Жалоба Мира длиной в полтысячелетия

Апофеоз войны. В. Верещагин (1871)
Апо­фе­оз вой­ны. В. Вере­ща­гин (1871)

Про самое извест­ное анти­во­ен­ное про­из­ве­де­ние Эраз­ма из Рот­тер­да­ма, впер­вые опуб­ли­ко­ван­ное 500 лет назад, вспо­ми­на­ет Свя­то­слав Гор­бу­нов.

Мир не сума­сшед­ший. Толь­ко люди.
Эрих Мария Ремарк

Святослав Горбунов
Свя­то­слав Гор­бу­нов

Что такое для чело­ве­че­ства пять веков? Каза­лось бы, исто­ри­че­ский опыт послед­них сто­ле­тий пока­зы­ва­ет, что доста­точ­но лишь несколь­ких деся­ти­ле­тий для того, что­бы чело­век сумел вый­ти в кос­мос, овла­деть навы­ка­ми целе­на­прав­лен­ных точеч­ных изме­не­ний гено­мов дру­гих орга­низ­мов, постиг­нуть мно­гие тай­ны мик­ро­ми­ра и кос­мо­ло­гии. Всё это про­ис­хо­ди­ло и про­ис­хо­дит доста­точ­но быст­ро, со всё воз­рас­та­ю­щим уско­ре­ни­ем. Разум открыл перед нами почти без­гра­нич­ные воз­мож­но­сти для пре­об­ра­зо­ва­ния мира и жиз­ни. Но изме­нил­ся ли от это­го сам чело­век? Что такое пять веков для его нрав­ствен­но­го раз­ви­тия? Каза­лось бы, тво­ре­ния гума­ни­стов дав­них эпох долж­ны рас­смат­ри­вать­ся сей­час исклю­чи­тель­но в каче­стве лите­ра­тур­ных памят­ни­ков…

«Querela Pacis undique gentium ejectae profligataeque» — «Жало­ба Мира, ото­всю­ду изгнан­но­го и всю­ду повер­жен­но­го», — гла­сит латин­ская над­пись на репро­дук­ции пер­вой стра­ни­цы ста­рин­но­го фоли­ан­та. Этот плач мира — воз­зва­ние к чело­веч­но­сти, обна­жа­ю­щее всю сущ­ность, неле­пость, нело­гич­ность, без­нрав­ствен­ность любой вой­ны как акта наси­лия, — тво­ре­ние вели­ко­го Эраз­ма из Рот­тер­да­ма. Он так и не был услы­шан. Изред­ка пере­ко­че­вы­вал этот вра­зум­ля­ю­щий стон от кни­ги к кни­ге, от изда­ния к изда­нию, от ста­рин­но­го фоли­ан­та до совре­мен­ной бро­шю­ры или газет­ной поло­сы. Что зна­чит этот путь? Насто­я­щая жизнь любой кни­ги про­дол­жа­ет­ся, лишь пока она дости­га­ет серд­ца чита­те­ля. Еще раз вспом­нить о ней, дать ей заго­во­рить, не оста­вить без вни­ма­ния — вот, пожа­луй, и всё, что мы можем для нее сде­лать.

Трак­тат Эраз­ма впер­вые уви­дел свет в 1517 (по неко­то­рым дан­ным [1], в 1516) году. И уже в пер­вый год изда­тель­ство Иоган­на Фро­бе­на — того само­го зна­ме­ни­то­го базель­ско­го кни­го­пе­чат­ни­ка, что зна­ком чита­те­лю по пер­вым изда­ни­ям мно­гих работ вели­ких гума­ни­стов нача­ла XVI века, — рас­про­стра­ня­ет пер­вый тираж кни­ги Эраз­ма. В даль­ней­шем изда­ния мас­со­во выхо­дят в Лувене, Лейп­ци­ге и Вене­ции (1518), Фло­рен­ции (1519), Страс­бур­ге (1523), Пари­же (1525), Лей­дене (1529). Пере­во­ды на наци­о­наль­ные язы­ки появ­ля­ют­ся в Аугс­бур­ге и Цюри­хе (1521), в Испа­нии (1529) и Гол­лан­дии (1567) [2].

Печат­ное сло­во Эраз­ма, как и в слу­чае со мно­ги­ми дру­ги­ми его про­из­ве­де­ни­я­ми, захва­ты­ва­ет Евро­пу на фоне собы­тий, кото­рые мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать извест­ной фор­му­лой «вой­на всех про­тив всех». Эразм пря­мо ука­зы­ва­ет на это в сво­ем про­из­ве­де­нии: «Стыд­но и вспом­нить, по сколь низ­мен­ным, сколь ничтож­ным при­чи­нам госу­да­ри ввер­га­ют стра­ны в вой­ну. Один отыс­ки­ва­ет или выду­мы­ва­ет некий обвет­ша­лый, про­гнив­ший титул — как буд­то столь важ­но, кто управ­ля­ет госу­дар­ством, лишь бы забо­тил­ся об обще­ствен­ном бла­ге. Дру­гой при­во­дит в оправ­да­ние, что в дого­во­ре из ста глав что-то обой­де­но мол­ча­ни­ем. Тре­тий пита­ет непри­язнь к кому-то по лич­ным моти­вам… Но нет боль­ше­го зло­дей­ства, чем если пра­ви­те­ли, при­ме­тив, что согла­сие наро­да ослаб­ля­ет их власть, а раз­дор ее укреп­ля­ет, при­бе­га­ют к хит­ро­сти тира­нов: под­стре­ка­ют людей, гото­вых ока­зать такую услу­гу, раз­вя­зать вой­ну, дабы тем самым и пре­бы­ва­ю­щих в согла­сии поссо­рить, и несчаст­ный народ обо­брать как взду­ма­ет­ся» [3].

Что ж, доста­точ­но вспом­нить, какие собы­тия про­ис­хо­ди­ли непо­сред­ствен­но в 1516 году и в пред­ше­ству­ю­щее тому деся­ти­ле­тие. Это преж­де все­го так назы­ва­е­мая вой­на Кам­брей­ской лиги (1508–1516) в Ита­лии, при­гля­дев­шись к кото­рой пыт­ли­вый взгляд лег­ко смо­жет най­ти все самые низ­мен­ные моти­вы и начи­на­ния. Дру­гой важ­ней­ший мотив, нашед­ший свое отра­же­ние в кни­ге Эраз­ма [4], — это про­ти­во­сто­я­ние Фран­ции и немец­ких наем­ни­ков — опо­ры импе­ра­то­ра Мак­си­ми­ли­а­на. А уж сколь­ко мел­ких «пожа­ров вой­ны» при­хо­дит­ся на эти годы! Пер­ма­нент­ное состо­я­ние вой­ны при­выч­но для Евро­пы нача­ла XVI века. Но мож­но ли счи­тать это состо­я­ние нор­маль­ным? «Нет», — уве­рен­но заяв­ля­ет Эразм. Ему, Эраз­му из Рот­тер­да­ма, «кня­зю гума­ни­стов», чело­ве­ку тра­гич­ной судь­бы, высо­ко­об­ра­зо­ван­но­му и крас­но­ре­чи­во­му, как нико­му дру­го­му уда­ет­ся пере­дать это в сво­их рас­суж­де­ни­ях. «Как ты можешь взы­вать к обще­му Отцу, вон­зая меч в серд­це сво­е­го бра­та?» — обра­ща­ет­ся он к сво­е­му чита­те­лю, порой вполне искренне убеж­ден­но­му, что вою­ет за пра­вое дело.

«Зве­ри обыч­но не всту­па­ют в схват­ку, если их не при­ве­дут в ярость голод или тре­во­га за дете­ны­шей. А хри­сти­а­нам какая оби­да пока­жет­ся столь малой, что не послу­жит удоб­ным пово­дом для вой­ны? Если бы так посту­па­ла моло­дежь, то мож­но было бы изви­нить неопыт­ность, при­су­щую это­му воз­рас­ту; если бы без­бож­ни­ки, то несколь­ко смяг­ча­лось бы и впе­чат­ле­ние от жесто­ко­сти соде­ян­но­го. Одна­ко мы видим, что семе­на раз­до­ра чаще все­го сеют те, кому подо­ба­ло бы сво­им муд­рым води­тель­ством сми­рять бес­чин­ства наро­да…»

«Англи­ча­нин враг фран­цу­зу лишь по той при­чине, что он фран­цуз. Бри­та­нец нена­ви­дит шот­ланд­ца лишь пото­му, что тот шот­лан­дец. Немец не ладит с фран­цу­зом, а испа­нец с ними обо­и­ми. Какая пре­врат­ность! Пустое сло­во — назва­ние мест­но­сти — разъ­еди­ня­ет людей, так поче­му же не при­ми­ря­ет мно­же­ство дру­гих вещей? Бри­та­нец жела­ет зла фран­цу­зу. А поче­му ты, чело­век, не жела­ешь добра чело­ве­ку?..»

При­ме­ча­тель­но, что кни­га «Жало­ба Мира» была напи­са­на Эраз­мом по пред­ло­же­нию Жана Лё Сова­жа (канц­ле­ра импе­ра­то­ра Кар­ла V), высту­пав­ше­го за осто­рож­ную поли­ти­ку сбли­же­ния с Фран­ци­ей и завер­ше­ние нескон­ча­е­мых воен­ных аван­тюр на зем­ле Ита­лии [5]. «Жало­ба Мира» пред­став­ля­ет собой самое пол­ное собра­ние мыс­лей и воз­зва­ний Эраз­ма о мире, кото­рые он неод­но­крат­но выска­зы­вал и в преды­ду­щих сво­их про­из­ве­де­ни­ях. По сути, его «Жало­ба» — это попыт­ка обра­ще­ния ко все­му обще­ству, от коро­лей и вель­мож (а кни­га гото­ви­лась пред­по­ло­жи­тель­но для мир­но­го кон­грес­са, кото­рый соби­ра­лись про­ве­сти в 1517 году в Кам­бре) [6] до духо­вен­ства и про­сто­го наро­да. Неда­ром Эразм по ходу повест­во­ва­ния сво­е­го героя, то есть сво­их рас­суж­де­ний, обра­ща­ет­ся попе­ре­мен­но к ним всем.

Битва при Креси (1346). Иллюстрация из «Хроник» Жана Фруассара («Википедия»)
Бит­ва при Кре­си (1346). Иллю­стра­ция из «Хро­ник» Жана Фруас­са­ра («Вики­пе­дия»)

«Вой­на слад­ка тем, кто ее не изве­дал» — так назы­ва­ет­ся зна­ме­ни­тая рабо­та Эраз­ма, уви­дев­шая свет в изда­нии «Ада­гий» 1515 года [7]. В «Жало­бе Мира» он рас­кры­ва­ет эту идею более пол­но: «Если бы смерт­ные пре­зи­ра­ли, изго­ня­ли и сокру­ша­ли меня, пусть и неза­слу­жен­но мною, одна­ко во бла­го себе, я бы опла­ки­вал лишь свою оби­ду и неспра­вед­ли­вость. Теперь же, когда они, поверг­нув меня, сами лиши­лись источ­ни­ка любо­го чело­ве­че­ско­го сча­стья и накли­ка­ли на себя море все­воз­мож­ных бед, мне более при­ста­ло опла­ки­вать их несча­стье, неже­ли свою оби­ду», — гово­рит Мир в пер­вых же стро­ках.

«Ты жаж­дешь вой­ны? Узнай сна­ча­ла, что такое Мир, а что вой­на, какие бла­га сулит он и какие бед­ствия при­но­сит она, и затем при­кинь, сто­ит ли менять Мир на вой­ну», — уста­ми сокру­шен­но­го Мира вели­кий гума­нист обра­ща­ет­ся к сво­им совре­мен­ни­кам. В сво­ем рас­ска­зе он гово­рит о при­чи­нах раз­до­ров, застав­ля­ю­щих, каза­лось бы, бла­го­ра­зум­ный чело­ве­че­ский род вновь и вновь впа­дать в исто­вое безу­мие.

Но как бы это ни пока­за­лось стран­ным, его обра­ще­ние ока­зы­ва­ет­ся столь же акту­аль­ным для потом­ков, как и для совре­мен­ни­ков. При­чи­на сокру­ше­ния мира — безу­мие, нече­сти­вость, жад­ность и про­чие стра­сти, прон­за­ю­щие людей и обще­ства от само­го вер­ха до низа. Нако­нец, про­сто глу­пость — та самая глу­пость, что гово­рит о себе в дру­гой, куда более извест­ной кни­ге Эраз­ма («Похва­ла глу­по­сти», 1509). Воз­но­сясь, подоб­но гораз­до более позд­ним Роме­ну Рол­ла­ну и Сте­фа­ну Цвей­гу, сво­им умом над схват­кой стра­стей, Эразм дела­ет выво­ды о без­нрав­ствен­ной при­ро­де кон­флик­тов: «Мир по боль­шей части водво­ря­ет­ся тем, что его надо всем серд­цем желать. Ибо все, кому истин­но дорог Мир, не упус­ка­ют слу­чая защи­тить его. Они либо не заме­ча­ют того, что меша­ет Миру, либо устра­ня­ют и гото­вы тер­петь мно­гое, лишь бы сохра­нить столь вели­кое бла­го. Теперь люди сами ищут повод к войне. То, чем согла­сие кре­пит­ся, они рушат… То, что ведет к войне, они пре­уве­ли­чи­ва­ют и усу­губ­ля­ют. Стыд­но ска­зать, из-за каких пустя­ков раз­ду­ва­ют столь вели­кие тра­ге­дии, от сколь ничтож­ной искор­ки раз­го­ра­ют­ся страш­ные пожа­ры. Тогда при­хо­дит на ум вере­ни­ца воз­мож­ных обид, и каж­дый скло­нен пре­уве­ли­чи­вать при­чи­нен­ное ему зло. А доб­рые дела меж тем пре­бы­ва­ют в глу­бо­ком забве­нии…» На стра­ни­цах сво­е­го про­из­ве­де­ния он после­до­ва­тель­но ана­ли­зи­ру­ет при­чи­ны и про­яв­ле­ния войн и меж­до­усо­биц. Про­ни­ца­тель­ный разум и извест­ная кра­со­та сло­га Эраз­ма созда­ют кар­ти­ну неспра­вед­ли­вой вой­ны (а по мне­нию Эраз­ма, любая вой­на, беру­щая свое нача­ло в чело­ве­че­ских стра­стях, неспра­вед­ли­ва) как вели­чай­ше­го бед­ствия и еще боль­ше­го бед­ствия в виде нрав­ствен­но­го обни­ща­ния обще­ства, рож­да­ю­ще­го эту вой­ну.

Сколь похо­жа эта кар­ти­на на сего­дняш­ний день? Чита­тель смо­жет решить толь­ко сам. Для это­го нуж­но все­го лишь при­слу­шать­ся к гол осу вели­ко­го евро­пей­ско­го гума­ни­ста. Пол­ты­ся­че­ле­тия тому назад «Жало­ба Мира» так и не была услы­ша­на. Смо­жем ли мы спу­стя пять сто­ле­тий что-то изме­нить? Очень хочет­ся в это верить.

P. S. Спу­стя все­го несколь­ко меся­цев после выхо­да в свет «Жало­бы Мира» Эраз­ма один мало­из­вест­ный тогда монах соста­вил свои зна­ме­ни­тые ныне 95 тези­сов. Мир вхо­дил в совер­шен­но новую эпо­ху, кото­рая погло­тит воз­вы­шен­ные иде­а­лы клас­си­че­ских гума­ни­стов и про­не­сет­ся еще по про­сто­рам Евро­пы вол­ной оче­ред­но­го наси­лия.

Эразм Роттердамский. Гольбейн-мл. 1523 («Википедия»)
Эразм Рот­тер­дам­ский. Голь­бейн-мл. 1523 («Вики­пе­дия»)

«Жало­ба Мира, ото­всю­ду изгнан­но­го и всю­ду повер­жен­но­го» — трак­тат Эраз­ма Рот­тер­дам­ско­го, пер­вое изда­ние кото­ро­го уви­де­ло свет в 1516 году [8] в Базе­ле, вто­рое (более извест­ное) — там же в 1517-м. Кни­га напи­са­на по зака­зу канц­ле­ра Жана Лё Сова­жа (Jean Ridder le Sauvage, 1455–1518) и долж­на была спо­соб­ство­вать под­го­тов­ке мир­но­го кон­грес­са, кото­рый пред­по­ла­га­лось про­ве­сти в Кам­бре в 1517 году [9]. Про­из­ве­де­ние пред­став­ля­ет собой один из пре­крас­ней­ших при­ме­ров миро­воз­зрен­че­ской пози­ции вели­ко­го гума­ни­ста. Так же, как в «Энхи­ри­ди­оне» (1501, перв. изд. — 1504) и «Похва­ле глу­по­сти» (1509, перв. изд. — 1511), Эразм, обра­ща­ет­ся к каж­до­му чело­ве­ку наше­го мира с воз­зва­ни­ем разу­ма и при­зы­вом к чисто­те сове­сти, что дела­ет «Жало­бу Мира» одним из глав­ных его фило­соф­ско-пуб­ли­ци­сти­че­ских про­из­ве­де­ний. На совре­мен­ный рус­ский язык текст «Жало­бы Мира» был пере­ве­ден как мини­мум два­жды — Ф. Л. Мен­дель­со­ном (1955 и 1963) [10] и В. Д. Бала­ки­ным (1989) [11]. Оба вари­ан­та пере­во­да ныне сво­бод­но доступ­ны для про­чте­ния в Интер­не­те. Оциф­ро­ван­ная вер­сия базель­ско­го изда­ния «Жало­бы Мира» 1518 года из кол­лек­ции Цен­траль­ной биб­лио­те­ки Цюри­ха — www.e-rara.ch/zuz/ch16/content/pageview/1600856.

  1. Бала­кин В. Д. Эразм Рот­тер­дам­ский и его «Жало­ба Мира, ото­всю­ду изгнан­но­го и всю­ду повер­жен­но­го» /​/​ в кн.: Эразм Рот­тер­дам­ский и его вре­мя. М.: Нау­ка, 1989. С. 246.
  2. Там же.
  3. Здесь и далее цит. по: Бала­кин В. Д. Эразм Рот­тер­дам­ский и его «Жало­ба Мира, ото­всю­ду изгнан­но­го и всю­ду повер­жен­но­го» /​/​ в кн.: Эразм Рот­тер­дам­ский и его вре­мя. М.: Нау­ка, С. 244–273.
  4. Там же. С. 245.
  5. http://plato.stanford.edu/entries/erasmus/
  6. Бала­кин В. Д. Эразм Рот­тер­дам­ский и его «Жало­ба Мира, ото­всю­ду изгнан­но­го и всю­ду повер­жен­но­го» /​/​ в кн. Эразм Рот­тер­дам­ский и его вре­мя. М.: Нау­ка, 1989. С. 246.
  7. Там же.
  8. Бала­кин В. Д. Эразм Рот­тер­дам­ский и его «Жало­ба Мира, ото­всю­ду изгнан­но­го и всю­ду повер­жен­но­го» /​/​ в кн. Эразм Рот­тер­дам­ский и его вре­мя. М.: Нау­ка, 1989. С. 246.
  9. Там же.
  10. См.: Вопро­сы фило­со­фии. 1955. № С. 124–137 (сокра­щен­ная вер­сия) и в кн.: Трак­та­ты о веч­ном мире. М.: Соц­эк­гиз, 1963. С. 39– 65. Пере­вод выпол­нен с англий­ской вер­сии тек­ста (The Complaint of Peace by Erasmus, N.Y., 1946) свер­кой по латин­ско­му ори­ги­на­лу 1703 года.
  11. См в кн.: Эразм Рот­тер­дам­ский и его вре­мя. М.: Нау­ка, 1989. С. 248–273.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: