Александр Михайлович Прохоров: к 100-летию со дня рождения

Организатор и лидер

Виктор Аполлонов, докт. физ.-мат. наук, профессор, зав. отделом мощных лазеров ИОФ РАН

Вик­тор Апол­ло­нов,
докт. физ.-мат. наук, про­фес­сор, зав. отде­лом мощ­ных лазе­ров ИОФ РАН

Я имел сча­стье рабо­тать с этим чело­ве­ком более 32 лет и нико­гда не пере­ста­вал удив­лять­ся про­яв­ле­ни­ям его гени­аль­но­сти, вся­кий раз откры­вая новые гра­ни его мно­го­чис­лен­ных талан­тов. Что вспо­ми­на­ет­ся преж­де все­го, когда его уже почти 15 лет нет с нами, а есть лишь заме­ча­тель­ный памят­ник на пере­се­че­нии Ленин­ско­го и Уни­вер­си­тет­ско­го про­спек­тов и ост­рые эмо­ции рас­ста­ва­ния дав­но улег­лись? Неве­ро­ят­но раз­ви­тое чув­ство инту­и­ции, пора­зи­тель­ная по сво­ей быст­ро­те спо­соб­ность нахо­дить вер­ные реше­ния, обострен­ное чув­ство ново­го, прин­ци­пи­аль­но зна­чи­мо­го для прыж­ка в буду­щее, чело­веч­ность. Но чув­ство перед­не­го края нау­ки, тен­ден­ций ее раз­ви­тия — это, пожа­луй, глав­ное в харак­те­ри­сти­ке это­го фено­ме­наль­но­го уче­но­го.

Инсти­ту­ту на ста­дии его ста­нов­ле­ния в 1980-е годы повез­ло с лиде­ром. Состо­я­ние выс­ше­го напря­же­ния в поис­ке един­ствен­но вер­ных на тот момент реше­ний опыт­ной рукой дири­же­ра сме­ня­лось на весе­лье от удач­ной шут­ки, остро­ты, анек­до­та. Если за вре­мя встре­чи на семи­на­ре ты не узна­вал чего-то разя­ще­го напо­вал, это зна­чи­ло, что ты про­сто чего-то не понял, что ты не в фор­ме.

А. М. Прохоров (nnov.kp.ru)

А. М. Про­хо­ров (nnov.kp.ru)

Гром­кий смех из каби­не­та, вре­мя от вре­ме­ни слы­ши­мый даже в отда­лен­ных частях кори­до­ра, под­твер­ждал: всё в поряд­ке, про­дол­жа­ем дви­гать­ся впе­ред, живем.

Поис­ки реше­ния даже в безум­но труд­ной ситу­а­ции, когда его оче­вид­но нет и взять негде, — это тоже шко­ла Про­хо­ро­ва. Здесь важ­но преж­де все­го думать о деле, а не о себе, не боять­ся сде­лать ошиб­ку. Ошиб­ку мож­но испра­вить, а поте­рян­ное вре­мя не вер­нуть нико­гда. Хоро­шим при­ме­ром явля­ет­ся целост­ный по содер­жа­нию букет реше­ний вре­мен нача­ла пере­строй­ки. Вот одно из них: в самый труд­ный момент, когда нау­ку толь­ко что выбро­си­ли за борт, нуж­но было быст­ро осмыс­лить фра­зу «Мож­но всё, что не запре­ще­но зако­ном». Реше­ние было про­стым и эффек­тив­ным: дать сво­бо­ду отде­лам и лабо­ра­то­ри­ям, вести внеш­не­эко­но­ми­че­скую дея­тель­ность на кон­тракт­ной и «грант­ной» осно­вах. При этом ни бух­гал­те­рия, ни пла­но­вый отдел про­сто не име­ли спе­ци­а­ли­стов для пере­ло­па­чи­ва­ния гру­ды бумаг на все­воз­мож­ных импорт­ных язы­ках. Уче­ные с миро­вы­ми име­на­ми (а в инсти­ту­те их было несколь­ко десят­ков), кото­рые объ­е­ха­ли мир и хоро­шо пони­ма­ли, как устро­ен «загни­ва­ю­щий Запад» с его пре­иму­ще­ствен­но кон­тракт­ной фор­мой финан­си­ро­ва­ния нау­ки, быст­ро осво­и­лись и обес­пе­чи­ли плав­ный пере­ход на новые фор­мы рабо­ты.

Алек­сандр Михай­ло­вич Про­хо­ров был выда­ю­щим­ся вос­пи­та­те­лем талан­тов — моло­дых и не очень. Вос­пи­ты­ва­ла, в част­но­сти, демо­кра­тич­ность под­хо­да во всем и спра­вед­ли­вость при­ни­ма­е­мых реше­ний. Ника­ких при­ви­ле­гий: любой сотруд­ник мог рас­счи­ты­вать на то, что будет выслу­шан и под­дер­жан. Даже сыну, кото­рый и сей­час рабо­та­ет в инсти­ту­те, очень часто доста­ва­лось. Рега­лии про­шло­го в рас­чет не при­ни­ма­лись, каж­дый день нуж­но было дока­зы­вать свою право­ту. Все­гда в спо­ре кто-то бывал не прав, но это не повод для ярлы­ка, зав­тра будет наобо­рот — надо рабо­тать, и всё будет в поряд­ке. Обыч­ный вопрос: «Что ново­го?» — и тут же с улыб­кой ответ за собе­сед­ни­ка: «Ниче­го!» Это была обыч­ная фор­ма диа­ло­га, полез­ная для нача­ла раз­го­во­ра на сле­ду­ю­щий день — вче­ра вече­ром разо­шлись, а сего­дня утром могут и долж­ны быть науч­ные ново­сти.

Мы мно­го вре­ме­ни про­во­дим в лабо­ра­то­рии, часто упус­кая что-то из житей­ских мело­чей. Нуж­но что-то сде­лать для ребен­ка, помочь мате­ри или близ­ко­му род­ствен­ни­ку и т. д. Но быва­ют и серьез­ные ситу­а­ции, когда кажет­ся, что реше­ния нет и помощь не при­дет. И здесь (и это было хоро­шо извест­но в науч­ном мире) луч­шее реше­ние — идти к Про­хо­ро­ву. Шли не толь­ко наши, но и из дру­гих инсти­ту­тов, зна­ли — не отка­жет; если есть воз­мож­ность помочь — помо­жет. Стен при­ем­ной Алек­сандра Михай­ло­ви­ча не хва­ти­ло бы для раз­ме­ще­ния бла­го­дар­но­стей людей за ока­зан­ную им помощь. Даже если каж­до­му уде­лить толь­ко одну строч­ку.

В. В. Аполлонов и А. М. Прохоров (фото из архива автора)

В. В. Апол­ло­нов и А. М. Про­хо­ров (фото из архи­ва авто­ра)

Про­сто­та в обще­нии с окру­жа­ю­щи­ми — еще одна отли­чи­тель­ная осо­бен­ность Про­хо­ро­ва. Ува­же­ние и все­гда ров­ный тон в раз­го­во­ре, без под­чер­ки­ва­ния ран­га участ­ни­ков. Будь то сту­дент или спе­ци­фи­че­ски вос­пи­тан­ный чинов­ник гос­ап­па­ра­та, не име­ет зна­че­ния. Важ­ным пара­мет­ром являл­ся толь­ко уро­вень интел­лек­та.

«Наш калибр»

Демо­кра­тич­ность харак­те­ра Алек­сандра Михай­ло­ви­ча про­яви­лась уже при пер­вом нашем зна­ком­стве. В 1970 году я закан­чи­вал МИФИ, делал диплом на кафед­ре вице-пре­зи­ден­та АН Миха­и­ла Дмит­ри­е­ви­ча Мил­ли­он­щи­ко­ва. Зада­ча была очень инте­рес­ная: я пытал­ся с помо­щью мощ­но­го импульс­но­го лазе­ра полу­чать мно­го­за­ряд­ные ионы очень высо­кой крат­но­сти. Одна­жды под дав­ле­ни­ем Миха­и­ла Дмит­ри­е­ви­ча, кото­рый счи­тал, что полу­чен­ные резуль­та­ты понра­вят­ся «лазер­щи­кам», я решил­ся позво­нить Алек­сан­дру Михай­ло­ви­чу. Он вни­ма­тель­но выслу­шал меня и при­гла­сил для бесе­ды в мек­ку лазер­ной физи­ки того вре­ме­ни — ФИАН. Мы гово­ри­ли о моей диплом­ной рабо­те, свя­зан­ной с исполь­зо­ва­ни­ем мощ­ных лазе­ров для гене­ра­ции мно­го­за­ряд­ных ионов из твер­до­го тела. Уда­лось впер­вые полу­чить ионы тяже­лых метал­лов с заряд­но­стью до +30. Было понят­но, что испа­ре­ние веще­ства и его нагрев при­во­дят к плаз­мен­но­му состо­я­нию. На перед­нем фрон­те раз­ле­та­ю­щей­ся плаз­мы про­изой­дет раз­де­ле­ние заря­дов элек­тро­нов и ионов, элек­тро­ны потя­нут за собой ионы, и сфор­ми­ру­ет­ся поток ионов высо­кой заряд­но­сти в виде пуч­ка по нор­ма­ли к поверх­но­сти мише­ни, про­изой­дет свое­об­раз­ная само­фо­ку­си­ров­ка пуч­ка.

«Интуиция». Автор картины — Виктор Аполлонов

«Инту­и­ция». Автор кар­ти­ны — Вик­тор Апол­ло­нов

Но в этом слу­чае, ска­зал Про­хо­ров, мы полу­чим про­стой и эффек­тив­ный источ­ник мно­го­за­ряд­ных ионов без при­ме­не­ния каких-либо вытя­ги­ва­ю­щих или фоку­си­ру­ю­щих полей. И если рань­ше на уско­ри­те­лях раз­го­ня­ли до высо­ких энер­гий про­то­ны, то при рабо­те с мно­го­за­ряд­ны­ми иона­ми сра­зу во мно­го раз мог­ла бы воз­рас­ти энер­гия уско­рен­ной части­цы. Это поз­во­ли­ло бы сде­лать важ­ный шаг в полу­че­нии реля­ти­вист­ских пуч­ков слож­ных ядер. Сего­дня все зна­ют об экс­пе­ри­мен­тах с нако­пи­те­ля­ми мно­го­за­ряд­ных ионов в ЦЕРН, а тогда об этом мож­но было толь­ко меч­тать. Но Алек­сандр Михай­ло­вич умел меч­тать как никто дру­гой.

Вско­ре он взял меня в свою лабо­ра­то­рию. Осмот­рев меня со всех сто­рон, он изрек: «Наш калибр». Дело в том, что я с дет­ства был высо­ко­го роста и все­гда стес­нял­ся это­го. Но сам Про­хо­ров и мно­гие сотруд­ни­ки Лабо­ра­то­рии коле­ба­ний ФИАН были ростом под два мет­ра. Этот факт был пред­ме­том мно­гих шуток и даже анек­до­тов.

У Алек­сандра Михай­ло­ви­ча были свое­об­раз­ные при­выч­ки. Напри­мер, он любил, когда в ком­на­те теп­ло, ну очень теп­ло, про­сто Саха­ра. «А зачем греть ком­на­ту сво­им теп­лом?» Выси­деть дол­го в его каби­не­те было не так-то про­сто, нагре­ва­те­ли сто­я­ли непо­сред­ствен­но за спи­ной посе­ти­те­ля. Для кого тер­мо­ди­на­ми­че­ское рав­но­ве­сие, а для кого теп­ло­вое экра­ни­ро­ва­ние началь­ни­ка.

Тогда же я впер­вые позна­ко­мил­ся с его выда­ю­щей­ся бес­смен­ной помощ­ни­цей Лиди­ей Мит­ро­фа­нов­ной Каль­чен­ко. Труд­но пере­оце­нить ее вклад в науч­ные успе­хи все­го кол­лек­ти­ва.

Лазеры для войны и мира

Еще на заре лазер­ной рево­лю­ции, когда ажи­о­таж воен­ных при­ме­не­ний пере­хле­сты­вал все воз­мож­ные пре­де­лы, Про­хо­ров начал внед­рять в созна­ние сотруд­ни­ков инсти­ту­та и раз­ных началь­ни­ков идеи об эффек­тив­ном исполь­зо­ва­нии «мир­но­го лазе­ра» для лече­ния и в био­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ни­ях. В наши дни хоро­шо извест­ны мно­го­чис­лен­ные лазер­ные мето­ды диа­гно­сти­ки, лече­ния, а так­же при­ме­не­ния в кос­ме­то­ло­гии. Сей­час труд­но пред­ста­вить себе, как меди­ки обхо­ди­лись ранее без лазер­ной тех­ни­ки.

Дру­гой при­мер каса­ет­ся непо­сред­ствен­но воен­ных при­ме­не­ний. Лазер может при­ме­нять­ся и актив­но при­ме­ня­ет­ся и в реше­нии воен­ных задач, и это уже дав­но не сек­рет. Он режет, пла­вит, сни­жа­ет меха­ни­че­скую устой­чи­вость кон­струк­ций, обес­пе­чи­ва­ет пере­да­чу меха­ни­че­ско­го импуль­са и сило­вой режим пора­же­ния воен­ной тех­ни­ки. Имен­но поэто­му вни­ма­ние воен­ных было обра­ще­но на пер­спек­ти­ву исполь­зо­ва­ния лазе­ров имен­но в воен­ных целях — как толь­ко зара­бо­тал пер­вый лазер, у воен­ных заго­ре­лись гла­за. Вооб­ра­же­ние — спа­си­бо рома­ну Алек­сея Тол­сто­го — рисо­ва­ло неве­ро­ят­ные кар­ти­ны того, что мог­ло сде­лать лазер­ное ору­жие.

Алек­сандр Михай­ло­вич с энту­зи­аз­мом взял­ся за созда­ние мощ­ных лазер­ных систем для про­мыш­лен­ных и воен­ных целей. Бюд­жет Инсти­ту­та в то вре­мя лишь на одну треть состо­ял из денег, при­хо­див­ших от Ака­де­мии наук, боль­шую часть нам дава­ла про­мыш­лен­ность. Живая и тре­бо­ва­тель­ная, она каж­дый день сту­ча­ла в две­ри Инсти­ту­та, обес­пе­чи­вая нас новы­ми зака­за­ми. Огром­ная заслу­га в том, что мы не про­ста­и­ва­ли без дела, при­над­ле­жит Про­хо­ро­ву. Он сумел нала­дить хоро­шие кон­так­ты с про­мыш­лен­ным про­из­вод­ством и воен­ны­ми.

В самом нача­ле лазер­но­го пути мы сто­я­ли перед выбо­ром: начать раз­ра­бот­ку лазе­ров для так назы­ва­е­мо­го сило­во­го пора­же­ния (дыра в кор­пу­се раке­ты, отпи­лен­ное кры­ло само­ле­та) или выбрать вто­рое направ­ле­ние — функ­ци­о­наль­ное, когда из строя выво­ди­лась элек­тро­ни­ка, опти­че­ские систе­мы и про­во­ци­ро­ва­лись вся­ко­го рода триг­гер­ные эффек­ты в эле­мен­тах тех­ни­ки. Нуж­но было обла­дать глу­бо­ки­ми зна­ни­я­ми в этом вопро­се и даром пред­ви­де­ния, что­бы сде­лать вер­ный шаг. И А. М., как пока­за­ло вре­мя, ока­зал­ся прав, утвер­ждая, что нам сле­ду­ет раз­ви­вать имен­но функ­ци­о­наль­ное пора­же­ние. Аме­ри­кан­цы назва­ли это «умным вза­и­мо­дей­стви­ем». В 1973 году он напи­сал пись­мо на имя мар­ша­ла Греч­ко, утвер­ждая, что сило­вое пора­же­ние в бли­жай­шие 30–40 лет недо­сти­жи­мо и необ­хо­ди­мо раз­ви­вать пора­же­ние функ­ци­о­наль­ное. К сожа­ле­нию, к сове­ту не при­слу­ша­лись — за этим реше­ни­ем не сто­я­ли быст­рые финан­со­вые выго­ды для обо­рон­но­го ком­плек­са, нуж­но было кро­пот­ли­во рабо­тать при гораз­до мень­шем финан­си­ро­ва­нии. Про­хо­ров дол­го и настой­чи­во дока­зы­вал свою право­ту, и сей­час на 90% совре­мен­ное лазер­ное ору­жие — исклю­чи­тель­но вто­ро­го типа. А сило­вое ору­жие пока так и не вышло на уров­ни мощ­но­сти, тре­бу­е­мые для реше­ния стра­те­ги­че­ских задач.

Лазеры и кровеносная система

Профиль А. М. Прохорова. Худ. В. Аполлонов

Про­филь А. М. Про­хо­ро­ва. Худ. В. Апол­ло­нов

Мне повез­ло рабо­тать с Алек­сан­дром Михай­ло­ви­чем над очень серьез­ны­ми про­бле­ма­ми. Образ мыс­лей его был ори­ги­наль­ным, он умел посмот­реть на про­бле­му с нестан­дарт­ной точ­ки зре­ния. Напри­мер, при рабо­те с мощ­ны­ми лазе­ра­ми воз­ник­ла необ­хо­ди­мость в эффек­тив­ном спо­со­бе охла­жде­ния зер­кал резо­на­то­ра, кото­рые — зер­ка­ла не быва­ют иде­аль­ны­ми — погло­ща­ли огром­ные плот­но­сти мощ­но­сти. Эффект, с кото­рым мы впер­вые столк­ну­лись по мере нарас­та­ния выход­ной мощ­но­сти лазе­ров, пока­зал: даль­ней­шее уве­ли­че­ние мощ­но­сти лазе­ра невоз­мож­но, посколь­ку зер­ка­ла нагре­ва­лись и дефор­ми­ро­ва­лись. Из-за этих иска­же­ний мощ­ность лазе­ра начи­на­ла падать, а рас­хо­ди­мость луча — уве­ли­чи­вать­ся.

Что­бы решить эту про­бле­му, нуж­но было научить­ся отво­дить боль­шое коли­че­ство теп­ла, обыч­но это реша­лось про­кла­ды­ва­ни­ем кана­лов в теле зер­ка­ла, по кото­рым гна­ли воду. В рабо­те с опти­кой эти кана­лы долж­ны быть очень тон­ки­ми, а воды долж­но быть мно­го. Но жид­кость не может про­дав­ли­вать­ся в боль­шом коли­че­стве через тон­кие кана­лы, а при повы­ше­нии пото­ка воз­ни­ка­ли виб­ра­ции, иска­жав­шие поверх­ность.

А. М. под­дер­жал мою идею о воз­мож­ном подо­бии систе­мы охла­жде­ния зер­ка­ла кро­ве­нос­ной систе­ме чело­ве­ка, в кото­рой после­до­ва­тель­но от круп­ной маги­стра­ли кро­во­то­ка ответв­ля­ют­ся сот­ни более мел­ких, еще более мел­ких и т. д. мик­ро­ка­пил­ля­ров, что­бы потом вновь собрать­ся в еди­ный мак­ро­ка­нал. И всё это долж­но про­изой­ти в зер­ка­ле на мас­шта­бе несколь­ких сан­ти­мет­ров. Пят­на­дца­ти­лет­ние раз­ра­бот­ки кон­струк­ци­он­ных моде­лей и тех­но­ло­гий увен­ча­лись успе­хом. Наш кол­лек­тив в 1982 году за цикл работ по сило­вой опти­ке был отме­чен Госу­дар­ствен­ной пре­ми­ей СССР.

Над про­бле­мой охла­жде­ния резо­на­то­ра аме­ри­кан­цы рабо­та­ли парал­лель­но с нами, совер­шен­но неза­ви­си­мо, и реши­ли ее при­мер­но так же. Когда в 1990-е годы нача­лось бра­та­ние с США, я полу­чил при­гла­ше­ние посе­тить фир­мы, кото­рые как раз в то вре­мя зани­ма­лись сило­вой опти­кой, и убе­дил­ся, что достиг­ну­тые пара­мет­ры зер­кал ока­за­лись очень близ­ки­ми; похо­жи были и кон­струк­тив­ные осо­бен­но­сти этих зер­кал. До насто­я­ще­го вре­ме­ни эта тех­но­ло­гия не про­да­ет­ся на меж­ду­на­род­ном рын­ке, пото­му что любая стра­на смо­жет тут же вый­ти на уров­ни мега­ватт­ных мощ­но­стей и полу­чит доступ к созда­нию лазер­но­го ору­жия. Про­да­ют­ся зер­ка­ла неболь­шо­го уров­ня мощ­но­стей, при­год­ные лишь для тех­но­ло­ги­че­ских лазе­ров.

Поездки на Запад

В 1983 году США объ­яви­ли о нача­ле работ по дол­го­сроч­ной про­грам­ме «Стра­те­ги­че­ская обо­рон­ная ини­ци­а­ти­ва» и о про­ве­де­нии меж­ду­на­род­но­го сим­по­зи­у­ма по этой про­грам­ме в Лас-Вега­се. Были при­гла­ше­ны дирек­тор ФИАН Нико­лай Ген­на­ди­е­вич Басов и Алек­сандр Михай­ло­вич. Это был слож­ный поли­ти­че­ский момент — их при­сут­ствие на меро­при­я­тии при­да­ло бы гораз­до боль­шей зна­чи­мо­сти про­грам­ме США. И в ЦК КПСС реши­ли: «Не ехать». Но посколь­ку понять, что про­ис­хо­дит, хоте­лось, реши­ли послать двух моло­дых уче­ных. В лабо­ра­то­рии раз­дал­ся зво­нок, меня подо­зва­ли к теле­фо­ну и ска­за­ли, что­бы я через час был на Ста­рой пло­ща­ди. На сле­ду­ю­щий день я и мой кол­ле­га из сосед­не­го инсти­ту­та уле­те­ли в США. Моя оцен­ка пред­ла­га­е­мой про­грам­мы была нега­тив­ной. Ана­лиз физи­че­ских про­цес­сов поз­во­лял сде­лать вывод, что суще­ству­ю­щи­ми лазер­ны­ми систе­ма­ми зада­ча не реша­ет­ся, а дина­ми­ка раз­ви­тия и слож­ность задач по мас­шта­би­ро­ва­нию лазер­ных систем ука­зы­ва­ли, что реше­ние постав­лен­ных в США задач откла­ды­ва­ет­ся мини­мум на 50 лет.

А. М. Про­хо­ров, так же как и Н. Г Басов, мно­го сил тра­тил на то, что­бы отправ­лять уче­ных после защи­ты кан­ди­дат­ской дис­сер­та­ции на Запад для ста­жи­ров­ки. Перед поезд­кой в Лас-Вегас я толь­ко вер­нул­ся из полу­го­до­вой ста­жи­ров­ки в Кана­де. Тогда такой выезд был рав­но­си­лен чуду, боль­шин­ство моло­дых уче­ных не мог­ло об этом даже и меч­тать. Вызы­вая к себе сотруд­ни­ка, Алек­сандр Михай­ло­вич любил начать бесе­ду о ста­жи­ров­ке шут­кой: «Ска­жи­те, а как Вы отно­си­тесь к хоро­шей кол­ба­се, к бавар­ским сосис­кам?» У нас в то вре­мя с таки­ми дели­ка­те­са­ми было труд­но, ходи­ли так назы­ва­е­мые кол­бас­ные элек­трич­ки. Выез­ды за рубеж дава­ли колос­саль­ную воз­мож­ность сопо­ста­вить свои дости­же­ния с тем, что сде­ла­но в мире, а так­же эффек­тив­но выучить язык. А когда нача­лась пере­строй­ка и наста­ли нелег­кие вре­ме­на для нау­ки, имен­но те люди, кото­рые хоро­шо вла­де­ли язы­ком и обла­да­ли свя­зя­ми за рубе­жом, нача­ли нахо­дить меж­ду­на­род­ные кон­трак­ты. У нас в инсти­ту­те было несколь­ко десят­ков таких людей, имен­но они пита­ли ИОФ АН в труд­ные вре­ме­на; у нас обра­зо­ва­лось несколь­ко десят­ков акци­о­нер­ных обществ. Про­хо­ро­ву хва­ти­ло муд­ро­сти отпу­стить бюро­кра­ти­че­ские вож­жи, поз­во­лить людям сво­бод­но рабо­тать.

«Где же вы, мои ученики в этом непредсказуемом мире?» (Глаз А. М. Прохорова.) Худ. В. Аполлонов

«Где же вы, мои уче­ни­ки в этом непред­ска­зу­е­мом мире?» (Глаз А. М. Про­хо­ро­ва.) Худ. В. Апол­ло­нов

О месте в истории

Сего­дня невоз­мож­но пред­ста­вить нашу жизнь без лазе­ров в самом широ­ком спек­тре их при­ме­не­ния. В одном ряду с раз­ра­бот­кой лазе­ра сто­ят откры­тия элек­тро­на, элек­тро­маг­не­тиз­ма, атом­ной энер­гии, пени­цил­ли­на, эво­лю­ци­он­ных прин­ци­пов био­ло­ги­че­ской жиз­ни на зем­ле, хими­че­ских пре­вра­ще­ний эле­мен­тов, тран­зи­сто­ра, ком­пью­те­ра.

Мы всё даль­ше ухо­дим по вре­мен­ной шка­ле от точ­ки наше­го рас­ста­ва­ния с учи­те­лем и дру­гом. Ушла ост­рая боль утра­ты, исчез­ли мел­кие дета­ли, имев­шие вто­ро­сте­пен­ное зна­че­ние, и нарас­та­ет ощу­ще­ние про­дол­жа­ю­ще­го­ся воз­дей­ствия на всех нас его интел­лек­та, его лич­но­сти. И я бла­го­да­рен судь­бе за то, что дове­лось мно­гие годы быть рядом с А. М. Про­хо­ро­вым. Я нико­гда не жалел о том, что свя­зал свою жизнь с кол­лек­ти­вом Лабо­ра­то­рии коле­ба­ний ФИАН им. П. Н. Лебе­де­ва, пере­рос­шей в Инсти­тут общей физи­ки, в 2002 году назван­ный в честь Алек­сандра Михай­ло­ви­ча Про­хо­ро­ва.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

3 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com