Украинские университеты: проверка на выживаемость

Анна Мурадова, канд. филол. наук, ст. науч. сотр. Института языкознания РАН
Анна Мура­до­ва, канд. филол. наук, ст. науч. сотр. Инсти­ту­та язы­ко­зна­ния РАН

Раз в год я при­ез­жаю в Нико­ла­ев для чте­ния лек­ций в Чер­но­мор­ском госу­дар­ствен­ном уни­вер­си­те­те. Про­шлый год был весь­ма тре­вож­ным, но в этом году замет­ны изме­не­ния к луч­ше­му: обста­нов­ка в горо­де ста­ла более спо­кой­ной, мень­ше чув­ству­ет­ся при­сут­ствие воен­ных. Уни­вер­си­те­ты про­дол­жа­ют жить и раз­ви­вать­ся, при­чем порой весь­ма успеш­но. О том, как это воз­мож­но в столь непро­стой обста­нов­ке, рас­ска­зы­ва­ет Алек­сандр Прон­ке­вич, дирек­тор Инсти­ту­та фило­ло­гии ЧГУ (ана­лог фило­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та).

 

Александр Пронкевич,  директор Института филологии Черноморского государственного университета. Фото автора
Алек­сандр Прон­ке­вич,
дирек­тор Инсти­ту­та фило­ло­гии Чер­но­мор­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та. Фото авто­ра

— Алек­сандр, как сей­час стро­ится рабо­та Чер­но­мор­ско­го госу­дарствен­но­го уни­вер­си­те­та и вооб­ще уни­вер­си­те­тов Укра­и­ны?

— Сей­час укра­ин­ское выс­шее обра­зо­ва­ние нахо­дит­ся в ста­дии серьез­ных реформ, я бы даже назвал их кар­ди­наль­ны­ми. В про­шлом году у нас был при­нят новый закон о выс­шем обра­зо­ва­нии, в кото­ром декла­ри­ру­ет­ся авто­но­мия выс­ших учеб­ных заве­де­ний. Это зна­чит, что уни­вер­си­те­ты полу­чи­ли доволь­но мно­го прав, боль­ше, чем рань­ше, в том чис­ле в плане исполь­зо­ва­ния финан­сов, состав­ле­ния соб­ствен­ных учеб­ных про­грамм. У нас есть сво­бо­да выбо­ра; дру­гой вопрос, как она исполь­зу­ет­ся. Неко­то­рые гово­рят, что рань­ше, когда уни­вер­си­те­ты пол­но­стью зави­се­ли от мини­стер­ства, было про­ще рабо­тать и реаль­ной сво­бо­ды было боль­ше. Теперь, хотя уни­вер­си­те­ты и ста­ли авто­ном­ны­ми, они пол­но­стью зави­сят от рек­то­ров и рек­то­ра­тов. По-мое­му, это фео­да­лизм в чистом виде. Это мое субъ­ек­тив­ное мне­ние, кто-то, воз­мож­но, со мной не согла­сит­ся. Это при­во­дит к тому, что у нас умень­ши­ли коли­че­ство ауди­тор­ных заня­тий в неде­лю, убра­ли неко­то­рые учеб­ные кур­сы: из трех кур­сов, к при­ме­ру, дела­ют один. Для всех пре­по­да­ва­те­лей уста­но­ви­ли став­ку 600 часов, не более.

— Чем это вызва­но?

— У нас всё объ­яс­ня­ет­ся при­бли­же­ни­ем к евро­пей­ским стан­дар­там. Я мно­го бывал в уни­вер­си­те­тах Запад­ной Евро­пы и ника­ких уни­фи­ци­ро­ван­ных обра­зо­ва­тель­ных стан­дар­тов там не заме­тил. К чему при­во­дит яко­бы сле­до­ва­ние стан­дар­там? Коли­че­ство часов пре­по­да­ва­те­лям убра­ли, но, вме­сто того что­бы раз­гру­зить рабо­та­ю­щих пре­по­да­ва­те­лей, нача­лись сокра­ще­ния шта­тов. Мно­гие кол­ле­ги жалу­ют­ся на то, что в их уни­вер­си­те­тах вдруг сокра­ти­лось чис­ло часов на пре­по­да­ва­ние лите­ра­ту­ры. У себя я ста­ра­юсь сохра­нять эти часы. Меня спра­ши­ва­ют: «А как ты умуд­ря­ешь­ся это делать?» Но у нас же авто­но­мия, и я этим поль­зу­юсь! Это зна­чит, что я иду, дока­зы­ваю, что эти часы мне нуж­ны, к при­ме­ру, для пре­сти­жа уни­вер­си­те­та, а пре­стиж­ность при­вле­ка­ет аби­ту­ри­ен­тов. Соб­ствен­но, для это­го авто­но­мия и созда­ва­лась: если уни­вер­си­тет может моби­ли­зо­вать свои ресур­сы, пусть живет. А если не может — что делать? Неко­то­рые уни­вер­си­те­ты закры­ва­ют ука­за­ми мини­стер­ства, а мно­гие стал­ки­ва­ют­ся с про­бле­мой недо­бо­ра сту­ден­тов.

— Мно­го ли сей­час аби­ту­ри­ен­тов? На что вооб­ще ори­ен­ти­ро­ва­на молодежь?

— В целом по стране коли­че­ство аби­ту­ри­ен­тов умень­ши­лось. Свя­за­но это с очень силь­ной кон­ку­рен­ци­ей с евро­пей­ски­ми уни­вер­си­те­та­ми, осо­бен­но поль­ски­ми. Они как пыле­сос. Туда уез­жа­ет учить­ся мно­го этни­че­ских поля­ков, а так­же, я бы ска­зал, полу­эт­ни­че­ских и око­ло­эт­ни­че­ских. Они полу­ча­ют «кар­ты поля­ков», изу­ча­ют поль­ский язык и отправ­ля­ют­ся учить­ся в Поль­шу. Часто уез­жа­ют с пер­во­го кур­са, про маги­стер­ские про­грам­мы я не гово­рю. Точ­но так же про­ис­хо­дит отток сту­ден­тов в бол­гар­ские и чеш­ские уни­вер­си­те­ты.

— Чаще все­го выбор загра­нич­но­го уни­вер­си­те­та осу­ществ­ля­ет­ся именно по этни­че­ско­му при­зна­ку?

— Быва­ет по-раз­но­му, глав­ное, что эти стра­ны нахо­дят­ся рядом и обу­че­ние там дешев­ле, чем, к при­ме­ру, в Вели­ко­бри­та­нии. В целом уни­вер­си­те­ты Цен­траль­ной Евро­пы нахо­дят­ся на хоро­шем уровне. Поэто­му если брать наш Чер­но­мор­ский уни­вер­си­тет, то, для того что­бы быть рыноч­но при­вле­ка­тель­ны­ми, мы долж­ны сохра­нять каче­ство обра­зо­ва­ния, выжи­вать в доста­точ­но суро­вых усло­ви­ях. У нас посто­ян­но рас­тут цены на элек­тро­энер­гию — вот толь­ко что опять в нача­ле учеб­но­го года было повы­ше­ние; доро­жа­ет газ и так далее. Пред­ставь­те себе, уни­вер­си­тет зани­ма­ет пло­щадь 15 гек­та­ров. Руко­вод­ству уни­вер­си­те­та объ­яв­ля­ют: «С нынеш­не­го дня вы долж­ны пла­тить за всё: за зем­лю, на кото­рой сто­ят зда­ния, за содер­жа­ние самих зда­ний». И это логич­но. Нам гово­рят: «Вы хоте­ли жить как в Евро­пе? Вот так и живи­те, пла­ти­те за всё». Ника­ких послаб­ле­ний в этом смыс­ле для нас не суще­ству­ет, поэто­му уни­вер­си­те­ты долж­ны зара­нее думать, какое коли­че­ство сту­ден­тов они спо­соб­ны при­нять. Пока что мы с этим непло­хо справ­ля­ем­ся.

— Как соот­но­сят­ся обра­зо­ва­ние плат­ное и бюд­жет­ное?

— На дан­ный момент у нас в Укра­ине суще­ству­ют две фор­мы обра­зо­ва­ния. Пер­вая — госу­дар­ствен­ный заказ, кото­рый соот­вет­ству­ет вашим бюд­жет­ным отде­ле­ни­ям. В 2015/​2016 учеб­ном году пла­ни­ру­ют отме­нить, при­чем, как это будет выгля­деть, никто не зна­ет. Наш министр обра­зо­ва­ния гово­рит, что от идеи гос­за­ка­за надо пол­но­стью отка­зать­ся. Рань­ше нам дава­ли заказ на какое-то коли­че­ство спе­ци­а­ли­стов. Допу­стим, госу­дар­ству нуж­но от нас 45 спе­ци­а­ли­стов с дипло­мом бака­лав­ра по опре­де­лен­ной спе­ци­аль­но­сти. На их обу­че­ние выде­ля­ет­ся сти­пен­дия, опла­чи­ва­ют­ся рабо­чие места пре­по­да­ва­те­лей на это коли­че­ство сту­ден­тов. Но есть и кон­тракт­ные фор­мы обу­че­ния. Пока что нор­ма такая: в целом в уни­вер­си­те­те долж­но быть не мень­ше 51% сту­ден­тов по гос­за­ка­зу. Если брать мой факуль­тет, то по каж­дой спе­ци­аль­но­сти у меня соот­но­ше­ние бюд­жет­ни­ков и кон­тракт­ни­ков 50 на 50 или боль­ше кон­тракт­ни­ков, хотя гос­за­каз у нас боль­шой, посколь­ку мы успеш­ный факуль­тет. Гос­за­каз опре­де­ля­ет­ся рей­тин­га­ми, в кото­рые вхо­дят каче­ство обра­зо­ва­ния, коли­че­ство пре­по­да­ва­те­лей, коли­че­ство про­фес­су­ры, пуб­ли­ка­ции пре­по­да­ва­те­лей. Сей­час у нас новая мера — это тре­бо­ва­ние пуб­ли­ка­ций в нау­ко­мет­ри­че­ских базах дан­ных, исклю­чая рос­сий­ские.

По трем основ­ным рей­тин­гам нашей стра­ны мы на 43-м месте сре­ди 300 уни­вер­си­те­тов Укра­и­ны. Поэто­му у нас боль­шой гос­за­каз и боль­шое чис­ло кон­тракт­ни­ков. Но вся эта систе­ма меня­ет­ся: теперь гово­рят, что уни­вер­си­те­ты будут полу­чать финан­си­ро­ва­ние на какую-то часть сво­ей дея­тель­но­сти.

— Будет ли это свя­за­но с коли­чеством сту­ден­тов?

— Этот вопрос будет решать­ся самим уни­вер­си­те­том, но пока что мы не очень хоро­шо пони­ма­ем, как будет осу­ществ­лять­ся финан­си­ро­ва­ние. Это пол­ное изме­не­ние пра­вил игры. Уни­вер­си­те­ты опа­са­ют­ся, что это при­ве­дет к новым сокра­ще­ни­ям рабо­чих мест и уре­за­нию учеб­ных часов, умень­ше­нию нагру­зок на сту­ден­тов. У нас вооб­ще стре­ми­тель­но тает коли­че­ство пре­по­да­ва­те­лей, сре­ди них рас­тет уро­вень без­ра­бо­ти­цы. Ситу­а­ция настоль­ко изме­ни­лась, что если 10 лет назад чело­век мог гор­до предъ­яв­лять рабо­то­да­те­лю науч­ную сте­пень, то сей­час кан­ди­да­ты и док­то­ра могут поме­стить свои дипло­мы в рамоч­ку и пове­сить на гвоз­дик, пото­му что кро­ме сте­пе­ни долж­ны быть заслу­ги, пуб­ли­ка­ции в «Ско­пу­се», гран­ты, про­чие дости­же­ния. У пре­по­да­ва­те­ля долж­но быть имя. Если ты звез­да, то пока­жи себя на кар­те звезд­но­го неба! Вот так раз­го­ва­ри­ва­ют с пре­по­да­ва­те­ля­ми, и они начи­на­ют вести себя скром­нее.

— Воз­мож­но, это в чем-то к луч­ше­му, ведь это озна­ча­ет повы­ше­ние уровня пре­по­да­ва­ния.

— С моей точ­ки зре­ния — да. Я к это­му спо­кой­но отно­шусь, пото­му что мы все­гда жили по зако­нам кон­ку­рен­ции, но я уве­рен, что очень мно­гие кол­ле­ги со мной не согла­сят­ся.

— Понят­но, что людям непри­ят­на кон­ку­рен­ция, посто­ян­но при­хо­дится что-то дока­зы­вать

— Наша глав­ная про­бле­ма, на мой взгляд, — это не кон­ку­рен­ция, а очень низ­кая опла­та тру­да. У нас хотя бы при­ня­ли реше­ние в уни­вер­си­те­те: будут опла­чи­вать работ­ни­кам пуб­ли­ка­ции в цити­ру­е­мых жур­на­лах. Но в целом ситу­а­ция порож­да­ет бед­ность. Идет вой­на. Эко­но­ми­че­ское поло­же­ние у нас тяже­лое. Но мы как-то живем и даже ездим на кон­фе­рен­ции. Это наша жизнь, и она про­дол­жа­ет­ся.

— Глав­ное, что у людей нет ощу­щения без­на­деж­но­сти. А как воен­ные собы­тия про­шло­го и нынеш­не­го года ска­за­лись на жиз­ни уни­вер­си­те­та?

— Это очень про­ти­во­ре­чи­вая ситу­а­ция. Мораль­ная атмо­сфе­ра, осо­бен­но в про­шлом году, осо­бен­но в момент окку­па­ции Кры­ма (уж изви­ни­те меня, я буду исполь­зо­вать ту тер­ми­но­ло­гию, кото­рая при­ня­та здесь), тяже­лая. Мы ожи­да­ли, что будем сле­ду­ю­щи­ми в оче­ре­ди (доста­точ­но посмот­реть по кар­те, где мы нахо­дим­ся). Очень тяже­ло жить в таком стрес­се, в таком состо­я­нии безу­мия. Само созна­ние того, что это сде­ла­ли рус­ские, нас потряс­ло. У нас доста­точ­но мощ­ная про­па­ган­да, суще­ству­ют опре­де­лен­ные дей­ствия, вплоть до уволь­не­ния пре­по­да­ва­те­лей, выска­зы­ва­ю­щих сим­па­тии Вла­ди­ми­ру Вла­ди­ми­ро­ви­чу. При этом ника­ких анти­рус­ских настро­е­ний здесь не суще­ству­ет. Их нико­гда не было и быть не может. Отно­ше­ния с рус­ски­ми уче­ны­ми каки­ми были, таки­ми и оста­ют­ся.

Еще одно изме­не­ние: появи­лись сту­ден­ты — бежен­цы из Луган­ска, Донец­ка и Кры­ма. Появи­лись турк­мен­ские сту­ден­ты, кото­рые рань­ше учи­лись в Луган­ске, Донец­ке и Кры­му: посколь­ку с ними под­пи­сы­ва­ли дого­вор укра­ин­ские уни­вер­си­те­ты, дого­во­рен­но­сти надо испол­нять и кто-то дол­жен их учить и доучи­вать. У нас в уни­вер­си­те­те ведет­ся пре­по­да­ва­ние на укра­ин­ском язы­ке, и поэто­му мы дол­гое вре­мя обхо­ди­лись без ино­стран­ных сту­ден­тов.

— У при­ез­жих сту­ден­тов сла­бая под­го­тов­ка?

— Такое впе­чат­ле­ние, что у них вооб­ще нет школь­но­го обра­зо­ва­ния. Они сами по себе умные ребя­та. Но они прак­ти­че­ски нико­гда ниче­му не учи­лись. Они бы и не про­тив под­учить­ся. Я в Гер­ма­нии встре­тил турк­мен­ско­го сту­ден­та, кото­рый сво­бод­но гово­рит на пяти евро­пей­ских язы­ках. Дело не в турк­ме­нах, а в их систе­ме обра­зо­ва­ния. К тому же у них быва­ют кон­флик­ты с мест­ны­ми ребя­та­ми.

— Им слож­но адап­ти­ро­вать­ся здесь?

— Да, и нам к ним адап­ти­ро­вать­ся тоже слож­но! Уни­вер­си­тет про­стой и понят­ный, с жест­ки­ми тре­бо­ва­ни­я­ми, наш кол­лек­тив — это собра­ние тру­до­го­ли­ков. И вот при­хо­дят эти сту­ден­ты-ино­стран­цы, кото­рым гово­рят: «Иди учись». Ты дол­жен знать, допу­стим, англий­ский на уровне С1 на выпус­ке. Мно­гие мест­ные сту­ден­ты уже успе­ли побы­вать на ста­жи­ров­ках в Гер­ма­нии, США, Вели­ко­бри­та­нии, Поль­ше. У нас интел­ли­гент­ская сре­да, а тут при­ез­жа­ет чело­век, эле­мен­тар­но не зна­ю­щий язы­ков. Ему дают зада­ние, допу­стим, про­чи­тать «Маят­ник Фуко», а он даже не может про­из­не­сти сло­ва, напи­сан­ные в этой кни­ге, они для него слиш­ком длин­ные. Но таких сту­ден­тов пол­но и в Рос­сии, и в Бело­рус­сии. И если их на кур­се мно­го, это может пол­но­стью затор­мо­зить весь учеб­ный про­цесс.

Еще одна новость: у нас появи­лись пре­по­да­ва­те­ли с восто­ка Укра­и­ны, это очень хоро­шие люди, высо­ко­про­фес­си­о­наль­ные, но без­дом­ные. Мы помо­га­ем им с рабо­той, помо­га­ем им нахо­дить жилье. Печаль­но, что на восто­ке стра­ны закры­лись мощ­ные уни­вер­си­те­ты. Напри­мер, в Донец­ке, где был силь­ный меди­цин­ский уни­вер­си­тет, частич­но пере­ехав­ший в Вин­ни­цу. Очень мно­гие пре­по­да­ва­те­ли из Донец­ка и Луган­ска уеха­ли, мате­ри­аль­ной базы не оста­лось. Все суще­ство­вав­шие там уни­вер­си­те­ты были лише­ны укра­ин­ских лицен­зий. Но есть и поло­жи­тель­ный момент. За счет при­то­ка этих спе­ци­а­ли­стов мы смог­ли создать новые направ­ле­ния, спе­ци­а­ли­за­ции, напри­мер жур­на­ли­сти­ку. Гео­гра­фи­че­ски мы нахо­дим­ся меж­ду дву­мя про­блем­ны­ми зона­ми: Бес­са­ра­би­ей, где тоже про­ис­хо­дит непо­нят­но что, и Кры­мом; а Донецк и Луганск от нас очень дале­ко, я чаще езжу во Львов или в Вар­ша­ву, по рас­сто­я­нию это при­мер­но одно и то же, но доро­ги луч­ше и добрать­ся туда про­ще. Поэто­му кри­зис для нас обер­нул­ся новы­ми воз­мож­но­стя­ми. Нуж­но уметь понять этот момент и дви­гать­ся по тече­нию исто­рии, а не про­тив него.

— Как скла­ды­ва­ет­ся меж­ду­на­родное сотруд­ни­че­ство на уровне вузов?

— Оно все­гда было на хоро­шем уровне. Наш уни­вер­си­тет был создан в 1996 году как фили­ал Кие­во-Моги­лян­ской ака­де­мии, в 2001 году он стал неза­ви­си­мым. Его созда­ва­ли с ори­ен­та­ци­ей на Запад. Мы поль­зу­ем­ся немец­ки­ми про­грам­ма­ми, при­гла­ша­ем лек­то­ров из Гер­ма­нии, у нас есть дого­во­ры с вуза­ми Гер­ма­нии, про­во­дят­ся лет­ние шко­лы. Если брать Поль­шу и Бол­га­рию, то это наши, «домаш­ние» стра­ны, хоть они и оття­ги­ва­ют у нас сту­ден­тов. У нас сей­час мод­но под­пи­сы­вать про­грам­му «Эраз­мус+», таких дого­во­ров у нас око­ло 15 с раз­ны­ми стра­на­ми, сей­час мы соби­ра­ем­ся под­пи­сы­вать такой дого­вор с Уни­вер­си­те­том Кади­са в Испа­нии. Есть Помор­ская ака­де­мия в Поль­ше, туда едут по обме­ну 42 наших сту­ден­та. В про­шлом году их было пяте­ро. Сколь­ко будет в сле­ду­ю­щем, я не знаю.

— А как стро­ит­ся сотруд­ни­че­ство с рос­сий­ски­ми вуза­ми?

— Суще­ству­ет офи­ци­аль­ная уста­нов­ка мини­стер­ства не сотруд­ни­чать с рос­сий­ски­ми вуза­ми.

— А как же мы с вами рабо­та­ем в таком слу­чае?

— Это толь­ко реко­мен­да­ция. Если чело­век пони­ма­ет отли­чие реко­мен­да­ции от при­ка­за, то воз­мож­ны вари­ан­ты. Наши свя­зи, кото­рые уже дав­но суще­ству­ют, обо­рвать невоз­мож­но. Поня­но, что есть раз­ные виды сотруд­ни­че­ства: одно дело — обо­рон­ный ком­плекс и подоб­ные ему струк­ту­ры, совсем дру­гое — мы, фило­ло­ги. Рос­сий­ское науч­ное сооб­ще­ство неод­но­род­но, и, конеч­но, упо­мя­ну­тая реко­мен­да­ция каса­ет­ся тех иссле­до­ва­те­лей, кото­рые выра­жа­ют анти­укра­ин­ские настро­е­ния. Если же люди кор­рект­ны (а сре­ди рос­сий­ских уче­ных есть и сочув­ству­ю­щие нам), то мы не сле­ду­ем этой реко­мен­да­ции. Если чело­век не зани­ма­ет­ся про­па­ган­дой, а чита­ет курс лек­ций по сво­ей спе­ци­аль­но­сти (Вы, напри­мер, чита­е­те курс по совре­мен­ной бре­тон­ской лите­ра­ту­ре) — при чем тут поли­ти­ка? Глу­по совсем закры­вать­ся от сотруд­ни­че­ства. У нас люди ездят на кон­фе­рен­ции, печа­та­ют­ся в Рос­сии. Когда у нас не было это­го запре­та, объ­ем сотруд­ни­че­ства был не намно­го боль­ше, чем сей­час. Мы про­дол­жа­ем сов­мест­ную рабо­ту. Воз­мож­но, уже не так актив­но.

— Науч­ная сре­да вооб­ще кос­мополи­тич­на

— Конеч­но же! Вот у меня, пре­зи­ден­та Ассо­ци­а­ции испа­ни­стов Укра­и­ны, очень про­стой прин­цип: у нас один рабо­чий язык, испан­ский. Мне всё рав­но, из какой стра­ны мои авто­ры, лишь бы они зна­ли испан­ский. Так же функ­ци­о­ни­ру­ют и дру­гие про­ек­ты, и это нор­маль­но. Ненор­маль­но то, что про­ис­хо­дит в поли­ти­ке. Ненор­маль­на эта жут­кая вой­на. Про­ис­хо­дит страш­ное, но уче­ные долж­ны общать­ся меж­ду собой. Мы всё же более сво­бод­ные, чем осталь­ные чле­ны обще­ства. Пусть мы не самые бога­тые, не самые устро­ен­ные на этом све­те, но сво­бо­ды у нас поболь­ше. И мы долж­ны поль­зо­вать­ся этой сво­бо­дой.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
6 Цепочка комментария
7 Ответы по цепочке
2 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
8 Авторы комментариев
Александр ВладимировичВиктор ИнякинИльяadminvlad1950 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Юрий Кирпичев
Юрий Кирпичев

Спа­си­бо авто­ру за ста­тью и помощь Укра­ине. Выс­шее обра­зо­ва­ние в Укра­ине вне вся­ких сомне­ний выжи­вет и вый­дет на евро­пей­ский уро­вень. Но очень жаль выс­ше­го обра­зо­ва­ния Дон­бас­са. Оно ста­но­ви­лось на моих гла­зах, ценой боль­ших уси­лий и затрат – и уни­что­же­но мгно­вен­но. Рос­си­ей. Черт с ней с инду­стри­ей, уби­той окку­пан­та­ми (боль­шин­ство заво­дов или маро­дер­ски выве­зе­но в Рос­сию или пуще­но в метал­ло­лом), она висе­ла тяже­лым гру­зом на шее Укра­и­ны. Но обра­зо­ва­ния, куль­ту­ры – жаль.

Виктор Инякин
Виктор Инякин

Да все Донец­кие ВУЗы сто­ят, рабо­та­ют, при­хо­дят новые сту­ден­ты – и сла­ва Богу!
Да и пред­при­я­тия немно­го, но живы.
Поли­ти­ка – поли­ти­кой, а жизнь про­дол­жа­ет­ся. Толь­ко не надо в нау­ку впу­ты­вать поли­ти­ку – поли­ти­че­ские собы­тия про­хо­дят, нау­ка рста­ет­ся, и кол­ле­ги оста­ют­ся, и с ними при­дёт­ся общать­ся.…..

Анна Мурадова
Анна Мурадова

Юрий, я тоже думаю, что уни­вер­си­те­ты выжи­вут. Обста­нов­ка слож­ная, но, судя по тому, что я виде­ла, люди гото­вы рабо­тать и раз­ви­вать­ся.

Юрий Кирпичев
Юрий Кирпичев

300 уни­вер­си­те­тов это, конеч­но, пере­бор, издерж­ки часто-госу­дар­ствен­ной моде­ли, но пере­ход на само­сто­я­тель­ные рель­сы все выпра­вит. Я дал ссыл­ку на ста­тью в Фейс­бу­ке и Сер­гей Стель­мах из Киев­ско­го уни­вер­си­те­та так про­ком­мен­ти­ро­вал ее: «Мои кол­ле­ги из про­вин­ци­аль­ных уни­вер­си­те­тов удив­ля­ют­ся: «А как вы набра­ли в этом году 165 пер­во­курс­ни­ков (40 кон­тракт­ни­ков!) на ист­фак? Ну, да, КНУ!» Нет! Все про­сто: убра­ли ста­ро­го дека­на-пер­ду­на, избра­ли моло­до­го и энер­гич­но­го, кото­рый боль­ше мене­джер, чем началь­ник, откры­ли новые при­вле­ка­тель­ные спе­ци­аль­но­сти, пиа­рим­ся, про­во­дим науч­ные конференции,приглашаем зару­беж­ных уче­ных для чте­ния лек­ция, меня­ем систе­му пре­по­да­ва­ния и пр. И все нам понят­но в пра­ви­лах игры МО на сле­ду­ю­щий год – чем выше рей­тинг вуза, чем боль­ше «пер­вых при­о­ри­те­тов» от аби­ту­ри­ен­тов,… Подробнее »

Иван
Иван

Вопрос, судя по все­му, рито­ри­че­ско­го свой­ства: насколь­ко этич­но давать интер­вью СМИ стра­ны-окку­пан­та, изви­нять­ся за то, что окку­па­цию назы­ва­ешь окку­па­ци­ей, откры­то дистан­ци­ро­вать­ся от того, что твоя стра­на явля­ет­ся объ­ек­том воен­ной агрес­сии и хва­стать­ся тем, что в усло­ви­ях вой­ны игно­ри­ру­ешь рас­по­ря­же­ния сво­е­го мини­стер­ства?
Кто-то заиг­рал­ся в дон кихо­та на ста­ро­сти лет. Но увы – до рыца­ря дале­ко. Хвост роси­нан­та – он и есть хвост роси­нан­та.

Анна Мурадова
Анна Мурадова

Ува­жа­е­мый Иван, любая вой­на когда-нибудь кон­ча­ет­ся. А науч­ное сотруд­ни­че­ство долж­но про­дол­жать­ся. Уни­вер­си­те­ты не долж­ны ни зани­мать­ся поли­ти­кой, ни зави­сеть от поли­ти­че­ских вея­ний. Мы родол­жа­ем делать свою рабо­ту, и все.

vlad1950
vlad1950

ком­мен­ты тут трут – Тро­иц­кая цен­зу­ра

admin
Редактор
admin

Про­чти­те пра­ви­ла про оскорб­ле­ния, пере­чи­тай­те свое твор­че­ство и поду­май­те. Не трут, а не пуб­ли­ку­ют (хотя и пуб­ли­ку­е­мое от Вас – какая-та одно­об­раз­ная чушь про то, что «СССР раз­ва­ли­ли» и «н.с. не пла­тят» и так мно­го лет, как толь­ко не надо­е­ло). Цен­зу­ра – это то, что вво­дит госу­дар­ство про­тив СМИ. СМИ же в свою оче­редь не обя­за­ны ниче­го пуб­ли­ко­вать про­тив сво­ей воли.

vlad1950
vlad1950

когда не нече­го воз­ра­зить по суще­ству и это мне­ние про­сто зати­ра­ет­ся это и есть цен­зу­ра ибо нару­ша­ет­ся пра­во сво­бод­но­го изло­же­ния мне­ний

admin
Редактор
admin

А что, при­ня­то как-то умно дис­ку­ти­ро­вать в ответ на упраж­не­ния в раз­лич­ных ксе­но­фоб­ских обзы­ва­ни­ях сосе­дей? Боже ж мой, и для это­го нуж­но было полу­чать обра­зо­ва­ние и уче­ные сте­пе­ни. И это свое «свя­щен­ное пра­во» не стыд­но защи­щать ссыл­ка­ми на «необ­хо­ди­мость отме­ны цен­зу­ры». Стра­на быст­ро схо­дит с ума вме­сте со все­ми сво­и­ми «обра­зо­ван­ны­ми сло­я­ми».

vlad1950
vlad1950

ну себя admin похо­же к «обра­зо­ван­ным сло­ям не отно­сит что вполне пола­гаю соот­вет­ству­ет реаль­но­му поло­же­нию дел когда некий не состо­яв­ший­ся мнс теря­ет голо­ву от осо­зна­ния невесть отку­да взяв­шей­ся зна­чи­мо­сти

Илья
Илья
Александр Владимирович
Александр Владимирович

Честь и хва­ла сотруд­ни­кам, удер­жи­ва­ю­щим науч­ные кон­так­ты. Несмот­ря на про­па­ган­ду (и ее носи­те­лей…). Кто враг и не враг, окку­пант – вре­мя пока­жет. А един­ствен­ный спо­соб раз­гля­деть жизнь,реальность сквозь про­па­ган­ду – это сохра­нить сов­мест­ную рабо­ту, обще­ние. Это – мини­мум, кото­рый нам жиз­нен­но важ­но сохра­нить.
Спа­си­бо авто­ру и Алек­сан­дру Прон­ке­ви­чу.
С ува­же­ни­ем, Арутю­нян А.В., н.с.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: