- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Спасение утопающих — дело рук…

Рис. М. Пушкова

Рис. М. Пуш­ко­ва

Евгений Онищенко

Евге­ний Они­щен­ко

Эко­но­ми­че­ский кри­зис, ими­та­ция чинов­ни­ка­ми полез­ной дея­тель­но­сти вме­сто реше­ния про­блем и обыч­ная пас­сив­ность науч­но­го сооб­ще­ства могут при­ве­сти к тяже­лым послед­стви­ям для нау­ки.

Непро­ду­ман­ное «рефор­ми­ро­ва­ние» ака­де­ми­че­ской нау­ки, суть кото­ро­го точ­но выра­зил пре­зи­дент Путин на январ­ском засе­да­нии Сове­та по нау­ке и обра­зо­ва­нию — «Пре­об­ра­зо­ва­ния долж­ны какие-то про­ис­хо­дить», — посте­пен­но наби­ра­ет обо­ро­ты. Сли­я­ние раз­но­про­филь­ных инсти­ту­тов, нор­ми­ро­ва­ние науч­ной рабо­ты («нор­мо­ча­сы»), попыт­ка вве­сти крайне бюро­кра­ти­зи­ро­ван­ные меха­низ­мы управ­ле­ния науч­ны­ми иссле­до­ва­ни­я­ми («ком­плекс­ные пла­ны науч­ных иссле­до­ва­ний») и т. д. — всё это вызы­ва­ет уве­ли­чи­ва­ю­ще­е­ся раз­дра­же­ние в науч­ной сре­де. Сви­де­тель­ством послед­не­го явля­ет­ся недав­нее обра­ще­ние более 150 чле­нов и про­фес­со­ров РАН к пре­зи­ден­ту Рос­сии.

Бюро­кра­ти­че­ский театр абсур­да — боль­шая угро­за для нау­ки, но еще более серьез­ной угро­зой явля­ет­ся недо­ста­ток финан­си­ро­ва­ния. Пра­ви­тель­ство реши­ло, что в кри­зис­ных усло­ви­ях необ­хо­ди­мо сокра­тить рас­хо­ды на боль­шин­ство госу­дар­ствен­ных про­грамм, а потом замо­ро­зить их на том же уровне еще на два года. Насколь­ко силь­но будут сокра­ще­ны рас­хо­ды на нау­ку — ска­зать слож­но: может быть, на 10%, а может — замет­но боль­ше.

Это рез­ко ухуд­ши­ло бы ситу­а­цию в рос­сий­ской нау­ке и само по себе, одна­ко суще­ству­ют и, если так мож­но выра­зить­ся, отяг­ча­ю­щие обсто­я­тель­ства. Указ Пре­зи­ден­та РФ № 597 от 7 мая 2012 года тре­бу­ет дове­сти сред­нюю зара­бот­ную пла­ту науч­ных сотруд­ни­ков до 200% от сред­ней по реги­о­ну к 2018 году. От это­го тре­бо­ва­ния никто отка­зы­вать­ся не соби­ра­ет­ся, не важ­но, выра­жа­ет­ся ли оно в пока­за­те­лях дорож­ных карт или рас­ту­щей с каж­дым годом сто­и­мо­сти «нор­мо­ча­са». Обра­ще­ния обще­ствен­ных орга­ни­за­ций — Проф­со­ю­за работ­ни­ков РАН, Обще­ства науч­ных работ­ни­ков — с при­зы­ва­ми вне­сти кор­рек­ти­вы в Указ в свя­зи с тяже­лой эко­но­ми­че­ской ситу­а­ци­ей, заме­нить 200% от сред­не­ре­ги­о­наль­ной на 200% от сред­не­рос­сий­ской зар­пла­ты были про­игно­ри­ро­ва­ны. Все, начи­ная с мини­стер­ских клер­ков и закан­чи­вая пре­зи­ден­том, дела­ют хоро­шую мину при пло­хой игре: Указ сле­ду­ет выпол­нять, Указ сле­ду­ет выпол­нять… Сокра­ще­ние финан­си­ро­ва­ния наря­ду с тре­бо­ва­ни­ем уве­ли­че­ния сред­ней зар­пла­ты будет силь­ней­шим уда­ром по науч­ным орга­ни­за­ци­ям, осо­бен­но в Москве, Мос­ков­ской обла­сти и Санкт-Петер­бур­ге.

Это при­зна­ет­ся, хотя и в фор­ма­те «не для печа­ти», и на офи­ци­аль­ном уровне. Так, в «Газете.ру» 31 июля 2016 года появи­лась инфор­ма­ция, что Мино­бр­на­у­ки, исхо­дя из финан­со­вых реа­лий, пла­ни­ру­ет в 2017–2018 годах сокра­тить 10,3 тыс. науч­ных сотруд­ни­ков, в том чис­ле 8,3 тыс. науч­ных сотруд­ни­ков в ФАНО [1]. Если судить по дан­ным нача­ла 2015 года, в орга­ни­за­ци­ях ФАНО рабо­та­ло 49 тыс. науч­ных сотруд­ни­ков; к насто­я­ще­му момен­ту, веро­ят­но, науч­ных сотруд­ни­ков уже несколь­ко мень­ше, но, даже если исхо­дить из про­шло­год­них дан­ных, под сокра­ще­ние под­па­дут 17% науч­ных сотруд­ни­ков ФАНО. Нет ника­ких сомне­ний, что науч­ны­ми сотруд­ни­ка­ми дело не огра­ни­чит­ся: про­изой­дут как мини­мум столь же мас­штаб­ные сокра­ще­ния инже­нер­но-тех­ни­че­ско­го, вспо­мо­га­тель­но­го, адми­ни­стра­тив­но-управ­лен­че­ско­го пер­со­на­ла.

Мино­бр­на­у­ки, прав­да, уже на сле­ду­ю­щий день заяви­ло, что не пла­ни­ру­ет сокра­щать чис­ло науч­ных сотруд­ни­ков: «Мино­бр­на­у­ки счи­та­ет сво­ей при­о­ри­тет­ной зада­чей уве­ли­че­ние объ­е­ма бюд­жет­ных средств, выде­ля­е­мых для финан­си­ро­ва­ния нау­ки, и коли­че­ства сотруд­ни­ков уни­вер­си­те­тов и НИИ, зани­ма­ю­щих науч­ные став­ки» [2]. Види­мо, пра­виль­нее гово­рить не о пла­нах по сокра­ще­ни­ям, а о под­сче­тах, во что выльет­ся пла­ни­ру­е­мое сни­же­ние финан­си­ро­ва­ния нау­ки.

Так что фор­маль­ных ука­за­ний о необ­хо­ди­мо­сти сокра­ще­ния чис­ла науч­ных сотруд­ни­ков, ско­рее все­го, не будет, но не будет и тре­бу­е­мых для опла­ты тру­да сотруд­ни­ков денег. Поэто­му мас­со­вые сокра­ще­ния будут про­ис­хо­дить, толь­ко вся ответ­ствен­ность за них ляжет на пле­чи дирек­то­ров инсти­ту­тов, а ФАНО, Мино­бр­на­у­ки, пре­мьер-министр и пре­зи­дент стра­ны ока­жут­ся как бы ни при чем. То есть про­дол­жит­ся иду­щая сей­час бюро­кра­ти­че­ская игра: мы, вла­сти, ника­ких сокра­ще­ний уче­ных не пла­ни­ру­ем, а штат­ное рас­пи­са­ние фор­ми­ру­ют сами науч­ные орга­ни­за­ции исхо­дя из сво­их потреб­но­стей, так что все вопро­сы — к дирек­то­рам.

Если не я, то кто же?

Клас­си­ка учит нас, что спа­се­ние уто­па­ю­щих — дело рук самих уто­па­ю­щих. На помощь свер­ху рас­счи­ты­вать точ­но не сто­ит: отту­да доно­сят­ся толь­ко наи­луч­шие поже­ла­ния и при­зы­вы дер­жать­ся. Рас­счи­ты­вать при­хо­дит­ся лишь на самих себя. Пока еще не позд­но пред­при­нять уси­лия, что­бы не допу­стить худ­ше­го сце­на­рия. Проф­со­юз работ­ни­ков РАН, Обще­ство науч­ных работ­ни­ков ведут борь­бу за уве­ли­че­ние финан­си­ро­ва­ния нау­ки, и мож­но к ней при­со­еди­нить­ся. Потра­тив немно­го сво­е­го вре­ме­ни сей­час, мож­но избе­жать боль­ших про­блем в буду­щем.

Необ­хо­ди­мо доби­вать­ся уве­ли­че­ния финан­си­ро­ва­ния как мини­мум фун­да­мен­таль­ной нау­ки, под­держ­ка кото­рой даже в наи­бо­лее раз­ви­тых госу­дар­ствах явля­ет­ся зоной ответ­ствен­но­сти госу­дар­ства. В насто­я­щее вре­мя тут есть два основ­ных направ­ле­ния. Пер­вое — рабо­та со СМИ и обще­ствен­ным мне­ни­ем, рас­про­стра­не­ние инфор­ма­ции о низ­ком уровне финан­си­ро­ва­ния фун­да­мен­таль­ной нау­ки в Рос­сии. Это — основ­ное направ­ле­ние с уче­том пред­вы­бор­но­го пери­о­да. Вто­рое — более фор­маль­ное вза­и­мо­дей­ствие (в раз­ной фор­ме) с чинов­ни­ка­ми в попыт­ке добить­ся вне­се­ния жела­е­мых пара­мет­ров финан­си­ро­ва­ния нау­ки в раз­лич­ные доку­мен­ты. В рам­ках вто­ро­го направ­ле­ния пред­по­ла­га­ет­ся не про­сто инфор­ми­ро­вать руко­вод­ство о недо­пу­сти­мо низ­ком уровне финан­си­ро­ва­ния нау­ки и тре­бо­вать его уве­ли­че­ния, но и выдви­гать кон­крет­ные пред­ло­же­ния по финан­си­ро­ва­нию науч­ных иссле­до­ва­ний при­ме­ни­тель­но к опре­де­лен­ным доку­мен­там — Зако­ну о феде­раль­ном бюд­же­те, Стра­те­гии науч­но-тех­но­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия и т. д., по воз­мож­но­сти поль­зу­ясь раз­лич­ны­ми бюро­кра­ти­че­ски­ми «зацеп­ка­ми».

Важ­ней­шая зада­ча в рам­ках пер­во­го направ­ле­ния — дока­зать, что утвер­жде­ния, буд­то Рос­сия тра­тит на нау­ку слиш­ком мно­го, — это в луч­шем слу­чае лукав­ство, а отсыл­ка к кри­зис­ной ситу­а­ции так­же не повод для рез­ко­го сокра­ще­ния финан­си­ро­ва­ния нау­ки. Инфор­ма­ция о финан­си­ро­ва­нии фун­да­мен­таль­ной нау­ки в раз­лич­ных стра­нах пред­став­ле­на в ста­тье «Уче­ные уедут, поже­лав дер­жать­ся», опуб­ли­ко­ван­ной в «Газете.ру» 27 июня 2016 года [3]. Она пока­зы­ва­ет, что Рос­сия замет­но усту­па­ет по уров­ню рас­хо­дов на фун­да­мен­таль­ную нау­ку прак­ти­че­ски всем госу­дар­ствам, вхо­дя­щим в Орга­ни­за­цию эко­но­ми­че­ско­го сотруд­ни­че­ства и раз­ви­тия, если оце­ни­вать рас­хо­ды на фун­да­мен­таль­ную нау­ку по отно­ше­нию к ВВП стра­ны (с точ­ки зре­ния нагруз­ки на бюд­жет сле­ду­ет срав­ни­вать имен­но эти пока­за­те­ли). Един­ствен­ные два чле­на ОЭСР, кото­рые отста­ва­ли от Рос­сии по это­му пока­за­те­лю, — Чили и Мек­си­ка. Одна­ко при сохра­не­нии нынеш­них тен­ден­ций у Рос­сии есть шанс ска­тить­ся на их уро­вень уже в 2017 году.

Даже в Гре­ции, нахо­дя­щей­ся с кон­ца про­шло­го деся­ти­ле­тия в жесто­чай­шем финан­со­во-эко­но­ми­че­ском кри­зи­се и вынуж­ден­ной жить в режи­ме жест­кой бюд­жет­ной эко­но­мии, на фун­да­мен­таль­ную нау­ку рас­хо­ду­ет­ся замет­но бóль­шая доля ВВП, чем в Рос­сии. Эта инфор­ма­ция долж­на стать хоро­шо извест­ной — что­бы ее нель­зя было игно­ри­ро­вать.

Сто­ит исполь­зо­вать любую воз­мож­ность доне­сти инфор­ма­цию до обще­ствен­но­сти и раз­но­го рода началь­ства, это могут быть:

Важ­но, что­бы было как мож­но боль­ше выступ­ле­ний в СМИ, обра­ще­ний и т. д. от раз­ных людей; они долж­ны быть автор­ски­ми (не сте­рео­тип­ны­ми), но жела­тель­но неко­то­рое един­ство тре­бо­ва­ний: если гово­рить о фун­да­мен­таль­ной нау­ке, это вывод рас­хо­дов феде­раль­но­го бюд­же­та на фун­да­мен­таль­ные науч­ные иссле­до­ва­ния на уро­вень 0,2% ВВП в бли­жай­шие годы и на уро­вень 0,25–0,30% ВВП в более дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве.

Осо­бен­но хоро­шо, если про­бле­мы с финан­си­ро­ва­ни­ем нау­ки будут обсуж­дать­ся в пред­вы­бор­ных поли­ти­че­ских дис­кус­си­ях, поэто­му полез­но кон­так­ти­ро­вать с поли­ти­че­ски­ми пар­ти­я­ми и кан­ди­да­та­ми в депу­та­ты Думы от раз­лич­ных пар­тий.

Вто­рое, пусть и менее важ­ное направ­ле­ние — вза­и­мо­дей­ствие с чинов­ни­ка­ми с целью добить­ся вне­се­ния жела­е­мых пара­мет­ров финан­си­ро­ва­ния нау­ки в доку­мен­ты. Мас­со­вые и сроч­ные дей­ствия, конеч­но, долж­ны быть направ­ле­ны на бли­жай­шую цель — про­ект феде­раль­но­го бюд­же­та на 2017 год и пла­но­вый пери­од 2018 и 2019 годов. Тут как раз суще­ству­ет «зацеп­ка» — Пору­че­ние Пре­зи­ден­та РФ Пр-1369, п. 2-б от 14 июля 2015 года, пред­пи­сы­ва­ю­щее при под­го­тов­ке про­ек­та бюд­же­та под­дер­жи­вать опре­де­лен­ный уро­вень рас­хо­дов на фун­да­мен­таль­ную нау­ку («обес­пе­чить при фор­ми­ро­ва­нии про­ек­тов феде­раль­но­го бюд­же­та на 2016 год и после­ду­ю­щие годы объ­ем бюд­жет­ных ассиг­но­ва­ний на про­ве­де­ние фун­да­мен­таль­ных науч­ных иссле­до­ва­ний в про­цент­ном отно­ше­нии к вало­во­му внут­рен­не­му про­дук­ту на уровне 2015 года») [4]. Мож­но быть уве­рен­ны­ми, что при­ня­то реше­ние об этом пору­че­нии забыть, но фор­маль­но оно, веро­ят­но, не отме­не­но, и полез­но наста­и­вать на его выпол­не­нии: это заста­вит чинов­ни­ков покру­тить­ся, посколь­ку при­знать его невы­пол­не­ние нель­зя. Нуж­но толь­ко акку­рат­но и чет­ко фор­му­ли­ро­вать, что мы тре­бу­ем. В каче­стве при­ме­ра при­во­жу обра­ще­ние, в кото­ром об этом чет­ко, с ука­за­ни­ем кон­крет­ных бюд­жет­ных ста­тей и долей ВВП, ска­за­но, — обра­ще­ние Обще­ства науч­ных работ­ни­ков к Д. А. Мед­ве­де­ву [5].

Име­ет смысл обра­щать­ся к пра­ви­тель­ствен­ным чинов­ни­кам (мини­страм, вице-пре­мье­рам, пре­мье­ру), к помощ­ни­ку пре­зи­ден­та А. А. Фур­сен­ко, к руко­во­ди­те­лю Кон­троль­но­го управ­ле­ния Пре­зи­ден­та («про­кон­тро­ли­руй­те испол­не­ние пору­че­ния пре­зи­ден­та»).

Прак­ти­че­ски в каж­дое мини­стер­ство и иную власт­ную струк­ту­ру мож­но подать обра­ще­ние в элек­трон­ном виде, через сайт. В неко­то­рых местах для это­го необ­хо­ди­мо реги­стри­ро­вать­ся. В кон­це ста­тьи даны ссыл­ки на неко­то­рые «элек­трон­ные при­ем­ные».

Веревку свою приносить или профсоюз обеспечит?

Един­ствен­ное, что может поме­шать успе­ху, — пас­сив­ность науч­но­го сооб­ще­ства, кото­рая обу­слов­ле­на несколь­ки­ми при­чи­на­ми. Неве­рие в спо­соб­ность что-то изме­нить — самая рас­про­стра­нен­ная при­чи­на пас­сив­но­го пове­де­ния, а вер­нее ска­зать, самый рас­про­стра­нен­ный довод для оправ­да­ния сво­е­го без­дей­ствия. Вокруг нема­ло при­ме­ров, когда настой­чи­вые уси­лия при­во­ди­ли к жела­е­мо­му резуль­та­ту или хотя бы помо­га­ли избе­жать серьез­ных нега­тив­ных послед­ствий, в том чис­ле в науч­ной сфе­ре и в финан­со­вых вопро­сах.

К при­ме­ру, пять лет назад уда­лось добить­ся не толь­ко вне­се­ния изме­не­ний в закон о госу­дар­ствен­ных закуп­ках, но и уве­ли­че­ния финан­си­ро­ва­ния науч­ных фон­дов, кото­рые до это­го были на пери­фе­рии пра­ви­тель­ствен­но­го вни­ма­ния. И хотя три года назад актив­ные про­те­сты не при­ве­ли к сры­ву спе­цо­пе­ра­ции по при­ня­тию Зако­на о РАН, их резуль­та­том стал мора­то­рий на рез­кие изме­не­ния в систе­ме ака­де­ми­че­ских инсти­ту­тов; кро­ме того, они спас­ли сеть ака­де­ми­че­ских инсти­ту­тов от немед­лен­ной реструк­ту­ри­за­ции и пере­да­чи под управ­ле­ние заин­те­ре­со­ван­ным ведом­ствам, уни­вер­си­те­там и цен­трам. Но конеч­но, если не пред­при­ни­мать уси­лий, то не полу­чит­ся ниче­го.

Вто­рая при­чи­на — рав­но­ду­шие («У меня сво­их дел хва­та­ет» или «Меня сокра­ще­ния не кос­нут­ся», воз­мож­но, с добав­ле­ни­ем «и хоро­шо, если без­дель­ни­ков уво­лят»). Отно­си­тель­но пер­во­го мож­но ска­зать, что не так уж и мно­го столь заня­тых науч­ных сотруд­ни­ков, у кото­рых за несколь­ко недель не най­дет­ся 10–15 минут, что­бы отпра­вить через сайт хотя бы одно крат­кое элек­трон­ное обра­ще­ние (в ней­траль­ном тоне, если рез­ко писать бояз­но). Вто­рой вари­ант сто­ит про­ком­мен­ти­ро­вать более подроб­но.

Очень сомни­тель­но, что сокра­щать будут толь­ко без­дель­ни­ков: в раз­ных местах уволь­не­ния будут про­ис­хо­дить очень по-раз­но­му. К тому же их мас­шта­бы будут часто опре­де­лять­ся не каче­ством рабо­ты сотруд­ни­ков инсти­ту­та, а его гео­гра­фи­че­ским поло­же­ни­ем (вели­чи­ной сред­ней зар­пла­ты в реги­оне) и спе­ци­а­ли­за­ци­ей. Ска­жем, инсти­тут, выпол­ня­ю­щий боль­шой объ­ем при­клад­ных работ, напри­мер, свя­зан­ных с созда­ни­ем раз­но­го рода инфор­ма­ци­он­ных систем для орга­нов вла­сти, на кото­рые мини­стер­ства денег не жале­ют, не будет иметь серьез­ных про­блем с выпол­не­ни­ем дорож­ных карт по зар­пла­те. В отли­чие от спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­ще­го­ся в обла­сти фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний инсти­ту­та, где сотруд­ни­ки рабо­та­ют ничуть не хуже.

И неза­ви­си­мо от того, насколь­ко болез­нен­ны­ми ста­нут сокра­ще­ния для того или ино­го инсти­ту­та, «уце­лев­ших» сотруд­ни­ков не ждет свет­лое и без­об­лач­ное буду­щее. Судя по оцен­ке вели­чи­ны сокра­ще­ний, про­ве­ден­ной Мино­бр­на­у­ки, даже при лока­ли­за­ции сокра­ще­ний «в сто­ли­цах» сред­няя зар­пла­та науч­ных сотруд­ни­ков в Москве, обла­сти и Санкт-Петер­бур­ге не будет дове­де­на до 200% от сред­не­ре­ги­о­наль­ной. Хоро­шо, если она вырас­тет про­цен­тов на 30% — это, похо­же, сочтут выпол­не­ни­ем пре­зи­дент­ско­го ука­за в кри­зис­ных усло­ви­ях. При этом сокра­ще­ние и даль­ней­шее замо­ра­жи­ва­ние финан­си­ро­ва­ния нау­ки в целом даст о себе знать паде­ни­ем всех незар­плат­ных рас­хо­дов (на закуп­ку доро­го­сто­я­ще­го обо­ру­до­ва­ния, на под­дер­жа­ние жиз­не­спо­соб­но­сти науч­ной инфра­струк­ту­ры, на под­пис­ку на науч­ные жур­на­лы и т. д.), а в пери­од мас­со­вых сокра­ще­ний будет рез­ко затруд­нен при­ем на рабо­ту новых сотруд­ни­ков.

Ну а после выбо­ров 2018 года, когда о выпол­не­нии ста­рых май­ских ука­зов забо­тить­ся пере­ста­нут, нау­ка в луч­шем слу­чае будет обре­че­на на сокра­ще­ние реаль­но­го финан­си­ро­ва­ния из-за инфля­ции. А, ско­рее все­го, инте­ре­сы «ужав­ше­го­ся» и пас­сив­но­го науч­но­го сооб­ще­ства не будут при­ни­мать­ся во вни­ма­ние при бюд­жет­ном тор­ге, и не исклю­че­ны даль­ней­шие сокра­ще­ния даже номи­наль­но­го финан­си­ро­ва­ния нау­ки ради заты­ка­ния бюд­жет­ных дыр или реа­ли­за­ции оче­ред­ных «поли­ти­че­ски зна­чи­мых» про­ек­тов.

Поэто­му хотя бы какую-то уве­рен­ность в том, что ситу­а­ция с нау­кой в Рос­сии улуч­шит­ся, мож­но полу­чить лишь в слу­чае, если удаст­ся добить­ся, что­бы госу­дар­ство взя­ло на себя чет­кие и недву­смыс­лен­ные обя­за­тель­ства по уве­ли­че­нию финан­си­ро­ва­ния нау­ки, зафик­си­ро­ван­ные в законе о феде­раль­ном бюд­же­те и доку­мен­тах стра­те­ги­че­ско­го пла­ни­ро­ва­ния.

  1. www.gazeta.ru/business/news/2016/07/31/n_8942291.shtml
  2. http://tass.ru/nauka/3500965
  3. www.gazeta.ru/science/2016/06/27_a_8330927.shtml
  4. http://kremlin.ru/acts/assignments/orders/50006
  5. http://onr-russia.ru/content/sovet-onr-o-budgete-nauki-2017

Адре­са неко­то­рых «элек­трон­ные при­ем­ных»

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи