Долина Спити: мир тибетского буддизма

Вид на долину Спити. На скалах Данкар. 9 июня 2015 года. Фото В. Скворцова

Вид на доли­ну Спи­ти. На ска­лах Дан­кар. 9 июня 2015 года. Фото В. Сквор­цо­ва

Лев Боркин, руководитель Центра гималайских научных исследований Санкт-Петербургского союза ученых

Лев Бор­кин, руко­во­ди­тель Цен­тра гима­лай­ских науч­ных иссле­до­ва­ний Санкт-Петер­бург­ско­го сою­за уче­ных

Высо­ко­гор­ная доли­на Спи­ти (Spiti Valley) нахо­дит­ся на севе­ро-восто­ке шта­та Хима­чал-Пра­деш в адми­ни­стра­тив­ном окру­ге Лахул и Спи­ти (Lahaul and Spiti District). Экс­пе­ди­ции Санкт-Петер­бург­ско­го сою­за уче­ных побы­ва­ли в этом уди­ви­тель­ном отда­лен­ном угол­ке Индии два­жды, выбрав для поез­док раз­ные сезо­ны: в нача­ле октяб­ря 2011 и в нача­ле июня 2015 года.

Не сле­ду­ет путать этот рай­он со всей рекой Спи­ти (Spiti River), кото­рая зна­чи­тель­но про­тя­жен­нее. Спи­ти — пра­вый при­ток реки Сат­ледж. Ее бур­ный поток неисто­во про­ры­ва­ет­ся сквозь каме­ни­стое уще­лье совсем неда­ле­ко от китай­ско­го Тибе­та, отку­да течет Сат­ледж. Сли­я­ние вод про­ис­хо­дит в без­люд­ном мрач­но­ва­том месте сре­ди отвес­ных голых скал на севе­ре сосед­не­го окру­га Хима­чал-Пра­де­ша (Kinnaur District).

Дорога сквозь ущелье около места впадения реки Спити в Сатледж. 4 октября 2011 года. Фото С. Литвинчука

Доро­га сквозь уще­лье око­ло места впа­де­ния реки Спи­ти в Сат­ледж. 4 октяб­ря 2011 года. Фото С. Лит­вин­чу­ка

Близ места впа­де­ния Спи­ти постро­ен неболь­шой желез­ный мост через Сат­ледж. Про­ехав по нему, попа­да­ешь в уще­лье, где узкая доро­га про­би­та пря­мо сквозь мощ­ную ска­лу. Совсем рядом с вами шум­но про­но­сит­ся пени­стая, непо­кор­ная Спи­ти. Тес­ни­на, как некие воро­та, про­пус­ка­ет вас в иной, незна­ко­мый мир. Доро­га по скло­ну кру­то­го сухо­го хреб­та, прак­ти­че­ски лишен­но­го рас­ти­тель­но­сти, под­ни­ма­ет­ся высо­ко над лен­той реки и выхо­дит в более широ­кую доли­ну. Перед пут­ни­ком откры­ва­ет­ся свое­об­раз­ная кра­со­та пустын­но­го гор­но­го пей­за­жа с неболь­ши­ми зеле­ны­ми вкрап­ле­ни­я­ми воз­де­лы­ва­е­мых участ­ков и скром­ны­ми рощи­ца­ми топо­лей и ив вни­зу око­ло пой­мы реки [1]. Осе­нью свер­ху они выгля­де­ли как изящ­ные золо­ти­стые пят­на.

Долина Спити. 4 октября 2011 года. Фото Д. Скоринова

Доли­на Спи­ти. 4 октяб­ря 2011 года. Фото Д. Ско­ри­но­ва

В октяб­ре 2011 года меня пора­зил цвет реки, неоди­на­ко­вый на раз­ных участ­ках тече­ния. На более кру­тых и узких местах сре­ди боль­ших валу­нов беше­ный, как буд­то кипя­щий от яро­сти поток ста­но­вил­ся белым. Места­ми успо­ко­ен­ная вода при­об­ре­та­ла чуд­ный голу­бой или бирю­зо­вый цвет, места­ми же окра­ши­ва­лась в мут­ный буро­ва­тый. При лун­ном све­те Спи­ти зага­доч­но сереб­ри­лась, заво­ра­жи­вая и при­гла­шая к сви­да­нию. Лишь мрач­ные тени гор­ных скло­нов сво­ей тре­вож­но­стью заглу­ша­ли роман­ти­ку пей­за­жа.

В нача­ле июня 2015 года вода, как и в Сат­ле­дже, была толь­ко серо-гряз­но­го оттен­ка. По-види­мо­му, мощ­ное тая­ние лед­ни­ков пре­вра­ща­ло гор­ные ручьи и реч­ки в силь­ные пото­ки, смы­ва­ю­щие при­бреж­ный грунт со скло­нов.

Весь рай­он реки Спи­ти — доволь­но суро­вый край, лежа­щий в зоне так назы­ва­е­мой дож­де­вой тени, куда из-за высо­ких гор­ных хреб­тов не дохо­дят лет­ние мус­со­ны. Это типич­ный уча­сток холод­ных высо­ко­гор­ных пустынь, для кото­рых харак­тер­но без­ле­сье, неболь­шое коли­че­ство осад­ков (око­ло 170 мм в год), высо­кая инсо­ля­ция, суро­вые зимы, силь­ные вет­ра, глу­бо­кие узкие доли­ны и каньо­ны, зажа­тые меж­ду кру­ты­ми хреб­та­ми со снеж­ны­ми вер­ши­на­ми [2]. Неуди­ви­тель­но, что мест­ность отно­сит­ся к наи­ме­нее засе­лен­ным тер­ри­то­ри­ям Индии.

Соб­ствен­но доли­на Спи­ти начи­на­ет­ся за Сум­до (Sumdo), к севе­ру от устья реки. Око­ло этой дерев­ни та дела­ет рез­кий пово­рот, меняя направ­ле­ние тече­ния с север­но­го на запад­ное, а затем на севе­ро-запад­ное. Дости­гая в дли­ну при­мер­но 150 км при ширине до 1,5–3,0 км, доли­на Спи­ти закан­чи­ва­ет­ся у пере­ва­ла Кун­зум (Kunzum Pass, 4551 м над уров­нем моря), где нахо­дят­ся исто­ки реки.

Перевал Кунзум. 9 октября 2011 года. Фото А. Андреева

Пере­вал Кун­зум. 9 октяб­ря 2011 года. Фото А. Андре­ева

Зна­чи­тель­ную часть года жите­ли Спи­ти изо­ли­ро­ва­ны от внеш­не­го мира. Пере­вал Кун­зум может быть закрыт для про­ез­да от 6 до 8 меся­цев в году, с октяб­ря — нача­ла нояб­ря до мая. В 2011 году пер­вый лег­кий снег в долине выпал 8 октяб­ря, но мы бла­го­по­луч­но пре­одо­ле­ли пере­вал. Летом 2015 года нам при­шлось рез­ко поме­нять пла­ны экс­пе­ди­ции из-за боль­шой снеж­ной лави­ны, похо­ро­нив­шей доро­гу око­ло пере­ва­ла. 11 июня мы вынуж­де­ны были повер­нуть обрат­но к Сат­ле­джу [3]. На юге связь доли­ны Спи­ти с осталь­ной частью стра­ны с нояб­ря по июнь пери­о­ди­че­ски пре­ры­ва­ет­ся мощ­ны­ми штор­ма­ми.

Несмот­ря на сла­бую засе­лен­ность, в долине Спи­ти, судя по кар­там 2010–2011 годов, око­ло двух с поло­ви­ной десят­ков неболь­ших дере­вень, не счи­тая боко­вой доли­ны Пин [4]. В город­ке Каза (Kaza, 3670 м) — адми­ни­стра­тив­ном цен­тре и наи­бо­лее круп­ном посе­ле­нии — про­жи­ва­ет поряд­ка 3200–3300 чело­век. Любо­пыт­но, что в 1891 году сопо­ста­ви­мое чис­ло жите­лей было заре­ги­стри­ро­ва­но во всем рай­оне Спи­ти [5]; сей­час в нем насчи­ты­ва­ет­ся более 10 тыс.

Сле­ду­ет ука­зать, что бас­сейн реки Спи­ти нахо­дит­ся в погра­нич­ной зоне с Кита­ем (Тибет). Ранее дол­гое вре­мя рай­он был закрыт для ино­стран­цев. Что­бы попасть сюда сей­час, необ­хо­ди­мо полу­чить спе­ци­аль­ное раз­ре­ше­ние (так назы­ва­е­мый inner line permit) в горо­де Шим­ла (Shimla), сто­ли­це Хима­чал-Пра­де­ша.

У доли­ны Спи­ти, по-види­мо­му, дол­гая исто­рия, хотя в раз­лич­но­го рода запи­сях (и над­пи­сях) она упо­ми­на­ет­ся лишь с кон­ца X века нашей эры. Бри­тан­цы, посе­щав­шие Спи­ти в XIX веке, отме­ча­ли тибет­ский харак­тер (в этни­че­ском, куль­тур­ном и рели­ги­оз­ном отно­ше­нии) это­го гима­лай­ско­го угол­ка Индии («a Tibetan country»). Дей­стви­тель­но, Спи­ти — это мир тибет­ско­го буд­диз­ма, одна­ко так было не все­гда.

В Сред­ние века (до X века) рай­он нахо­дил­ся под вли­я­ни­ем запад­но-тибет­ско­го цар­ства Шан­шунг (Shang Shung) со сто­ли­цей в рай­оне горы Кай­лас; в нем гос­под­ство­ва­ла рели­гия бон [4]. При­мер­но в X веке кон­троль над доли­ной Спи­ти уста­но­ви­ло госу­дар­ство Гуге (Guge), сме­нив­шее Шан­шунг. Пра­ви­тель-лама, полу­чив­ший духов­ное имя Еше-Од (Jangchub Eshe-Ö, или Eshe-Od, ок. 959‑1040) про­сла­вил­ся сво­ей под­держ­кой буд­диз­ма, обес­пе­чив его воз­рож­де­ние в Тибе­те и сосед­них рай­о­нах. Вто­рая вол­на рас­про­стра­не­ния тибет­ско­го буд­диз­ма захва­ти­ла и Спи­ти.

На совре­мен­ных тури­сти­че­ских кар­тах в долине Спи­ти, вклю­чая Пин (Pin), отме­ча­ют семь буд­дий­ских мона­сты­рей, хотя в отче­те 1891 года ука­зы­ва­ли лишь пять [5, p. 86]. Наи­бо­лее древним явля­ет­ся мона­стырь (по-тибет­ски гом­па) в селе­нии Табо (Tabo): его дати­ру­ют 996 годом н. э. [6]. После мона­сты­ря в зан­скар­ском Сани, осно­ва­ние кото­ро­го отно­сят ко II веку н. э [7], Табо и мона­стырь Алчи (Alchi Gompa) на реке Инд мож­но счи­тать самы­ми ста­ры­ми из ныне суще­ству­ю­щих в тибет­ском мире Лада­ка и Хима­чал-Пра­де­ша.

Спе­ци­а­ли­сты [6] пола­га­ют, что назва­ние Табо (tapo), как и неко­то­рые дру­гие, встре­ча­ю­щи­е­ся в над­пи­сях на сте­нах мона­сты­ря, явно не тибет­ское, но язык над­пи­сей пока не иден­ти­фи­ци­ро­ва­ли. Воз­мож­но, пер­во­на­чаль­ным в этой мест­но­сти был шан­шунг­ский язык, сохра­нив­ший­ся в одной деревне в окру­ге Кин­нор.

Вход в монастырь Табо. 5 октября 2011 года. Фото В. Скворцова

Вход в мона­стырь Табо. 5 октяб­ря 2011 года. Фото В. Сквор­цо­ва

Тра­ди­ция свя­зы­ва­ет стро­и­тель­ство мона­сты­ря Табо, как и Алчи, с име­нем зна­ме­ни­то­го буд­дий­ско­го настав­ни­ка Рин­чен Занг­по (по-тибет­ски Rin-chen-bzang-po, 958‑1055). Он про­сла­вил­ся так­же как вели­кий лоца­ва (lo-tsa-ba, бук­валь­но «пере­вод­чик»). После сви­ре­пых гоне­ний на буд­дизм в Тибе­те в IX сто­ле­тии и вос­ста­нов­ле­нии вла­сти жре­цов бон буд­дизм был воз­рож­ден на юго-запа­де Тибе­та в Гуге.

Уже упо­ми­нав­ший­ся Еше-Од, извест­ный так­же как «бла­го­род­ный король», решил пере­ве­сти сан­скрит­ские буд­дий­ские руко­пи­си на тибет­ский. Для это­го он послал наи­бо­лее талант­ли­вых послуш­ни­ков на уче­бу в Индию и Каш­мир. Из 21 уче­ни­ка выжи­ли лишь двое, осталь­ные погиб­ли от болез­ней, непри­выч­но­го жар­ко­го и влаж­но­го кли­ма­та, а так­же от уку­сов змей. Одним из вер­нув­ших­ся был Рин­чен Занг­по, став­ший впо­след­ствии вели­ким учи­те­лем (маха­гу­ру).

По пре­да­ни­ям, он так­же зани­мал­ся воз­ве­де­ни­ем мона­сты­рей по все­му Гуге и постро­ил их яко­бы более сот­ни. Поми­мо дея­тель­но­сти в самой сто­ли­це (Тхо­линг на запа­де Тибе­та, 997 год) и в Мустан­ге (ныне Непал) ему при­пи­сы­ва­ют созда­ние хра­мов в Табо, Алчи и Лама­ю­ру в Запад­ных Гима­ла­ях. Надо заме­тить, что они сти­ли­сти­че­ски неоди­на­ко­вы. Как Рин­чен Занг­по успе­вал зани­мать­ся тща­тель­ны­ми, кро­пот­ли­вы­ми пере­во­да­ми свя­щен­ных тек­стов и повсе­мест­ным неуто­ми­мым стро­и­тель­ством хра­мов, извест­но лишь ему одно­му.

Австрий­ские уче­ные [6], деталь­но обсле­до­вав­шие мона­стыр­ский ком­плекс в Табо, обна­ру­жи­ли над­пись, сооб­щав­шую, что гом­па была осно­ва­на «Бод­хи­сатт­вой», т.е. коро­лем-ламой Еше-Од, и спу­стя 46 лет была обнов­ле­на его вну­ча­тым пле­мян­ни­ком. По-види­мо­му, мона­стырь воз­ник в ходе ран­ней мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти коро­ля-буд­ди­ста еще до при­вле­че­ния им Рин­че­на Занг­по для стро­и­тель­ства хра­мов.

Древняя гомпа Табо. 8 июня 2015 года. Фото В. Скворцова

Древ­няя гом­па Табо. 8 июня 2015 года. Фото В. Сквор­цо­ва

Гом­па Табо слав­на сво­и­ми ста­рин­ны­ми фрес­ка­ми. Ее часто назы­ва­ют Аджан­той Гима­ла­ев по ана­ло­гии со зна­ме­ни­той Аджан­той в шта­те Маха­ра­шт­ра, пещер­ным хра­мо­вым ком­плек­сом с настен­ной рос­пи­сью. К сожа­ле­нию, фрес­ки в Табо сей­час нахо­дят­ся в не очень хоро­шем состо­я­нии. Внут­ри хра­мо­вых поме­ще­ний царит полу­мрак. Фото­гра­фи­ро­вать со вспыш­кой, как и во мно­гих дру­гих мона­сты­рях, тури­стам не раз­ре­ша­ет­ся, что­бы не допу­стить раз­ру­ше­ния кра­сок.

Поми­мо фре­сок, внут­ри хра­мов мож­но видеть круп­ные фигу­ры раз­лич­ных божеств, выпол­нен­ные из рас­кра­шен­ной гли­ны. Счи­та­ет­ся, что пер­во­на­чаль­но гом­па Табо испы­та­ла вли­я­ние индий­ско­го буд­дий­ско­го искус­ства, при­шед­ше­го с севе­ра из Восточ­но­го Тур­ке­ста­на, в част­но­сти из оази­са Дунь­ху­ан (ныне про­вин­ция Гань­су в Запад­ном Китае).

Табо. Интерьер главного храма, зал собраний (Klimburg-Salter, 2005)

Табо. Инте­рьер глав­но­го хра­ма, зал собра­ний (Klimburg-Salter, 2005)

К чер­там доти­бет­ско­го буд­диз­ма в Табо отно­сят так­же изоб­ра­же­ние защит­ни­цы Wi-nyu-myin. Неко­гда она, по-види­мо­му, была вли­я­тель­ным мест­ным боже­ством жен­ско­го пола, кото­рое посте­пен­но транс­фор­ми­ро­ва­лось в пер­со­наж буд­дий­ско­го мира. Таким обра­зом, мона­стырь Табо инте­ре­сен тем, что нагляд­но пока­зы­ва­ет про­цесс тибе­ти­за­ции запад­но-гима­лай­ских окра­ин.

В отли­чие от подав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства буд­дий­ских мона­сты­рей в Запад­ных Гима­ла­ях, гом­па Табо нахо­дит­ся на реч­ной рав­нине (высо­та око­ло 3300 м), как мона­сты­ри в Сани (Зан­скар) и Алчи (Ладак).

Она так­же обне­се­на неза­мыс­ло­ва­той гли­но­бит­ной сте­ной. Из это­го же мате­ри­а­ла сде­ла­ны сте­ны хра­мов и чор­те­ны (сту­пы). Поэто­му внешне ста­рин­ные одно­этаж­ные зда­ния выгля­дят доволь­но невзрач­но.

Табо. Двор с чортенами. 5 октября 2011 года. Фото В. Скворцова

Табо. Двор с чор­те­на­ми. 5 октяб­ря 2011 года. Фото В. Сквор­цо­ва

Мона­стыр­ский ком­плекс в Табо вклю­ча­ет девять хра­мов, мно­же­ство чор­те­нов, жили­ще лам и поме­ще­ние для гостей; есть так­же свя­щен­ные пеще­ры для меди­та­ции за пре­де­ла­ми дерев­ни. Хро­но­ло­ги­че­ски эти соору­же­ния отно­сят­ся к X–XI (глав­ный храм), XIII–XIV (ста­рин­ные сту­пы) и XV–XX сто­ле­ти­ям (осталь­ные части ком­плек­са). Весь ком­плекс рас­смат­ри­ва­ет­ся как наци­о­наль­ное сокро­ви­ще Индии и охра­ня­ет­ся Архео­ло­ги­че­ской служ­бой стра­ны.

Табо и монастырский комплекс. 5 октября 2011 года. Фото А. Андреева

Табо и мона­стыр­ский ком­плекс. 5 октяб­ря 2011 года. Фото А. Андре­ева

За свою дол­гую исто­рию гом­па Табо при­над­ле­жа­ла к раз­лич­ным шко­лам тибет­ско­го буд­диз­ма. Ньинг­ма, кадам и сакья были пред­став­ле­ны здесь, но затем вытес­не­ны шко­лой гелуг (жел­то­ша­поч­ни­ки), воз­ник­шей в XV веке. Нынеш­ний Далай-лама XIV покро­ви­тель­ству­ет Табо как одно­му из наи­бо­лее свя­тых мест тибет­ско­го буд­диз­ма в Индии и даже выра­зил жела­ние уда­лить­ся сюда в кон­це жиз­ни. В 1996 году, когда празд­но­ва­лось тыся­че­ле­тие мона­сты­ря Табо, он про­вел здесь цере­мо­нию ини­ци­а­ции Кала­ча­к­ры, на кото­рую при­бы­ли тыся­чи палом­ни­ков из раз­ных стран.

Мы посе­ти­ли гом­пу Табо два­жды: 5 октяб­ря 2011 и 9 июня 2015 года. В деревне и мона­сты­ре мож­но обна­ру­жить любо­пыт­ные фак­ты. Так, вой­дя в один из хра­мов, мы уви­де­ли скульп­ту­ру сына Шивы Гане­ши, бога муд­ро­сти и бла­го­по­лу­чия с голо­вой сло­на. На мой вопрос (в 2015 году), поче­му здесь нахо­дит­ся это сим­па­тич­ное инду­ист­ское боже­ство, моло­дой лама, пока­зы­вав­ший мона­стырь, толь­ко улыб­нул­ся.

Изме­не­ния в жиз­ни буд­дий­ско­го сооб­ще­ства Табо за послед­ние деся­ти­ле­тия очень замет­ны и под­вер­га­ют­ся вли­я­нию извне, на что ука­за­ли австрий­ские иссле­до­ва­те­ли [6]. Дей­стви­тель­но, в деревне ведет­ся стро­и­тель­ство, раз­во­ра­чи­ва­ет­ся тури­сти­че­ский биз­нес, ори­ен­ти­ро­ван­ный на ино­стран­цев.

Так, в 2011 году мы не раз обе­да­ли в мест­ном кафе Zion, рас­по­ло­жен­ном в цен­тре дерев­ни и обве­шан­ном молит­вен­ны­ми буд­дий­ски­ми флаж­ка­ми. Назва­ние явно гово­рит о пото­ке тури­стов из Изра­и­ля. О кошер­но­сти пищи ниче­го ска­зать не могу. Заме­чу, что сами жите­ли Табо веге­та­ри­ан­цы. Мест в новой гости­ни­це, где рас­по­ло­жи­лась наша основ­ная груп­па, было мало, и мне при­шлось снять боль­шую, в целом удоб­ную ком­на­ту пря­мо в кафе на вто­ром эта­же, на пару суток став «сио­ни­стом». Пом­ню, что в доме по ночам бега­ла, судя по топо­ту, боль­шая кры­са.

В 2015 году наша груп­па оста­но­ви­лась на окра­ине Табо в Trojan Guest House. Я спро­сил хозя­и­на-инду­са Раме­ша Кума­ра, отку­да такое стран­ное назва­ние. Сму­тив­шись, он ска­зал, что точ­но не зна­ет, но это свя­за­но с лоша­дью (!). Так древ­не­гре­че­ская леген­да о тро­ян­ском коне через мно­го веков достиг­ла укром­но­го угол­ка Запад­ных Гима­ла­ев.

Дру­гие мона­сты­ри в долине Спи­ти по сво­е­му рас­по­ло­же­нию явля­ют­ся пол­ной про­ти­во­по­лож­но­стью Табо. Они постро­е­ны на скло­нах гор­ных хреб­тов или на вер­ши­нах отдель­но сто­я­щих хол­мов и скал. Если из Табо ехать вверх по реке Спи­ти, то в поле ваше­го зре­ния неиз­беж­но попа­дет импо­зант­ный мона­стырь Дан­кар (Dhankar). Напо­до­бие боль­шо­го орли­но­го гнез­да, он воз­нес­ся на самую вер­ши­ну трех­сот­мет­ро­вой ска­лы и с холод­ным спо­кой­стви­ем взи­ра­ет на про­те­ка­ю­щую вни­зу реку.

Назва­ние (пишут так­же Dankhar, Drangkhar, по-тибет­ски Brang-mkhar или Grang-mkhar) состо­ит из двух слов: dhang или dang озна­ча­ет «ска­ла», а kar или khar — «кре­пость». Что­бы попасть в этот вели­ко­леп­ный замок-мона­стырь, надо сна­ча­ла про­ехать 25 км вверх по лево­му бере­гу реки Спи­ти до дерев­ни Аттар­го (Attargo), а отту­да по слож­но­му сер­пан­ти­ну вер­нуть­ся на 7 км назад, под­няв­шись по скло­ну хреб­та до высо­ты око­ло 3900 м над уров­нем моря.

Данкар. Фреска. 6 октября 2011 года. Фото С. Литвинчука

Дан­кар. Фрес­ка. 6 октяб­ря 2011 года. Фото С. Лит­вин­чу­ка

В вер­шин­ном рас­по­ло­же­нии Дан­ка­ра и его архи­тек­ту­ре видят сти­ли­сти­че­ское вли­я­ние мона­сты­рей-кре­по­стей Цен­траль­но­го Тибе­та. Осно­ва­ние Дан­ка­ра отно­сят чуть ли не к X веку, т.е. к началь­но­му пери­о­ду рас­про­стра­не­ния тибет­ско­го буд­диз­ма в Спи­ти, хотя досто­вер­ных сви­де­тельств это­му нет. Одна­ко форт упо­ми­на­ет­ся в ран­ней исто­рии запад­но­ти­бет­ско­го цар­ства Гуге. В XI веке сюда был сослан наслед­ник пре­сто­ла.

По дру­гим дан­ным, нынеш­няя гом­па мог­ла быть постро­е­на в XII сто­ле­тии. В тече­ние несколь­ких веков Дан­кар был местом про­жи­ва­ния пра­ви­те­лей Спи­ти (так назы­ва­е­мые ноно). Рядом с мона­сты­рем рас­по­ло­же­на неболь­шая дере­вуш­ка. Как и в Табо, мона­стырь Дан­кар после­до­ва­тель­но при­над­ле­жал раз­ным тече­ни­ям тибет­ско­го буд­диз­ма (ньинг­ма, сакья и кагью), но при­мер­но с сере­ди­ны XV сто­ле­тия здесь воца­ри­лась гос­под­ству­ю­щая в Тибе­те шко­ла гелу­г­па.

В октяб­ре 2011 года мы смог­ли всласть побро­дить по тес­ным улоч­кам фор­та, загля­нуть в полу­раз­ру­шен­ные покры­тые пылью поме­ще­ния, услы­шать молит­вен­ное бор­мо­та­ние лам в немно­гих сохра­нив­ших­ся поме­ще­ни­ях. В одной поки­ну­той пустой ком­на­те высо­ко­го зда­ния-баш­ни я подо­шел к про­ему, отку­да откры­вал­ся захва­ты­ва­ю­щий вид на подош­ву (конус выно­са) боко­вой доли­ны Пин и самой Спи­ти.

Из ком­на­ты мож­но было по узко­му кар­ни­зу прой­ти вдоль наруж­ной сте­ны зда­ния. При взгля­де вниз у меня от огром­ной высо­ты закру­жи­лась голо­ва, и даже сама мысль вос­поль­зо­вать­ся этой троп­кой пока­за­лась мне безум­ной и фан­та­сти­че­ской. Насколь­ко же надо быть лов­ким и натре­ни­ро­ван­ным, что­бы без огра­ды и перил без­бо­яз­нен­но шество­вать над кру­тым обры­вом. Веро­ят­но, ламам в таком небез­опас­ном деле помо­гал сам Буд­да!

Весь ком­плекс нахо­дит­ся не в луч­шем состо­я­нии, и сей­час его пыта­ют­ся отре­ста­ври­ро­вать с помо­щью зару­беж­ных фон­дов (в част­но­сти, из США). В 2006 году Дан­кар был зане­сен в спи­сок сот­ни мону­мен­тов мира, нахо­дя­щих­ся в наи­бо­лее угро­жа­е­мом состо­я­нии. В мае 2015 года мона­стырь был закрыт.

Дан­кар когда-то кон­тро­ли­ро­вал не толь­ко про­ход вдоль Спи­ти, но и въезд в рай­он Пин. Об одно­имен­ной реке и долине, как и о рас­по­ло­жен­ном там ста­рин­ном мона­сты­ре я писал ранее [4]. В 45 км от Табо вверх по Спи­ти нахо­дит­ся Каза. В этот тор­го­вый и адми­ни­стра­тив­ный центр сте­ка­ют­ся жите­ли окрест­ных дере­вень, а так­же при­ез­жа­ют тури­сты. Насе­ле­ние доли­ны Спи­ти отно­сит­ся к обшир­ной этни­че­ской груп­пе бхо­тия, исполь­зу­ю­щей раз­ные язы­ки и диа­лек­ты тибет­ской груп­пы. Жите­лей в раз­но­об­раз­ных наци­о­наль­ных одеж­дах мож­но видеть на глав­ной базар­ной ули­це.

Каза при­вле­ка­ет тре­мя буд­дий­ски­ми мона­сты­ря­ми. Выше всех в горы под­нял­ся Тан­гьюд (Tangyud Gompa, 4548 м), где в 2011 году был лишь один лама, хотя когда-то их чис­ло дохо­ди­ло до 60. Мона­стырь так­же счи­та­ет­ся весь­ма древним (яко­бы XI век), но более реаль­но дати­ро­вать его XIV сто­ле­ти­ем. Это один из двух в Спи­ти мона­сты­рей, при­над­ле­жа­щих к шко­ле сакья, кото­рая полу­чи­ла вли­я­ние в Тибе­те в XIV веке бла­го­да­ря под­держ­ке мон­го­лов. Рядыш­ком сре­ди широ­ких поло­гих скло­нов лежит селе­ние Комик (Komik).

По хол­ми­стой доро­ге вдоль хреб­та, где на высо­те более 4000 м часто попа­да­ют­ся иско­па­е­мые остат­ки дав­но вымер­ших мор­ских живот­ных юрско­го пери­о­да, мож­но попасть в селе­ние и мона­стырь Киб­бер (Kibber). В 2011 году мы туда не поеха­ли из-за недо­стат­ка вре­ме­ни. Визит в 2015-м ока­зал­ся неудач­ным, так как гом­па была закры­та, и даже ламу, спо­соб­но­го что-то внят­но рас­ска­зать о ней, нам най­ти не уда­лось (зато попа­лись при­вет­ли­вые индий­ские воен­ные). Сам ком­плекс по срав­не­нию с дру­ги­ми выгля­дит не очень заман­чи­во.

Монастырь Ки. 8 октября 2011 года. Фото С. Литвинчука

Мона­стырь Ки. 8 октяб­ря 2011 года. Фото С. Лит­вин­чу­ка

Пожа­луй, самым зна­ме­ни­тым из трой­ки мона­сты­рей близ Казы сле­ду­ет счи­тать Ки (Key, Kyi, Kye или Ki Gompa, око­ло 4000 м). Это круп­ней­ший мона­стырь в долине Спи­ти вооб­ще; в нем от 250 до 300 лам, и изда­ли он выгля­дит как малень­кий горо­док со мно­же­ством раз­лич­ных постро­ек. Ки нахо­дит­ся в 7 км от Казы вверх по тече­нию реки. В отли­чие от двух дру­гих упо­мя­ну­тых выше гомп, он рас­по­ло­жен не глу­бо­ко в горах, а на левом бере­гу Спи­ти, вели­че­ствен­но зани­мая отдель­но сто­я­щий холм. Пола­га­ют, что мона­стырь воз­ник еще в XI веке и пер­во­на­чаль­но отно­сил­ся к шко­ле кадам, но в XVII сто­ле­тии пере­шел под кон­троль жел­то­ша­поч­ни­ков.

Начи­ная с XIV века Ки не раз под­вер­гал­ся раз­ру­ше­ни­ям, горел в 1840-е годы. Послед­ний силь­ный удар ему нанес­ло зем­ле­тря­се­ние 1975 года. Тем не менее вос­ста­нов­лен­ный мона­стырь сохра­нил настен­ные рос­пи­си XIV века, в кото­рых видят китай­ское вли­я­ние, а так­же цен­ную кол­лек­цию свя­щен­ных тек­стов (Ган­джур), утон­чен­ных танок (матер­ча­тых икон) из Лха­сы и ста­рин­ных музы­каль­ных инстру­мен­тов.

Путе­ше­ствуя по долине Спи­ти, вы не толь­ко насла­жда­е­тесь уди­ви­тель­ной при­ро­дой Запад­ных Гима­ла­ев, встре­ча­е­тесь с людь­ми из раз­ных этни­че­ских групп, но и при опре­де­лен­ной под­го­тов­ке може­те стран­ство­вать во вре­ме­ни, осмат­ри­вая селе­ния и буд­дий­ские мона­сты­ри. Не удив­ляй­тесь, если в какой-то момент вы почув­ству­е­те, что попа­ли в тибет­ское сред­не­ве­ко­вье, окру­жен­ные миро­лю­би­вы­ми жите­ля­ми-буд­ди­ста­ми, заня­ты­ми сво­и­ми повсе­днев­ны­ми забо­та­ми.

Ом мани пад­ме хум!

ТрВ-Нау­ка — инфор­ма­ци­он­ный парт­нер СПб­СУ по Гима­лай­ско­му про­ек­ту.

1. См. так­же: Singh K. Driving Holidays in the Himalayas: Himachal. New Delhi: Rupa & Co. 2007. Бор­кин Л. Я. Изва­ра, Н. К. Рерих, Гима­лаи. СПб.: Евро­пей­ский Дом, 2014.

2. Negi S.S. Cold Deserts of India. Second edition. [New Dehli]: Indus Publishing Company, 2002. Rao N. Himalayan Desert. New Delhi: Lustre Press /​ Roli Books, 2007.

3. Бор­кин Л., Андре­ев А. Меня­ем план экс­пе­ди­ции: дик­тат обсто­я­тельств /​/​ ТрВ-Нау­ка. 2015. № 182.

4. Бор­кин Л. В суро­вой долине Пин: меж­ду Кулу и Спи­ти /​/​ ТрВ-Нау­ка. № 179.

5. Gazetteer of the Kangra District. Part II to IV. Kulu, Lahul and Spiti Compiled and published under the authority of the Punjab Government. Delhi: B.R. Publishing Corporation, 2012 (reprint of 1899).

6. Klimburg-Salter D.E. Tabo Art and History. Vienna, 2005.

7. Бор­кин Л., Андре­ев А. Буд­дий­ский празд­ник в Сани (Зан­скар) /​/​ ТрВ-Нау­ка. 2015. № 188.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *