек­тов и воз­ни­ка­ет надеж­да, что про ваку­ум в такой сре­де мож­но ска­зать несколь­ко боль­ше, чем в тео­рии без супер-сим­мет­рии.

В 1982–1984 годах в серии работ, выпол­нен­ных в ИТЭФ, изу­ча­лись и стан­то­ны в супер­сим­мет­рич­ной КХД — боль­шие флук­ту­а­ции в ваку­у­ме. Были обна­ру­же­ны два новых кра­си­вых и неожи­дан­ных явле­ния, ока­зав­ших боль­шое вли­я­ние на даль­ней­шее раз­ви­тие кван­то­вой тео­рии поля.

Во-пер­вых, ока­за­лось, что малые флук­ту­а­ции на фоне боль­шой (мел­кое дро­жа­ние маят­ни­ка при пол­ном обо­ро­те вокруг точ­ки под­ве­са) зна­ют про то, как ведет себя кон­стан­та вза­и­мо­дей­ствия тео­рии при раз­ных мас­шта­бах, — была най­де­на так назы­ва­е­мая ВЗНШ (Вайн­штейн — Заха­ров — Нови­ков — Шиф­ман) точ­ная бета-функ­ция. Это был, по-види­мо­му, пер­вый при­мер, когда в кван­то­вой тео­рии поля без допол­ни­тель­ных зако­нов сохра­не­ния уда­лось точ­но учесть вклад всех малых флук­ту­а­ций в неко­то­рой физи­че­ски важ­ной вели­чине.

Во-вто­рых, ока­за­лось, что воз­ни­ка­ет необыч­ная ситу­а­ция, когда два проб­ных объ­ек­та, встав­лен­ных в раз­ные точ­ки про­стран­ства, не зна­ют про рас­сто­я­ние меж­ду эти­ми точ­ка­ми. Это поз­во­ли­ло вычис­лить один из ваку­ум­ных кон­ден­са­тов в тео­рии.

Оба резуль­та­та ока­за­лись глу­бо­ки­ми, и их важ­ность была оце­не­на не сра­зу. Пер­вый — о скры­той струк­ту­ре во вза­и­мо­свя­зи малых и боль­ших флук­ту­а­ций (пер­тур­ба­тив­ных и непер­тур­ба­тив­ных) — толь­ко сей­час начи­на­ет при­об­ре­тать отно­си­тель­но строй­ный вид; вто­рой ока­зал­ся пер­вым при­ме­ром «топо­ло­ги­че­ских кор­ре­ля­то­ров» в нето­по­ло­ги­че­ской тео­рии поля.

Топо­ло­ги­че­ские кван­то­вые тео­рии поля, в кото­рых отсут­ству­ет поня­тие рас­сто­я­ния, были стро­го сфор­му­ли­ро­ва­ны толь­ко в кон­це 1980-х годов в рабо­тах Аль­бер­та Швар­ца (Albert Schwarz) и Эдвар­да Вит­те­на (Edward Witten) и ока­за­ли очень серьез­ное вли­я­ние на мате­ма­ти­ку и ее тес­ную связь с кван­то­вой тео­ри­ей поля.

Н. Зайберг. Фото с сайта insti.physics.sunysb.edu
Н. Зай­берг. Фото с сай­та insti.physics.sunysb.edu

Чем зна­ме­нит тре­тий лау­ре­ат? В 1993–1994 годах появи­лись рабо­ты Ната­на Зай­бер­га, где было сфор­му­ли­ро­ва­но то, что сей­час назы­ва­ет­ся дуаль­но­стью Зай­бер­га. Была выска­за­на гипо­те­за, что есть крайне нетри­ви­аль­ные свя­зи меж­ду раз­ны­ми супер­сим­мет­рич­ны­ми тео­ри­я­ми поля.

Объ­яс­нить суть этой гипо­те­зы непро­фес­си­о­на­лу доволь­но труд­но, поэто­му огра­ни­чим­ся тем, что попро­бу­ем пояс­нить, поче­му она так важ­на. Как мы уже мно­го раз гово­ри­ли, есть малые и боль­шие флук­ту­а­ции ваку­у­ма. Режим, когда доми­ни­ру­ют малые флук­ту­а­ции, назы­ва­ет­ся режи­мом сла­бой свя­зи; когда боль­шие — режи­мом силь­ной свя­зи. Понят­но, что в режи­ме сла­бой свя­зи, когда эффек­ты вза­и­мо­дей­ствия неве­ли­ки, вычис­ле­ния про­во­дить про­ще.

Так вот, дуаль­ность Зай­бер­га свя­зы­ва­ет две тео­рии, одна из кото­рых нахо­дит­ся в режи­ме силь­ной свя­зи, а вто­рая — в режи­ме сла­бой свя­зи. Это поз­во­ля­ет полу­чать инте­рес­ные резуль­та­ты в тео­рии с силь­ной свя­зью таким обра­зом: исполь­зу­ем пре­об­ра­зо­ва­ние дуаль­но­сти и пере­во­дим ее в режим сла­бой свя­зи в дру­гой тео­рии, про­во­дим там отно­си­тель­но про­стые вычис­ле­ния и транс­ли­ру­ем резуль­та­ты этих вычис­ле­ний назад в исход­ную тео­рию. Навер­ное, так же актер, сыг­рав­ший роль в новом для себя амплуа, узна­ет о себе самом что-то новое.

Такой трюк поз­во­ля­ет делать инте­рес­ные пред­ска­за­ния. Напри­мер, эле­мен­тар­ные части­цы в одной тео­рии могут ока­зать­ся состав­ны­ми в дру­гой. Мате­ма­ти­че­ски стро­го­го дока­за­тель­ства дуаль­но­сти Зай­бер­га нет до сих пор, но она ока­за­лась очень полез­на для про­яс­не­ния физи­че­ской кар­ти­ны. Эти рабо­ты вызва­ли вол­ну инте­ре­са к поня­тию дуаль­но­сти в доста­точ­но широ­ком кон­тек­сте, и сей­час чис­ло тео­рий, свя­зан­ных друг с дру­гом той или иной дуаль­но­стью, вели­ко.

Более того, ока­за­лось, что и раз­ные вер­сии тео­рии струн свя­за­ны меж­ду собой пре­об­ра­зо­ва­ни­я­ми дуаль­но­сти, что поз­во­ли­ло объ­еди­нить все вер­сии тео­рии супер­струн в одну М-тео­рию — тео­рию мем­бра­ны в 11-мер­ном про­стран­стве.

Мож­но ли точ­но учесть все боль­шие ваку­ум­ные флук­ту­а­ции? В 1994 году появи­лись две рабо­ты Зай­бер­га и Вит­те­на, в кото­рых в рас­ши­рен­ной супер­сим­мет­рич­ной кван­то­вой хро­мо­ди­на­ми­ке (не спра­ши­вай­те, что это такое) был най­ден точ­ный ответ для ряда физи­че­ски важ­ных вели­чин, вклю­чая спектр масс ста­биль­ных частиц. В силу того что в тео­рии с рас­ши­рен­ной супер­сим­мет­ри­ей малые ваку­ум­ные флук­ту­а­ции учесть отно­си­тель­но лег­ко, основ­ная про­бле­ма све­лась к уче­ту боль­ших флук­ту­а­ций.

Эти рабо­ты до сих пор про­из­во­дят силь­ное впе­чат­ле­ние, авто­рам уда­лось прой­ти по самой гра­ни меж­ду исклю­чи­тель­ной физи­че­ской инту­и­ци­ей и тем, когда начи­на­ет­ся не очень моти­ви­ро­ван­ный полет фан­та­зии. На этой гра­ни их удер­жа­ли исполь­зу­е­мые доволь­но тон­кие мате­ма­ти­че­ские резуль­та­ты и аргу­мен­ты.

В ито­ге с помо­щью маги­че­ских закли­на­ний, в кото­рых упо­ми­на­лись дуаль­ность, голо­морф­ность и ренор­ма­ли­за­ци­он­ная груп­па, «из шля­пы доста­ли кро­ли­ка» и, не про­во­дя явных вычис­ле­ний вкла­дов боль­ших флук­ту­а­ций, «уга­да­ли» точ­ный ответ, выдер­жав­ший все про­стые про­вер­ки.

В этот момент пока­за­лось, что про­бле­ма кон­фай­н­мен­та в КХД вот-вот будет реше­на. Одна­ко радость ока­за­лась преж­де­вре­мен­ной. Для того что­бы объ­яс­нить кон­фай­н­мент в обыч­ной КХД, нуж­но было сна­ча­ла тео­рию с рас­ши­рен­ной супер­сим­мет­ри­ей нару­шить до тео­рии с про­стой супер­сим­мет­ри­ей, а на вто­ром шаге нару­шить тео­рию с про­стой супер­сим­мет­ри­ей до КХД, где супер­сим­мет­рии нет совсем.

Пер­вый шаг был быст­ро сде­лан, и было пока­за­но, что дей­стви­тель­но за счет сум­ми­ро­ва­ния боль­ших флук­ту­а­ций воз­ни­ка­ет кон­ден­сат моно­по­лей — меха­низм кон­фай­н­мен­та, ожи­да­е­мый в КХД. Но сде­лать вто­рой шаг ока­за­лось очень слож­но, иссле­до­ва­ния в этом направ­ле­нии про­дол­жа­ют­ся до насто­я­ще­го момен­та.

Конфайнмент кварков. Рис. с сайта www.nature.com
Кон­фай­н­мент квар­ков. Рис. с сай­та www.nature.com

Потре­бо­ва­лось почти десять лет, что­бы полу­чить «уга­дан­ный» резуль­тат Зай­бер­га — Вит­те­на из пер­вых прин­ци­пов пря­мым сум­ми­ро­ва­ни­ем всех боль­ших ваку­ум­ных флук­ту­а­ций. Это уда­лось сде­лать толь­ко в 2002 году Ники­те Некра­со­ву с помо­щью кра­си­во­го трю­ка.

Ока­за­лось, что удоб­но закру­тить весь наш четы­рех­мер­ный мир (три коор­ди­на­ты + вре­мя) с неболь­шой угло­вой ско­ро­стью. Поз­во­лим себе несколь­ко рис­ко­ван­ную ана­ло­гию. В цен­три­фу­ге мы можем пытать­ся отде­лить те «вкла­ды», кото­рые нас инте­ре­су­ют, — нечто похо­жее было сде­ла­но Некра­со­вым, и резуль­тат пол­но­го сум­ми­ро­ва­ния боль­ших ваку­ум­ных флук­ту­а­ций «в цен­три­фу­ге» сей­час носит назва­ние ста­ти­сти­че­ской сум­мы Некра­со­ва. Резуль­тат Зай­бер­га — Вит­те­на был пол­но­стью под­твер­жден.

Дуаль­ность Зай­бер­га и реше­ние Зай­бер­га — Вит­те­на ока­за­лись тес­но свя­за­ны с гео­мет­ри­ей 11-мер­но­го про­стран­ства и кар­ти­ной «мира на бране». Чита­тель дол­жен посте­пен­но при­вы­кать к мыс­ли, что он живет на шести­мер­ной поверх­но­сти («бране»), вло­жен­ной в 11-мер­ное про­стран­ство. Это долж­но его пора­до­вать, или он дол­жен с этим сми­рить­ся, всё зави­сит от тем­пе­ра­мен­та.

Дуаль­ность Зай­бер­га ока­за­лась про­сто дви­же­ни­ем бран в мно­го­мер­ном про­стран­стве, а резуль­тат точ­но­го сум­ми­ро­ва­ния боль­ших флук­ту­а­ций вокруг ваку­ум­но­го состо­я­ния ока­зал­ся экви­ва­лен­тен тому, что фор­ма «нашей бра­ны» при­ни­ма­е­то­чень кон­крет­ный вид. Имен­но фор­ма бра­ны и опре­де­ля­ет набор ста­биль­ных частиц и их мас­сы.

Конеч­но, нау­ка — это игра с Богом в прят­ки, где ты все­гда игра­ешь роль водя­ще­го. Но выбор, какой же объ­ект мы будем искать, в наших руках, и надо отдать долж­ное лау­ре­а­там, они выбра­ли в выс­шей сте­пе­ни достой­ные для поис­ка цели. Мне, конеч­но, про­ще писать об Арка­дии и Мише, они до 1990 года рабо­та­ли в Рос­сии и были одни­ми из глав­ных дей­ству­ю­щих лиц в золо­тые деся­ти­ле­тия ИТЭФ, в 1970-е и 1980-е годы, когда он, без­услов­но, был в пятер­ке веду­щих миро­вых цен­тров по тео­ре­ти­че­ской физи­ке. Они игра­ли важ­ную роль в созда­нии совер­шен­но уни­каль­ной науч­ной атмо­сфе­ры тех лет.

Когда Арка­дий при­ез­жал в ИТЭФ из Ново­си­бир­ска, а это быва­ло очень часто, рабо­та начи­на­лась утром, а вече­ром, когда все рас­хо­ди­лись по домам, со вто­ро­го эта­жа тео­р­от­де­ла еще раз­да­ва­лись гром­кие голо­са, да и про­сто крик, кото­рые посто­рон­ний мог бы при­нять за выяс­не­ние отно­ше­ний.

А там все­го лишь Арка­дий и Миша вме­сте с соав­то­ра­ми выяс­ня­ли свои отно­ше­ния с при­ро­дой. За 40 лет ниче­го, кро­ме цве­та волос, не изме­ни­лось. И сей­час всё то же самое про­ис­хо­дит в Инсти­ту­те тео­ре­ти­че­ской физи­ки в Мин­неа­по­ли­се. Их увле­чен­но­сти нау­кой могут поза­ви­до­вать пер­во­курс­ни­ки. Эти же сло­ва отно­сят­ся и к Ната­ну Зай­бер­гу.

Нель­зя не упо­мя­нуть о той исклю­чи­тель­ной роли, кото­рую играл, да и про­дол­жа­ет играть Арка­дий в «вос­пи­та­нии» более моло­дых тео­ре­ти­ков. У него мало фор­маль­ных уче­ни­ков, но очень мно­гие, вклю­чая авто­ра этих строк, пре­крас­но пони­ма­ют, как мно­го он им дал. «Ради­ус Вайн­штей­на», вели­чи­на, извест­ная в тео­рии гра­ви­та­ции, пря­мо ска­жем, доволь­но вели­ка.

Как ска­зал один кол­ле­га, кон­фе­рен­ции делят­ся на скуч­но­ва­тые, на про­хо­дя­щие доволь­но живо и на те, в кото­рых при­ни­ма­ет уча­стие Вайн­штейн. А Миша Шиф­ман в послед­ние годы пере­да­ет свою увле­чен­ность нау­кой в кни­гах и очер­ках, где исто­рии уче­ных и науч­ных идей чита­ют­ся как захва­ты­ва­ю­щие детек­ти­вы. Их роль в пере­да­че «факе­ла науч­ных зна­ний» вели­ка, и отча­сти из-за отъ­ез­да таких людей про­бле­ма с инсти­ту­та­ми науч­ной репу­та­ции и экс­пер­ти­зы в Рос­сии столь серьез­на.

На этом мы закон­чим корот­кую про­гул­ку по флук­ту­и­ру­ю­ще­му ваку­у­му. Как уже было ска­за­но, про­бле­ма кон­фай­н­мен­та в КХД пока усто­я­ла и ждет сво­е­го реше­ния. Более того, ока­за­лось, что она тес­но свя­за­на с про­бле­мой постро­е­ния кван­то­вой гра­ви­та­ции, но это уже дру­гая исто­рия.

Премия Дирака
Пре­мия Дира­ка

Резуль­та­ты лау­ре­а­тов чрез­вы­чай­но важ­ны и, несо­мнен­но, будут одни­ми из клю­че­вых эле­мен­тов при нахож­де­нии отве­та. Лау­ре­а­тов у пре­мии Дира­ка может быть все­го трое, это огра­ни­че­ние при при­суж­де­нии пре­мии, поэто­му я не сомне­ва­юсь, у коми­те­та были труд­но­сти с выбо­ром из несколь­ко более широ­ко­го спис­ка. Совер­шен­но необ­хо­ди­мо отме­тить и науч­ный вклад Вален­ти­на Заха­ро­ва, Ники­ты Некра­со­ва и Вик­то­ра Нови­ко­ва. Еще раз поздрав­ляю трех лау­ре­а­тов с этой заслу­жен­ной награ­дой.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
ВалерийFyodor Peretyatko Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Федор
Федор

С точ­ки зре­ния обыч­но­го чита­те­ля, в целом, понят­но о чем речь, но слож­но, не хва­та­ет базо­вых зна­ний, что бы это дей­стви­тель­но пони­мать. «Четы­рех­мер­ный мир», луч­ше в кавыч­ки, вре­мя, все же не изме­ре­ние, как бы ни кра­си­во это зву­ча­ло. Слож­ны­ми вопро­са­ми зада­ва­лись ребя­та, хоро­шо что хоть где-то за это пла­тят и нау­ка дви­жет­ся впе­ред, пусть даже, при­ме­не­ние это­му най­дут толь­ко через 100 или 1000 лет. Далее, на пра­вах диле­тан­та. Если Вы в этой теме, пред­ла­гаю оце­нить веро­ят­ность изме­не­ния мер­но­сти при усло­вии посто­ян­но­го рас­ши­ре­ния. То есть, если все­лен­ная рас­ши­ря­ет­ся, при неиз­вест­ной плот­но­сти базо­вой сре­ды (на самом ниж­нем уровне) вовне от места послед­ствия пред­по­ла­га­е­мо­го боль­шо­го взры­ва, пред­по­ла­гая что рас­ши­ре­ние… Подробнее »

Валерий
Валерий

Ста­тья ‚напи­сан­ная в сти­ле науч­но-попу­ляр­но­го жанра,отражает совре­мен­ный под­ход к погра­нич­ным обла­стям тео­рии гра­ви­та­ции и полез­на как специалистам,так и обы­ва­те­лю инте­ре­су­ю­ще­му­ся раз­ви­ти­ем нау­ки.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: