Дело физика Калякина: надежда на пересмотр приговора?

Сергей Георгиевич Калякин — первый заместитель генерального директора по науке Физико-энергетического института им. А.И. Лейпунского (ФЭИ), предприятия госкорпорации «Росатом», директор Института ядерных реакторов и теплофизики, структурного подразделения ФЭИ. Исполняющий обязанности генерального директора ФЭИ в 2012— 2013 годах. Доктор технических наук
Сер­гей Геор­ги­е­вич Каля­кин — пер­вый заме­сти­тель гене­раль­но­го дирек­то­ра по нау­ке Физи­ко-энер­ге­ти­че­ско­го инсти­ту­та им. А.И. Лей­пун­ско­го (ФЭИ), пред­при­я­тия госкор­по­ра­ции «Роса­том», дирек­тор Инсти­ту­та ядер­ных реак­то­ров и теп­ло­фи­зи­ки, струк­тур­но­го под­раз­де­ле­ния ФЭИ. Испол­ня­ю­щий обя­зан­но­сти гене­раль­но­го дирек­то­ра ФЭИ в 2012— 2013 годах. Док­тор тех­ни­че­ских наук

Талант­ли­во­му чело­ве­ку про­сто лома­ют жизнь. Если у него будет суди­мость, то он не смо­жет зани­мать­ся атом­ны­ми про­ек­та­ми», — сето­ва­ли дру­зья и кол­ле­ги физи­ка-ядер­щи­ка Сер­гея Каля­ки­на, при­шед­шие 29 мар­та на оче­ред­ное засе­да­ние Мосгор­су­да по рас­смот­ре­нию апел­ля­ци­он­ной жало­бы на неспра­вед­ли­вый при­го­вор. Напом­ним, что 18 авгу­ста 2015 года реше­ни­ем судьи Замоск­во­рец­ко­го рай­он­но­го суда Моск­вы Ната­льи Чепра­со­вой Каля­кин был при­го­во­рен к 7 годам лише­ния сво­бо­ды в коло­нии обще­го режи­ма и 700 тыс. штра­фа.

На самом суде Сер­гей Каля­кин и его адво­кат Еле­на Соко­ло­ва не раз назы­ва­ли имя замгла­вы Роса­то­ма докт. техн. наук и ака­де­ми­ка РАЕН Вяче­сла­ва Пер­шу­ко­ва, по их мне­нию, заказ­чи­ка это­го уго­лов­но­го дела. Сто­ит отме­тить, что на пер­вое засе­да­ние Мосгор­су­да 17 мар­та потер­пев­ший (каким его счи­та­ет про­ку­ра­ту­ра и суд) не явил­ся по неуста­нов­лен­ной при­чине. В этот же раз он сослал­ся на то, что нахо­дит­ся в коман­ди­ров­ке. В кулу­а­рах суда сотруд­ни­ки Роса­то­ма, при­шед­шие под­дер­жать Каля­ки­на, заме­ти­ли, сме­ясь, что слы­ша­ли прось­бу Пер­шу­ко­ва ска­зать сек­ре­та­рю, что «я — в коман­ди­ров­ке», хотя он, по уве­ре­нию атом­щи­ков, в тот день был в Москве.

«Беда в том, что воз­буж­де­нию уго­лов­но­го дела пред­ше­ство­вал ряд обсто­я­тельств, о кото­рых мы гово­ри­ли в суде, на кото­рые мы обра­ща­ли вни­ма­ние суда, но кото­рым суд не дал ника­кой оцен­ки в при­го­во­ре. Этот вопрос был обой­ден мол­ча­ни­ем», — отме­ча­ла адво­кат Еле­на Соко­ло­ва.

«…Воз­буж­де­нию уго­лов­но­го дела пред­ше­ство­вал кон­фликт, а имен­но в кон­це 2011 года в рам­ках Роса­то­ма при Бло­ке управ­ле­ния инно­ва­ци­я­ми В. Пер­шу­ко­вым было созда­но ЗАО „Нау­ка и инно­ва­ции“. Что про­изо­шло? Инсти­ту­ту, кото­рый бла­го­по­луч­но функ­ци­о­ни­ро­вал 60 лет, вдруг гово­рят: теперь мы будем вами руко­во­дить. И не про­сто мы будем вами руко­во­дить, а вы нам за это буде­те пла­тить 3% от обо­ро­та. Слу­чи­лось так, что преды­ду­щий дирек­тор ФЭИ Вале­рий Рач­ков напи­сал пись­мо с прось­бой разъ­яс­нить, как вопре­ки зако­ну о госкор­по­ра­ции «Роса­том» ЗАО может руко­во­дить ФГУ­Пом (феде­раль­ным госу­дар­ствен­ным уни­тар­ным пред­при­я­ти­ем). Рач­ков, пони­мая, что всту­пил в зону кон­флик­та, уво­лил­ся… Мно­гие пре­ду­пре­жда­ли Каля­ки­на и гово­ри­ли: не согла­шай­ся на долж­ность и. о. дирек­то­ра инсти­ту­та в этот ответ­ствен­ный момент, тебя съе­дят. Тем не менее Каля­кин счел необ­хо­ди­мым для себя занять эту долж­ность, он решил, что невоз­мож­но бро­сить инсти­тут», — про­дол­жи­ла свою речь адво­кат Соко­ло­ва.

«Ров­но в тот самый корот­кий пери­од вре­ме­ни, когда про­дол­жал­ся кон­фликт, Каля­кин зани­мал долж­ность и. о. дирек­то­ра ФЭИ. Гос­по­дин Пер­шу­ков, желая нака­зать непо­слуш­ных, напра­вил Каля­ки­ну пись­мо, что если вы не при­ме­те ЗАО „НИИ“ в каче­стве управ­ля­ю­щей ком­па­нии, то мы при­мем в отно­ше­нии вас меры. Этот доку­мент тоже был пред­став­лен суду. Это пись­мо было кон­крет­но адре­со­ва­но Каля­ки­ну, и [в нем была угро­за, что] „мы вас нака­жем“. А Каля­кин лишь про­сил объ­яс­нить, пред­ста­вить юри­ди­че­ский доку­мент, на осно­ва­нии кото­ро­го ЗАО будет руко­во­дить ФГУ­Пом… Он хотел, что­бы ему дали пра­во­вое, леги­тим­ное обос­но­ва­ние, что­бы с него потом не спро­си­ли, как же так, Каля­кин, на каком осно­ва­нии ты еже­ме­сяч­но пла­тишь 3% како­му-то ЗАО… Соб­ствен­но, это и ста­ло при­чи­ной кон­флик­та. После это­го гос­по­дин Пер­шу-ков назна­чил про­вер­ку, кото­рую пору­чил про­во­дить сво­им сотруд­ни­кам из ЗАО „Нау­ка и инно­ва­ции“… Имен­но из это­го кон­флик­та воз­ник­ло насто­я­щее уго­лов­ное дело», — отме­ча­ла адво­кат Еле­на Соко­ло­ва.

В свою оче­редь Сер­гей Каля­кин рас­ска­зал о пси­хо­ло­ги­че­ском дав­ле­нии, о ноч­ных допро­сах, кото­рые про­дол­жа­лись несколь­ко дней, в ходе кото­рых его кол­ле­ги (Алек­сандр Лукья­нов и Алек­сей Зай­цев) поме­ня­ли свои пока­за­ния, и их отпу­сти­ли по домаш­ний арест. Каля­кин ска­зал, что ему тоже обе­ща­ли домаш­ний арест, если он даст пока­за­ния на неких высо­ко­по­став­лен­ных сотруд­ни­ков Роса­то­ма, чего Сер­гей не стал делать. «И сам при­го­вор, и ни один доку­мент никак не каса­ет­ся моей вины», — под­черк­нул он.

Обнин­ское отде­ле­ние Ядер­но­го обще­ства Рос­сии, ген­ди­рек­тор Физи­ко-энер­ге­ти­че­ско­го инсти­ту­та (ФЭИ) им. Лей­пун­ско­го А. А. Говер­дов­ский, Совет ста­рей­шин и Совет вете­ра­нов это­го инсти­ту­та, Все­рос­сий­ский НИИ Экс­пе­ри­мен­таль­ной физи­ки (ВНИИЭФ, г. Саров) и ОАО «Атом­про­ект» в Санкт-Петер­бур­ге пред­ста­ви­ли в суд несколь­ко харак­те­ри­стик, в кото­рых они отме­ти­ли боль­шой вклад Сер­гея Каля­ки­на в раз­ви­тие атом­ной отрас­ли в Рос­сии, и про­си­ли суд объ­ек­тив­но рас­смот­реть его дело. Несмот­ря на воз­ра­же­ния про­ку­ро­ра Зве­ре­вой, кол­ле­гия судей в соста­ве Соло­вьё­вой, Фёдо­ро­вой и Поспе­ло­вой при­ня­ла реше­ние при­об­щить к делу эти харак­те­ри­сти­ки.

В харак­те­ри­сти­ке, пред­став­лен­ной сотруд­ни­ка­ми быв­ше­го «Арза­ма­са-16» и под­пи­сан­ной пер­вым заме­сти­те­лем дирек­то­ра Инсти­ту­та тео­ре­ти­че­ской и мате­ма­ти­че­ской физи­ки (ИТМФ) ВНИИЭФ В. П. Соло­вьё­вым, отме­ча­ет­ся, что «под руко­вод­ством С. Г. про­во­ди­лись рабо­ты по созданию пер­спек­тив­ных реак­тор­ных уста­но­вок. Раз­ра­бо­тан­ные паке­ты про­грамм обес­пе­чи­вают не толь­ко прин­ци­пи­аль­но новые под­хо­ды к моде­ли­ро­ва­нию с высо­ко­точ­ным трех­мер­ным опи­са­ни­ем гео­мет­рий изде­лий, но и предо­став­ля­ют воз­мож­ность созда­ния систем кодов для ком­плекс­но­го опи­са­ния объ­ек­тов атом­ной энергети­ки, таких как энер­го­блок в целом».

«В насто­я­щее вре­мя отсут­ствие непо­средствен­но­го уча­стия С. Г Каля­ки­на в рабо­тах атомной отрас­ли, нехват­ка его опы­та и даль­но­видности в зна­чи­тель­ной мере тор­мо­зит про­цес­сы созда­ния импор­то­за­ме­ща­ю­щей осно­вы по обос­но­ва­нию без­опас­но­сти оте­че­ствен­ных АЭС с раз­лич­ны­ми типа­ми реак­то­ров, в первую оче­редь с реак­то­ра­ми ново­го поко­ле­ния на быст­рых ней­тро­нах с жид­ко­ме­тал­ли­че­ским теп­ло­но­си­те­лем», гово­ри­лось в тек­сте это­го доку­мен­та (его, как и дру­гие харак­те­ри­сти­ки, мож­но най­ти на сай­те ТрВ-Нау­ка). Судья, зачи­ты­вав­шая обра­ще­ние физи­ков из Саро­ва, пере­пу­та­ла сло­ва и вме­сто «ней­тро­ны» ска­за­ла «ней­ро­ны». Дру­зья Каля­ки­на хмык­ну­ли, что, мол, суду всё рав­но, на чем будет рабо­тать реак­тор.

В сво­ем обра­ще­нии к суду Сер­гей Каля­кин так­же сосре­до­то­чил­ся на том, что суд вме­нил ему в вину исполь­зо­ва­ние слу­жеб­но­го поло­же­ния. «По долж­ност­ной инструк­ции я не имел отно­ше­ния к финан­со­вой дея­тель­но­сти, а лишь опре­де­лял науч­ную поли­ти­ку инсти­ту­та», — под­черк­нул он. Судьи поста­но­ви­ли истре­бо­вать из ФЭИ Поло­же­ние об Инсти­ту­те ядер­ных реак­то­ров и теп­ло­фи­зи­ки, в кото­ром разъ­яс­не­ны обя­зан­но­сти руко­во­ди­те­ля это­го инсти­ту­та. Этот доку­мент дол­жен про­яс­нить вопрос, зани­мал­ся ли под­су­ди­мый финан­со­вы­ми вопро­са­ми.

Рас­смот­ре­ние дела С. Каля­ки­на про­дол­жит­ся 6 апре­ля в 14:00 в Мосгор­су­де. Неко­то­рые мате­ри­а­лы по это­му делу см. на стра­ни­це http://trv-science.ru/2016/04/05/kalyakin/. См. так­же репор­таж Веры Васи­лье­вой на пор­та­ле «Пра­ва чело­ве­ка в Рос­сии» (http://hro.org/node/24128).

Ната­лия Деми­на

 

P.S. 6 апре­ля 2016 года Мосгор­суд решил сни­зить срок С.Г. Каля­ки­ну с 7 лет до 5. Суд снял с Сер­гея обви­не­ние в исполь­зо­ва­нии слу­жеб­но­го поло­же­ния. А. Зай­це­ву, кото­рый актив­но высту­пал про­тив при­го­во­ра Замоск­во­рец­ко­го суда, пыта­ясь объ­яс­нить, что в отче­тах не было пла­ги­а­та, а рабо­ты были про­из­ве­де­ны на высо­ком уровне, срок был сни­жен с 3,5 лет до 3 лет и 3 меся­цев. Воз­мож­но, суд учел и то, что Алек­сей был лик­ви­да­то­ром Чер­но­быль­ской ава­рии, рабо­тая доб­ро­воль­цем в строй­от­ря­де. При­го­вор в отно­ше­нии Алек­сандра Лукья­но­ва суд оста­вил без изме­не­ний. Все трое физи­ков в ско­ром вре­ме­ни могут пре­тен­до­вать на услов­но-досроч­ное осво­бож­де­ние (УДО), но до это­го их эта­пи­ру­ют в коло­нии. 

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
3 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
Как знатьАлександр БухарецОмар Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Омар
Омар

надо было Каля­ки­ну сра­зу после полу­че­ния доку­мен­та пода­вать в суд на Пер­шун­ко­ва.
Сей­час бы он был ответ­чи­ком и дока­зы­вал, что не вер­блюд.
А Каля­кин бы тянул время,ссылался на то, что реше­ния суда нет и рабо­тал.
Напа­де­ние – спо­соб защи­ты от Швон­де­ров.

Александр Бухарец
Александр Бухарец

Отдель­ная пес­ня про судей и про­ку­ро­ров-участ­ни­ков про­цес­са. Кро­ме мно­го­этаж­но­го мата – слов нет!!! И мы этих.… содер­жим! Сла­ва гаран­ту…!

Как знать
Как знать

Все эти судьи, про­ку­ро­ры и тому подоб­ные дея­те­ли про­сто офи­ге­ли. Нет на них упра­вы. Пора менять систе­му дав­но, она про­гни­ла

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: