Король Лир и Миядзаки

Михаил Кацнельсон
Миха­ил Кац­нель­сон

На после­но­во­год­ние вопро­сы ТрВ-Нау­ка отве­тил докт. физ.-мат. наук, про­фес­сор тео­рии кон­ден­си­ро­ван­но­го состо­я­ния Уни­вер­си­те­та Рад­ба­уда (Нидер­лан­ды), член Нидер­ланд­ской Коро­лев­ской ака­де­мии наук и Евро­пей­ской ака­де­мии Миха­ил Кац­нель­сон.

— Что делать уче­но­му в сло­жив­шей­ся в стране соци­аль­но-поли­ти­че­ской ситу­а­ции? Может ли уче­ный раз­ви­вать нау­ку в совре­мен­ной Рос­сии и что для это­го нуж­но?

— Пра­ви­ла пове­де­ния в слож­ных соци­аль­но-поли­ти­че­ских ситу­а­ци­ях были чет­ко сфор­му­ли­ро­ва­ны несколь­ко тыся­че­ле­тий назад: «Не сле­дуй за боль­шин­ством на зло». Думаю, это оди­на­ко­во при­ме­ни­мо и к уче­ным, и к кон­ди­те­рам, и к парик­ма­хе­рам.

Уче­ный, конеч­но, раз­ви­вать нау­ку в стране (в любой стране в любое вре­мя) не может, он может толь­ко зани­мать­ся сво­ей соб­ствен­ной науч­ной рабо­той. Нау­ку в стране может раз­ви­вать толь­ко науч­ное сооб­ще­ство в целом, но в физи­ке оно, кажет­ся, «в совре­мен­ной Рос­сии» про­сто не суще­ству­ет. Есть силь­ные люди, есть силь­ные груп­пы, а сооб­ще­ства нет. Гово­рят, у мате­ма­ти­ков по-дру­го­му. Мож­но поза­ви­до­вать.

— Может ли Ака­де­мия наук в сло­жив­шей­ся ситу­а­ции ока­зы­вать суще­ствен­ное вли­я­ние на раз­ви­тие нау­ки?

— У меня созда­лось впе­чат­ле­ние, что Ака­де­мия наук обес­по­ко­е­на исклю­чи­тель­но про­бле­мой соб­ствен­но­го выжи­ва­ния, да и с ней то ли спра­вит­ся, то ли нет. Тре­бо­вать от них како­го-то вли­я­ния на раз­ви­тие нау­ки в сло­жив­шей­ся ситу­а­ции было бы про­сто неми­ло­серд­но.

— Види­те ли Вы необ­хо­ди­мость созда­ния новых орга­ни­за­ций уче­ных?

— Если нет науч­но­го сооб­ще­ства, отку­да возь­мут­ся орга­ни­за­ции, кото­рые реаль­но объ­еди­ня­ли бы уче­ных, а не оче­ред­ных ком­со­моль­цев с бес­по­кой­ны­ми серд­ца­ми, с раз­ной сте­пе­нью искрен­но­сти при­ки­ды­ва­ю­щих­ся уче­ны­ми?

— Уез­жать или не уез­жать, конеч­но, каж­дый реша­ет сам, но какие есть усло­вия для это­го реше­ния?

— Зави­сит, кому уез­жать, на какое вре­мя и зачем. В аспи­ран­ту­ру (Ph.D.-студентом) — поче­му бы и нет? По край­ней мере, моло­до­му физи­ку най­ти аспи­рант­ское место за гра­ни­цей не так уж и труд­но. А вот что потом — это инте­рес­ный вопрос. Жизнь пост­до­ка на Запа­де крайне жест­кая, нуж­но быть гото­вым к посто­ян­ным пере­ез­дам из стра­ны в стра­ну и даже с кон­ти­нен­та на кон­ти­нент. Лич­ная и семей­ная жизнь в таких усло­ви­ях — это очень непро­сто, и к это­му «непро­сто» нуж­но быть гото­вым. Шан­сов в кон­це кон­цов полу­чить посто­ян­ную пози­цию крайне мало.

В то же вре­мя усло­вия для науч­ной рабо­ты мож­но най­ти намно­го луч­ше, чем те, что доступ­ны в Рос­сии (а мож­но и не най­ти). Что­бы эти усло­вия исполь­зо­вать, нуж­но быть гото­вым очень, очень интен­сив­но рабо­тать.

Вот такие вот усло­вия для это­го реше­ния. А даль­ше каж­дый сам опре­де­ля­ет­ся с при­о­ри­те­та­ми.

— Вы уже несколь­ко деся­ти­ле­тий рабо­та­е­те за рубе­жом. Под­ска­жи­те, какое глав­ное отли­чие запад­ной нау­ки от рос­сий­ских реа­лий? Чего нам не хва­та­ет?

— Не могу гово­рить о «запад­ной» нау­ке. Вез­де всё по-раз­но­му, вез­де есть плю­сы и мину­сы. Глав­ное отли­чие, кото­рое чув­ствую на соб­ствен­ной шку­ре, — что здесь, чем успеш­нее рабо­та­ешь, тем луч­ше к тебе отно­сят­ся и тем боль­ше у тебя воз­мож­но­стей. В Рос­сии, осо­бен­но в пост­со­вет­ский пери­од, было ско­рее наобо­рот: чем луч­ше рабо­та­ешь, тем боль­ше тебе ста­вят пал­ки в коле­са.

Основ­ная про­бле­ма и рос­сий­ской нау­ки, и рос­сий­ской жиз­ни в целом — прин­цип «Я началь­ник — ты дурак, ты началь­ник — я дурак». На Запа­де все-таки это так явно не демон­стри­ру­ет­ся. Ну и (свя­зан­ная вещь) суще­ству­ет репу­та­ция, о кото­рой при­ня­то забо­тить­ся.

— Есть ли у Вас осно­ва­ния для опти­миз­ма?

— Частич­ные. Неко­то­рым будет хоро­шо, а неко­то­рым — не очень.

— Какие фикшн- или нон-фикшн кни­ги, филь­мы или музы­ка при­влек­ли Ваше наи­боль­шее вни­ма­ние в 2015 году? Не мог­ли бы Вы рас­ска­зать о них попо­дроб­нее?

«Король Лир» Г. Козинцева— Я почти не читаю новых книг. Пере­чи­ты­ваю ино­гда ста­рые. Пере­чи­тал сво­е­го люби­мо­го Грэ­ма Гри­на, напри­мер. Музы­ку тоже слу­шаю уже мно­го­крат­но слу­шан­ную, в основ­ном клас­си­ку. Филь­мы… Послед­ний, кото­рый реаль­но про­из­вел силь­ное впе­чат­ле­ние, — это «Ветер креп­ча­ет» Хаяо Мияд­за­ки, но, кажет­ся, это был не про­шлый год, а поза­про­шлый. Ино­гда пере­смат­ри­ваю ста­рые филь­мы, вот «Король Лир» Гри­го­рия Козин­це­ва опять очень силь­но подей­ство­вал (а его же «Гам­лет» поче­му-то нет).

— Над какой науч­ной зада­чей Вы сей­час рабо­та­е­те? На что в 2016 году будут направ­ле­ны основ­ные уси­лия?

— Над мно­ги­ми, но осо­бый энту­зи­азм вызы­ва­ет про­бле­ма обра­зо­ва­ния пат­тер­нов — слож­ных струк­тур — в физи­че­ских систе­мах. Все­гда хоте­лось хоть как-то про­дви­нуть­ся, но каза­лось — без­на­деж­но. А в про­шлом году появи­лась неко­то­рая надеж­да на про­дви­же­ние. Будем пытать­ся раз­вить.

— Есть ли, на Ваш взгляд, угро­за кле­ри­ка­ли­за­ции науч­но-обра­зо­ва­тель­ной сфе­ры в Рос­сии?

— Зна­е­те, может, у меня не тот круг обще­ния… Раз­го­ва­ри­ваю с кол­ле­га­ми из Рос­сии, как не раз­го­ва­ри­вать. На что толь­ко не жалу­ют­ся — на само­дур­ство началь­ства, на дикую бюро­кра­тию, на низ­кую моти­ва­цию у сту­ден­тов и моло­де­жи в целом… Но вот что­бы хоть кто-то, хоть раз, хоть по како­му пово­ду ска­зал, что вот, зна­ешь, очень бес­по­ко­ит угро­за кле­ри­ка­ли­за­ции науч­но-обра­зо­ва­тель­ной сфе­ры, — чего не слы­шал, того не слы­шал, врать не буду.

См. так­же:
Стра­ни­ца М. Кац­нель­со­на:
www.theorphys.science.ru.nl/people/katsnelson/personal.php

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: