Размышления по поводу…

Яков Гилинский, докт. юрид. наук, зав. кафедрой уголовного права юридического факультета Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена (www.herzen.spb.ru)

Яков Гилин­ский, докт. юрид. наук, зав. кафед­рой уго­лов­но­го пра­ва юри­ди­че­ско­го факуль­те­та Рос­сий­ско­го госу­дар­ствен­но­го педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та им. А. И. Гер­це­на (www.herzen.spb.ru)

16 и 18 мая в «Новой газе­те» появи­лась боль­шая и страш­ная по содер­жа­нию ста­тья Г. Мур­са­ли­е­вой «Груп­пы смер­ти» о том, как в соци­аль­ной сети «ВКон­так­те» под­рост­ков яко­бы при­зы­ва­ют и под­тал­ки­ва­ют к само­убий­ству [1]. И, к сожа­ле­нию, небез­успеш­но… Не уди­ви­тель­но, что пуб­ли­ка­ция вызва­ла бурю ком­мен­та­ри­ев в интер­нет-сетях. Я не буду всту­пать в дис­кус­сию, а поде­люсь неко­то­ры­ми сооб­ра­же­ни­я­ми, вызван­ны­ми этой пуб­ли­ка­ци­ей.

Во-пер­вых, о состо­я­нии и тен­ден­ци­ях само­убийств в Рос­сии и мире. Уро­вень само­убийств — один из пока­за­те­лей благополучия/​неблагополучия обще­ства. В Рос­сии за послед­ние деся­ти­ле­тия мак­си­маль­ные зна­че­ния уров­ня само­убийств (в рас­че­те на 100 тыс. насе­ле­ния) были в годы бреж­нев­ско­го застоя (38,7) и в сере­дине 1990-х годов (в 1994 году — 41,8), когда испа­ри­лась эйфо­рия от гор­ба­чев­ской пере­строй­ки: люди ожи­да­ли сча­стья и радо­сти «здесь и сей­час». В годы же самой пере­строй­ки уро­вень само­убийств сни­зил­ся до мини­му­ма (в 1986 году — 23,3).

С нача­ла 2000-х годов нача­лось неуклон­ное сни­же­ние это­го пока­за­те­ля до 17,1 в 2015 году. Это, конеч­но, очень хоро­шо, но сокра­ще­ние уров­ня само­убийств наблю­да­ет­ся с сере­ди­ны 1990-х годов в боль­шин­стве стран мира, так что в Рос­сии сохра­ня­ет­ся очень высо­кий уро­вень по срав­не­нию с дру­ги­ми стра­на­ми. В Евро­пе толь­ко в Лит­ве этот пока­за­тель был выше рос­сий­ско­го (необъ­яс­ни­мый «литов­ский пара­докс»).

По уров­ню под­рост­ко­во-моло­деж­но­го суи­ци­да Рос­сия зани­ма­ет пер­вое место в Евро­пе и одно из пер­вых в мире. «Абсо­лют­ный уро­вень смерт­но­сти от само­убий­ства в Рос­сии, по срав­не­нию с боль­шин­ством дру­гих стран, весь­ма высок, по дан­ным ВОЗ, подоб­ные пока­за­те­ли наблю­да­ют­ся толь­ко в неко­то­рых ази­ат­ских и афри­кан­ских стра­нах» (А. Г. Виш­нев­ский). Впро­чем, это не уди­ви­тель­но, исхо­дя из ситу­а­ции в стране, дви­га­ю­щей­ся не столь­ко впе­ред, сколь­ко назад…

В мире дав­но суще­ству­ют бес­пи­лот­ные само­ле­ты, тести­ру­ют­ся бес­пи­лот­ные так­си, про­ек­ти­ру­ет­ся «тру­ба», в кото­рой транс­порт будет дви­гать­ся со ско­ро­стью, при­бли­жа­ю­щей­ся к ско­ро­сти зву­ка: тех­но­ло­ги­че­ские новел­лы непо­сти­жи­мы для боль­шин­ства людей, но реаль­но внед­ря­ют­ся в жизнь. Всё это — в усло­ви­ях гло­ба­ли­за­ции эко­но­ми­ки, финан­сов, транс­пор­та, тех­но­ло­гий, дости­же­ний куль­ту­ры, когда изо­ля­ци­о­низм (и импор­то­за­ме­ще­ние) — ошиб­ка, кото­рая хуже, чем пре­ступ­ле­ние…

Во-вто­рых, собы­тия, опи­сан­ные в ста­тье Г. Мур­са­ли­е­вой, лиш­ний раз под­твер­жда­ют то, о чем я мно­го пишу и гово­рю в послед­нее вре­мя и что не вос­при­ни­ма­ет­ся боль­шин­ством читателей/​слушателей: мы живем в совер­шен­но новом мире пост­мо­дер­на, основ­ные харак­те­ри­сти­ки кото­ро­го вли­я­ют на все соци­аль­ные про­цес­сы, вклю­чая пре­ступ­ность, само­убий­ства и иные про­яв­ле­ния деви­ант­но­сти.

В 1897 году вышел классический труд Э. Дюркгейма «Самоубийство» (www.abebooks.com)

В 1897 году вышел клас­си­че­ский труд Э. Дюрк­гей­ма «Само­убий­ство» (www.abebooks.com)

Обще­ство пост­мо­дер­на предо­став­ля­ет неви­дан­ные рань­ше воз­мож­но­сти и гро­зит неви­дан­ны­ми рис­ка­ми, вплоть до омни­ци­да — само­уни­что­же­ния чело­ве­че­ства. «Мы, в сущ­но­сти, живем в апо­ка­лип­ти­че­ское вре­мя… эко­ло­ги­че­ский кри­зис, био­ге­не­ти­че­ская редук­ция людей к мани­пу­ли­ру­е­мым маши­нам, пол­ный циф­ро­вой кон­троль над нашей жиз­нью» (С. Жижек). И еще: «Пост­мо­дер­низм про­из­во­дит опу­сто­ши­тель­ное дей­ствие» (П. Бур­дье). А вот как харак­те­ри­зо­вал совре­мен­ный мир З. Бау­ман, высту­пая в 2011 году перед сту­ден­та­ми МГУ: «Мы летим в само­ле­те без эки­па­жа в аэро­порт, кото­рый еще не спро­ек­ти­ро­ван»…

Из мно­го­чис­лен­ных харак­те­ри­стик обще­ства пост­мо­дер­на (гло­ба­ли­за­ция, вир­ту­а­ли­за­ция, кон­сью­ме­ри­за­ция, фраг­мен­та­ция, неопре­де­лен­ность, хао­тич­ность, «уско­ре­ние вре­ме­ни» и др.) к теме под­рост­ко­во­го суи­ци­да име­ют непо­сред­ствен­ное отно­ше­ние две: «уско­ре­ние вре­ме­ни» и вир­ту­а­ли­за­ция.

Дело в том, что тем­пы совре­мен­ной жиз­ни, быст­ро­та про­те­ка­ю­щих в обще­стве эко­но­ми­че­ских, тех­но­ло­ги­че­ских и про­чих про­цес­сов («уско­ре­ние вре­ме­ни») при­ве­ли к огром­но­му неосо­зна­ва­е­мо­му раз­ры­ву поко­ле­ний. Мир взрос­лых (роди­те­лей, не гово­ря уже о бабуш­ках и дедуш­ках) и мир детей, под­рост­ков, моло­де­жи — раз­ные миры. В самых бла­го­по­луч­ных семьях велик реаль­ный раз­рыв в миро­по­ни­ма­нии, миро­ощу­ще­нии, миро­вос­при­я­тии пред­ста­ви­те­лей стар­ших и млад­ших поко­ле­ний. Не гово­ря уже о не совсем бла­го­по­луч­ных семьях… Этот раз­рыв уси­ли­ва­ет­ся про­цес­са­ми вир­ту­а­ли­за­ции. Мы все шизо­фре­ни­че­ски живем в мире реаль­ном и вир­ту­аль­ном. Мы не мыс­лим жиз­ни без ком­пью­те­ров, мобиль­ных теле­фо­нов, скай­пов, смарт­фо­нов и т. п. Но под­рост­ки и моло­дежь живут сего­дня пре­иму­ще­ствен­но в мире вир­ту­аль­ном. Там они встре­ча­ют­ся, зна­ко­мят­ся, ссо­рят­ся, любят (я спра­ши­ваю сво­их сту­ден­тов — вы уже рожа­е­те в Интер­не­те или нет? Мол­чат, посме­и­ва­ют­ся).

В Интер­не­те они уби­ва­ют («стре­лял­ки»), вскры­ва­ют чужие сей­фы, но и тво­рят — фот­ка­ют (пар­дон, ува­жа­е­мые чита­те­ли, за жар­гон), пишут сти­хи, совер­ша­ют тех­ни­че­ские откры­тия. Посмот­ри­те на наших спут­ни­ков в транс­пор­те, осо­бен­но в мет­ро, — почти все моло­дые люди «сидят» в смарт­фо­нах. Нам, взрос­лым, очень мно­гое недо­ступ­но в их мире. А они с боль­шим скеп­си­сом отно­сят­ся к наше­му миру, даже будучи внешне послуш­ны, лас­ко­вы, тер­пи­мы…

Погру­же­ние под­рост­ков и моло­де­жи в вир­ту­аль­ный мир, как всё на све­те, име­ет поло­жи­тель­ные и отри­ца­тель­ные послед­ствия. Это не толь­ко без­гра­нич­ные позна­ва­тель­ные воз­мож­но­сти, сред­ства свя­зи и вза­и­мо­дей­ствия, но и воз­мож­но­сти позна­ния нега­тив­ных (с нашей точ­ки зре­ния!) явле­ний и образ­цов пове­де­ния. В част­но­сти, тот тоталь­ный уход из жиз­ни, о кото­ром гово­рит­ся в ста­тье в «Новой газе­те» и кото­рый в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни объ­яс­ня­ет­ся жиз­нью под­рост­ков и взрос­лых в раз­ных мирах…

И опять-таки, мы неред­ко неадек­ват­но оце­ни­ва­ем пове­де­ние моло­дых. Они любят «стре­лял­ки», взрос­лые рату­ют за их запрет. Меж­ду тем уни­вер­си­те­ты в Вил­ла­но­ве и Рат­гер­се опуб­ли­ко­ва­ли резуль­та­ты иссле­до­ва­ний свя­зи меж­ду пре­ступ­ле­ни­я­ми и видео­иг­ра­ми в США. Иссле­до­ва­те­ли при­шли к выво­ду, что во вре­мя пика про­даж видео­игр коли­че­ство пре­ступ­ле­ний суще­ствен­но сни­жа­ет­ся. Как утвер­жда­ет один из авто­ров иссле­до­ва­ния: «Раз­лич­ные изме­ре­ния исполь­зо­ва­ния видео­игр пря­мо ска­зы­ва­ют­ся на сни­же­нии таких пре­ступ­ле­ний, как убий­ства» (Patrick Markey).

На сего­дняш­нем эта­пе раз­ви­тия обще­ства пост­мо­дер­на уход под­рост­ков и моло­де­жи в вир­ту­аль­ный мир неод­но­знач­но ска­зы­ва­ет­ся на дина­ми­ке и струк­ту­ре пре­ступ­но­сти. Да, раз­ви­ва­ет­ся кибер­пре­ступ­ность. Но с кон­ца 1990-х — нача­ла 2000-х годов во всем мире сокра­ща­ет­ся уро­вень (в рас­че­те на 100 тыс. насе­ле­ния) «обыч­ной» пре­ступ­но­сти и ее основ­ных видов (убий­ство, изна­си­ло­ва­ние, кра­жи, гра­бе­жи, раз­бой­ные напа­де­ния).

Так, уро­вень убийств сокра­тил­ся к 2013 году в Австра­лии с 1,8 в 1999 году до 1,1; в Арген­тине с 9,2 в 2002 году до 5,5; в Гер­ма­нии с 1,2 в 2002 году до 0, 8; в Изра­и­ле с 3,6 в 2002 году до 1,8; в Колум­бии с 70,2 в 2002 году до 30,8; в США с 6,2 в 1998 году до 4,7; в Швей­ца­рии с 1,2 в 2002 году до 0,6; в Южной Афри­ке с 57,7 в 1998 году до 30,9; в Япо­нии с 0,6 в 1998 году до 0,3.

В Рос­сии к 2014 году уро­вень пре­ступ­но­сти сни­зил­ся с 2700,7 в 2006 году до 1500,4; уро­вень убийств — с 23,1 в 2001 году до 8,2; уро­вень гра­бе­жей — с 242,2 в 2005 году до 53,2; уро­вень раз­бой­ных напа­де­ний — с 44,8 в 2005 году до 9,8. Одно из объ­яс­не­ний этой обще­ми­ро­вой тен­ден­ции — уход под­рост­ков и моло­де­жи , основ­ных субъ­ек­тов «улич­ной пре­ступ­но­сти», в вир­ту­аль­ный мир. Там они удо­вле­тво­ря­ют неиз­быв­ную потреб­ность в само­утвер­жде­нии, само­ре­а­ли­за­ции.

Нако­нец, в-тре­тьих, тра­ди­ци­он­ный рос­сий­ский вопрос «Что делать?». К сожа­ле­нию, мы тра­ди­ци­он­но любим про­стые реше­ния слож­ней­ших про­блем. Самое про­стое — запре­тить! Всё запре­тить! Запре­тить Интер­нет и его отдель­ные сай­ты, запре­тить кру­жев­ные тру­сы и туфли на каб­лу­ках, запре­тить мат и «Тан­гей­зер», обна­жен­ную нату­ру (на Вене­ру Милос­скую тру­си­ки одеть с лиф­чи­ком?) и «топот котов»…

В дей­стви­тель­но­сти запрет толь­ко про­во­ци­ру­ет вни­ма­ние к запре­щен­но­му. Сей­час пол­но бре­до­вых огра­ни­че­ний: 12+, 16+, 18+… Если бы я в дет­стве уви­дел 18+, то немед­лен­но бро­сил­ся бы это читать, смот­реть. Это есте­ствен­ная реак­ция любо­го чело­ве­ка, осо­бен­но моло­до­го. Нико­гда ниче­го не запре­ща­ли мне, я — сво­им детям, а они — сво­им (и все вырос­ли зако­но­по­слуш­ны­ми). Япо­ния — стра­на с самы­ми низ­ки­ми пока­за­те­ля­ми пре­ступ­но­сти, вклю­чая убий­ства (уро­вень послед­них — 0,3, тогда как в Рос­сии сей­час — 8,0, а быва­ло и 23,1). В Япо­нии детям раз­ре­ше­но всё! Впро­чем, как в боль­шин­стве стран Евро­пы, где уро­вень убийств — 0,8–1,2.

Все­гда под­дер­жи­ваю лозунг фран­цуз­ских сту­ден­тов 1968 года: «Запре­тить запре­щать!» Да, конеч­но, дей­стви­тель­но опас­ные дея­ния долж­ны быть запре­ще­ны — убий­ства и насиль­ствен­ные дей­ствия, изна­си­ло­ва­ние и раз­бой­ные напа­де­ния и т.п. Хоро­шо извест­ны послед­ствия нера­зум­ных запре­тов. Запре­ще­ние игор­но­го биз­не­са при­ве­ло к раз­ви­тию неле­галь­ных «катра­нов» и кор­руп­ции, запрет в Совет­ском Сою­зе абор­тов — к под­поль­ным абор­там и гибе­ли жен­щин. Мир отка­зы­ва­ет­ся от запре­та про­из­вод­ных кан­на­би­са, мари­ху­а­ны (Нидер­лан­ды и Чехия, Испа­ния и Уруг­вай, мно­гие шта­ты США и Пор­ту­га­лия, Кана­да и — КНДР!), в боль­шин­стве евро­пей­ских стран лега­ли­зо­ва­на заме­сти­тель­ная тера­пия, а в Рос­сии запре­ще­ны все нар­ко­ти­че­ские сред­ства, пси­хо­троп­ные веще­ства и их ана­ло­ги (!), что про­ти­во­ре­чит прин­ци­пи­аль­но­му запре­ту ана­ло­гии в уго­лов­ном пра­ве.

Воз­вра­ща­ясь к само­убий­ствам. Запрет общать­ся под­рост­кам в сетях — абсур­ден и бес­смыс­лен, обой­ти его ниче­го не сто­ит. Закры­вать соот­вет­ству­ю­щие сай­ты — да, мож­но (и, пожа­луй, нуж­но), но тоже бес­смыс­лен­но — вза­мен закры­тых тут же откры­ва­ют­ся новые. Сле­до­ва­тель­но, от про­стых реше­ний сле­ду­ет пере­хо­дить к слож­ным.

Роди­те­ли долж­ны пони­мать осо­бен­но­сти совре­мен­но­го обще­ства и сво­их детей, их пси­хи­ку, инте­ре­сы. Одно из наи­бо­лее дей­ствен­ных анти­кри­ми­но­ген­ных, анти­де­ви­ан­то­ген­ных, анти­су­и­ци­до­ген­ных средств — обес­пе­чить детям, под­рост­кам, моло­де­жи реаль­ные воз­мож­но­сти само­утвер­ждать­ся, само­ре­а­ли­зо­вы­вать­ся в обще­ствен­но полез­ной твор­че­ской дея­тель­но­сти. Пони­маю, что это лег­ко ска­зать… Засим умол­каю. Даль­ней­шее — дело пси­хо­ло­гов, педа­го­гов, самих разум­ных роди­те­лей. Хотел доба­вить — и госу­дар­ства, но вспом­нил, какое оно у нас…

1. www.novayagazeta.ru/society/73089.html

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Один комментарий

  • Михаил Родкин:

    Здо­ро­во! Умень­ше­ние деви­ант­но­го пове­де­ния в реа­ле бла­го­да­ря реа­ли­за­ции в вир­туа­ле. Отме­чу еще один пре­крас­ный фак­тор – в свя­зи с ростом про­дол­жи­тель­но­сти актив­ной жиз­ни гря­дет «рево­лю­ция ста­ри­ков». Чело­век намно­го доль­ше явля­ет­ся актив­ным участ­ни­ком «про­из­вод­ства». Соот­вет­ствен­но, за счет роста дли­тель­но­сти рабо­ты опыт­ных спе­ци­а­ли­стов-ста­ри­ков, чело­ве­че­ство нака­нуне «прыж­ка» в суще­ствен­но более бога­тый и радост­ный мир (с в разы более ред­ки­ми пре­ступ­ле­ни­я­ми). Конеч­но … если обой­дет­ся без омни­ци­да. А пара­докс Фер­ми ука­зы­ва­ет на ОЧЕНЬ высо­кую веро­ят­ность тако­го исхо­да. Спе­ци­а­ли­сты, зани­мав­ши­е­ся про­бле­мой SETI почти еди­но­душ­ны в выво­де, что тех­но­ло­ги­че­ские циви­ли­за­ции живут ОЧЕНЬ НЕДОЛГО. В сред­нем, несколь­ко сот, до тыся­чи лет. А нарас­та­ние меж­ду­на­род­ной напря­жен­но­сти явно ука­зы­ва­ет на высо­кую веро­ят­ность гибе­ли чело­ве­че­ства по ошиб­ке, в соот­вет­ствии со сце­на­ри­ем «ядер­ной зимы».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com