Мистер Гамов, юная Вселенная и начало алфавита

Георгий Гамов

Геор­гий Гамов

70 лет назад Джордж (в про­шлой жиз­ни Геор­гий) Гамов, про­фес­сор тео­ре­ти­че­ской физи­ки Уни­вер­си­те­та Джор­джа Вашинг­то­на, заду­мал­ся над про­ис­хож­де­ни­ем хими­че­ских эле­мен­тов. Эту зада­чу пыта­лись решить и рань­ше, одна­ко Гамов пер­вым свя­зал ее с нерав­но­вес­ны­ми про­цес­са­ми, кото­рые, пред­по­ло­жи­тель­но, име­ли место на самой ран­ней ста­дии суще­ство­ва­ния Все­лен­ной. Его раз­мыш­ле­ния ста­ли нача­лом обшир­но­го кас­ка­да иссле­до­ва­ний, кото­рые при­ве­ли к появ­ле­нию совре­мен­ной тео­рии эво­лю­ции Все­лен­ной.

Гамов позна­ко­мил­ся с моде­ля­ми неста­ци­о­нар­ной Все­лен­ной еще на сту­ден­че­ской ска­мье, когда учил­ся у Алек­сандра Фрид­ма­на. По окон­ча­нии Ленин­град­ско­го уни­вер­си­те­та в 1926 году он посвя­тил себя ядер­ной физи­ке и выпол­нил несколь­ко клас­си­че­ских работ, в част­но­сти постро­ил тео­рию аль­фа-рас­па­да и пред­ло­жил капель­ную модель ядра. Во вто­рой поло­вине 1930-х годов он вме­сте с Эдвар­дом Тел­ле­ром осу­ще­ствил ана­лиз про­тон-про­тон­но­го вза­и­мо­дей­ствия при высо­ких тем­пе­ра­ту­рах. Тогда же он пока­зал, что при сжа­тии ней­трон­но­го газа воз­ни­ка­ет новое состо­я­ние веще­ства с плот­но­стью 1017 кг/​м3. Этот резуль­тат вполне выдер­жал испы­та­ние вре­ме­нем: по совре­мен­ным дан­ным, сред­няя плот­ность ней­трон­ных звезд толь­ко в 3–4 раза боль­ше гамов­ской оцен­ки.

Гамов заин­те­ре­со­вал­ся про­бле­мой кос­ми­че­ско­го рож­де­ния хими­че­ских эле­мен­тов вско­ре после пере­ез­да в США в 1934 году, одна­ко вплот­ную занял­ся ею мно­го позд­нее. Его пер­вая ста­тья на эту тему была закон­че­на в сен­тяб­ре 1946 года и опуб­ли­ко­ва­на в жур­на­ле Physical Review [1] . Имен­но там был чет­ко сфор­му­ли­ро­ван основ­ной прин­цип его иссле­до­ва­тель­ской про­грам­мы: для тео­ре­ти­че­ско­го вычис­ле­ния кон­цен­тра­ции раз­лич­ных эле­мен­тов во Все­лен­ной необ­хо­ди­мо «пред­по­ло­жить нали­чие како­го-то нерав­но­вес­но­го про­цес­са, кото­рый имел место в тече­ние огра­ни­чен­но­го промеж­ут­ка вре­ме­ни» ([1], p. 572). Вто­рая клю­че­вая посыл­ка состо­я­ла в том, что в нача­ле рас­ши­ре­ния Все­лен­ной ее бари­он­ная мате­рия состо­я­ла из одних ней­тро­нов, кото­рые объ­еди­ня­лись друг с дру­гом, рож­дая всё более тяже­лые ядра. Исполь­зуя кос­мо­ло­ги­че­ские моде­ли Фрид­ма­на и Лемет­ра, он при­шел к выво­ду, что необ­хо­ди­мые для этих про­цес­сов сверх­вы­со­кие плот­но­сти веще­ства суще­ство­ва­ли лишь в тече­ние очень корот­ко­го вре­ме­ни на самой ран­ней ста­дии эво­лю­ции Все­лен­ной. Это вре­мя, кото­рое, соглас­но Гамо­ву, исчис­ля­ет­ся в секун­дах, неиз­ме­ри­мо мень­ше пери­о­да ней­трон­но­го полу­рас­па­да. Сле­до­ва­тель­но, про­дол­жа­ет Гамов, плот­ность и тем­пе­ра­ту­ра ней­трон­ной пер­во­ма­те­рии долж­ны были упасть ниже пре­де­ла осу­ще­стви­мо­сти реак­ций ядер­но­го син­те­за задол­го до того, как ней­тро­ны успе­ли бы пре­тер­петь бета-рас­пад и пре­вра­тить­ся в про­то­ны. Поэто­му «мы можем пред­по­ло­жить, что ней­тро­ны из отно­си­тель­но холод­ного обла­ка посте­пен­но объ­еди­ня­лись во всё более круп­ные ней­траль­ные комплек­сы, кото­рые затем посред­ством про­цес­сов бета-рас­па­да пре­вра­щались в раз­лич­ные виды ато­мов» ([1], p. 573). Так что пер­вая гамов­ская модель пер­вич­но­го нук­ле­осин­те­за вполне обхо­ди­лась без пред­по­ло­же­ния о сверх­вы­со­ких тем­пе­ра­ту­рах пер­вич­но­го веще­ства.

Ядерные реакции при первичном нуклеосинтезе

Ядер­ные реак­ции при пер­вич­ном нук­ле­осин­те­зе

Для реа­ли­за­ции иссле­до­ва­тель­ской про­грам­мы Гамо­ва тре­бо­ва­лось деталь­но про­счи­тать раз­лич­ные цепоч­ки ядер­ных реак­ций. Эту рабо­ту выпол­нил Ральф Ашер Аль­фер, сотруд­ник лабо­ра­то­рии при­клад­ной физи­ки Уни­вер­си­те­та Джон­са Хоп­кин­са. Гамов пред­ло­жил ему про­бле­му про­ис­хож­де­ния эле­мен­тов в каче­стве темы для док­тор­ской дис­сер­та­ции, кото­рую Аль­фер успеш­но защи­тил 13 апре­ля 1948 года. Через несколь­ко меся­цев Аль­фер опуб­ли­ко­вал свои резуль­та­ты в Physical Review [2]. Еще до это­го появи­лось очень крат­кое изло­же­ние ито­гов сов­мест­ной рабо­ты [3]. Любо­пыт­но, что в жур­наль­ной ста­тье ука­за­ны три авто­ра — Аль­фер, Бете, Гамов, одна­ко вто­рой из них в рабо­те не участ­во­вал. Гамов про­сто решил обыг­рать созву­чие фами­лий с пер­вы­ми бук­ва­ми гре­че­ско­го алфа­ви­та.

Новые резуль­та­ты Гамо­ва и Аль­фе­ра ста­ли боль­шим шагом впе­ред. Теперь уже в каче­стве исход­но­го мате­ри­а­ла для нук­ле­осин­те­за высту­пал не про­сто силь­но сжа­тый, но и чрез­вы­чай­но нагре­тый ней­трон­ный газ. В этом газе появ­ля­ют­ся про­то­ны, кото­рые рож­да­ют­ся в резуль­та­те рас­па­да ней­тро­нов. Когда ново­рож­ден­ные про­то­ны объ­еди­ня­ют­ся с ней­тро­на­ми, воз­ни­ка­ют ядра дей­те­рия плюс гам­ма-кван­ты. Эти ядра при­со­еди­ня­ют новые ней­тро­ны и дают нача­ло ядрам с еще боль­шим чис­лом нук­ло­нов. При этом неко­то­рые из захва­чен­ных ней­тро­нов уже в соста­ве этих ядер пре­тер­пе­ва­ют бета-рас­пад и пре­вра­ща­ют­ся в про­то­ны. При каж­дом таком акте заряд ядра воз­рас­та­ет и рож­да­ет­ся новый эле­мент.

В резуль­та­те они полу­чи­ли глад­кую кри­вую, кото­рая пра­виль­но опи­сы­ва­ла гене­раль­ную тен­ден­цию к умень­ше­нию кон­цен­тра­ции эле­мен­тов с уве­ли­че­ни­ем их мас­сы. Одна­ко этот резуль­тат был спра­вед­лив раз­ве что в сред­нем, посколь­ку наблю­да­е­мые аст­ро­но­ма­ми вели­чи­ны силь­но отли­ча­лись в обе сто­ро­ны от рас­чет­ных зна­че­ний. Эта неувяз­ка осо­бен­но отно­сит­ся к самым лег­ким эле­мен­там пери­о­ди­че­ской систе­мы.

При­чин здесь нема­ло, но глав­ная в том, что Аль­фер вслед за Гамо­вым опе­ри­ро­вал лишь одним меха­низ­мом обра­зо­ва­ния состав­ных ядер – захва­том ней­тро­нов с воз­мож­ным после­ду­ю­щим бета-рас­па­дом. Одна­ко есть и дру­гие кана­лы, кото­рые, как мы теперь зна­ем, в основ­ном и были задей­ство­ва­ны в эпо­ху пер­вич­но­го нук­ле­осин­те­за. Напри­мер, ядро дей­те­рия может погло­тить про­тон с обра­зо­ва­ни­ем гелия-3 и гам­ма-кван­та; два ядра дей­те­рия могут слить­ся с обра­зо­ва­ни­ем либо ядра гелия-3 и ней­тро­на, либо ядра три­тия и про­то­на. Но даже если бы гамов­ская гипо­те­за пол­но­стью объ­яс­ня­ла рож­де­ние дей­те­рия, три­тия и обо­их ста­биль­ных изо­то­пов гелия, даль­ше она бы не рабо­та­ла. При­со­еди­не­ние ней­тро­на к ядру гелия-4 с после­ду­ю­щим бета-рас­па­дом или без него дава­ло бы абсо­лют­но неста­биль­ные ядра с вре­ме­нем жиз­ни поряд­ка 10-21 секун­ды. Это озна­ча­ет, что гамов­ский про­цесс в любом слу­чае оста­но­вил­ся бы на син­те­зе гелия.

Модель Гамо­ва — Аль­фе­ра мог­ла пре­тен­до­вать толь­ко на объ­яс­не­ние уже извест­ных све­де­ний об эле­мент­ном соста­ве Все­лен­ной. Одна­ко в том же 1948 году уже без уча­стия Гамо­ва была выпол­не­на рабо­та, кото­рая пред­ска­за­ла дей­стви­тель­но новое явле­ние, еще не извест­ное аст­ро­но­мам [4]. Она при­над­ле­жа­ла Аль­фе­ру и его кол­ле­ге по Лабо­ра­то­рии при­клад­ной физи­ки Робер­ту Гер­ма­ну.

Еще в дис­сер­та­ции Аль­фе­ра было отме­че­но, что части­цы юной Все­лен­ной погру­же­ны в море фото­нов, чья сум­мар­ная энер­гия очень силь­но пре­вос­хо­дит энер­гию частиц. Аль­фер и Гер­ман исполь­зо­ва­ли стан­дарт­ное урав­не­ние, опи­сы­ва­ю­щее эво­лю­цию мас­штаб­но­го фак­то­ра Все­лен­ной, для срав­не­ния плот­но­сти частиц и плот­но­сти энер­гии фото­нов в раз­ные эпо­хи. При рас­ши­ре­нии Все­лен­ной пер­вая пада­ет в обрат­ной про­пор­ции к кубу мас­штаб­но­го фак­то­ра, в то вре­мя как вто­рая из-за кос­мо­ло­ги­че­ско­го крас­но­го сме­ще­ния умень­ша­ет­ся обрат­но про­пор­ци­о­наль­но его чет­вер­той сте­пе­ни. Отсю­да сле­ду­ет, что, хотя энер­гия излу­че­ния в нача­ле рас­ши­ре­ния Все­лен­ной неиз­ме­ри­мо пре­вос­хо­ди­ла энер­гию частиц, со вре­ме­нем они срав­ня­лись, после чего раз­ни­ца меж­ду ними ста­ла рас­ти в поль­зу мате­рии. Соглас­но вычис­ле­ни­ям Гамо­ва и Аль­фе­ра, в тот момент тем­пе­ра­ту­ра фото­нов, имев­ших чисто план­ков­ский спектр, соста­ви­ла 600 кель­ви­нов (К) (на самом деле намно­го боль­ше), а к совре­мен­ной эпо­хе она упа­ла до 5 К. В ито­ге они при­шли к выво­ду, что кос­ми­че­ское про­стран­ство запол­не­но изо­троп­ным мик­ро­вол­но­вым излу­че­ни­ем, чей спектр дол­жен сов­па­дать со спек­тром абсо­лют­но чер­но­го тела, нагре­то­го до 5 К. Как извест­но, это пред­ска­за­ние пол­но­стью оправ­да­лось, за исклю­че­ни­ем не такой уж боль­шой поправ­ки на тем­пе­ра­ту­ру излу­че­ния. Имен­но в нем состо­ит самый фун­да­мен­таль­ный резуль­тат, полу­чен­ный пер­вы­ми раз­ра­бот­чи­ка­ми гамов­ской гипо­те­зы.

Аль­фер и Гер­ман еще не раз шли­фо­ва­ли модель пер­вич­но­го нук­ле­осин­те­за, инду­ци­ро­ван­но­го захва­том ней­тро­нов. Вен­цом их уси­лий ста­ла сов­мест­ная ста­тья с Джейм­сом Фол­ли­ном [5]. В ней впер­вые полу­че­на почти пра­виль­ная оцен­ка отно­ше­ния чис­ла про­то­нов к чис­лу ней­тро­нов к нача­лу пер­вич­но­го нук­ле­осин­те­за, кото­рое тогда еще не было уста­нов­ле­но на осно­ве аст­ро­но­ми­че­ских наблю­де­ний. Это вто­рой фун­да­мен­таль­ный резуль­тат после пред­ска­за­ния кос­ми­че­ско­го мик­ро­вол­но­во­го излу­че­ния.

Ста­тья Аль­фе­ра, Фол­ли­на и Гер­ма­на выгля­дит на удив­ле­ние совре­мен­но. В каче­стве отправ­ной точ­ки они берут эпо­ху, кото­рая нача­лась при воз­расте Все­лен­ной в 10-4 секун­ды и тем­пе­ра­ту­ре пер­вич­ной плаз­мы 1,2х1012 К. Это дает воз­мож­ность рас­смат­ри­вать про­цес­сы с уча­сти­ем обшир­но­го набо­ра частиц, вклю­чая элек­трон-пози­трон­ные пары, мезо­ны и ней­три­но. В ито­ге авто­ры про­сле­жи­ва­ют исто­рию пре­вра­ще­ний мате­рии вплоть до завер­ше­ния нук­ле­осин­те­за на 30-минут­ной отмет­ке и далее до воз­рас­та Все­лен­ной в 100 млн лет, когда, по их мне­нию, мог­ло начать­ся рож­де­ние пер­вых звезд и фор­ми­ро­ва­ние пер­вых галак­тик. Эта оцен­ка воз­рас­та нача­ла звез­до­об­ра­зо­ва­ния в целом хоро­шо согла­су­ет­ся с совре­мен­ны­ми воз­зре­ни­я­ми науч­но­го сооб­ще­ства.

Гравюра из книги Камиля Фламмариона «L'atmosphère météorologie populaire» Paris, 1888

Гра­вю­ра из кни­ги Ками­ля Флам­ма­ри­о­на «L’atmosphère météorologie populaire» Paris, 1888

Вели­ко­леп­ная рабо­та Аль­фе­ра, Фол­ли­на и Гер­ма­на ока­за­лась фина­лом пер­вой ста­дии раз­ра­бот­ки моде­ли горя­чей Все­лен­ной. В сере­дине 1950-х Геор­гий Гамов увлек­ся рас­шиф­ров­кой гене­ти­че­ско­го кода и прак­ти­че­ски ото­шел от аст­ро­фи­зи­ки. Тогда же Аль­фер и Гер­ман пере­шли на рабо­ту в про­мыш­лен­ные кор­по­ра­ции и тоже оста­ви­ли фун­да­мен­таль­ную нау­ку. В кос­мо­ло­гии вошла в моду кон­цеп­ция ста­ци­о­нар­ной Все­лен­ной (Steady State Cosmology), выдви­ну­тая в кон­це 1940-х годов Фре­дом Хой­лом и его кол­ле­га­ми по Кем­бридж­ско­му уни­вер­си­те­ту Гер­ма­ном Бон­ди и Тома­сом Гол­дом. Эта тео­рия счи­та­ла нашу Все­лен­ную веч­ной, а кос­ми­че­ское про­стран­ство хотя и рас­ши­ря­ю­щим­ся, но чисто евкли­до­вым. Нако­нец, во вто­рой поло­вине 1950-х были раз­ра­бо­та­ны осно­вы совре­мен­ной тео­рии звезд­но­го нук­ле­осин­те­за, кото­рая бле­стя­ще объ­яс­ни­ла рож­де­ние метал­лов (так в аст­ро­фи­зи­ке назы­ва­ют эле­мен­ты тяже­лее гелия) в звезд­ных ядрах. В ито­ге рабо­ты Гамо­ва и его помощ­ни­ков были сочте­ны ана­хро­низ­мом и пре­да­ны забве­нию.

Гамов и его парт­не­ры пони­ма­ли, что мощ­ней­шим аргу­мен­том в поль­зу их моде­ли ста­ло бы откры­тие мик­ро­вол­но­во­го фоно­во­го излу­че­ния с пред­ска­зан­ны­ми Аль­фе­ром и Гер­ма­ном харак­те­ри­сти­ка­ми. Они пыта­лись убе­дить радио­астро­но­мов при­сту­пить к его поис­кам, но успе­ха не име­ли. В те вре­ме­на немно­гие при­ни­ма­ли гамов­скую модель и никто не желал тра­тить силы и вре­мя на ее под­твер­жде­ние. К тому же радио­мет­ри­че­ские мето­ды были еще доволь­но при­ми­тив­ны­ми, поэто­му поис­ки пред­ска­зан­но­го излу­че­ния не обе­ща­ли лег­ко­го успе­ха.

Это излу­че­ние было откры­то Арно Пен­зи­а­сом и Робер­том Виль­со­ном толь­ко в 1964 году и вполне слу­чай­но. После это­го акции тео­рии Боль­шо­го взры­ва (так в 1949 году окре­стил гамов­скую модель Хойл) рез­ко пошли вверх, и на рубе­же шести­де­ся­тых и семи­де­ся­тых годов она ста­ла обще­при­ня­той пара­диг­мой аст­ро­но­ми­че­ской нау­ки. На ее осно­ве со вре­ме­нем была раз­ра­бо­та­на общая тео­рия воз­ник­но­ве­ния и эво­лю­ции Все­лен­ной, кото­рую при­ня­то назы­вать Стан­дарт­ной кос­мо­ло­ги­че­ской моде­лью или Lambda-Cold Dark Matter (обще­при­ня­тая аббре­ви­а­ту­ра — ΛCDM).

Воз­рож­де­ние и после­ду­ю­щее раз­ви­тие тео­рии горя­чей Все­лен­ной име­ло место в совер­шен­но ином кон­тек­сте, неже­ли ее рож­де­ние. Новые изме­ре­ния пара­мет­ра Хаб­б­ла пока­за­ли, что воз­раст Все­лен­ной никак не мень­ше 10 млрд лет, и это сня­ло кри­ти­че­ское рас­хож­де­ние меж­ду кос­мо­ло­ги­ей пер­вой поло­ви­ны XX века и аст­ро­фи­зи­кой. Физи­ка мик­ро­ми­ра пре­тер­пе­ла ради­каль­ные изме­не­ния бла­го­да­ря появ­ле­нию тео­рии квар­ков и раз­ра­бот­ке Стан­дарт­ной моде­ли эле­мен­тар­ных частиц. Полу­чи­ла ряд под­твер­жде­ний кон­цеп­ция тем­ной мате­рии, кото­рая в сере­дине 1950-х была чисто тео­ре­ти­че­ской гипо­те­зой. В 1960-е были откры­ты пер­вые аст­ро­но­ми­че­ские объ­ек­ты (ква­за­ры и пуль­са­ры), кото­рые невоз­мож­но понять без при­вле­че­ния Общей тео­рии отно­си­тель­но­сти. Нау­ка о Все­лен­ной обо­га­ти­лась инфля­ци­он­ной кос­мо­ло­ги­ей и откры­ти­ем тем­ной энер­гии. Были раз­ра­бо­та­ны чрез­вы­чай­но эффек­тив­ные мето­ды мате­ма­ти­че­ско­го моде­ли­ро­ва­ния кос­мо­ло­ги­че­ских про­цес­сов, осно­ван­ные на исполь­зо­ва­нии мощ­ных ком­пью­те­ров. Last but not least, изме­нил­ся кол­лек­тив­ный мен­та­ли­тет аст­ро­но­ми­че­ско­го сооб­ще­ства, кото­рое ста­ло с куда боль­шей готов­но­стью рас­смат­ри­вать неста­ци­о­нар­ные про­цес­сы. Жаль толь­ко, что Гамов не дожил до три­ум­фаль­ной побе­ды сво­ей моде­ли.

1. Gamov G. Expanding Universe and the Origin of Elements /​/​ Physical Review. 1946. N 70. P. 572–573.

2. Alpher R. A. A Neutron-Capture Theory of the Formation and Relative Abundance of the Elements /​/​ Physical Review. 1948. N 74. P. 1577–1589.

3. Alpher R. A., Bethe H., and Gamov G. The Origin of the Chemical Elements /​/​ Physical Review. 1948. N 73. P. 803–804.

4. Alpher R. A., and Herman R. C. Evolution of the Universe, /​/​ Nature. 1948. N 162. P. 774–775.

5. Alpher R. A., Follin J. W., and Herman R. C. Physical Conditions in the Initial Stages of the Expanding Universe /​/​ Physical Review. 1953. N 92. P. 1347–1361.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

6 комментариев

  • Vit Mats:

    Хоро­шая ста­тья, спа­си­бо, что вспом­ни­ли Геор­гия Анто­но­ви­ча.

    Несколь­ко заме­ча­ний. В пара­гра­фе, начи­на­ю­щем­ся сло­ва­ми «Еще в дис­сер­та­ции Аль­фе­ра было отме­че­но…», где-то в сере­дине вме­сто «Гамов и Аль­фер» долж­но быть «Гер­ман и Аль­фер». Это явно опис­ка.

    В пара­гра­фе начи­на­ю­щем­ся сло­вам «Вели­ко­леп­ная рабо­та Аль­фе­ра, Фол­ли­на и Гер­ма­на…», в самом кон­це мож­но было бы упо­мя­нуть, что «тео­рия звезд­но­го нук­ле­осин­те­за, кото­рая бле­стя­ще объ­яс­ни­ла рож­де­ние метал­лов…» была созда­на имен­но Хой­лом с кол­ле­га­ми, из кото­рых лишь один – В.Фаулер, полу­чил за это Нобе­лев­скую пре­мию.

    Неко­то­рые из цити­ро­ван­ных работ име­ют­ся теперь в рус­ском пере­во­де. См. сбор­ник «С чего нача­лась кос­мо­ло­гия», РХД, 2014. Ста­тья 1 име­ет­ся в сбор­ни­ке под номе­ром 30, ста­тья 3 – номер 31, ста­тья 4 – номер 36. Кро­ме того, в ука­зан­ном сбор­ни­ке пере­ве­де­ны сле­ду­ю­щие рабо­ты:
    – G.Gamow, «The Evolution of the Universe», Nature, 162, pp. 680–682 (1948) – номер 35.
    – R.Alpher, R.Herman, «Remarks on the Evolution of the Universe», Phys. Rev. 75, 7, pp. 1089–95 (1949) – номер 38.

    Любо­пыт­но, что и Аль­фер, и Гер­ман име­ли рус­ские кор­ни. Отец Аль­фе­ра, насто­я­щая фами­лия Иль­фи­ро­вич, был родом из Одес­сы, а отец Гер­ма­на родил­ся и вырос в Туле. И Аль­фер, и Гер­ман хоро­шо вла­де­ли рус­ским язы­ком, Гер­ман даже счи­тал себя билинг­вом.

    • Александр Кауров:

      При­со­еди­ня­юсь к Вашей бла­го­дар­но­сти за ста­тью и спа­си­бо за инте­рес­ное допол­не­ние.

    • Алексей Левин:

      Доро­гой Vit Mats, спа­си­бо за ком­мен­та­рий и, осо­бен­но, за заме­чен­ную опе­чат­ку – увы, глаз замы­лил­ся. Эта замет­ка – пяти­крат­но сокра­щен­ная вер­сия пол­ной ста­тьи, кото­рая ско­ро появит­ся в «Эле­мен­тах». Наде­юсь, что Вы ее про­чи­та­е­те и не отка­же­тесь поде­лить­ся сво­им мне­ни­ем. Кста­ти, про про­ис­хож­де­ние Аль­фе­ра в ней упо­мя­ну­то, а на био­гра­фии Гер­ма­на я не стал оста­нав­ли­вать­ся ради эко­но­мии места. Пере­во­да­ми ста­тей я вос­поль­зо­вать­ся не мог, посколь­ку живу в Вашинг­тоне, и они для меня недо­ступ­ны. Кро­ме того, я прин­ци­пи­аль­но рабо­таю исклю­чи­тель­но с ори­ги­наль­ны­ми источ­ни­ка­ми – про­фес­сия обя­зы­ва­ет.

      • Vit Mats:

        Ува­жа­е­мый Алек­сей Левин, буду ждать ста­тьи в «Эле­мен­тах». Ссыл­ки на пере­во­ды были ука­за­ны для тех, кто не может поль­зо­вать­ся ори­ги­наль­ны­ми источ­ни­ка­ми.

        • Алексей Левин:

          Не исклю­че­но, что в «Тро­иц­ком вари­ан­те» появит­ся столь же звер­ски сокра­щен­ная вер­сия совсем новой ста­тьи, кото­рую я через неде­лю отправ­лю в «Эле­мен­ты».

  • Ува­жа­е­мый Алек­сей, пожа­луй­ста, дай­те точ­ную ссыл­ку на рабо­ту ( изда­ние, год, стра­ни­ца) Гамо­ва, где «… он пока­зал, что при сжа­тии ней­трон­но­го газа воз­ни­ка­ет новое состо­я­ние веще­ства с плот­но­стью 1017 кг/​м3. Этот резуль­тат вполне выдер­жал испы­та­ние вре­ме­нем: по совре­мен­ным дан­ным, сред­няя плот­ность ней­трон­ных звезд толь­ко в 3–4 раза боль­ше гамов­ской оцен­ки.» Ваши ста­тьи очень инте­рес­ны и полез­ны. Зара­нее бла­го­да­рен, Геор­гий
    https://www.facebook.com/groups/152810588786111/permalink/238363126897523/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com