- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Вечно молодой Леонидов

Ревекка Фрумкина

Ревек­ка Фрум­ки­на

Жизнь архи­тек­то­ра Ива­на Лео­ни­до­ва (1902–1959) сло­жи­лась настоль­ко свое­об­раз­но, что адек­ват­но рас­ска­зать об этом уни­каль­ном чело­ве­ке и уни­каль­ном талан­те мож­но, види­мо, в рам­ках кни­ги, но никак не в крат­ком тек­сте — будь то био­гра­фи­че­ская справ­ка или эссе. Повест­во­ва­ние об архи­тек­то­ре Лео­ни­до­ве обыч­но начи­на­ет­ся с того, что все его шедев­ры не име­ют — и не име­ли! — вопло­ще­ния в мате­ри­а­ле: эти зда­ния не были раз­ру­ше­ны вой­ной, зем­ле­тря­се­ни­я­ми или оче­ред­ной рекон­струк­ци­ей — они не были постро­е­ны. Так что уви­деть «в нату­ре» мож­но лишь один его шедевр — лест­ни­цу при сана­то­рии Нар­ком­тяж­про­ма в Кис­ло­вод­ске (1938). (В силу сте­че­ния обсто­я­тельств вес­ной 1940 года я про­ве­ла на этой лест­ни­це мно­го вре­ме­ни — см. ТрВ-Нау­ка № 204.)

Иван Ильич Леонидов

Иван Ильич Лео­ни­дов

Итак, мы судим о Лео­ни­до­ве толь­ко по его эски­зам, чер­те­жам и маке­там. А ведь Лео­ни­дов не был ни само­уч­кой, ни «непри­знан­ным гени­ем» — он окон­чил ВХУТЕМАС, был люби­мым уче­ни­ком Алек­сандра Вес­ни­на, кото­рый звал его «Ванеч­кой», рабо­тал в его кол­лек­ти­ве, а поз­же имел свою мастер­скую и уче­ни­ков.

Институт Ленина. Макет

Инсти­тут Лени­на. Макет

Почтовая марка с изображением символов Всемирной выставки 1939 года

Поч­то­вая мар­ка с изоб­ра­же­ни­ем сим­во­лов Все­мир­ной выстав­ки 1939 года

Зна­ме­ни­тым Лео­ни­до­ва сде­лал про­ект Инсти­ту­та биб­лио­те­ко­ве­де­ния им. Лени­на (1927). Фото­гра­фия соот­вет­ству­ю­ще­го маке­та разо­шлась по архи­тек­тур­ным жур­на­лам все­го мира; что­бы оце­нить вли­я­ние этой рабо­ты Лео­ни­до­ва, доста­точ­но посмот­реть на сим­во­лы Все­мир­ной выстав­ки в Нью-Йор­ке 1939 года — «Три­лон» и «Пери­сфе­ру» — и, разу­ме­ет­ся, вспом­нить построй­ки Оска­ра Нимей­е­ра.

При всей неожи­дан­но­сти (точ­нее было бы ска­зать неве­ро­ят­но­сти) его про­ек­тов Лео­ни­дов все­гда опи­рал­ся на свой­ства кон­крет­ных кон­струк­ций и мате­ри­а­лов; в част­но­сти, он неод­но­крат­но писал о недо­ста­точ­но оце­нен­ных воз­мож­но­стях желе­зо­бе­то­на. Так что его рабо­ты менее все­го мож­но счи­тать архи­тек­тур­ны­ми фан­та­зи­я­ми.

Дру­гое дело, что при про­ек­ти­ро­ва­нии зда­ния задан­но­го назначения Лео­ни­дов все­гда стре­мил­ся поме­стить буду­щую построй­ку в более широ­кий функ­ци­о­наль­ный кон­текст. Так, зда­ние клу­ба мыс­лит­ся им как куль­тур­ный центр рай­о­на, где сле­ду­ет преду­смот­реть так­же и соору­же­ния ино­го назна­че­ния, напри­мер спор­тив­ную пло­щад­ку, бас­сейн или биб­лио­те­ку. И всё это про­ра­ба­ты­ва­ет­ся и про­ек­ти­ру­ет­ся весь­ма деталь­но, а не на уровне игры вооб­ра­же­ния.

Луч­шие годы Лео­ни­до­ва — это 1927–1930. В 1930 году в № 12 жур­на­ла «Искус­ство в мас­сы» была опуб­ли­ко­ва­на ста­тья «Лео­ни­дов­щи­на и ее вред», где архи­тек­то­ра обви­ня­ли во вре­ди­тель­стве. Едва ли кто смо­жет сего­дня объ­яс­нить, что имен­но пони­ма­лось под «лео­ни­дов­щи­ной».. Тогда же (все­го лишь!) пере­стал выхо­дить заме­ча­тель­ный жур­нал «Совре­мен­ная архи­тек­ту­ра», затем закрыл­ся и ВХУТЕИН, а в про­ек­ти­ро­ва­нии ста­ли поощ­рять­ся мону­мен­та­лизм и декоративность…Леонидов про­дол­жал рабо­тать в избран­ном им сти­ле с преж­ней интен­сив­но­стью, участ­вуя во мно­гих акту­аль­ных гра­до­стро­и­тель­ных и соб­ствен­но архи­тек­тур­ных ини­ци­а­ти­вах — это стро­и­тель­ство горо­да Игар­ка, про­ек­ты пере­пла­ни­ров­ки важ­ных цен­тров Моск­вы и мно­гое дру­гое. Про­ек­ты Лео­ни­до­ва не отвер­га­лись, но они оста­ва­лись в маке­тах и чер­те­жах, будучи при этом вся­кий раз высо­ко оце­не­ны архи­тек­тур­ной общественностью.Динамика «архи­тек­тур­ной жиз­ни» в СССР в 1930-е годы в нема­лой сте­пе­ни была сосре­до­то­че­на вокруг откры­тых архи­тек­тур­ных кон­кур­сов, фина­лом кото­рых быва­ли, как пра­ви­ло, при­суж­де­ния пре­мий луч­шим (по мне­нию соот­вет­ству­ю­ще­го орг­ко­ми­те­та) про­ек­там. Лео­ни­дов в важ­ней­ших кон­кур­сах участ­во­вал, про­ек­ты его полу­ча­ли высо­кие оцен­ки — и оста­ва­лись в виде чер­те­жей и маке­тов…

Проект здания Наркомтяжпрома

Про­ект зда­ния Нар­ком­тяж­про­ма

В сво­их кон­курс­ных рабо­тах Лео­ни­дов, как пра­ви­ло, пред­ла­гал архи­тек­ту­ру не толь­ко основ­но­го зда­ния, а пла­ни­ро­вал одно­вре­мен­но рекон­струк­цию цело­го участ­ка или город­ско­го рай­о­на. Напри­мер, в про­ек­те зда­ния Нар­ком­тяж­про­ма весь Китай-город и Заря­дье объ­еди­ня­ют­ся в огром­ный парк, в кото­ром сохра­ня­ют­ся памят­ни­ки архи­тек­ту­ры и про­ек­ти­ру­ет­ся неболь­шое чис­ло новых зда­ний с куль­тур­но-про­све­ти­тель­ски­ми функ­ци­я­ми.

При всей необыч­но­сти лич­но­сти и талан­та Лео­ни­до­ва в нем не было ника­кой «домо­ро­щен­но­сти»: он пре­крас­но писал, был в кур­се собы­тий в запад­ной архи­тек­ту­ре, его нова­ции отнюдь не были фан­та­зи­я­ми меч­та­те­ля, не обре­ме­нен­но­го эру­ди­ци­ей. К тому же Лео­ни­дов обла­дал неза­у­ряд­ным худо­же­ствен­ным даром — его маке­ты и чер­те­жи эсте­ти­че­ски зна­чи­мы сами по себе. С 1934 года Лео­ни­дов рабо­тал в мастер­ской Мои­сея Гин­збур­га — отсю­да его уча­стие в про­ек­ти­ро­ва­нии сана­то­рия Нар­ком­тяж­про­ма в Кис­ло­вод­ске и един­ствен­ный осу­ществ­лен­ный про­ект — зна­ме­ни­тая лест­ни­ца. Тем вре­ме­нем в Евро­пе уже шла вой­на, и в 1941 году Лео­ни­дов был моби­ли­зо­ван. В 1943-м он был демо­би­ли­зо­ван после тяже­ло­го ране­ния. В после­во­ен­ные годы про­дол­жал рабо­тать, мно­го рисо­вал «для себя», а зара­ба­ты­вал пре­иму­ще­ствен­но как офор­ми­тель.

Умер Лео­ни­дов от сер­деч­но­го при­сту­па: слу­чи­лось это на лест­ни­це уже не суще­ству­ю­ще­го нын­че пре­крас­но­го зда­ния Воен­тор­га…

* * *

Изу­чая исто­рию совет­ской куль­ту­ры в 1920–1950-е годы, мы видим, что с опре­де­лен­ной пери­о­дич­но­стью то в музы­ке, то в лите­ра­ту­ре, то в био­ло­гии, а то и в архи­тек­ту­ре обна­ру­жи­ва­ют­ся враж­деб­ные совет­ской (ранее — про­ле­тар­ской) куль­ту­ре тече­ния — «сум­бур вме­сто музы­ки», фор­ма­лизм, «пре­кло­не­ние перед Запа­дом» и проч. «Пре­кло­ня­лись» и высту­па­ли в каче­стве фор­ма­ли­стов, как пра­ви­ло, те, в память о ком сего­дня мы уста­нав­ли­ва­ем мемо­ри­аль­ные дос­ки и сожа­ле­ем, что мно­гое утра­че­но…

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи