- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Инноваторы. Цифровая революция

Уолтер Айзексон «Инноваторы»В сен­тяб­ре в изда­тель­стве Corpus [1] выхо­дит кни­га Уол­те­ра Айзек­со­на «Инно­ва­то­ры». Айзек­сон — аме­ри­кан­ский жур­на­лист и писа­тель. Сей­час он пре­зи­дент Инсти­ту­та Аспе­на, а рань­ше был гла­вой CNN и глав­ным редак­то­ром жур­на­ла Time. Это при­знан­ный мастер био­гра­фи­че­ско­го жан­ра. Айзек­сон — автор кни­ги «Эйн­штейн. Его жизнь и все­лен­ная» (М.: АСТ: Corpus, 2015), про­чи­тав кото­рую уже смер­тель­но боль­ной Стив Джобс попро­сил Айзек­со­на напи­сать кни­гу о нем и об Apple (Стив Джобс. М.: Corpus, 2012). Сле­ду­ет отме­тить, что для сво­их книг Айзек­сон исполь­зу­ет огром­ное коли­че­ство архив­ных мате­ри­а­лов, газет­ных пуб­ли­ка­ций, интер­вью. Почти каж­дая его фра­за опи­ра­ет­ся на фак­ти­че­ский мате­ри­ал.

«Инно­ва­то­ры» — кни­га о циф­ро­вой рево­лю­ции кон­ца ХХ века. Как гово­рит сам Айзек­сон, он поста­вил перед собой цель не толь­ко рас­ска­зать о людях, совер­шив­ших эту рево­лю­цию, но и о кол­лек­тив­ном твор­че­стве, кото­рое, по его мне­нию, явля­ет­ся глав­ной дви­жу­щей силой инно­ва­ций.

Я один из пере­вод­чи­ков этой кни­ги. Рабо­тать над ней было инте­рес­но. Айзек­сон, как все­гда, увле­ка­тель­но опи­сы­ва­ет людей, сто­яв­ших у исто­ков новой циф­ро­вой эры. Про­чи­тав кни­гу, ты как бы зна­ко­мишь­ся с ними. Теперь, напри­мер, за фор­маль­ным сло­вом «чип», дав­но вошед­шим в лек­си­кон тех, кто хоть как-то свя­зан с совре­мен­ны­ми элек­трон­ны­ми устрой­ства­ми, видишь людей, кото­рые этот самый чип при­ду­ма­ли.

Но Айзек­сон не толь­ко изу­чал био­гра­фии вождей этой рево­лю­ции, но и «…соци­аль­ную и куль­тур­ную сре­ду, кото­рая обес­пе­чи­ва­ет атмо­сфе­ру, спо­соб­ству­ю­щую появ­ле­нию инно­ва­ций… Эта атмо­сфе­ра под­дер­жи­ва­лась с помо­щью бла­го­при­ят­ной для иссле­до­ва­ний эко­си­сте­мы, обес­пе­чи­ва­е­мой госу­дар­ствен­ны­ми дота­ци­я­ми и функ­ци­о­ни­ру­ю­щей в рам­ках сотруд­ни­че­ства воен­но-про­мыш­лен­но­го и науч­но­го ком­плек­сов» [2]. А еще, с его точ­ки зре­ния, был необ­хо­дим «сво­бод­ный союз обще­ствен­ных орга­ни­за­ций, хип­пи с их общин­ным созна­ни­ем, люби­те­лей — само­учек и домо­ро­щен­ных хаке­ров, боль­шин­ство из кото­рых с недо­ве­ри­ем отно­си­лись к цен­тра­ли­зо­ван­но­му регу­ли­ро­ва­нию».

Я не соби­ра­юсь рецен­зи­ро­вать кни­гу Айзек­со­на. Но в све­те про­хо­дя­щей (или уже закон­чив­шей­ся?) рефор­мы Ака­де­мии наук мне пока­за­лось важ­ным и инте­рес­ным при­ве­сти несколь­ко цитат из «Инно­ва­то­ров», пока­зы­ва­ю­щих, как в США стро­и­лись отно­ше­ния меж­ду госу­дар­ством и науч­ным сооб­ще­ством, как там госу­дар­ство отно­сит­ся к людям, зани­ма­ю­щим­ся фун­да­мен­таль­ной нау­кой. Я сде­лаю это на при­ме­ре гла­вы, посвя­щен­ной созда­нию Интер­не­та.

Айзек­сон пишет: «Все­мир­ная сеть появи­лась бла­го­да­ря сотруд­ни­че­ству людей, при­над­ле­жа­щих к трем совсем раз­ным груп­пам: воен­ным, уни­вер­си­тет­ским уче­ным и сотруд­ни­кам част­ных кор­по­ра­ций». Заслу­га созда­ния это­го трой­ствен­но­го сою­за при­над­ле­жит про­фес­со­ру MIT Вэни­ва­ру Бушу — непре­ре­ка­е­мо­му авто­ри­те­ту в каж­дом из трех лаге­рей.

Свой пер­вый патент на изоб­ре­те­ние Буш полу­чил еще сту­ден­том. В 1922 году он осно­вал фир­му Raytheon, зани­мав­шу­ю­ся элек­тро­ни­кой и став­шую впо­след­ствии круп­ным постав­щи­ком воен­но­го ведом­ства США. С 1932 года Буш — вице-пре­зи­дент и декан Шко­лы инже­не­рии MIT, а во вре­мя Вто­рой миро­вой вой­ны — глав­ный воен­ный совет­ник адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та Рузвель­та, коор­ди­на­тор Ман­х­эт­тен­ско­го про­ек­та. Но самым важ­ным его изоб­ре­те­ни­ем мож­но счи­тать план, соглас­но кото­ро­му госу­дар­ство вме­сто стро­и­тель­ства боль­шо­го чис­ла новых пра­ви­тель­ствен­ных лабо­ра­то­рий долж­но было заклю­чать кон­трак­ты с уни­вер­си­те­та­ми и про­мыш­лен­ны­ми иссле­до­ва­тель­ски­ми цен­тра­ми.

В сере­дине 1930-х годов каза­лось, что ниче­го ново­го в нау­ке уже не про­ис­хо­дит. В 1939 году на Все­мир­ной выстав­ке в Нью-Йор­ке посла­ние потом­кам, зало­жен­ное в «кап­су­лу вре­ме­ни», состо­я­ло из часов с Мик­ки Мау­сом и без­опас­ной брит­вы Gillette.

Нача­ло вой­ны все изме­ни­ло. Тех­ни­че­ское отста­ва­ние аме­ри­кан­ских воен­ных надо было пре­одо­ле­вать. И Буш участ­ву­ет в орга­ни­за­ции Наци­о­наль­но­го иссле­до­ва­тель­ско­го коми­те­та обо­ро­ны (National Defense Research Committee), а затем и воен­но­го Бюро науч­ных иссле­до­ва­ний и раз­ви­тия (Office of Scientific Research and Development).

А даль­ше «…в июле 1945 года Буш пред­ста­вил доклад [он назы­вал­ся „Нау­ка и без­гра­нич­ное позна­ние“], напи­сан­ный по рас­по­ря­же­нию Рузвель­та. Из-за смер­ти Рузвель­та доклад лег на стол пре­зи­ден­та Гар­ри Трум­эна. Буш высту­пал за финан­си­ро­ва­ние из госу­дар­ствен­но­го бюд­же­та фун­да­мен­таль­ных науч­ных иссле­до­ва­ний, про­во­ди­мых сов­мест­но с уни­вер­си­те­та­ми и про­мыш­лен­ны­ми пред­при­я­ти­я­ми. Вве­де­ние к докла­ду заслу­жи­ва­ет того, что­бы его пере­чи­ты­ва­ли вся­кий раз, когда поли­ти­ки угро­жа­ют уре­зать финан­си­ро­ва­ние иссле­до­ва­ний, необ­хо­ди­мых для инно­ва­ций. „Резуль­та­том фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний явля­ет­ся новое зна­ние, — писал Буш. — Оно состав­ля­ет науч­ный капи­тал, явля­ю­щий­ся источ­ни­ком, из кото­ро­го сле­ду­ет чер­пать прак­ти­че­ские при­ло­же­ния зна­ния. [Вой­на] вне вся­ко­го сомне­ния пока­за­ла, [что фун­да­мен­таль­ная нау­ка] без­услов­но жиз­нен­но необ­хо­ди­ма для без­опас­но­сти госу­дар­ства… В госу­дар­стве, зави­ся­щем от дру­гих в новых фун­да­мен­таль­ных отрас­лях зна­ний, замед­ля­ет­ся тех­ни­че­ский про­гресс, оно теря­ет кон­ку­рен­то­спо­соб­ность в миро­вой тор­гов­ле“. В кон­це докла­да Буш дости­га­ет поэ­ти­че­ских высот, воз­да­вая хва­лу пло­до­твор­но­сти фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний: „Успе­хи нау­ки, если пере­ве­сти их в прак­ти­че­скую плос­кость, озна­ча­ют боль­ше рабо­чих мест, боль­шие зара­бот­ки, сокра­ще­ние рабо­чих часов, более обиль­ные уро­жаи, боль­ше сво­бод­но­го вре­ме­ни для отды­ха, уче­бы, боль­ше вре­ме­ни, что­бы научить­ся жить без уби­ва­ю­щей непо­силь­ной рабо­ты, кото­рая в послед­ние годы была уде­лом про­сто­го чело­ве­ка“».

После это­го Кон­гресс при­ни­ма­ет реше­ние создать Наци­о­наль­ный науч­ный фонд (National Science Foundation, NSF). И даль­ше: «Сна­ча­ла Трум­эн нало­жил вето на этот зако­но­про­ект, посколь­ку пол­но­мо­чия выби­рать дирек­то­ра отда­ва­лись неза­ви­си­мо­му сове­ту дирек­то­ров, а не пре­зи­ден­ту. Но Буш пере­убе­дил Трум­эна, объ­яс­нив, что такое устрой­ство фон­да огра­дит его от тех, кто будет ста­рать­ся зара­бо­тать на этом поли­ти­че­ские очки. „Вэн, вы долж­ны быть поли­ти­ком, — ска­зал ему Трум­эн. — При­род­ное чутье у вас есть“. Ответ Буша был таким: „Гос­по­дин пре­зи­дент, как вы дума­е­те, чем, черт побе­ри, я зани­ма­юсь в этом горо­де [Вашинг­тоне] уже лет пять?“… Созда­ние трой­ствен­но­го сою­за меж­ду пра­ви­тель­ством, про­мыш­лен­но­стью и нау­кой само было важ­ной инно­ва­ци­ей, спо­соб­ство­вав­шей тех­но­ло­ги­че­ской рево­лю­ции кон­ца XX века».

Даль­ше сле­ду­ет увле­ка­тель­ный рас­сказ об «отцах Интер­не­та», о финан­си­ро­ва­нии работ по созда­нию миро­вой сети, кото­рую один из ее созда­те­лей Джо­зеф Карл Роб­нетт Ликлай­дер высо­ко­пар­но назвал «меж­га­лак­ти­че­ской ком­пью­тер­ной сетью», об агент­ствах, фир­мах и уни­вер­си­те­тах, где они рабо­та­ли.

Хочет­ся рас­ска­зать еще об одном эпи­зо­де. Хоро­шо извест­но: в нача­ле XX века Гер­ма­ния была самой «науч­ной» стра­ной в мире. Труд­но даже пере­чис­лить всех вели­ких, жив­ших и рабо­тав­ших в этой стране. Это Планк, Эйн­штейн, Гей­зен­берг, Зоммер­фельд, и так далее, и так далее… После при­хо­да Гит­ле­ра к вла­сти в апре­ле 1933 года появ­ля­ет­ся новый закон о госу­дар­ствен­ной служ­бе, соглас­но кото­ро­му евреи не мог­ли быть госу­дар­ствен­ны­ми слу­жа­щи­ми. А уни­вер­си­тет­ские про­фес­со­ра были имен­но госу­дар­ствен­ны­ми слу­жа­щи­ми. Сре­ди тех, кто вынуж­ден был спа­сать­ся бег­ством, ока­за­лось четыр­на­дцать нобе­лев­ских лау­ре­а­тов и два­дцать шесть из шести­де­ся­ти про­фес­со­ров тео­ре­ти­че­ской физи­ки.

Планк попы­тал­ся спа­сти немец­кую нау­ку, объ­яс­нив Гит­ле­ру, к каким раз­ру­ши­тель­ным послед­стви­ям при­во­дит этот закон. «Наша наци­о­наль­ная поли­ти­ка не будет ни отме­не­на, ни смяг­че­на даже ради уче­ных, — гнев­но ответ­ство­вал ему Гит­лер. — Даже если уволь­не­ние еврей­ских уче­ных озна­ча­ет лик­ви­да­цию совре­мен­ной немец­кой нау­ки, несколь­ко лет мы про­жи­вем и без нее!» [3]. Все зна­ют, что от это­го «погро­ма» немец­кая нау­ка так до кон­ца и не опра­ви­лась. Мне кажет­ся, этот урок долж­ны пом­нить все рефор­ма­то­ры нау­ки.

Закон­чить хочет­ся сло­ва­ми из ина­у­гу­ра­ци­он­ной речи пре­зи­ден­та Эйзен­хау­э­ра (1953–1961): «Любовь к сво­бо­де озна­ча­ет охра­ну всех ресур­сов, кото­рые обес­пе­чи­ва­ют нашу неза­ви­си­мость, начи­ная от непри­кос­но­вен­но­сти наших семей и богат­ства нашей зем­ли до талан­тов наших уче­ных».

Инна Кага­но­ва,
канд. физ.-мат. наук

1. corpus.ru/products/innovatory.htm
2. Если не ука­за­но иное, цит. по кн.: Айзек­сон У. Инно­ва­то­ры. М.: АСТ: Corpus, 2015.
3. Айзек­сон У. Эйн­штейн. Его жизнь и все­лен­ная. М.: АСТ: Corpus, 2015.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи