Альтернативные методы борьбы с историей

Рис. В. Богорада

Рис. В. Бого­ра­да

"Мемориал"28 апре­ля 2016 года в мос­ков­ском Доме кино состо­я­лось награж­де­ние побе­ди­те­лей Все­рос­сий­ско­го кон­кур­са исто­ри­че­ских иссле­до­ва­тель­ских работ стар­ше­класс­ни­ков «Чело­век в исто­рии. Рос­сия — XX век». Вме­сте собра­лись школь­ни­ки из раз­ных реги­о­нов Рос­сии — из горо­дов, неболь­ших посел­ков, отда­лен­ных ста­ниц. Это авто­ры луч­ших работ, во мно­гих из кото­рых ана­ли­зи­ру­ют­ся исто­ри­че­ские источ­ни­ки част­но­го про­ис­хож­де­ния (днев­ни­ки и фото­гра­фии из семей­ных архи­вов, уст­ные интер­вью) или отра­жа­ю­щие локаль­ную исто­рию (собра­ния кра­е­вед­че­ских музеев). Через память семьи или кон­крет­но­го места они рас­ска­зы­ва­ют исто­рию стра­ны и людей, ее насе­ля­ю­щих. Поздра­вить побе­ди­те­лей при­шли чле­ны жюри (в их чис­ле — писа­тель Люд­ми­ла Улиц­кая, исто­рик Ники­та Соко­лов, радио­ве­ду­щая Ксе­ния Лари­на и мно­гие дру­гие), пред­ста­ви­те­ли посольств раз­ных стран и рос­сий­ских реги­о­нов в Москве, изда­тельств и СМИ, осве­щав­ших кон­курс. Это была 17-я цере­мо­ния награж­де­ния.

Кон­курс «Чело­век в исто­рии. Рос­сия — XX век» — один из ста­рей­ших в Рос­сии, про­во­дит­ся с мар­та 1999 года. Он воз­ник как сов­мест­ный про­ект «Мемо­ри­а­ла», кафед­ры реги­о­наль­ной исто­рии и кра­е­ве­де­ния РГГУ и ряда рос­сий­ских и немец­ких фон­дов. Идея взгля­нуть на исто­рию через приз­му судеб кон­крет­ных людей, сме­стить повест­ку с тра­ди­ци­он­ных рас­ска­зов о «боль­шой исто­рии» в сто­ро­ну исто­рии локаль­ной нашла очень широ­кий отклик. В пер­вый год, в усло­ви­ях отсут­ствия Интер­не­та и соци­аль­ных сетей, на адрес «Мемо­ри­а­ла» при­шло более двух тысяч работ, мно­гие были напи­са­ны от руки или напе­ча­та­ны на машин­ке. Срок при­е­ма несколь­ко раз про­дле­вал­ся — из неко­то­рых мест поч­та достав­ля­лась вер­то­ле­та­ми, кото­рые быва­ли нере­гу­ляр­но.

За вре­мя суще­ство­ва­ния кон­кур­са в нем при­ня­ло уча­стие более 30 тыс. работ — это сот­ни тысяч опро­шен­ных сви­де­те­лей, огром­ные архив­ные изыс­ка­ния, потря­са­ю­щие источ­ни­ки, уже вошед­шие в науч­ный обо­рот бла­го­да­ря спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ным жур­на­лам и пуб­ли­ка­ци­ям школь­но­го кон­кур­са. Теперь кон­курс обза­вел­ся лич­ным каби­не­том участ­ни­ка с воз­мож­но­стью реги­стра­ции и загруз­ки рабо­ты через Интер­нет, слож­ной базой дан­ных, сай­том и про­чи­ми при­ме­та­ми вре­ме­ни. Все­го вышло 19 сбор­ни­ков работ на рус­ском, неко­то­рые из них были пере­ве­де­ны на немец­кий, ита­льян­ский и нор­веж­ский (элек­трон­ные вер­сии мож­но най­ти на сай­те «Уро­ки исто­рии» — http://urokiistorii.ru). Хотя глав­ное, конеч­но, — это десят­ки тысяч авто­ров-школь­ни­ков, тыся­чи пре­по­да­ва­те­лей. Пол­то­ры тыся­чи чело­век ста­ли участ­ни­ка­ми еже­год­ных школ-ака­де­мий для побе­ди­те­лей в Москве, в кото­рых школь­ни­ки слу­ша­ют лек­ции извест­ных исто­ри­ков, писа­те­лей и жур­на­ли­стов, участ­ву­ют в семи­на­рах и деба­тах, гото­вят пре­зен­та­ции соб­ствен­ных работ. Для всех уча­стие в кон­кур­се ста­ло важ­ным собы­ти­ем в жиз­ни, для мно­гих — пово­рот­ным. Напри­мер, каж­дый год несколь­ко участ­ни­ков, посту­па­ю­щих в гума­ни­тар­ные вузы, полу­ча­ют воз­мож­ность стать сти­пен­ди­а­та­ми Фон­да Миха­и­ла Про­хо­ро­ва.

За эти 17 лет стра­на изме­ни­лась — изме­ни­лись пред­став­ле­ния о сво­бо­де сло­ва и даже о сво­бо­де мыс­ли. К сча­стью, сам кон­курс более кон­сер­ва­ти­вен. Когда он начи­нал­ся, никто не мог поду­мать, что в цен­тре Моск­вы при попу­сти­тель­стве поли­ции участ­ни­ков цере­мо­нии награж­де­ния будут поли­вать зелен­кой, в при­сут­ствии детей «акти­ви­сты» будут про­те­сто­вать про­тив «аль­тер­на­тив­ной исто­рии» и назы­вать учи­те­лей исто­рии «фаши­ста­ми» и «немец­ки­ми под­стил­ка­ми». Сего­дня это наша с вами реаль­ность. Но когда-нибудь и она ста­нет исто­ри­ей.

Ири­на Щер­ба­ко­ва,
руко­во­ди­тель моло­деж­ных и обра­зо­ва­тель­ных про­грамм Меж­ду­на­род­но­го пра­во­за­щит­но­го обще­ства «Мемо­ри­ал» (www.memo.ru)

Подборка цитат из работ победителей XVII школьного конкурса

Ни одна вой­на не обхо­дит­ся без жертв. Но как же так слу­ча­ет­ся, что на фронт при­зы­ва­ют­ся люди с име­на­ми, фами­ли­я­ми, а потом они ста­но­вят­ся без вести про­пав­ши­ми, захо­ро­нен­ны­ми, как неиз­вест­ные? Одна из при­чин невоз­мож­но­сти уста­но­вить име­на — это отсут­ствие сол­дат­ских меда­льо­нов. Боль­ше все­го меня пора­зил тот факт, что 17 нояб­ря 1942 года меда­льо­ны вооб­ще были отме­не­ны. Кто-то решил, что они не нуж­ны. А я счи­тал, что отсут­ствие меда­льо­нов — это резуль­тат суе­ве­рия: меда­льо­ны назы­ва­ли «смерт­ны­ми». Отказ от меда­льо­нов лишил бой­цов пра­ва быть узнан­ны­ми, пусть даже спу­стя деся­ти­ле­тия после гибе­ли. А они хоте­ли быть узнан­ны­ми. Запис­ки с адре­са­ми род­ных нахо­ди­ли в само­дель­ных меда­льо­нах — гиль­зах. Бой­цы выца­ра­пы­ва­ли свои име­на на лож­ках, фляж­ках, порт­си­га­рах.

Вла­ди­мир Алов (Каре­лия, город Пет­ро­за­водск)
«Про­сто он не вер­нул­ся из боя…»

В 1946 году начал­ся голод. Все хозяй­ство обло­жи­ли нало­га­ми: скот, пти­цу, кустар­ни­ки… Семье помо­га­ло, что в хозяй­стве были две козы. «Бабуш­ка всё гово­ри­ла: „Иди­те, девоч­ки, при­ве­ди­те их“. Короч­ку дадим Роз­ке да Малыш­ке. Мне даже сей­час они снят­ся. Дава­ли они по два лит­ра моло­ка». Вот козы-то и помо­га­ли выжи­вать, их поче­му-то нало­гом не обло­жи­ли. Их дер­жа­ли люди и в малень­ких горо­дах, как Нян­до­ма. Коз ста­ли тогда назы­вать «ста­лин­ски­ми коро­ва­ми».

Эль­ви­ра Кин­жа­е­ва (Архан­гель­ская область, город Нян­до­ма)
«Дет­ство в Солом­ба­ле и не толь­ко…»

Дело было нача­то 13 октяб­ря 1937 года, и уже 29 нояб­ря опер­упол­но­мо­чен­ный Киров­ско­го НКВД вынес обви­ни­тель­ное заклю­че­ние. Все­го за месяц была реше­на участь пят­на­дца­ти чело­век. В деле при­во­дят­ся пока­за­ния сви­де­те­лей: «По пути встре­тил­ся Шлях­тин, и я завел раз­го­вор о том, что рас­стре­ля­ли бан­ди­тов и пре­да­те­лей. На это Шлях­тин заяв­лял: „Хоро­ших-то стре­ля­ют, а самые вред­ные люди для наро­да руко­во­дят стра­ной“. Мне при­шлось неод­но­крат­но заме­чать, что Шлях­тин гово­рил: „В Совет­ском Сою­зе даже хле­ба нет, у кре­стьян всё отби­ра­ют. А наш рабо­чий голо­да­ет, и ска­зать ниче­го нель­зя. А ска­жешь — поса­дят“». «В нача­ле сен­тяб­ря я шел вме­сте с Коров­ки­ным. По доро­ге Коров­кин завел раз­го­вор о под­го­тов­ке выбо­ров в Вер­хов­ный Совет Сою­за СССР и заявил: „Ком­му­ни­сты выдви­га­ют толь­ко те кан­ди­да­ту­ры, кото­рые выгод­ны им, но не наро­ду“».

Анна Аксю­ти­че­ва (Калуж­ская область, город Киров)
«Дело о контр­ре­во­лю­ци­он­ной груп­пе»

Из вос­по­ми­на­ний пра­пра­ба­буш­ки: «Эсе­ра­ми вузов Пет­ро­гра­да было орга­ни­зо­ва­но собра­ние, посвя­щен­ное памя­ти Гер­це­на. Про­во­ди­лось оно в Лес­ном инсти­ту­те. Вме­сте с дру­ги­ми бес­ту­жев­ка­ми пошла и я. Собра­ние не было раз­ре­ше­но. Адми­ни­стра­ция инсти­ту­та потре­бо­ва­ла, что­бы собрав­ши­е­ся поки­ну­ли зал. Никто не ухо­дил. Вве­ли отряд воору­жен­ной поли­ции и всех пове­ли в уча­сток. Полу­чи­лось боль­шое шествие. Шли весе­ло, шути­ли, сме­я­лись. Вдруг ко мне с подру­гой подо­шел солид­ный сту­дент и спро­сил, с како­го мы кур­са и не заме­че­ны ли мы в чем-либо у поли­ции? Если нет, то он про­сил пре­ду­пре­дить его дру­зей о том, где он и что его могут задер­жать. Адрес заста­вил нас запом­нить наизусть. Из участ­ка нас осво­бо­ди­ли ран­ним утром, и мы обе пошли по адре­су. Под­ни­ма­ясь по пустой лест­ни­це, я загля­ну­ла в дверь, кото­рая была на предо­хра­ни­тель­ной цепоч­ке. А там в при­хо­жей сидит поли­цей­ский — види­мо, идет обыск. Мы ско­рей ушли».

Ана­ста­сия Серб­ская (город Тверь)
«Из школь­ных тет­ра­док: воз­вра­ще­ние к потом­кам»

Хру­щё­ва наши источ­ни­ки тоже оце­ни­ли по-раз­но­му. Кова­лёв, напри­мер, посе­то­вал: «К сло­ву ска­зать, когда в 1960 году тогдаш­ний пер­вый сек­ре­тарь ЦК КПСС Ники­та Сер­ге­е­вич Хру­щёв про­воз­гла­сил, что нынеш­нее поко­ле­ние совет­ских людей будет жить при ком­му­низ­ме, я это­му искренне пове­рил».

Поп­ков в целом похва­лил Хру­щё­ва: «Заво­ра­чи­вать кон­фе­ты в мага­зине — Хру­щёв сде­лал. Он в Ленин­гра­де попро­сил 200 грамм кон­фет. Про­дав­щи­ца све­си­ла. „Вам в чего?“ Он прям шля­пу сыма­ет: в шля­пу. И как дал при­ку­рить мини­стру тор­гов­ли! У нас в Кур­ла­ке сра­зу рулон бума­ги появил­ся в мага­зине. А то не было — заво­ра­чи­вай в чего хошь. Хру­щёв, он все-таки — ну, может, они там во вла­сти друг друж­ку съе­да­ли, — но он мно­го сде­лал для куль­ту­ры. Я ведь сле­жу за этим делом-то».

Дей­стви­тель­но, Поп­ков зор­ко сле­дил, да и сей­час сле­дит за поли­ти­кой.

Дарья Галь­цо­ва и Софья Кара­бор­че­ва
(Воро­неж­ская область, село Новый Кур­лак)
«Дела дав­но минув­ших дней»

Бабуш­ка вспо­ми­на­ет: «Вес­ной у детей, да и у взрос­лых тоже, рези­но­вых сапог не было, поэто­му все про­дол­жа­ли ходить в вален­ках, к кото­рым были при­вя­за­ны дере­вян­ные колод­ки. Они были похо­жи на малень­кие ска­ме­еч­ки. Мы на них ходи­ли и сту­ча­ли». С 1952 года вме­сто коло­док нача­ли исполь­зо­вать само­дель­ные рези­но­вые гало­ши, кото­рые скле­и­ва­ли сами. Для это­го бра­ли исполь­зо­ван­ные авто­мо­биль­ные каме­ры, что поку­па­ли у сель­ских шофе­ров, кро­и­ли рези­ну по спе­ци­аль­ным выкрой­кам. Рези­но­вый клей, в бутыл­ках с корич­не­вой крыш­кой из сур­гу­ча, поку­па­ли в мага­зине. Бабуш­ка выре­за­ла из газе­ты выкрой­ку и подроб­но мне объ­яс­ни­ла, как пра­виль­но скле­ить гало­шу. В нача­ле 1950-х годов все сво­бод­ные вече­ра бабуш­ки­на семья зани­ма­лась тем, что кле­и­ла гало­ши. Гото­вый товар про­да­вал­ся на база­ре в селе Ель­ни­ки. Их быст­ро рас­ку­па­ли. Спрос на них был все­гда, так как фаб­рич­ные гало­ши тогда еще в деревне не про­да­ва­лись.

Окса­на Ели­со­ва (Мор­до­вия, Саранск)
«Из недо­ска­зан­но­го… (Осо­бен­но­сти жиз­ни неко­то­рых татар­ских сел в Ель­ни­ков­ском рай­оне рес­пуб­ли­ки Мор­до­вии)»

В кон­це авгу­ста 1918 года в Каза­ни едва не лишил­ся жиз­ни Алек­сандр Васи­лье­вич. В город вошли белые, отыс­ки­ва­ли крас­но­ар­мей­цев, подо­зри­тель­ных. Сло­вом, посту­па­ли ничуть не луч­ше, чем крас­ные до это­го. Алек­сандр Васи­лье­вич был схва­чен на ули­це. Рас­стре­ли­ва­ли пря­мо у сте­ны одно­го из камен­ных зда­ний. Под дулом ору­жия сол­дат повел его к этой стене, Лиза с кри­ка­ми бро­си­лась к сто­яв­шей поодаль груп­пе офи­це­ров и упа­ла на коле­ни пря­мо в пыль. И слу­чи­лось чудо: один из сто­яв­ших с удив­ле­ни­ем вос­клик­нул: «Лиза? Что такое? Встань!» Ока­за­лось, что этим офи­це­ром был брат Лизи­ной подру­ги по Инсти­ту­ту бла­го­род­ных девиц. А она толь­ко и смог­ла про­кри­чать: «Там Саша, мой муж!» После­до­ва­ло рез­кое «отста­вить!» и Алек­сандра Васи­лье­ви­ча без каких-либо про­ве­рок выве­ли из тол­пы обре­чен­ных. Навер­ное, самое страш­ное, что может быть в любой граж­дан­ской войне, — это то, что люди ока­зы­ва­ют­ся втя­ну­ты­ми в смер­тель­ную бой­ню за какое-то мисти­че­ское сча­стье.

Мария Ямби­ко­ва (рес­пуб­ли­ка Марий Эл, город Йош­кар-Ола)
«Дра­ма без антрак­тов»

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Один комментарий

  • Виктор Сорокин:

    Раз­де­ле­ние исто­рии на Боль­шую (глав­ную, ещё какую хоти­те) и исто­рии малые, мест­ные – они в нашей ста­рой куль­тур­ной тра­ди­ции (как и тра­ди­ци­он­ное раз­де­ле­ние Боль­шой Роди­ны и «малых родин»). Как и поче­му это сло­жи­лось – вопрос осо­бый, хоть и инте­рес­ный, но для отдель­но­го (и непро­сто­го) обсуж­де­ния.

    При этом Боль­шая Исто­рия у нас (тоже издав­на) была мифо­ло­ги­зи­ро­ва­на, при­чём эти мифы (очень упро­щён­ные; так и хочет­ся ска­зать – упро­щён­ные «в луч­ших мифо­ло­ги­че­ских тра­ди­ци­ях») име­ли харак­тер госу­дар­ствен­ной идео­ло­гии.

    (При­мер мифо­ло­ги­за­ции, ста­рый и всем извест­ный – вой­на 1812-го года. Через два­дцать с неболь­шим лет (ну, когда моло­дой Лер­мон­тов напи­сал «Боро­ди­но») после её окон­ча­ния, когда её участ­ни­ки были ещё не толь­ко живы, но – мно­гие – отнюдь не ста­ры, реаль­ный ход вой­ны уже заме­нил­ся мифом. С тре­мя сра­же­ни­я­ми (Смо­ленск, Боро­ди­но, Бере­зи­на), упро­щён­ным ходом вой­ны, кано­ни­че­ским набо­ром Глав­ных Геро­ев, и так далее.)

    При совет­ской сла­сти мифо­ло­ги­за­ция Боль­шой (Глав­ной) Исто­рии нику­да не делась, наобо­рот, рас­цве­ла. Прав­да, Глав­ный Миф несколь­ко раз пере­де­лы­вал­ся. Даже в пери­од Гор­ба­чёв­ской «глас­но­сти» шла, по сути, борь­ба мифов. Оно и понят­но: к ино­му под­хо­ду наша куль­ту­ра про­сто ещё не при­вык­ла. А сей­час Исто­ри­че­ский Миф, прак­ти­че­ски офи­ци­аль­но, воз­ве­дён в ранг госу­дар­ствен­ной рели­гии.
    (Хочет­ся печаль­но пошу­тить: в пол­ном согла­сии с тео­ри­ей Дж.Даймонда о воз­ник­но­ве­нии рели­гии при пере­хо­де обще­ства от «вожде­ства» к «госу­дар­ству», когда суще­ству­ю­щие в обще­стве пред­став­ле­ния о вся­ком сверхъ­есте­ствен­ном кри­стал­ли­зу­ют­ся в фор­му, сакра­ли­зу­ю­щую дан­ную фор­му госу­дар­ства.)

    К сожа­ле­нию, кро­ме есте­ствен­ной глу­по­сти тако­го про­цес­са (мифо­ло­ги­за­ции исто­рии), и его мер­зо­сти (в той фор­ме, в какой он у нас горазд про­яв­лять­ся), он несёт и ещё одну опас­ность, даже две:
    Пер­вая – обще­ство лиша­ет­ся воз­мож­но­сти по-насто­я­ще­му пони­мать самоё себя.
    Вто­рая – обще­ство испод­воль рас­па­да­ет­ся на отдель­ные части. «Малая исто­рия», исто­рия кру­гов людей, свя­зан­ных общей памя­тью (хотя бы по мест­ным тра­ди­ци­ям, семей­ным вос­по­ми­на­ни­ям, и так далее), нико­гда нику­да не дева­ет­ся. Но офи­ци­аль­ное при­зна­ние толь­ко Боль­шой Исто­рии (исто­рии госу­дар­ства, если гово­рить без эки­во­ков, а ещё точ­нее – исто­рия систе­мы вла­сти) дела­ет всех носи­те­лей всех «малых исто­рий» это­му госу­дар­ству пси­хо­ло­ги­че­ски чуж­ды­ми, а госу­дар­ство – пси­хо­ло­ги­че­ски чуж­дым носи­те­лям «малых исто­рий».

    СССР столк­нул­ся с этим в кон­це сво­е­го суще­ство­ва­ния, неожи­дан­но (!) открыв совсем не «СССРов­ские» настро­е­ния в наци­о­наль­ных рес­пуб­ли­ках.
    Нынеш­ний раз­во­рот куль­та Глав­ной Исто­рии запро­сто может под­го­то­вить эта­кое уже в рос­сий­ских пре­де­лах.
    При­чём «малые исто­рии», если они оста­нут­ся в тени, на пери­фе­рии куль­ту­ры, запро­сто пре­вра­тят­ся в соб­ствен­ные мифы. С цен­тро­беж­ной идео­ло­ги­ей.
    А вот как раз вос­при­я­тие Боль­шой, Глав­ной, Исто­рии как сум­мы исто­рий «малых», как их рав­но­дей­ству­ю­щей, может сде­лать исто­рию осно­вой цен­тро­стре­ми­тель­ной идео­ло­гии. Прав­да, оно может поста­вить под сомне­ние сакраль­ность систе­мы вла­сти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com