Мониторинг Байкала под угрозой

Евгений Зилов

Евге­ний Зилов

Иссле­до­ва­те­ли Бай­ка­ла обес­по­ко­е­ны пла­на­ми по сокра­ще­нию бюд­же­та на 10%, озву­чен­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми пра­ви­тель­ства РФ. Сокра­ще­ние финан­си­ро­ва­ния сде­ла­ет невоз­мож­ным про­ве­де­ние дол­го­вре­мен­но­го эко­ло­ги­че­ско­го мони­то­рин­га озе­ра Бай­кал, выпол­ня­е­мо­го уже боль­ше полу­ве­ка сила­ми сотруд­ни­ков Иркут­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та. Об этом ТрВ-Нау­ка рас­ска­зал докт. биол. наук, вед. науч. сотр. Лабо­ра­то­рии общей гид­ро­био­ло­гии НИИ био­ло­гии ИГУ про­фес­сор Евге­ний Зилов.

Раз­вер­нув­ша­я­ся в послед­нее вре­мя дис­кус­сия о сте­пе­ни «ката­стро­фич­но­сти» изме­не­ний на озе­ре Бай­кал, к сожа­ле­нию, зача­стую ухо­дит в область попу­лиз­ма вме­сто взве­шен­но­го экс­перт­но­го ана­ли­за с при­вле­че­ни­ем серьез­ных науч­ных дан­ных. Клю­че­вое зна­че­ние для пони­ма­ния того, что все-таки про­ис­хо­дит на озе­ре, име­ет про­грам­ма эко­ло­ги­че­ско­го мони­то­рин­га и собран­ные дан­ные о «здо­ро­вье» Бай­ка­ла.

Уни­каль­ный про­ект дол­го­вре­мен­но­го эко­ло­ги­че­ско­го мони­то­рин­га озе­ра Бай­кал [1] реа­ли­зу­ет­ся с фев­ра­ля 1945 года Науч­но-иссле­до­ва­тель­ским инсти­ту­том био­ло­гии Иркут­ско­го госу­ни­вер­си­те­та. Науч­ный руко­во­ди­тель про­ек­та про­фес­сор Евге­ний Ана­то­лье­вич Зилов отме­ча­ет, что регу­ляр­ный отбор проб выпол­ня­ет­ся каж­дые 7–10 дней в тол­ще воды на так назы­ва­е­мой пела­ги­че­ской ста­ци­о­нар­ной стан­ции № 1. Она рас­по­ло­же­на в Южном Бай­ка­ле, напро­тив посел­ка Боль­шие Коты, на рас­сто­я­нии 2,7 км от бере­га, над глу­би­ной 900 м.

Научно-исследовательское судно НИИ биологии ИГУ «Профессор Михаил Кожов»

Науч­но-иссле­до­ва­тель­ское суд­но НИИ био­ло­гии ИГУ «Про­фес­сор Миха­ил Кожов»

Дан­ные, полу­чен­ные при обра­бот­ке сбо­ров фито- и зоо­планк­то­на, а так­же соот­вет­ству­ю­щие све­де­ния о важ­ней­ших физи­ко-хими­че­ских свой­ствах воды вне­се­ны в еди­ную базу дан­ных.

«Точ­ка №1» — поис­ти­не уни­каль­ный про­ект, это пер­вое и самое про­дол­жи­тель­ное подоб­ное иссле­до­ва­ние. Он вне­сен в Кни­гу рекор­дов Рос­сии как самый дли­тель­ный про­ект регу­ляр­но­го эко­ло­ги­че­ско­го мони­то­рин­га в исто­рии нау­ки. В про­шлом году срок непре­рыв­но­го мони­то­рин­га пре­вы­сил 70 лет. Бли­жай­шие зару­беж­ные «кон­ку­рен­ты» усту­па­ют как по сро­кам мони­то­рин­га, так и по интен­сив­но­сти сбо­ров. Напри­мер, дол­го­лет­ние иссле­до­ва­ния озе­ра Мичи­ган нача­лись толь­ко в 1957 году, мони­то­рин­го­вая про­грам­ма озе­ра Кине­рет — в 1967 году, а ана­ло­гич­ные иссле­до­ва­ния на Женев­ском озе­ре ведут­ся с 1974 года. Все собран­ные за 70 лет дан­ные еже­не­дель­ных наблю­де­ний вне­се­ны в еди­ную базу дан­ных, пра­во­об­ла­да­те­лем кото­рой явля­ет­ся Иркут­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет.

Све­де­ния о состо­я­нии планк­тон­ных сооб­ществ явля­ют­ся основ­ным пока­за­те­лем состо­я­ния всей эко­си­сте­мы озе­ра Бай­кал. Важ­ность и зна­че­ние полу­ча­е­мых дан­ных под­твер­жде­ны уже тем, что сре­ди спе­ци­а­ли­стов, иссле­ду­ю­щих Бай­кал, про­ект сра­зу же (в 1945 году) полу­чил неофи­ци­аль­ное назва­ние «Точ­ка № 1», кото­рое так за ним и закре­пи­лось.

Микроскопический рачок под прицелом

Мик­ро­ско­пи­че­ский рачок под при­це­лом

База дан­ных по состо­я­нию бай­каль­ско­го планк­то­на, собран­ная за годы непре­рыв­ных наблю­де­ний, — цен­ней­ший объ­ект интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти, кото­рый име­ет огром­ное как науч­ное, так и при­клад­ное зна­че­ние. По ана­ли­зу это­го мас­си­ва дан­ных мож­но судить о харак­те­ре и дина­ми­ке изме­не­ний всей эко­си­сте­мы пела­ги­а­ли (тол­щи воды) Бай­ка­ла, ее базо­вых физи­ко-хими­че­ских пока­за­те­лей, фак­ти­че­ски судить о состо­я­нии «здо­ро­вья» озе­ра.

В то же вре­мя и сам Бай­кал может слу­жить свое­об­раз­ным инди­ка­то­ром состо­я­ния всей Зем­ли. Если планк­тон гигант­ско­го озе­ра Бай­кал, этой древ­ней и кон­сер­ва­тив­ной систе­мы, меня­ет­ся в силу гло­баль­ных про­цес­сов (тем­пе­ра­тур­ных сдви­гов, при­сут­ствия загряз­ни­те­лей в атмо­сфе­ре, роста уль­тра­фи­о­ле­то­вой ради­а­ции и др.), то это гово­рит о том, что изме­не­ния не толь­ко реаль­ны, но они мас­штаб­ны и носят пла­не­тар­ный харак­тер.

Одна­ко сей­час, в свя­зи с посто­ян­но уре­за­е­мым бюд­же­том, про­дол­же­ние про­грам­мы очень про­бле­ма­тич­но. Еще в про­шлом году ана­ло­гич­ное 10-про­цент­ное сокра­ще­ние бюд­же­та выну­ди­ло Мини­стер­ство обра­зо­ва­ния и нау­ки РФ про­ве­сти суще­ствен­ное умень­ше­ние финан­си­ро­ва­ния вузов в рам­ках так назы­ва­е­мой базо­вой части гос­за­да­ния на нау­ку, из кото­ро­го и финан­си­ру­ет­ся мони­то­ринг. Сред­ства на мони­то­ринг (и без того недо­ста­точ­ные) были сокра­ще­ны почти на 30%. Уже тогда встал вопрос о при­оста­нов­ке выпол­не­ния про­грам­мы.

Год мы пере­жи­ли бла­го­да­ря уси­ли­ям дирек­то­ра НИИ био­ло­гии ИГУ про­фес­со­ра Мак­си­ма Ана­то­лье­ви­ча Тимо­фе­е­ва и при под­держ­ке рек­то­ра­та уни­вер­си­те­та. На под­дер­жа­ние про­грам­мы были най­де­ны допол­ни­тель­ные вне­бюд­жет­ные сред­ства. Одна­ко после озву­чен­ных пла­нов по повтор­но­му сокра­ще­нию бюд­же­та про­сто опус­ка­ют­ся руки, уче­ных вынуж­да­ют замо­ро­зить про­ект. Нуж­но пони­мать, что узкие (и в основ­ном уже немо­ло­дые) спе­ци­а­ли­сты, года­ми зани­ма­ю­щи­е­ся обра­бот­кой планк­тон­ных проб и их ана­ли­зом, не могут «пере­клю­чить­ся на дру­гую рабо­ту», а затем про­сто вер­нуть­ся в про­ект при поступ­ле­нии средств. Да и цен­ность дан­ных мони­то­рин­га утра­чи­ва­ет­ся в слу­чае нару­ше­ния регу­ляр­но­сти и непре­рыв­но­сти наблю­де­ний. Таким обра­зом, «замо­роз­ка» непре­рыв­ной систе­мы наблю­де­ния даже на один (а ско­рее все­го, не один) кри­зис­ный год, по сути, ста­вит точ­ку в про­ек­те.

Отбор проб планктона с корабля

Отбор проб планк­то­на с кораб­ля

Полу­чить сред­ства из науч­ных фон­дов, будь то РФФИ или РНФ, на про­ект не уда­ет­ся — слиш­ком малым явля­ет­ся выход науч­ных пуб­ли­ка­ций, осо­бен­но в пере­сче­те на коли­че­ство вовле­чен­ных сотруд­ни­ков. Спе­ци­фи­ка мони­то­рин­го­вых работ состо­ит в том, что при боль­ших тру­до­за­тра­тах и финан­со­вых рас­хо­дах на их орга­ни­за­цию иссле­до­ва­те­ли пуб­ли­ку­ют лишь незна­чи­тель­ное чис­ло работ. Одна­ко это очень важ­ные ста­тьи! При этом они часто име­ют боль­шое коли­че­ство соав­то­ров, и инди­ви­ду­аль­ный вклад иссле­до­ва­те­лей про­ек­та в них теря­ет­ся.

Так, недав­няя ста­тья «A global database of lake surface temperatures collected by in situ and satellite methods from 1985–2009», опуб­ли­ко­ван­ная в жур­на­ле Scientifc Data (изд-во Nature Publishing Group) [2], содер­жит боль­шой объ­ем дан­ных, полу­чен­ных в рам­ках про­ек­та мони­то­рин­га, и име­ет 74 соав­то­ра, из них толь­ко двое соб­ствен­но участ­ни­ки наше­го бай­каль­ско­го про­ек­та. Сей­час мы пишем еще одну ста­тью по совре­мен­но­му состо­я­нию древ­них озер мира в кон­сор­ци­у­ме с более чем 30 меж­ду­на­род­ны­ми иссле­до­ва­тель­ским груп­па­ми. Важ­ность таких работ труд­но недо­оце­ни­вать, но в бук­валь­ных нау­ко­мет­ри­че­ских пока­за­те­лях мони­то­ринг все­гда будет про­иг­ры­вать.

Мони­то­ринг копит дан­ные деся­ти­ле­ти­я­ми. Тако­го рода про­грам­мы никак не учи­ты­ва­лись при пла­ни­ро­ва­нии новой систе­мы финан­си­ро­ва­ния вузов­ской нау­ки, тре­бу­ю­щей от уче­ных боль­шой инди­ви­ду­аль­ной пуб­ли­ка­ци­он­ной актив­но­сти.

В ито­ге что мы име­ем на нача­ло теку­ще­го года? По сути, про­грам­ма мони­то­рин­га Бай­ка­ла, кото­рая была запу­ще­на более полу­ве­ка назад, пере­жив­шая вой­ну, застой, пере­строй­ку и «лихие» девя­но­стые годы, ока­за­лась фак­ти­че­ским банк­ро­том по дости­же­нии сво­е­го 70-летия.

При­чем про­ис­хо­дит это имен­но в тот пери­од, когда тема наблю­да­е­мых на Бай­ка­ле эко­ло­ги­че­ских про­блем и изме­не­ний актив­но обсуж­да­ет­ся в веду­щих миро­вых СМИ и на про­фес­си­о­наль­ных пло­щад­ках. Во мно­же­стве пуб­ли­ка­ций и выступ­ле­ний гово­рит­ся о кри­ти­че­ских изме­не­ни­ях (коле­ба­ни­ях) уров­ня воды в Бай­ка­ле, о вли­я­нии гло­баль­ных кли­ма­ти­че­ских изме­не­ний на био­ту озе­ра, об уве­ли­че­нии поступ­ле­ния про­мыш­лен­ных и быто­вых загряз­не­ний, о про­цес­сах эвтро­фи­ка­ции озе­ра и мас­со­вом раз­рас­та­нии водо­рос­ли спи­ро­ги­ры, а так­же о мно­гих дру­гих про­цес­сах, наблю­да­е­мых в Бай­ка­ле.

Сле­ду­ет пом­нить и то, что теку­щие про­бле­мы, отме­ча­е­мые для озе­ра, могут ока­зать­ся пока что лишь «цве­точ­ка­ми», тогда как «ягод­ки» нас ожи­да­ют впе­ре­ди — в свя­зи с запла­ни­ро­ван­ным уско­ре­ни­ем эко­но­ми­че­ско­го и тури­сти­че­ско­го раз­ви­тия Бай­каль­ско­го реги­о­на. Сто­ит упо­мя­нуть о про­ек­те по стро­и­тель­ству дам­бы ГЭС на реке Селен­га, глав­ном при­то­ке озе­ра, — про­ек­те, послед­ствия реа­ли­за­ции кото­ро­го могут ока­зать дей­стви­тель­но ката­стро­фи­че­ское вли­я­ние на эко­си­сте­му озе­ра.

Адек­ват­ная оцен­ка про­хо­дя­щих и пред­по­ла­га­е­мых эко­ло­ги­че­ских изме­не­ний, при­ня­тие каких-либо поли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских реше­ний отно­си­тель­но Бай­ка­ла без дан­ных эко­ло­ги­че­ско­го мони­то­рин­га попро­сту невоз­мож­ны. Без него мож­но при­чи­нить мно­го вре­да уни­каль­но­му озе­ру.

Эвтро­фи­ка­ция — это «удоб­ре­ние» водо­е­ма пита­тель­ны­ми веще­ства­ми, напри­мер фос­фо­ром, азо­том, лег­ко-окис­ля­е­мы­ми орга­ни­че­ски­ми веще­ства­ми, вызы­ва­ю­щее уси­ле­ние раз­ви­тия водо­рос­лей.

Фото предо­став­ле­ны авто­ром ста­тьи

1. www.bioinstitute.ru/monitoring

2. www.nature.com/articles/sdata20158

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com