Пора запретить опыты над животными!

Ася Казанцева
Ася Казан­це­ва

Мож­но, конеч­но, — если нас устра­и­ва­ет пер­спек­ти­ва боль­ше не изоб­ре­сти ни одной новой меди­цин­ской тех­но­ло­гии или лекар­ства.

Отры­вок из кни­ги Аси Казан­це­вой «В интер­не­те кто-то неправ! Науч­ные иссле­до­ва­ния спор­ных вопро­сов» (www.corpus.ru/products/asya-kazanceva-internete-kto-to-neprav.htm).

Важ­но пони­мать, что у иссле­до­ва­те­лей абсо­лют­но не выра­же­но стрем­ле­ние загу­бить как мож­но боль­ше невин­ных зве­рю­шек. Любой поиск по науч­ным пуб­ли­ка­ци­ям на сло­ва animal testing при­но­сит в основ­ном мате­ри­а­лы о том, как мини­ми­зи­ро­вать потреб­ность в таких иссле­до­ва­ни­ях. Любые экс­пе­ри­мен­ты над живот­ны­ми регу­ли­ру­ют­ся жест­ки­ми пра­ви­ла­ми и огра­ни­чи­ва­ют­ся эти­че­ски­ми комис­си­я­ми.

Кро­ме того, рабо­та с живот­ны­ми — это про­сто-напро­сто доро­гой, дли­тель­ный и тру­до­ем­кий про­цесс; вез­де, где воз­мож­но без него обой­тись, уче­ные стре­мят­ся так и делать. Чис­ло док­тор­ских сте­пе­ней по био­ло­гии, при­суж­да­е­мых в США, за послед­ние 30 лет вырос­ло почти вдвое [1], а чис­ло исполь­зу­е­мых живот­ных при этом не уве­ли­чи­лось.

Крыс и мышей (а так­же рыб, амфи­бий, реп­ти­лий и птиц) в США не под­счи­ты­ва­ют с точ­но­стью до осо­би, но, по при­бли­зи­тель­ным оцен­кам, общее чис­ло позво­ноч­ных, исполь­зу­е­мых в экс­пе­ри­мен­тах, состав­ля­ло око­ло 20 мил­ли­о­нов в год в сере­дине 1980-х [2] и око­ло 17 млн в год в сере­дине 2000-х [3]. Гораз­до более точ­ная ста­ти­сти­ка суще­ству­ет для всех мле­ко­пи­та­ю­щих поми­мо крыс и мышей (то есть для хомя­ков, кро­ли­ков, сви­ней и т. д.) — в 1984 году было исполь­зо­ва­но чуть боль­ше 2 млн этих живот­ных, а в 2014-м ров­но 834 453 шту­ки [4]. Эти циф­ры кажут­ся вну­ши­тель­ны­ми толь­ко до тех пор, пока мы не срав­ни­ва­ем их с коли­че­ством живот­ных, еже­год­но исполь­зу­е­мых в пищу. Напри­мер, с 8 666 662 000 куриц, съе­ден­ных в Аме­ри­ке в 2014 году [5].

Для чего нуж­ны лабо­ра­тор­ные живот­ные? Три мил­ли­о­на мышей, исполь­зо­ван­ных в 2013 году в Вели­ко­бри­та­нии, рас­пре­де­ле­ны [6] сле­ду­ю­щим обра­зом. 59% живот­ных задей­ство­ва­ны в полу­че­нии новых линий с помо­щью раз­но­об­раз­ных мето­дов гене­ти­че­ской моди­фи­ка­ции, 28% дви­га­ют фун­да­мен­таль­ную нау­ку, 11,5% нуж­ны для при­клад­ных меди­цин­ских иссле­до­ва­ний. По 0,5% живот­ных тре­бу­ет­ся для вете­ри­нар­ных и эко­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний, а остав­ши­е­ся пол­про­цен­та делят обра­зо­ва­тель­ные про­ек­ты и исполь­зо­ва­ние мышей для диа­гно­сти­ки (напри­мер, если у вас есть паци­ент с подо­зре­ни­ем на ту или иную инфек­ци­он­ную болезнь, но стан­дарт­ные тесты ее пока не выяв­ля­ют, мож­но взять у него немно­го кро­ви, попро­бо­вать зара­зить мышей и пона­блю­дать за их состо­я­ни­ем).

Если я кор­рект­но поня­ла бри­тан­скую ста­ти­сти­ку, то эти 59% отра­жа­ют про­ме­жу­точ­ный этап иссле­до­ва­ний. Это те живот­ные, чей геном был каким-то обра­зом изме­нен, а теперь их скре­щи­ва­ют друг с дру­гом для полу­че­ния гене­ти­че­ски одно­род­ных линий и про­ве­ря­ют, дей­стви­тель­но ли изме­нен­ные гены теперь рабо­та­ют (или, наобо­рот, пере­ста­ли рабо­тать) имен­но так, как это было заду­ма­но. Когда этот про­цесс будет закон­чен, они нач­нут участ­во­вать в фун­да­мен­таль­ных или при­клад­ных иссле­до­ва­ни­ях. Зна­чи­тель­ная часть таких живот­ных нуж­на для пони­ма­ния при­чин чело­ве­че­ских болез­ней [7]. У вас есть какой-нибудь ген, про кото­рый вы точ­но зна­е­те (или пред­по­ла­га­е­те), что его мута­ции уве­ли­чи­ва­ют у людей риск раз­ви­тия диа­бе­та, или болез­ни Альц­гей­ме­ра, или ате­ро­скле­ро­за, или какой-нибудь раз­но­вид­но­сти рака. Вы нахо­ди­те соот­вет­ству­ю­щий ген у мыши, нару­ша­е­те его рабо­ту, убеж­да­е­тесь, что полу­чен­ные живот­ные дей­стви­тель­но чаще забо­ле­ва­ют, а затем выяс­ня­е­те, поче­му имен­но это про­ис­хо­дит и какие лекар­ствен­ные веще­ства могут ком­пен­си­ро­вать полу­чен­ный эффект.

Такой под­ход полу­ча­ет­ся широ­ко при­ме­нять как раз бла­го­да­ря тому, что мы с мыша­ми род­ствен­ни­ки и мно­гие гены у нас прак­ти­че­ски иден­тич­ны. Но быва­ет и дру­гая зада­ча: иссле­до­ва­ние тех генов, кото­рые в слу­чае чело­ве­ка, наобо­рот, замет­но отли­ча­ют­ся не то что от мыши­ных, а даже от генов шим­пан­зе. Почти каж­дый такой ген, есте­ствен­но, подо­зре­ва­ют в том, что он «дела­ет нас людь­ми», и ино­гда с помо­щью гене­ти­че­ски моди­фи­ци­ро­ван­ных мышей мож­но полу­чить забав­ные под­твер­жде­ния этой гипо­те­зы.

Самая зна­ме­ни­тая — и самая важ­ная — из таких исто­рий нача­лась в кон­це 1980-х в одной из началь­ных школ горо­да Брент­фор­да (де-факто это часть Лон­до­на). Эли­за­бет Ожер, кото­рая зани­ма­лась там с детьми, отста­ю­щи­ми от школь­ной про­грам­мы, обра­ти­ла вни­ма­ние на то, что сра­зу несколь­ко уче­ни­ков из одной семьи демон­стри­ру­ют сход­ные нару­ше­ния речи. Они начи­на­ли гово­рить позд­но, про­из­но­си­ли сло­ва нераз­бор­чи­во (напри­мер, bu вме­сто blue), не исполь­зо­ва­ли пред­ло­же­ний длин­нее двух-трех слов, с тру­дом под­би­ра­ли сло­ва и часто про­из­но­си­ли их неточ­но (напри­мер, гово­ри­ли «ста­кан» или «чай», когда им пока­зы­ва­ли чаш­ку и про­си­ли ска­зать, как назы­ва­ет­ся этот пред­мет), а так­же испы­ты­ва­ли труд­но­сти с вос­при­я­ти­ем грам­ма­ти­че­ских кон­струк­ций (напри­мер, не чув­ство­ва­ли раз­ни­цы меж­ду пред­ло­же­ни­я­ми «за девоч­кой бежит лошадь» и «девоч­ка бежит за лоша­дью»). При этом у детей не было умствен­ной отста­ло­сти, они нор­маль­но справ­ля­лись с мате­ма­ти­кой, уме­ли читать и писать; про­бле­мы были свя­за­ны имен­но с уст­ной речью. Эли­за­бет и ее кол­ле­ги по шко­ле обра­ти­лись в отде­ле­ние кли­ни­че­ской гене­ти­ки Лон­дон­ско­го дет­ско­го гос­пи­та­ля. Спе­ци­а­ли­сты, рабо­тав­шие там, соста­ви­ли родо­слов­ную семьи [8].

Выяс­ни­лось, что ребе­нок может уна­сле­до­вать забо­ле­ва­ние от сво­е­го роди­те­ля с веро­ят­но­стью 50% и у детей в одной и той же семье про­бле­ма может либо быть ярко выра­жен­ной, либо пол­но­стью отсут­ство­вать. Это клас­си­че­ская кар­ти­на насле­до­ва­ния одной-един­ствен­ной доми­нант­ной алле­ли* и это ста­ло сен­са­ци­ей: до тех пор пред­по­ла­га­лось, и небез­осно­ва­тель­но, что в раз­ви­тие речи вно­сят вклад мно­го раз­ных генов. Их дей­стви­тель­но мно­го, но сре­ди них уда­лось выявить один осо­бен­но важ­ный. Поз­же его иден­ти­фи­ци­ро­ва­ли; назва­ли FOXP2; выяс­ни­ли, что он коди­ру­ет фак­тор тран­скрип­ции (белок, кото­рый акти­ви­ру­ет счи­ты­ва­ние неко­то­рых генов), важ­ный для раз­ви­тия моз­га; что этот белок у чело­ве­ка все­го на две ами­но­кис­ло­ты отли­ча­ет­ся от бел­ка шим­пан­зе и что у неан­дер­таль­цев он был таким же, как у нас; что FOXP2 задей­ство­ван во мно­гих про­цес­сах, свя­зан­ных с раз­ви­ти­ем моз­га, но самое глав­ное — он свя­зан с речью не толь­ко у людей, а, по-види­мо­му, вооб­ще у всех живот­ных, у кото­рых в той или иной фор­ме при­сут­ству­ет зву­ко­вая ком­му­ни­ка­ция меж­ду соро­ди­ча­ми. Напри­мер, это каса­ет­ся пев­чих птиц: в нор­ме зеб­ро­вые ама­ди­ны доволь­но точ­но вос­про­из­во­дят пес­ню, кото­рую слы­ша­ли в дет­стве, а вот при подав­ле­нии рабо­ты FOXP2 изда­ют вме­сто еди­ной мело­дии доволь­но раз­роз­нен­ные (и всё вре­мя раз­ные) зву­ки [9].

Вы уже заме­ти­ли, что в боль­шин­стве слу­ча­ев новую инфор­ма­цию о функ­ци­ях генов полу­ча­ют так: нахо­дят или созда­ют суще­ство, у кото­ро­го этот ген сло­ман, и смот­рят, что испор­ти­лось. FOXP2 не исклю­че­ние: созда­ны мыши, у кото­рых он про­сто выклю­чен. В том слу­чае, если у них не рабо­та­ла ни одна копия гена (вооб­ще их две: уна­сле­до­ван­ная от мамы и от папы), живот­ные в прин­ци­пе чув­ство­ва­ли себя очень пло­хо, но в том чис­ле у мышат пол­но­стью отсут­ство­вал уль­тра­зву­ко­вой писк, кото­рый они в нор­ме исполь­зу­ют, что­бы звать маму. Если одна нор­маль­ная копия гена всё же при­сут­ство­ва­ла, мыша­та пища­ли, но намно­го мень­ше, чем обыч­ные [10].

Рис. В. Богорада
Рис. В. Бого­ра­да

Но мож­но и не пор­тить гены мышей, а напро­тив, изви­ни­те за антро­по­цен­трич­ность, их улуч­шить. А имен­но — заме­нить мыши­ный FOXP2 на чело­ве­че­ский и посмот­реть, что за зверь полу­чит­ся. Такие мыши были впер­вые созда­ны в 2009 году [11]. Они отли­ча­лись от обык­но­вен­ных мышей по цело­му ряду струк­тур­ных и функ­ци­о­наль­ных осо­бен­но­стей моз­га, но в кон­тек­сте исто­рии про речь самое инте­рес­ное наблю­де­ние было свя­за­но с тем, что уне­сен­ные из гнез­да мыша­та дей­стви­тель­но пища­ли немнож­ко по-дру­го­му, напри­мер, у них были более длин­ны­ми эпи­зо­ды слож­но­го пис­ка (с пере­па­да­ми зву­ко­вых частот). Впро­чем, науч­ное сооб­ще­ство боль­ше заин­те­ре­со­ва­ли не отли­чия в пис­ке, а отли­чия в обу­ча­е­мо­сти. В 2014 году вышло боль­шое иссле­до­ва­ние [12], в кото­ром мыши с чело­ве­че­ским FOXP2 (живот­ных, кото­рых в иссле­до­ва­тель­ских целях дела­ют в чем-либо похо­жи­ми на людей, так и назы­ва­ют: гума­ни­зи­ро­ван­ные) и обыч­ные мыши блуж­да­ли по лаби­рин­там в поис­ках еды.

Суще­ству­ет два спо­со­ба опре­де­лить, какой из кори­до­ров ведет к кор­муш­ке. Во-пер­вых, мож­но смот­реть на внеш­ние ори­ен­ти­ры. «Еда будет в той сто­роне, где нари­со­ван кре­стик», — мог­ла бы ска­зать мышь, если бы она была для это­го доста­точ­но гума­ни­зи­ро­ван­ной. Во-вто­рых, мож­но запо­ми­нать соб­ствен­ные дви­же­ния. «Пря­мо и напра­во», — пояс­ни­ла бы мышь. В ходе пред­ва­ри­тель­ных испы­та­ний уче­ные отме­ти­ли, что гума­ни­зи­ро­ван­ные мыши учат­ся исполь­зо­вать внеш­ние ори­ен­ти­ры быст­рее, чем обыч­ные мыши. Одна­ко инте­ре­со­ва­ло иссле­до­ва­те­лей дру­гое: как быст­ро живот­ное может отка­зать­ся от стра­те­гии, утра­тив­шей акту­аль­ность. После того как уче­ные две неде­ли демон­стри­ро­ва­ли мышам, что для поис­ка еды нуж­но под­нять голо­ву, посмот­реть на стен­ку лабо­ра­то­рии, уви­деть нари­со­ван­ный кре­стик и идти в этом направ­ле­нии, — они взя­ли и пере­вер­ну­ли лаби­ринт на 180 гра­ду­сов. Если они при этом и еду начи­на­ли класть в дру­гой рукав, что­бы она сно­ва ока­зы­ва­лась рядом с кре­сти­ком, то обыч­ные и гума­ни­зи­ро­ван­ные мыши оди­на­ко­во быст­ро пони­ма­ли, что верить нуж­но толь­ко кре­сти­ку, и неваж­но, что пово­ра­чи­ва­ем мы теперь не напра­во, а нале­во. А вот если пово­ра­чи­вать нуж­но было по-преж­не­му напра­во, а кре­стик игно­ри­ро­вать — то гума­ни­зи­ро­ван­ные мыши замет­но быст­рее пере­клю­ча­лись на пра­виль­ное пове­де­ние.

Поче­му это важ­но? Пото­му что такой резуль­тат обу­че­ния пока­зы­ва­ет, что мыши с чело­ве­че­ским FOXP2 луч­ше заучи­ва­ют соб­ствен­ные дви­же­ния. Как пока­за­ли авто­ры этой же рабо­ты, у гума­ни­зи­ро­ван­ных мышей по-дру­го­му рабо­та­ет поло­са­тое тело — уча­сток моз­га, необ­хо­ди­мый для фор­ми­ро­ва­ния слож­ных и мно­го­этап­ных дви­га­тель­ных реак­ций. Это поз­во­ля­ет пред­по­ло­жить, что чело­ве­че­ский FOXP2, поми­мо про­чих сво­их функ­ций, может быть свя­зан с нашей слож­ной арти­ку­ля­ци­ей, спо­соб­но­стью быст­ро и согла­со­ван­но управ­лять губа­ми, язы­ком, голо­со­вы­ми связ­ка­ми, что­бы порож­дать мно­же­ство раз­но­об­раз­ных зву­ков. Понят­но, что тре­бу­ют­ся даль­ней­шие иссле­до­ва­ния — и в них явно не будет недо­стат­ка…

1. National center for education statistics — цен­ней­ший кла­дезь дан­ных о любых аспек­тах аме­ри­кан­ско­го обра­зо­ва­ния. Дан­ные о био­ло­гах — по ссыл­ке http://nces.ed.gov/programs/digest/d14/tables/dt14_325.22.asp

2. U. S. Congress, Office of Technology Assessment. Alternatives to Animal Use in Research, Testing, and Education. Washington, DC: U. S. Government Printing Office, OTA-BA-273, February 1986. Доку­мент досту­пен по ссыл­ке: http://govinfo.library.unt.edu/ota/Ota_3/DATA/1986/8601.PDF

3. Taylor K. et al. Estimates for worldwide laboratory animal use in 2005 /​/​ Alternatives to Laboratory Animals, 2008 July, Vol. 36(3), 327–342.

4. Гра­фик, нагляд­но демон­стри­ру­ю­щий сни­же­ние чис­ла экс­пе­ри­мен­таль­ных живот­ных в послед­ние годы, досту­пен по ссыл­ке: http://speakingofresearch.com/facts/statistics/, а дан­ные, на кото­рых он осно­ван, собра­ны Служ­бой по кон­тро­лю здо­ро­вья живот­ных и рас­те­ний при Мини­стер­стве сель­ско­го хозяй­ства США: http://www.aphis.usda.gov/wps/portal/aphis/ourfocus/animalwelfare/ (вклад­ка Research Facility Annual Reports).

5. Чис­ло заби­тых в 2014 году живот­ных по дан­ным Мини­стер­ства сель­ско­го хозяй­ства США: по пер­вой ссыл­ке пти­цы, по вто­рой мле­ко­пи­та­ю­щие. www.nass.usda.gov/Publications/Todays_Reports/reports/pslaan15.pdf, www.nass.usda.gov/Publications/Todays_Reports/reports/lstk0415.pdf

6. Дан­ные Хоум-офи­са, под­раз­де­ле­ния бри­тан­ско­го пра­ви­тель­ства по вопро­сам обще­ствен­ной без­опас­но­сти. Home office. Annual Statistics of Scientific Procedures on Living Animals. Great Britain, 2013. Пуб­ли­ка­ция доступ­на по ссыл­ке: www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/327854/spanimals13.pdf

7. Bagle T. et al. Transgenic animals and their application in medicine /​/​ International Journal of Medical Research & Health Sciences, 2013, Vol. 1, Issue 2, 107–116.

8. Hurst J. et al. An extended family with a dominantly inherited speech disorder /​/​ Developmental Medicine & Child Neurology, Apr. 1990, Vol. 32, Id. 4, 352–355.

9. Haesler S. et al. Incomplete and inaccurate vocal imitation after knockdown of FoxP2 in songbird basal ganglia nucleus area X /​/​ PLoS Biology, Dec. 2007, Vol. 5(12), e321.

10. Shu W. et al. Altered ultrasonic vocalization in mice with a disruption in the Foxp2 gene /​/​ PNAS, July 2005; Vol. 102(27), 9643–9648.

11. Enard W. et al. A humanized version of Foxp2 affects cortico-basal ganglia circuits in mice /​/​ Cell, May 2009, Vol. 137, Issue 5, 961–971.

12. Schreiweis C. et al. Humanized Foxp2 accelerates learning by enhancing transitions from declarative to procedural performance /​/​ PNAS, Sep. 2014, Vol. 111(39), 14253–14258. 13 Hajar R. Animal testing and medicine /​/​ Heart Views.

* В Москве при­ня­то счи­тать, что аллель (один из аль­тер­на­тив­ных вари­ан­тов одно­го и того же гена) — это сло­во муж­ско­го рода, а в жен­ском роде его упо­треб­ля­ют толь­ко петер­бурж­цы. Тем не менее gramota.ru (со ссыл­кой на Орфо­гра­фи­че­ский сло­варь РАН) высту­па­ет в дан­ном вопро­се на сто­роне Север­ной сто­ли­цы.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

9 комментариев

  1. Пока что запре­ти­ли вво­зить в Рос­сию пер­со­наль­но необ­хо­диые вам лекар­ства без рецеп­тов с нота­ри­аль­но заве­рен­ны­ми пере­во­да­ми с ино­стран­ных язы­ков. Любо­пыт­но, а меди­цин­скую латынь тоже тре­бу­ют пере­во­дить?..

  2. Хоро­шая ста­тья, при­мер прав­да част­ный. Напи­са­но хоро­шо. Добав­лю, сде­лай­те воз­мож­но­сти кле­точ­ной био­ло­гии доступ­ной для иссле­до­ва­тель­ских групп (поряд­ка 1 млн. дол­ла­ров ком­плекс) и смысл резать крыс про­па­дет. Хотя най­дут­ся защит­ни­ки и кле­ток. ))))

    1. Смысл резать целых крыс не про­па­дет, пото­му что в орга­низ­ме суще­ству­ют раз­ные уров­ни инте­гра­ции – не все вид­ны на кле­точ­ных куль­ту­рах.

      1. Согла­сен. Но если пофан­та­зи­ру­ем и к при­ме­ру на моле­ку­ляр­ном уровне по мар­ке­рам в био­жид­ко­сти мы диа­гно­сти­ру­ем слож­ное забо­ле­ва­ние, а далее тар­гет­но ее лечим, то мно­гие зада­чи на выс­шем уровне инте­гра­ции отпа­дут.
        Но с дру­гой сто­ро­ны как учить­ся резать? Хирур­гам?
        Как изу­чать систе­му кро­во­об­ра­ще­ния? Раду­ет то, что пока пра­ви­ла обра­ще­ния с живот­ны­ми суще­ству­ют во всем циви­ли­зо­ван­ном меди­цин­ском мире, они будут и в Рос­сии.
        Но инку­ба­то­ры это дело. Реаль­но мож­но напри­мер вырас­тить ткань и изме­рить ее харак­те­ри­сти­ки. Берешь клет­ку и через неко­то­ре вре­мя уже она сер­деч­ная и сокра­ща­ет­ся. ))

  3. Про мышек с чело­ве­че­ским геном, конеч­но, забав­но, но в реаль­но­сти исполь­зо­ва­ние лабо­ра­тор­ных живот­ных гораз­до более про­за­ич­но. Есть, напри­мер, такие вещи как LD100 и LD50. Что­бы их опре­де­лить, берут груп­пу живот­ных, чем боль­ше, тем луч­ше, и тупо колят им веще­ство, что­бы убить сна­ча­ла поло­ви­ну, потом всех. Вот, напри­мер, для эрго­та­ми­на: ЛД50 60 мг/​кг (мыши, внут­ри­вен­но), 3,5 мг/​кг (кро­ли­ки, внут­ри­вен­но), 11 мг/​кг (кош­ки, под­кож­но).
    http://www.xumuk.ru/encyklopedia/2/5404.html
    Полу­че­ны три циф­ры, из кото­рых край­ние раз­ли­ча­ют­ся более, чем на поря­док. Ну и что, в чем их цен­ность? А смерть от эрго­та­ми­на – это при­мер­но как смерть от столб­ня­ка. Лич­но мне жал­ко коше­чек, посколь­ку я кошек очень люб­лю. Сколь­ко их заму­чи­ли, инте­рес­но? И зачем – ?

    1. > посколь­ку я кошек очень люб­лю

      Я все­гда задаю вопрос, а кастри­ро­ван ли у вас кот. ))) По моим наблю­де­ни­ям, у очень мно­го, но это не меша­ет любить живот­ных.

      paulkorry, с част­ны­ми слу­ча­я­ми надо раз­би­рать­ся, но не сто­ит сво­дить все иссле­до­ва­ния к част­но­му экс­пе­ри­мен­ту. Про­за­ич­ность у насто­я­щих иссле­до­ва­те­лей не в глав­ных заго­лов­ках.

      1. Если вам так инте­рес­но – у меня и кот, и кош­ка умер­ли четы­ре года назад от онко­ло­гии.
        Ну, домаш­них котов и кошек при­хо­дит­ся кастри­ро­вать, это печаль­ная необ­хо­ди­мость.
        Тем не менее, исполь­зо­ва­ние лабо­ра­тор­ных живот­ных в боль­шин­стве слу­ча­ев при­во­дит к их мучи­тель­ной смер­ти и име­ет целью полу­че­ние дан­ных, кото­рые нуж­ны толь­ко для пуб­ли­ка­ций. Это не гово­ря­щие мыш­ки, кото­рых рекла­ми­ру­ет Казан­це­ва.

        1. Вот, поэто­му пря­мое про­ти­во­по­став­ле­ние ни к чему не при­ве­дет.
          Вы гово­ри­те, что «нуж­но толь­ко для пуб­ли­ка­ций». Тогда ска­жи­те, в каких жур­на­лах с каким SJR опуб­ли­ко­ва­ны ваши ста­тьи (без исполь­зо­ва­ния под­опыт­ных) и какой у вас индекс Хир­ша? Отно­ше­ние к чужо­му тру­ду с пози­ции – да я бы тоже так мог про­сто не хочу – тоже не про­дук­тив­но. Надо было тогда и Пав­ло­ва запре­тить – он еще и собак мучил.

          При этом мысль ваша понят­на и несо­мнен­но пра­виль­ное зер­но в этом есть. Типа, какая при­чи­на для про­ве­де­ния опы­тов? Нали­чие вива­рия.

          У наше­го физио­ло­га, док­то­ра наук, 50 лет ста­жа, напри­мер, стой­кое непри­я­тие к опы­там над кош­ка­ми, а вот кры­сы гово­рит совсем дру­гое дело и резуль­тат. В общем и целом в рам­ках про­грам в мед. вузах ника­ких муче­ний живот­ные не испы­ты­ва­ют, ибо эфир.

          А у меня стой­кая непе­ре­но­си­мость к кастра­ции живот­ных, как к осо­бой фор­ме наси­лия. Имен­но невоз­мож­ность обес­пе­чить суще­ство­ва­ние, при­бли­жен­ное к есте­ствен­ным, не дает мне воз­мож­ность и мораль­но­го пра­ва заве­сти живо­тин­ку. Это прав­да мое убеж­де­ние и свое отно­ше­ние я как гво­рить­ся дер­жу в себе. Пото­му как репли­ка­ми ниче­го не изме­нишь, а струн­ку отно­ше­ний натя­нешь.

          Соб­ствен­но, вывод – мораль­ная ответс­вен­ность уче­но­го. Если есть резуль­та­ты био­би­фи­зе­ских иссле­до­ва­ний. под­го­тов­лен экс­пе­ри­мент и исполь­зу­ют­ся про­рыв­ные тех­но­ло­гии и обо­ру­до­ва­ние, тогда сле­ду­ю­щие поко­ле­ния и живот­ных, и людей ска­жут спа­си­бо.

  4. Вот есть у нас доно­ры кро­ви. Пред­ла­гаю так же открыть пунк­ты запи­си в лабо­ра­то­рии в каче­стве под­опыт­ных – для про­тив­ни­ков опы­тов на живот­ных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: