Сибиряки вольные и невольные

Татьяна Назаренко

Татья­на Наза­рен­ко

Об иссле­до­ва­тель­ском про­ек­те «Сиби­ря­ки воль­ные и неволь­ные» Том­ско­го област­но­го кра­е­вед­че­ско­го музея (http://сибиряки.онлайн) ТрВ-Нау­ка рас­ска­за­ла Татья­на Наза­рен­ко (науч­ный сотруд­ник музея, один из авто­ров про­ек­та). Вопро­сы зада­ва­ли Алек­сандр Арта­мо­нов (Твор­че­ская груп­па «Музей­ные реше­ния») и Ната­лия Деми­на.

— Как появи­лась идея про­ек­та? Что ста­ло пер­вым импуль­сом? Пра­де­ды авто­ров про­ек­та — сиби­ря­ки воль­ные или неволь­ные?

— Я при­со­еди­ни­лась к про­ек­ту на той ста­дии, когда его идея уже суще­ство­ва­ла несколь­ко лет: была даже заяв­ка, вышед­шая в полу­фи­нал кон­кур­са «Меня­ю­щий­ся музей в меня­ю­щем­ся мире» Фон­да Пота­ни­на. Идея идет от руко­во­ди­те­ля про­ек­та, пред­ки кото­ро­го пере­се­ли­лись в Сибирь доб­ро­воль­но, а так­же от одно­го из вете­ра­нов наше­го музея, Е. А. Андре­евой, кото­рая дав­но рабо­та­ет над темой сто­лы­пин­ских пере­се­ле­ний, под­го­то­ви­ла ката­лог пред­ме­тов, участ­во­ва­ла в ряде экс­пе­ди­ций в села Том­ской обла­сти. У меня в этом про­ек­те есть свой живой инте­рес — судь­ба кон­крет­но­го чело­ве­ка и его род­ной дерев­ни, кото­рая уже почти исчез­ла, сей­час это боль­ше дач­ное место. Речь о сто­лы­пин­ских пере­се­лен­цах из Бело­рус­сии.

Макет Томского острога 1604–1605 годов

Макет Том­ско­го остро­га 1604–1605 годов

Самое забав­ное, что к «узкой» фор­му­ли­ров­ке про­бле­ма­ти­ки про­ек­та (кре­стьян­ские мигра­ции) я не имею ника­ко­го отно­ше­ния. Мои пра­де­ды жили в Ниже­го­род­ской губер­нии и нику­да не соби­ра­лись ехать. Отец в 1958 году при­был сюда по рас­пре­де­ле­нию, думал, что уедет по окон­ча­нии сро­ка обя­за­тель­ной отра­бот­ки, но остал­ся.

— Сотруд­ни­ча­ют ли авто­ры про­ек­та с уче­ны­ми при под­го­тов­ке мето­ди­чек опро­са и проч.? С кем?

— Актив­ное сотруд­ни­че­ство с уче­ны­ми-спе­ци­а­ли­ста­ми было на ста­дии под­го­тов­ки выстав­ки. Нам помо­га­ли сотруд­ни­ки Том­ско­го и Кеме­ров­ско­го госу­ни­вер­си­те­тов, спе­ци­а­ли­сты из Ново­си­бир­ска. В рабо­те с респон­ден­та­ми зна­чи­тель­ную помощь ока­за­ли сотруд­ни­ки Алтай­ско­го госу­дар­ствен­но­го педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та. Имен­но эта шко­ла лег­ла в осно­ву состав­ле­ния опрос­ни­ков, мето­ди­чек, а так­же обра­бот­ки мате­ри­а­лов.

Основ­ной рабо­чий опрос­ник был создан в резуль­та­те вза­и­мо­дей­ствия с посто­ян­ны­ми парт­не­ра­ми — Север­ским кадет­ским кор­пу­сом. Он про­стой и удоб­ный, но, к сожа­ле­нию, слиш­ком общий — нефо­ку­си­ро­ван­ное био­гра­фи­че­ское интер­вью.

Комплекс выставки «Под созвездием Большого Лося», комплекс «Мировое древо». Выставка посвящена кулайской археологической культуре — для Томской области это одна из наиболее ярких древних культур , в первую очередь благодаря узнаваемому художественному стилю культовых изображений

Ком­плекс выстав­ки «Под созвез­ди­ем Боль­шо­го Лося», ком­плекс «Миро­вое дре­во». Выстав­ка посвя­ще­на кулай­ской архео­ло­ги­че­ской куль­ту­ре — для Том­ской обла­сти это одна из наи­бо­лее ярких древ­них куль­тур , в первую оче­редь бла­го­да­ря узна­ва­е­мо­му худо­же­ствен­но­му сти­лю куль­то­вых изоб­ра­же­ний

— Что Вы счи­та­е­те сво­им глав­ным успе­хом за вре­мя созда­ния про­ек­та?

— Воз­мож­но, про­ект толь­ко про­явил эту тен­ден­цию, а имен­но: сей­час мне ста­ло ясно, насколь­ко важ­но для людей рас­ска­зать о сво­ей семье, знать свои кор­ни. Люди узна­ют о про­ек­те, обра­ща­ют­ся к нам и охот­но помо­га­ют в сбо­ре инфор­ма­ции. Мне важ­но, что в вос­при­я­тии людей «Сиби­ря­ки» и Том­ский област­ной кра­е­вед­че­ский музей (ТОКМ) уже идут как два вза­и­мо­свя­зан­ных поня­тия.

Образец кулайского культового литья. (Кулайская цивилизация — V век до н. э. — V век н. э.

Обра­зец кулай­ско­го куль­то­во­го литья. (Кулай­ская циви­ли­за­ция — V век до н. э. — V век н. э.

Я очень рада, что на нашем сай­те появи­лись исто­рии, напи­сан­ные очень обсто­я­тель­но, с исполь­зо­ва­ни­ем архив­ных дан­ных и — без малей­ше­го уча­стия сотруд­ни­ков ТОКМ. Рост автор­ской ауди­то­рии нали­цо. Ширит­ся и гео­гра­фия. Если в пер­вые годы был по пре­иму­ще­ству Том­ский рай­он, то теперь мож­но гово­рить, что актив­но вклю­чил­ся Аси­нов­ский, есть весточ­ки из Бак­чар­ско­го, Пер­во­май­ско­го, Пара­бель­ско­го и Кол­па­шев­ско­го рай­о­нов.

— Каким Вы види­те про­ект через пять лет?

— Боль­ше тыся­чи уст­ных исто­рий со всех 16 рай­о­нов Том­ской обла­сти, в том чис­ле уда­лен­ных. И что­бы доля моих мате­ри­а­лов состав­ля­ла не более 5–10%. Орга­ни­зо­ван­ная на базе музея или/​и Север­ско­го кадет­ско­го кор­пу­са Шко­ла уст­но­и­сто­ри­че­ско­го иссле­до­ва­ния. Наде­ем­ся про­дол­жить сотруд­ни­че­ство с исто­ри­че­ским факуль­те­том ТГУ. Думаю, что в музее будет фонд уст­но­и­сто­ри­че­ских мате­ри­а­лов, сде­лан­ный с соблю­де­ни­ем всех пра­вил обра­бот­ки и хра­не­ния мате­ри­а­лов.

Выставка «Неолит...», тканое изделие из крапивных нитей

Выстав­ка «Нео­лит…», тка­ное изде­лие из кра­пив­ных нитей

— С момен­та, когда про­ект полу­чил под­держ­ку Фон­да Пота­ни­на, про­шло три года. Насколь­ко то, что полу­чи­лось, соот­вет­ству­ет вашим пер­во­на­чаль­ным иде­ям?

— По-мое­му, полу­чи­лось доста­точ­но непло­хо. Мы сде­ла­ли выстав­ку и сайт, они рабо­та­ют, про­ект раз­ма­ты­ва­ет­ся как клу­бок, порож­дая дочер­ние про­ек­ты, вро­де аси­нов­ско­го «Голо­са сиби­ря­ков» (кон­курс «Куль­тур­ная моза­и­ка», Фонд Тим­чен­ко). Появ­ля­ют­ся посто­ян­ные парт­не­ры, такие как Север­ский кадет­ский кор­пус, нала­же­ны посто­ян­ные свя­зи с Том­ским госу­ни­вер­си­те­том, Гос­ар­хи­вом и Цен­тром доку­мен­та­ции новей­шей исто­рии Том­ской обла­сти.

Нами заин­те­ре­со­ва­лись сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции, актив­но рабо­та­ем с «Радио Рос­сии». Нас зна­ют в дру­гих горо­дах. При­гла­ша­ли в Бар­на­ул, Сур­гут, Крас­но­ярск — для того что­бы рас­ска­зать о про­ек­те, в том чис­ле перед уче­ны­ми и музей­ным сооб­ще­ством.

— Были ли у вас труд­но­сти, кото­рые не уда­лось преду­смот­реть? Какие? Что вам уда­лось изме­нить вашим про­ек­том?

— Глав­ная труд­ность для меня — необ­хо­ди­мость не про­сто соби­рать, обра­ба­ты­вать и пуб­ли­ко­вать интер­вью, как, напри­мер, для газе­ты, а сохра­нять их соглас­но пра­ви­лам про­ве­де­ния уст­но­и­сто­ри­че­ских иссле­до­ва­ний, что­бы после­ду­ю­щие поко­ле­ния мог­ли обра­щать­ся к нашим мате­ри­а­лам как к пол­но­цен­но­му источ­ни­ку. Здесь мне явно не хва­та­ло мето­ди­че­ской под­го­тов­ки. Но зна­ком­ство с иссле­до­ва­те­ля­ми из Бар­на­у­ла спо­соб­ство­ва­ло пре­одо­ле­нию это­го недо­стат­ка.

Уда­лось ли нам изме­нить что-то? По край­ней мере, мно­го­чис­лен­ные и раз­об­щен­ные люби­те­ли исто­рии полу­чи­ли отлич­ную пло­щад­ку для пуб­ли­ка­ции и обсуж­де­ния сво­их работ. Это нема­ло. Люди потя­ну­лись к музею не толь­ко как к месту про­ве­де­ния интел­лек­ту­аль­но­го досу­га. В нас видят дело­вых парт­не­ров и мето­ди­че­ский центр.

Выставка «Великий чайный путь», рекламная чайная плитка. Конец XIX века

Выстав­ка «Вели­кий чай­ный путь», реклам­ная чай­ная плит­ка. Конец XIX века

— Про­стран­ство, где раз­вер­ну­та выстав­ка, неболь­шое. Уда­лось ли вам экс­по­зи­ци­он­ны­ми сред­ства­ми рас­ска­зать всё, что вы счи­та­е­те важ­ным? На чем дела­е­те акцент?

— Одно­знач­но нет. Столь­ко сюже­тов оста­лось за пре­де­ла­ми, ушло в вир­ту­аль­ное про­стран­ство, исто­рии, вир­ту­аль­ные про­ек­ты. Мы сде­ла­ли акцент на общей кан­ве собы­тий: при­хо­дит чело­век, кото­рый что-то там слы­шал про Сто­лы­пи­на и рас­ку­ла­чи­ва­ние и с набо­ром сте­рео­ти­пов, — и полу­ча­ет раз­вер­ну­тую инфор­ма­цию, а так­же воз­мож­ность эмо­ци­о­наль­но при­кос­нуть­ся к ситу­а­ции пере­ез­да с ее рис­ка­ми, неустро­ен­но­стью, тре­во­га­ми, быто­вы­ми про­бле­ма­ми.

Колокол, отлитый на колокольном заводе Оловянишникова. Размещен в экспозиции, посвященной Великой Отечественной войне. Н. Е. Прянишников, увидев его, искренне обрадовался, потому как делали колокол на заводе его предков

Коло­кол, отли­тый на коло­коль­ном заво­де Оло­вя­ниш­ни­ко­ва. Раз­ме­щен в экс­по­зи­ции, посвя­щен­ной Вели­кой Оте­че­ствен­ной войне. Н. Е. Пря­ниш­ни­ков, уви­дев его, искренне обра­до­вал­ся, пото­му как дела­ли коло­кол на заво­де его пред­ков

Уже была созда­на одна смен­ная выстав­ка — по исто­рии сель­ских при­хо­дов, церк­вей, судеб свя­щен­ни­ков. Но взя­та толь­ко Рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь. А были ста­ро­об­ряд­цы, като­ли­ки, про­те­стан­ты, мусуль­мане… Даже отдель­но взя­тая дерев­ня со сво­ей исто­ри­ей может стать темой выстав­ки. Вот сей­час север­ские каде­ты рабо­та­ют над рекон­струк­ци­ей исчез­нув­шей дерев­ни в режи­ме 3D-экс­кур­сии. Для того что­бы это сде­лать, надо было пора­бо­тать в трех архи­вах, опро­сить ста­ро­жи­лов. Впе­ре­ди экс­пе­ди­ция на место этой дерев­ни…

— На сай­те сей­час опуб­ли­ко­ва­но 365 исто­рий. Это коли­че­ство сов­па­да­ет с ваши­ми пер­во­на­чаль­ны­ми про­гно­за­ми?

Я не стро­и­ла про­гно­зов. Что­бы наш сайт мож­но было рас­смат­ри­вать как мате­ри­ал для иссле­до­ва­те­лей, это­го коли­че­ства исто­рий мало. Но я отлич­но пони­ма­ла, что за год, два и даже три мы не набе­рем желан­ной тыся­чи. Но тут важ­но не коли­че­ство, а каче­ство. Кон­тент нерав­но­ме­рен по каче­ству. Есть исто­рии доволь­но мало­ин­фор­ма­тив­ные, но мы их сохра­ня­ем, что­бы при­вле­кать людей к сотруд­ни­че­ству. Боль­шин­ство мате­ри­а­лов, на мой взгляд, доста­точ­но пол­но­вес­ны.

— Каких исто­рий боль­ше — о сиби­ря­ках воль­ных или неволь­ных?

— Исто­рий боль­ше о воль­ных сиби­ря­ках. Исто­рии «неволь­ных» актив­но акку­му­ли­ру­ют­ся на дру­гом сай­те наше­го музея — сай­те отде­ла ТОКМ «След­ствен­ная тюрь­ма НКВД». Прав­да, сре­ди тех исто­рий, кото­рые я чис­лю за «воль­ны­ми», то и дело попа­да­ет­ся инфор­ма­ция из серии «был рас­ку­ла­чен». Есть даже те, кто в 1930-е годы умуд­рил­ся добить­ся воз­вра­ще­ния на роди­ну как постра­дав­шие от «пере­ги­бов».

Комплекс «Два оттенка красного в советской деревне»

Ком­плекс «Два оттен­ка крас­но­го в совет­ской деревне»

— Кто ваши авто­ры: школь­ни­ки, пишу­щие сочи­не­ния, или иссле­до­ва­те­ли, рабо­та­ю­щие в архи­вах? Как орга­ни­зо­ва­на рабо­та с ними, чем вы их моти­ви­ру­е­те?

— Работ школь­ни­ков на сай­те мно­го. Один из вари­ан­тов поис­ка авто­ров — это рабо­та в соста­ве жюри на школь­ных науч­но-прак­ти­че­ских кон­фе­рен­ци­ях. Хоро­шие рабо­ты по теме мы охот­но пуб­ли­ку­ем. Но в основ­ном это взрос­лые люди, кото­рые гото­вы рас­ска­зать свою исто­рию спе­ци­а­ли­сту, а тот уже запи­шет… Рас­ска­зы­ва­ют не толь­ко сотруд­ни­кам ТОКМ. Так, напри­мер, из Пара­бе­ли (село в Том­ской обла­сти, адми­ни­стра­тив­ный центр Пара­бель­ско­го рай­о­на. — Прим. ред.) нам при­сы­ла­ли хоро­шие мате­ри­а­лы. Сим­би­оз музея и шко­лы часто встре­ча­ет­ся: музей­ный работ­ник со школь­ни­ка­ми идет и берет интер­вью.

Комплекс «Труд земледельца»: соха, плуги, севалки — всё, что связано с пахотой и севом

Ком­плекс «Труд зем­ле­дель­ца»: соха, плу­ги, севал­ки — всё, что свя­за­но с пахо­той и севом

Тех, кого я пере­чис­ли­ла выше в каче­стве дока­за­тель­ства наших малень­ких побед, мож­но отне­сти к кате­го­рии иссле­до­ва­те­лей-люби­те­лей. Это люди, име­ю­щие навы­ки рабо­ты в архи­ве, с науч­ным тек­стом. Глав­ный сти­мул для авто­ра — бес­плат­ная пуб­ли­ка­ция, он полу­ча­ет доступ к чита­те­лю, за ним сохра­ня­ет­ся автор­ское пра­во на текст и его исполь­зо­ва­ние.

Комплекс «Суета дней... Успеть бы»

Ком­плекс «Суе­та дней… Успеть бы»

Часто люди посе­ща­ют нашу выстав­ку и спра­ши­ва­ют: а мож­но ли мне рас­ска­зать или раз­ме­стить свою исто­рию? Очень резуль­та­тив­но было сотруд­ни­че­ство с круж­ком кра­е­ве­дов «Сибир­ской биб­лио­те­ки». Инте­рес про­яви­ли педа­го­ги дома дет­ства и юно­ше­ства «Кедр» Том­ска, но там боль­ше энту­зи­аз­ма и воз­мож­но­сти обу­чить потен­ци­аль­но­го иссле­до­ва­те­ля, чем сде­лать гото­вый мате­ри­ал. В 2016 году с адми­ни­стра­ци­ей Том­ской обла­сти достиг­ну­то согла­ше­ние о про­ве­де­нии кон­кур­са на луч­шую семей­ную исто­рию по рай­о­нам обла­сти. Опор­ной силой будут фили­а­лы ТОКМ в Нары­ме, Под­гор­ном, Кол­па­ше­во и Аси­но.

Еще один путь поис­ка авто­ров и респон­ден­тов — соци­аль­ные сети, фору­мы. Напри­мер, одна очень инфор­ма­тив­ная груп­па респон­ден­тов при­шла в музей бла­го­да­ря том­ско­му интер­нет-вело­фо­ру­му — вот уж отку­да мы не жда­ли резуль­та­та. Но там был опуб­ли­ко­ван мой отчет о похо­де, и в резуль­та­те люди позво­ни­ли, рас­ска­за­ли об исто­рии сво­ей семьи и выве­ли на дру­гих респон­ден­тов.

— Пуб­ли­ку­ют ли на сай­те свои мате­ри­а­лы сами сотруд­ни­ки музея и чле­ны про­ект­ной коман­ды?

— Сотруд­ни­ки музея пуб­ли­ку­ют свои исто­рии, но не так актив­но, как хоте­лось бы. Я готов­лю к пуб­ли­ка­ции исто­рию мамы и деда, кото­рый в дет­стве жил в Сиби­ри, но потом вер­нул­ся на роди­ну, в Ниже­го­род­скую губер­нию. Исто­рия отца исполь­зо­ва­на на выстав­ке. А по прав­де ска­зать — сапож­ник без сапог…

На переднем плане икона св. Антония Падуанского из семьи переселенцев Шутинских. Фрагмент фотографии Антона Викентьевича Шутинского, расстрелянного в 1937 году (по ошибке: перепутали с дядей, полным тезкой)

На перед­нем плане ико­на св. Анто­ния Паду­ан­ско­го из семьи пере­се­лен­цев Шутин­ских. Фраг­мент фото­гра­фии Анто­на Викен­тье­ви­ча Шутин­ско­го, рас­стре­лян­но­го в 1937 году (по ошиб­ке: пере­пу­та­ли с дядей, пол­ным тез­кой)

— Извест­но ли вам, кто и как исполь­зу­ет мате­ри­а­лы ваше­го сай­та (напри­мер, школь­ные учи­те­ля)?

— По моим впе­чат­ле­ни­ям, люди ищут на этом сай­те сво­их род­ствен­ни­ков, исто­рию дере­вень, свои родо­слов­ные. Неко­то­рые наде­ют­ся, что мы выпол­ним эту рабо­ту по поис­ку кор­ней, но у нас нет такой зада­чи. Мы всё же соби­ра­ем инфор­ма­цию от людей. Но если вдруг уда­ет­ся най­ти какие-то све­де­ния об этих семьях — делим­ся охот­но. Нам не жал­ко.

Комплекс «Архивные документы в свободном доступе»

Ком­плекс «Архив­ные доку­мен­ты в сво­бод­ном досту­пе»

— Если бы вы при­сту­па­ли к рабо­те сей­час, что бы вы изме­ни­ли?

— У нас бы было боль­ше инфор­ма­ции и опы­та. Выстав­ка была бы дру­гой — более лич­ной, через кон­крет­ные семей­ные судь­бы. Вагон был бы боль­ше похож на насто­я­щий: раз­ме­ще­ние нар сохра­ни­ли бы, пропорции…С само­го нача­ла по-дру­го­му бы орга­ни­зо­ва­ли сбор и обра­бот­ку инфор­ма­ции.

В целом, у нас есть шан­сы изме­нить выстав­ку в этом году. Сайт http://сибиряки.онлайн плав­но меня­ет­ся по мере нара­бот­ки опы­та.

Фото А. Арта­мо­но­ва

Из интер­вью с Мари­ей Нико­ла­ев­ной Суха­но­вой (Круп­па):

«Дед был при­мер­но с 1890 года рож­де­ния, пото­му что мать у них была тре­тьим ребен­ком. Бабуш­ка — Ску­ра­то­вич Аршу­ля Ива­нов­на. У них было восемь детей. Деда сосла­ли вме­сте со всей семьей за то, что он не стал всту­пать в кол­хоз. В 1929 году там застав­ля­ли всех в кол­хоз всту­пать, а дед гово­рил так: „Весь хутор всту­пит, я посмот­рю, потом, может, и я вступ­лю“. Он был рабо­тя­щий, семья боль­шая, все хоро­шо рабо­та­ли, хозяй­ство было боль­шое, вот их и рас­ку­ла­чи­ли.

Им дали на сбо­ры сут­ки, они взя­ли с собой кое-какую одеж­ду, хлеб и сало в доро­гу. Их поса­ди­ли на поезд и до Том­ска они еха­ли на поез­де, потом их при­вез­ли на паро­хо­де в Чаин­ский рай­он, дерев­ню Мине­ев­ку. Еха­ли всей семьей, толь­ко одна дочь, тетя Юзе­фа, уже была заму­жем, и она оста­лась в Бело­рус­сии. Потом в годы вой­ны она погиб­ла от оскол­ка сна­ря­да пря­мо на крыль­це сво­е­го дома, а ее муж в это вре­мя был в пар­ти­за­нах. Эта дерев­ня вся была раз­бомб­ле­на, и ее фаши­сты сожгли дотла. Если бы семья деда не уеха­ла в Сибирь, то, веро­ят­но, бы все там погиб­ли».

Из авто­био­гра­фи­че­ской поэ­мы Евдо­кии Гри­го­рьев­ны Пахо­мен­ко «Как это было в 1931 году…» (исто­рия рас­ку­ла­чи­ва­ния):

Ран­ней вес­ной 1929 года,
План кол­лек­ти­ви­за­ции выпол­няя,
Выбор пал на наш бла­го­устро­ен­ный двор,
Усадь­ба очень боль­шая,
Теп­лые скот­ные дво­ры, коло­дец, кра­си­вый забор.

Рас­ку­ла­чи­вал нас Шир­шов Влас,
Изде­вал­ся, сме­ял­ся, как толь­ко мог:
«Все про­дук­ты и вещи теперь будут у нас,
А вам пред­сто­ит мно­го дорог.
Мы сошлем дале­ко в Нарым вас,
Куда Ста­ли­на рань­ше ссы­ла­ли,
Туда, где Макар телят не пас,
Что­бы вы тоже бед­ны­ми ста­ли».

В шах­ты отпра­ви­ли отца и дядю в эти же дни,
Как декаб­ри­стов в ста­рое вре­мя,
С кир­кой, топо­ром и лопа­той тру­ди­лись они
В ста­рых бара­ках жили,
Их назы­ва­ли «кулац­кое пле­мя»…

И вот при­шел 1931 год.
Пре­ду­пре­ди­ли, что высе­ля­ет­ся вся семья,
Наш дед сде­лал нам палат­ку-возок,
От паля­ще­го солн­ца и дождя.

В Чел­дак надо было ехать и идти,
Куда нашу мебель из дому всю увез­ли,
Там рас­ска­жут доро­гу, снаб­же­ние в пути,
В сель­со­ве­те будет реги­стра­ция семьи.

И вот эти люди, ни в чем не винов­ные,
Что когда-то тру­ди­лись на поле,
Ока­за­лись совер­шен­но без­дом­ные,
Их при­гна­ли сюда поне­во­ле.

В сель­со­ве­те доку­мен­ты на них оформ­ля­ли,
Охра­на сто­ит очень стро­гая,
Здесь уже ссыль­ны­ми их назы­ва­ли,
Пред­сто­я­ла доро­га дол­гая-дол­гая.

Обре­чен­ные люди, кони, теле­ги,
Стро­го вызы­ва­ли всех по фами­лии,
Пла­ка­ли, невы­спав­шись, дети,
А ста­руш­ка ска­за­ла: «Неда­ле­ко до поги­бе­ли».

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *