- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Путешествие в незнакомую страну: от Инда вверх по реке Занскар

Впадение Занскара в Инд, 3244 м. 6 мая 2013 года. Фото В. В. Скворцова

Впа­де­ние Зан­ска­ра в Инд, 3244 м. 6 мая 2013 года. Фото В. В. Сквор­цо­ва

Под­го­тов­ка экс­пе­ди­ции в Гима­лаи зани­ма­ет нема­ло вре­ме­ни, обыч­но несколь­ко меся­цев. Сна­ча­ла мы обсуж­да­ем ее кон­цеп­цию и сро­ки, затем начи­на­ет­ся более деталь­ная про­ра­бот­ка марш­ру­та. Очень важ­но наме­тить хотя бы при­мер­ную про­дол­жи­тель­ность днев­ных пере­го­нов и опре­де­лить места ноче­вок. Про­ект согла­со­вы­ва­ет­ся со все­ми участ­ни­ка­ми пла­ни­ру­е­мой экс­пе­ди­ции на засе­да­ни­ях Цен­тра гима­лай­ских науч­ных иссле­до­ва­ний СПб­СУ. После утвер­жде­ния насту­па­ет этап пере­го­во­ров с индий­ски­ми ком­па­ни­я­ми по арен­де машин.

Парт­не­ры, исхо­дя из сво­их све­де­ний, могут пред­ло­жить изме­не­ния в марш­ру­те, напри­мер, если инте­ре­су­ю­щий нас рай­он закрыт воен­ны­ми или в наме­ча­е­мом для ночев­ки посел­ке нет гости­ни­цы и т. д. Имен­но так слу­чи­лось с про­ек­том экс­пе­ди­ции 2015 года. Нам сооб­щи­ли, что мы не можем посе­тить погра­нич­ный уча­сток меж­ду озе­ром Пан­гонг на запад­ной окра­ине Тибет­ско­го наго­рья и верх­ним тече­ни­ем реки Инд.

Крат­кий марш­рут с раз­бив­кой по дням вхо­дит обя­за­тель­ной частью в кон­тракт на арен­ду машин. Поэто­му его сле­ду­ет тща­тель­но и мак­си­маль­но подроб­но про­ду­мать до под­пи­са­ния доку­мен­та, так как какие-либо серьез­ные изме­не­ния в ходе самой экс­пе­ди­ции могут вызвать несо­гла­сие парт­нер­ской ком­па­нии, с кото­рой води­те­ли под­дер­жи­ва­ют посто­ян­ную связь по теле­фо­ну, или повлечь допол­ни­тель­ные рас­хо­ды.

Поми­мо крат­ко­го переч­ня разъ­ез­дов по дням для ком­па­нии, мы состав­ля­ем для себя более подроб­ное опи­са­ние марш­ру­та. В нем дает­ся пере­чень пунк­тов, кото­рые мы долж­ны про­ехать в дан­ный день, и крат­ко отме­ча­ют­ся гео­гра­фи­че­ские осо­бен­но­сти (пере­ва­лы, гор­ные вер­ши­ны, реки, озе­ра, лед­ни­ки и т. д.). Кро­ме того, так­же в лапи­дар­ном сти­ле при­во­дят­ся све­де­ния о при­ро­де, исто­рии, этно­гра­фии и рели­гии и дают­ся реко­мен­да­ции по посе­ще­нию тех или иных любо­пыт­ных мест, напри­мер запо­вед­ни­ков, уро­чищ или мона­сты­рей.

Перед отъ­ез­дом каж­дый участ­ник полу­ча­ет такое пол­ное опи­са­ние марш­ру­та. Ска­жем, для тре­тьей Запад­но-Гима­лай­ской экс­пе­ди­ции это­го года оно соста­ви­ло 16 стра­ниц пети­том. Допол­ни­тель­но за пару-трой­ку меся­цев до выез­да рас­сы­ла­ет­ся памят­ка-инструк­ция с опи­са­ни­ем осо­бен­но­стей рай­о­нов посе­ще­ния, пра­вил пове­де­ния и спис­ком реко­мен­ду­е­мой эки­пи­ров­ки.

Одна­ко, как бы тща­тель­но вы ни гото­ви­лись, в ходе самой экс­пе­ди­ции могут неожи­дан­но воз­ни­кать раз­лич­но­го рода пре­пят­ствия и обсто­я­тель­ства как непри­ят­но­го, так и пози­тив­но­го рода. О форс-мажор­ной ситу­а­ции, сло­жив­шей­ся в этом году и заста­вив­шей нас рез­ко изме­нить марш­рут и план всей экс­пе­ди­ции, мы уже сооб­ща­ли ранее пря­мо из Гима­ла­ев [1].

Важ­ной запла­ни­ро­ван­ной осо­бен­но­стью нынеш­ней экс­пе­ди­ции ста­ло обсле­до­ва­ние изо­ли­ро­ван­ной обла­сти Занска́р (или Заскар, Zanskar). Туда отпра­ви­лась лишь поло­ви­на наше­го отря­да (кро­ме авто­ров еще бота­ник Б. К. Ган­ни­бал и моло­дой зоо­лог Д. А. Мель­ни­ков). Дру­гая чет­вер­ка участ­ни­ков рано утром 23 июня поки­ну­ла Лех на само­ле­те, так как их жда­ли неот­лож­ные дела в Санкт-Петер­бур­ге.

Еще в ходе вто­рой Запад­но-Гима­лай­ской экс­пе­ди­ции СПб­СУ 2013 года, кото­рая вклю­ча­ла зна­ком­ство с высо­ко­гор­ным Лада­ком, мы, дви­га­ясь вверх по реке Инд из Кар­ги­ла в Лех, 6 мая очу­ти­лись в уди­ви­тель­но кра­си­вом месте (3244 м над уров­нем моря). Это было сли­я­ние двух рек раз­но­го цве­та. В мут­но­ва­тый узкий Инд впа­дал круп­ный поток чистой бирю­зо­вой воды — река Зан­скар.

Река Занскар. Фото Б. К. Ганнибала

Река Зан­скар. Фото Б. К. Ган­ни­ба­ла

Любо­пыт­но, что этот левый при­ток был почти вдвое шире мате­рин­ской реки и имел более силь­ное тече­ние. С высо­ты доро­ги каза­лось, что вели­кий Инд мож­но перей­ти вброд. В рам­ках обще­го рус­ла воды обе­их рек тек­ли, сна­ча­ла не сме­ши­ва­ясь, как бы парал­лель­но, сохра­няя свой колер, и лишь затем их цве­то­вой кон­траст посте­пен­но исче­зал.

Перед нами откры­вал­ся при­тя­га­тель­ный вид. Река лени­вым широ­ким изви­вом ухо­ди­ла в маня­щую даль, таин­ствен­но скры­ва­ясь за пустын­ны­ми раз­но­цвет­ны­ми гора­ми, места­ми потем­нев­ши­ми от тени. Глу­бо­кая голу­биз­на неба, пере­ме­жав­ша­я­ся плот­ны­ми белы­ми обла­ка­ми, лег­кая, про­зрач­ная воз­душ­ная дым­ка, немно­го скра­ды­вав­шая про­стран­ство, без­жиз­нен­ные гор­ные хреб­ты, суро­вой пре­гра­дой сто­яв­шие перед вхо­дом в незна­ко­мую стра­ну, — что может быть при­вле­ка­тель­нее для роман­ти­че­ски настро­ен­но­го стран­ни­ка, меч­та­ю­ще­го уви­деть новое?!

Дей­стви­тель­но, длин­ное, сужав­ше­е­ся реч­ное уще­лье ухо­ди­ло в быв­шее сред­не­ве­ко­вое кня­же­ство Зан­скар. За гора­ми на юге лежа­ла доволь­но круп­ная доли­на Марк­ха (Markha Valley), спря­тан­ная от бес­печ­ных люд­ских глаз. Попасть в нее мож­но толь­ко по пеше­ход­ным тро­пам.

При­гля­дев­шись, мы заме­ти­ли узкую доро­гу, про­ло­жен­ную по пра­во­му бере­гу реки Зан­скар. Води­тель сооб­щил нам, что вла­сти про­би­ва­ют сквозь хреб­ты авто­мо­биль­ный путь в Зан­скар, но пока он еще коро­ток. Немно­го помеч­тав, мы дви­ну­лись далее вверх по Инду к горо­ду Лех, в глу­бине души решив обя­за­тель­но попасть в Зан­скар, как толь­ко пред­ста­вит­ся такая воз­мож­ность. Наше жела­ние сбы­лось через два года!

Исто­ри­че­ская область Зан­скар рас­по­ло­же­на меж­ду хреб­та­ми Боль­шим Гима­лай­ским на юге и Зан­скар­ским на севе­ре и зани­ма­ет более 7000 км2 на высо­тах от 3500 до 6000 м над уров­нем моря с отдель­ны­ми снеж­ны­ми вер­ши­на­ми за 7000 м. Адми­ни­стра­тив­но ныне это часть (тех-сил) окру­га Кар­гил (Kargil Distict) под­раз­де­ле­ния Ладак индий­ско­го шта­та Джам­му и Каш­мир [2].

Зан­скар издав­на оби­та­ем, по край­ней мере с эпо­хи брон­зы. Мно­го­чис­лен­ные наскаль­ные рисун­ки сбли­жа­ют его ран­нее насе­ле­ние с куль­ту­рой степ­ных индо­ев­ро­пей­ских охот­ни­ков, кото­рые при­шли сюда несколь­ки­ми вол­на­ми: сна­ча­ла моны, а затем и дар­ды [3]. С восто­ка в реги­он при­шли тибет­цы (мон­го­ло­и­ды). Ныне жите­ли Зан­ска­ра име­ют сме­шан­ное ти-бет­ско-индо­ев­ро­пей­ское про­ис­хож­де­ние. Из-за суро­во­сти кли­ма­та насе­ле­ние мало­чис­лен­ное и живет пре­иму­ще­ствен­но в неболь­ших дерев­нях вдоль рек. В 2006 году насчи­та­ли око­ло 13 849 чело­век, из них 95% буд­ди­сты и око­ло 5% — мусуль­мане-сун­ни­ты.

Суще­ству­ют три тол­ко­ва­ния назва­ния. Соглас­но наи­бо­лее попу­ляр­ной вер­сии, оно свя­за­но с зале­жа­ми меди (по-тибет­ски зангс) и бук­валь­но может пере­во­дить­ся как Мед­ная доли­на (Zan-skar). Одна­ко вто­рой слог допус­ка­ет и дру­гие трак­тов­ки: Zangs-dkar (белая медь), Zangs-mkhar (медный дво­рец) или Zangs-skar (мед­ная звез­да). Встре­ча­ет­ся так­же пере­вод «дво­рец еды» (Zan-mkhar), что отра­жа­ет отно­си­тель­но высо­кое пло­до­ро­дие доли­ны по срав­не­нию с засуш­ли­вы­ми гора­ми Лада­ка.

Нако­нец, тре­тье объ­яс­не­ние име­ет рели­ги­оз­ную окрас­ку: bzang-dkar озна­ча­ет «хоро­ший» (пре­крас­ный) или «белый». Если пер­вое свя­за­но с тре­уголь­ной фор­мой цен­траль­ной части доли­ны близ горо­да Падум, а тре­уголь­ник — сим­вол дхар­мы (уче­ния), то вто­рое — с высо­кой нрав­ствен­но­стью и рели­ги­оз­но­стью жите­лей.

Буд­дизм в Зан­скар был при­вне­сен из Каш­ми­ра при­мер­но в 200 году до нашей эры. Самые ран­ние построй­ки дати­ру­ют­ся эпо­хой импе­рии Кушан [4]. В VII веке реги­он был заво­е­ван Тибет­ской импе­ри­ей, кото­рая утвер­ди­ла рели­гию бон, хотя, воз­мож­но, ее почи­та­те­ли были здесь и ранее. В VIII веке после пере­во­ро­та в Тибе­те буд­дизм вновь воца­рил­ся и в Зан­ска­ре, кото­рый в X–XI веках пре­вра­тил­ся в неза­ви­си­мое госу­дар­ство. Управ­ле­ние им осу­ществ­ля­лось 2–4 пра­вя­щи­ми семей­ства­ми.

В XV веке Зан­скар стал частью коро­лев­ства Ладак. Вой­на с Тибе­том в XVII сто­ле­тии при­ве­ла к ослаб­ле­нию вла­сти в Лада­ке и пра­вя­щей семьи в Зан­ска­ре. В резуль­та­те рас­ко­ла одна ее часть ста­ла управ­лять Паду­мом, а дру­гая — реги­о­ном Зангла (Zangla), пока заво­е­ва­те­ли дина­стии Догра из рай­о­на Джам­му не уста­но­ви­ли свои поряд­ки. В 1822 году Падум был захва­чен вой­ска­ми из Кулу, Лаху­ла и Кин­но­ра.

Ланд­шаф­ты и кли­мат в Зан­ска­ре полу­пу­стын­ные. Лето теп­лое и сухое, мус­со­ны задер­жи­ва­ют­ся гор­ны­ми хреб­та­ми. Зимой мно­го сне­га, и пере­ва­лы бо́льшую часть года закры­ты. Рас­ти­тель­ность весь­ма скуд­ная. Тер­ри­то­рия Зан­ска­ра лежит в бас­сей­нах рек Суру (Suru) на запа­де и Дода (Stod) в цен­тре. Сли­я­ние послед­ней с восточ­ной Царап-Чу (Царап-Линг­ти-Чу, Tsarap Chu или Lun(g)nak) обра­зу­ет око­ло Паду­ма реку Зан­скар, кото­рая, неисто­во про­ры­ва­ясь сквозь уще­лья, устрем­ля­ет­ся к Инду, фор­ми­руя севе­ро-восточ­ную часть Зан­ска­ра.

Окру­жен­ный со всех сто­рон высо­ки­ми труд­но­про­хо­ди­мы­ми гора­ми, Зан­скар дол­гое вре­мя был изо­ли­ро­ван от осталь­но­го мира, что поз­во­ля­ло ему до само­го послед­не­го вре­ме­ни сохра­нять свою само­быт­ность. До 1974 года рай­он был закрыт для посе­ще­ния ино­стран­ца­ми. В 1979 году постро­и­ли доро­гу, свя­зы­ва­ю­щую Падум с Кар­ги­лом (240 км). Сде­ла­на так­же став­ка на раз­ви­тие туриз­ма, кото­рый уже ока­зы­ва­ет замет­ное вли­я­ние на эко­но­ми­че­ские и соци­аль­ные изме­не­ния в реги­оне. В мага­зин­чи­ках Леха, тор­гу­ю­щих суве­ни­ра­ми, неред­ко пред­ла­га­ют купить ста­рин­ные пред­ме­ты быта и рели­гии из Зан­ска­ра.

Сей­час постав­ле­на зада­ча свя­зать центр Зан­ска­ра с Лада­ком, про­бив авто­мо­биль­ную доро­гу на севе­ро-восток через Зан­скар­ский хре­бет к Леху. Пока един­ствен­ная воз­мож­ность напря­мую попасть в сто­ли­цу Лада­ка — это пеше­ход­ные тро­пы через высо­кие непри­вет­ли­вые горы. Наи­бо­лее изве­стен путь по узким уще­льям вдоль бур­ной реки Зан­скар. Так, в одной тес­нине (Zanskar Gorge) рус­ло шири­ной все­го в 5 м зажа­то прак­ти­че­ски вер­ти­каль­ны­ми ска­ла­ми высо­той в 600 м. Это место назы­ва­ют индий­ским Боль­шим каньо­ном.

Зимой, когда всё зава­ле­но сне­гом, а река креп­ко замер­за­ет, жите­ли исполь­зу­ют для пере­дви­же­ния покры­тую льдом вод­ную поверх­ность. Эта уни­каль­ная и весь­ма опас­ная зим­няя доро­га, путь по кото­рой зани­ма­ет мно­го суток, полу­чи­ла мест­ное назва­ние чадар (tchadar, chador). О ней снят инте­рес­ный доку­мен­таль­ный фильм «Чадар: связь миров», кото­рый несколь­ко раз пока­зы­ва­ли на нашем феде­раль­ном теле­ка­на­ле «Куль­ту­ра».

Пред­при­им­чи­вые туро­пе­ра­то­ры пред­ла­га­ют бес­ша­баш­ным тури­стам испы­тать «неза­бы­ва­е­мое впе­чат­ле­ние» от тако­го высо­ко рис­ко­ван­но­го путе­ше­ствия в январе–феврале, не забы­вая вклю­чать в сто­и­мость тура не толь­ко рас­хо­ды на опыт­ных носиль­щи­ков, но и стра­хов­ку для быст­рой эва­ку­а­ции вер­то­ле­том.

В экс­пе­ди­ции 2015 года мы впер­вые кос­ну­лись Зан­ска­ра, когда пре­одо­ле­ли пере­вал Бара-лача (Baralacha La, 4890 м), что в пере­во­де на рус­ский озна­ча­ет «пере­вал-пере­кре­сток». Здесь на Боль­шом Гима­лай­ском хреб­те начи­на­ет­ся реч­ка Юнам (Yunam или Yanam), сле­ва от кото­рой про­хо­дит гра­ни­ца меж­ду шта­та­ми Хима­чал-Пра­деш и Джам­му и Каш­мир.

Юнам вме­сте с Линг­ти-Чу и дру­гой реч­кой ниже неболь­шо­го, но извест­но­го пут­ни­кам селе­ния Сар­чу (Sarchu, 4500 м), где есть кем­пинг с палат­ка­ми, впа­да­ет в вер­хо­вья реки Царап-Чу. Та, в свою оче­редь, делая пет­лю, ухо­дит на запад в Зан­скар. На кар­те в том же направ­ле­нии обо­зна­че­ны две пеше­ход­ные тро­пы. С мыс­ля­ми о Зан­ска­ре мы про­еха­ли Сар­чу 16 июня.

На самом деле мы запла­ни­ро­ва­ли про­ник­но­ве­ние на севе­ро-восток это­го до сих пор мало­изу­чен­но­го реги­о­на с реки Инд. 27 июня, поки­нув город Лех в сто­ро­ну Кар­ги­ла, мы вновь, как два года назад, ока­за­лись в месте сли­я­ния Зан-ска­ра и Инда. Пред­ва­ри­тель­но заеха­ли в посе­лок Ниму (Nimu, Nimmu, Nimmoo), что в 38 км запад­нее сто­ли­цы Лада­ка.

Когда-то наш заме­ча­тель­ный худож­ник Н. К. Рерих, про­ез­жав­ший по это­му же древ­не­му кара­ван­но­му трак­ту в кон­це авгу­ста 1925 года, реко­мен­до­вал делать оста­нов­ку в тени­стой роще близ Ниму для отды­ха перед Лехом. Это место запом­ни­лось ему надол­го еще и тем, что вече­ром оде­я­ло в палат­ке было охва­че­но бега­ю­щим сине­ва­тым теп­лым пла­ме­нем, кото­рое, несмот­ря на свою яркость, не опа­ля­ло и не име­ло запа­ха [5].

В «Вики­пе­дии» Ниму крат­ко харак­те­ри­зу­ют как доволь­но нелас­ко­вое местеч­ко с экс­тре­маль­ным кли­ма­том (до +40 ºC летом и –29 ºC зимой) и без­ра­дост­ной меж­гор­ной пусты­ней вокруг, пол­но­стью лишен­ной рас­ти­тель­но­сти. Мы, одна­ко, попа­ли в при­ят­ный тени­стый оазис со мно­же­ством мага­зи­нов, лаво­чек и кафе вдоль трас­сы. В одном из кафе нам пред­ло­жи­ли веге­та­ри­ан­скую еду, кото­рую уда­лось допол­нить яич­ни­цей.

Оазис Ниму. Фото А. В. Андреева

Оазис Ниму. Фото А. В. Андре­ева

Пообе­дав, минут через десять мы подъ­е­ха­ли к месту впа­де­ния реки Зан­скар и были удив­ле­ны: она мут­ным пото­ком вли­ва­лась в голу­бые воды Инда. В мае 2013 года было ров­ным сче­том наобо­рот. Сме­ну цве­та мож­но объ­яс­нить раз­ным теп­ло­вым режи­мом в горах. В про­гре­тых вер­хо­вьях Инда уже насту­пи­ло лето, а в исто­ках Зан­ска­ра всё еще сто­я­ла вес­на, гоня­щая воду с быст­ро тая­щих лед­ни­ков и морен.

Голубой Инд со станцией для сплава и сероватый Занскар. 27 июня 2015 года. Фото А. В. Андреева

Голу­бой Инд со стан­ци­ей для спла­ва и серо­ва­тый Зан­скар. 27 июня 2015 года. Фото А. В. Андре­ева

Уча­сток у Инда ныне бла­го­устро­ен. На трас­се уста­нов­ле­ны риф­мо­ван­ные доб­ро­душ­ные поже­ла­ния води­те­лям. В месте сли­я­ния с Зан­ска­ром выстро­е­на стан­ция сплав­но­го туриз­ма (раф­тин­га) с ресто­ра­ном. Отсю­да кило­мет­ров на 20–25 вверх по Зан­ска­ру заво­зят сплав­щи­ков вме­сте с боль­ши­ми надув­ны­ми лод­ка­ми (раф­та­ми). Сплав­ные марш­ру­ты, став­шие попу­ляр­ным вре­мя­пре­про­вож­де­ни­ем у тури­стов в Гима­ла­ях, закан­чи­ва­ют­ся имен­но на этой стан­ции близ Ниму.

Сплав по Занскару. Фото А. В. Андреева

Сплав по Зан­ска­ру. Фото А. В. Андре­ева

Пере­ехав Инд по мосту, мы попа­ли на доро­гу вдоль пра­во­го бере­га Зан­ска­ра, кото­рую виде­ли еще два года назад и по кото­рой, наме­чая еще в Санкт-Петер­бур­ге свой марш­рут, реши­ли про­ехать как мож­но даль­ше вглубь. Сей­час вверх по реке про­ло­же­но широ­кое асфаль­то­вое шос­се. Вско­ре оно вошло в глу­бо­кий каньон, по кром­ке кото­ро­го мы быст­ро мча­лись в радост­ном настро­е­нии. Еще бы, ведь мы ока­за­лись в неизу­чен­ном краю, где всё в новин­ку.

По дру­го­му мосту вышли на левый берег Зан­ска­ра. Здесь с удив­ле­ни­ем заме­ти­ли, что во мно­гих местах край асфаль­то­вой доро­ги лома­ет­ся, как шоко­лад, и боль­ши­ми кус­ка­ми летит в воду. Это река сво­и­ми силь­ны­ми уда­ра­ми под­мы­ва­ла берег. Такие опас­ные участ­ки были поме­че­ны цепоч­ка­ми окра­шен­ных в белый цвет булыж­ни­ков. Тем не менее уви­ден­ные тре­щи­ны на асфаль­те вызы­ва­ли бес­по­кой­ство. Кило­мет­ров через пят­на­дцать кра­си­вая езда по шос­се закон­чи­лась. Трас­са, столь же широ­кая, ухо­ди­ла даль­ше. Прав­да, уже без асфаль­та.

Здесь и там упор­но, со зна­ни­ем дела тру­ди­лись бри­га­ды рабо­чих из погра­нич­ной дорож­ной служ­бы (BRO) Лада­ка. Места­ми доро­га была зава­ле­на круп­ны­ми кам­ня­ми. Перед нами пред­ста­ла кар­ти­на: оче­редь из несколь­ких машин, пыль стол­бом, гро­хот от рабо­ты по рас­чист­ке трас­сы, за буль­до­зе­ра­ми боль­шая заводь и съезд к реке. Кус­ки скал, сва­лив­ши­е­ся со скло­нов гор и застряв­шие посре­ди бур­ля­ще­го пото­ка. При­шлось подо­ждать, пока доро­гу не осво­бо­дят от огром­ных валу­нов.

Расчистка завала. Фото А. В. Андреева

Рас­чист­ка зава­ла. Фото А. В. Андре­ева

По реке мимо нас про­плы­ли несколь­ко боль­ших жел­тых лодок. Неда­ле­ко отсю­да стар­то­ва­ли сра­зу несколь­ко раф­тов. В каж­дом эки­па­же было чело­век 10–12 обо­е­го пола, в кон­вое 3–4 лод­ки. Впе­ре­ди тако­го необыч­но­го реч­но­го кара­ва­на, не без тру­да балан­си­руя в бур­ном пото­ке, сно­вал герольд на синем кая­ке, поза­ди такой же, но на жел­том. Это стра­хов­ка. Все греб­цы были осна­ще­ны спа­са­тель­ны­ми жиле­та­ми и шле­ма­ми.

Неспо­кой­ный Зан­скар ухо­дил вниз… Бур­лит мут­ный упря­мый поток, неуступ­чи­во сте­ной валит­ся на при­жи­мы, ярост­но пенит­ся на при­бреж­ных щет­ках, ковар­ны­ми ворон­ка­ми закру­чи­ва­ет­ся на уло­вах.

Воз­ле селе­ния Чилинг (Chiling, Chilling) доро­га сузи­лась. Здесь на выхо­де боко­вой доли­ны рас­по­ло­жен отно­си­тель­но круп­ный оазис. Даль­ше наш путь про­ле­гал сквозь про­ру­бы в ска­лах. Наме­чен­ный нами план состо­ял в том, что­бы пере­ехать на пра­вый берег Зан-ска­ра и про­ве­дать запад­ную часть реки Марк­ха (Markha) вме­сте с рас­по­ло­жен­ным там селе­ни­ем (Kaya) и мона­сты­рем (Skyu). Судя по имев­шей­ся у нас кар­те, через Зан­скар был постро­ен мост, за кото­рым шла авто­мо­биль­ная доро­га.

Вско­ре на про­ти­во­по­лож­ном бере­гу пока­зал­ся широ­кий вход в доли­ну Марк­ха, туда вела про­се­лоч­ная доро­га, но моста… не было. Зато из воды на дру­гой сто­роне тор­ча­ли кле­па­ные зеле­ные фер­мы. Веро­ят­но, мост был раз­ру­шен силь­ным павод­ком. Вме­сте с мостом рух­ну­ли и наши дол­го леле­е­мые надеж­ды обсле­до­вать Марк­ху. Увы, кра­си­вая и неизу­чен­ная доли­на оста­лась вне наших поле­вых иссле­до­ва­ний.

Мост рухнувших надежд. Фото А. В. Андреева

Мост рух­нув­ших надежд. Фото А. В. Андре­ева

Эта меж­гор­ная доли­на в Лада­ке очень извест­на и хоро­шо раз­ра­бо­та­на для тури­стов, любя­щих тре­кинг [6]. На восто­ке она упи­ра­ет­ся в несколь­ко гор­ных вер­шин. Самой высо­кой из них явля­ет­ся снеж­но­го­ло­вая Канг Яце (Kang Yatze, 6400 м). Сосед­ние с ней для крат­ко­сти обо­зна­ча­ют­ся на кар­тах как Ky II и Ky IV; послед­нее шут­ни­ки чита­ют как «Кыив». Высо­ты — 6170 и 6130 м соот­вет­ствен­но. Тро­пой через пере­вал Гонг­ма­ру-Ла (Gongmaru La, 5130 м) доли­на Марк­ха свя­за­на с круп­ным мона­сты­рем Хемис (Hemis Gompa) и наци­о­наль­ным при­род­ным пар­ком.

На месте быв­ше­го моста через реку натя­ну­ты тро­сы. Связь «марк­хи­ан-цев» с боль­шой зем­лей осу­ществ­ля­ет­ся с помо­щью под­вес­ной доро­ги. Пока мы раз­гля­ды­ва­ли этот «фуни­ку­лер», к нему подъ­е­хал авто­мо­биль. Води­тель, вый­дя из маши­ны, залез в вися­щую люль­ку и пере­брал­ся на пра­вый берег. Там он сел в дру­гой авто­мо­биль и поехал даль­ше. Нам оста­лось толь­ко поза­ви­до­вать ему и такой логи­сти­ке пере­дви­же­ния.

Судя по кар­те, наша зан­скар­ская доро­га вско­ре долж­на была закон­чить­ся в пунк­те Guro Do, где есть sarai. Послед­нее сло­во было зна­ко­мо без пере­во­да. Ско­рее все­го, оно обо­зна­ча­ло палат­ки для дорож­ных рабо­чих.

Ущелье (вид сверху). Фото Б. К. Ганнибала

Уще­лье (вид свер­ху). Фото Б. К. Ган­ни­ба­ла

Одна­ко доро­га всё так же шла и шла уще­льем Зан­ска­ра в 50–70 м над рекой сквозь ниши, про­би­тые в ска­лах. Води­тель Ясир спо­кой­но и уве­рен­но вел маши­ну впе­ред. У нас неиз­беж­но воз­ник вопрос: куда и как дол­го мы будем дви­гать­ся по узкой без­люд­ной и доволь­но одно­об­раз­ной доро­ге, огра­ни­чен­ной рекой сле­ва и гор­ной стен­кой спра­ва? Ведь мы долж­ны были в этот же день вер­нуть­ся в Ниму на Инд для ночев­ки. На при­до­рож­ном стол­би­ке уви­де­ли: до дерев­ни Нирак (Niraq, Nyerak) 44 км, а от Ниму — 38 км.

Ста­ло ясно, что служ­бы за про­шед­шие годы про­ве­ли про­се­лоч­ную доро­гу доволь­но дале­ко в серд­це Зан­скар­ско­го хреб­та. Дей­стви­тель­но, ука­зан­ное селе­ние, судя по кар­те, нахо­дит­ся при­мер­но посе­ре­дине меж­ду Индом и Паду­мом, сто­ли­цей Зан­ска­ра. Но туда попасть мы пока не стре­ми­лись. Реши­ли в пер­вом же инте­рес­ном месте сде­лать оста­нов­ку и попы­тать­ся деталь­нее позна­ко­мить­ся с зан­скар­ской при­ро­дой.

Кило­мет­ра через три при­тор­мо­зи­ли воз­ле мости­ка, пере­бро­шен­но­го над узкой боко­вой щелью в ска­лах впра­во от доро­ги. Вни­зу жур­чал неболь­шой свет­лый поток, к нему кру­то сбе­га­ла троп­ка. «Вот и посмот­рим», — реши­ли мы. Бота­ник Борис Ган­ни­бал пер­вым быст­ро скрыл­ся в тем­ном уще­лье. Один из нас сте­пен­но пере­одел­ся и в высо­ких водо­не­про­ни­ца­е­мых ботин­ках, на зависть дру­гим, сме­ло пошел по воде. На Хри­ста, прав­да, он не был похож.

Дру­гой был обут в откры­тые лег­кие гор­ные сан­да­лии. Поток воды был не очень широк, но пере­прыг­нуть через него с рюк­зач­ком одним махом не уда­лось (ста­рость не радость!). Воз­ник­ла дилем­ма: или оста­вать­ся с сухи­ми нога­ми, пере­обу­ва­ясь при каж­дом пово­ро­те зме­я­ще­го­ся ручья (на бли­жай­шей сотне-дру­гой мет­ров их было не менее семи) и тем самым теряя дра­го­цен­ное вре­мя, отве­ден­ное для поле­вой рабо­ты, или же шле­пать пря­мо по холод­ной воде. Вто­рой вари­ант был явно про­ще.

На про­ти­во­по­лож­ном бере­гу на кам­нях вид­не­лась какая-то фра­за, напи­сан­ная белой крас­кой по-тибет­ски, а так­же сло­во LOVE. Такое нача­ло заин­три­го­ва­ло. Мет­ров две­сти ручей про­би­вал­ся через мрач­но­ва­тую тес­ни­ну в ска­лах. Впе­ре­ди, как в кон­це тун­не­ля, вид­нел­ся яркий сол­неч­ный свет, а так­же тре­пе­щу­щая на вет­ру гир­лян­да цвет­ных молит­вен­ных флаж­ков, натя­ну­тых повер­ху попе­рек уще­лья. Ясно, что поми­мо буд­дий­ских мантр это было некое обо­зна­че­ние места или пути.

Тибетские надписи. Фото А. В. Андреева

Тибет­ские над­пи­си. Фото А. В. Андре­ева

Занскарская агама. Фото А. В. Андреева

Зан­скар­ская ага­ма. Фото А. В. Андре­ева

Дей­стви­тель­но, уще­лье здесь вдруг рас­ши­ри­лось, а гор­ные скло­ны золо­ти­стой, сол­неч­ной долин­ки ухо­ди­ли высо­ко в под­не­бе­сье. Близ воды и по каме­ни­стым скло­нам из гор­но­го слан­ца рос­ли пуч­ки тра­вы, кусти­ки и дерев­ца. На боль­шом камне в косом све­те солн­ца сиде­ла яще­ри­ца-ага­ма. Ручей ухо­дил вверх; камен­ные глы­бы, обрам­ляв­шие его бере­га, были рас­пи­са­ны жел­ты­ми и голу­бы­ми зна­ка­ми тибет­ской азбу­ки. Места­ми вновь тре­пе­та­ли гир­лян­ды флаж­ков. Долин­ка, судя по все­му, уво­ди­ла к неким свя­тым местам.

Открывшаяся долинка.  Фото Б. К. Ганнибала

Открыв­ша­я­ся долин­ка. Фото Б. К. Ган­ни­ба­ла

В иво­вых зарос­лях слыш­на была тень­ков­ка, лета­ли клу­ши­цы, скаль­ные голу­би, гори­хвост­ки. Над доли­ной нена­дол­го пока­зал­ся соко­лок (пустель­га). Солн­це кло­ни­лось к зака­ту. Борис азарт­но соби­рал образ­цы рас­те­ний, но бли­зи­лась пора воз­вра­щать­ся. Наш самый моло­дой и шуст­рый участ­ник экс­пе­ди­ции Дани­ла Мель­ни­ков рыс­кал где-то дале­ко впе­ре­ди. За те час-пол­то­ра, что мы бро­ди­ли по уще­лью, воды в ручье замет­но при­ба­ви­лось, и она помут­не­ла.

Необ­хо­ди­мо было идти к машине. Когда все собра­лись, повер­ну­ли назад. Поезд­ка по реке Зан­скар при­шла к сво­е­му неиз­беж­но­му фина­лу, хотя очень мани­ло про­ехать еще хотя бы немно­го впе­ред, в зага­доч­ное неиз­вест­ное. На обрат­ном пути сде­ла­ли недол­гую оста­нов­ку для обсле­до­ва­ния боко­во­го уще­лья воз­ле дерев­ни Чилинг. Оно ока­за­лось не таким глу­бо­ким, как преды­ду­щее. За боль­ши­ми кам­ня­ми, сто­ро­жив­ши­ми про­ход в уще­лье, быст­ро дошли до сырой и тени­стой скаль­ной стен­ки с водо­па­дом.

Водопад. Фото А. В. Андреева

Водо­пад. Фото А. В. Андре­ева

Воз­вра­ща­ясь к машине, натолк­ну­лись око­ло гор­ной сте­ны на две неболь­шие низ­кие избуш­ки, сло­жен­ные из кам­ней. Людей не было. Осто­рож­но загля­ну­ли в одну из них. Это была мель­ни­ца с гори­зон­таль­ны­ми коле­са­ми. От водо­па­да к ней и далее был про­ло­жен желоб с бегу­щей водой. Рядом раз­бит малень­кий садик с худень­ки­ми ство­ли­ка­ми ив. В ска­лах, осве­щен­ных по вер­ши­нам косы­ми луча­ми солн­ца, лета­ла соро­ка.

Мельница-избушка. 27 июня 2015 года. Фото Б. К. Ганнибала

Мель­ни­ца-избуш­ка. 27 июня 2015 года. Фото Б. К. Ган­ни­ба­ла

Само селе­ние Чилинг так­же любо­пыт­но, о чем мы узна­ли поз­же. Гово­рят, что в нем живут потом­ки тех четы­рех искус­ных масте­ров из Непа­ла, кото­рые соору­ди­ли огром­ную ста­тую Буд­ды из позо­ло­чен­ной меди в мона­сты­ре Шей (Shey Gompa) неда­ле­ко от Леха. Женив­шись на ладак­ских жен­щи­нах, масте­ра посе­ли­лись в Чилин­ге на Зан­ска­ре. Их при­влек здесь отно­си­тель­но мяг­кий мик­ро­кли­мат, а так­же изоби­лие в сосед­ней Марк­хе дере­вьев, из кото­рых они при­го­тов­ля­ли уголь, необ­хо­ди­мый для рабо­ты. Жите­ли Чилин­га до сих пор покло­ня­ют­ся непаль­ско­му богу Махаде­ве и изго­тав­ли­ва­ют мед­ные горш­ки при­ят­ной фор­мы [7].

Обрат­ный путь мы пре­одо­ле­ли без задер­жек. Смер­ка­лось, и сплав­щи­ков на реке уже не было. Ноче­вать реши­ли в селе­нии Баз­го (Basgo), где на вер­шине хол­ма рас­по­ло­же­ны руи­ны древ­ней кре­по­сти и буд­дий­ский храм. Но это уже дру­гая исто­рия.

Лев Бор­кин, Алек­сандр Андре­ев,
Центр гима­лай­ских науч­ных иссле­до­ва­ний
Санкт-Петер­бург­ско­го сою­за уче­ных

ТрВ-Нау­ка инфор­ма­ци­он­ный парт­нер СПб­СУ по Гима­лай­ско­му про­ек­ту

1. Бор­кин Л., Андре­ев А. Меня­ем план экс­пе­ди­ции: дик­тат обсто­я­тельств /​/​ ТрВ-Нау­ка. № 182 от 30 июня 2015 года. С. 8–9.

2. См. так­же: Пес­сель М. Заскар. Забы­тое кня­же­ство на окра­ине Гима­ла­ев. М.: Мысль, 1985. 191 с. Он же. Золо­то мура­вьев. М.: Мысль, 1989. 224 с. Schettler M. & R. Kashmir, Ladakh & Zanskar. 3rd edition. Hawthorn (Australia): Lonely Planet, 1989. 224 p. Singh K. Zanskar. New Delhi: Rupa & Co., 2006. 157 p. (Driving Holidays in the Himalayas). Varma P., Sambhor V. Ladakh. Zanskar. Nubra. Aarushi Publishers, 136 p. (фото­аль­бом).

3. Бор­кин Л., Андре­ев А. В гостях у гима­лай­ских ари­ев /​/​ ТрВ-Нау­ка. № 185 от 11 авгу­ста 2015 года. С. 8–9.

4. Бор­кин Л., Андре­ев А. Буд­дий­ский празд­ник в Сани (Зан­скар) /​/​ ТрВ-Нау­ка. № 188 от 22 сен­тяб­ря 2015 года. С. 8–9.

5. Рерих Н. К. Алтай — Гима­лаи. М.: Сфе­ра, 1999. С. 129.

6. Eakins N. Markha Valley. Trekking and Homestay Guide. New Delhi: Hanish & Co. 164 p.

7. Rizvi J. Ladakh. Crossroads of High Asia. Second edition. Nineth impression. New Delhi: Oxford University Press, 2011. P. 160.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи