- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Уроки истории. Адмиральское воцерковление античного города

Вице-адмирал-губернатор, бывший директор музея и объект хозяйствования

Вице-адми­рал-губер­на­тор, быв­ший дирек­тор музея и объ­ект хозяй­ство­ва­ния

Когда мате­ри­ал был прак­ти­че­ски готов к пуб­ли­ка­ции (им мы даже реши­ли открыть номер), СМИ рас­про­стра­ни­ли сооб­ще­ние о том, что дирек­тор запо­вед­ни­ка «Хер­со­нес Таври­че­ский» о. Сер­гий доб­ро­воль­но ушел в отстав­ку.

Вро­де бы — ура! — пово­да раз­во­дить туру­сы на коле­сах боль­ше нет. Одна­ко, пораз­мыс­лив всей редак­ци­ей, мы реши­ли пуб­ли­ка­цию не отме­нять. Уж боль­но мно­го харак­тер­но­го в этом эпи­зо­де. К ска­зан­но­му Асколь­дом Иван­чи­ком от редак­ции мы име­ем доба­вить сле­ду­ю­щее.

Кон­крет­ная кол­ли­зия, воз­мож­но (!), раз­ре­ши­лась, но, зная повад­ки рос­сий­ской бюро­кра­тии, нель­зя исклю­чать, что про­дол­же­ние той или иной сте­пе­ни уди­ви­тель­но­сти и неве­ро­ят­но­сти вос­по­сле­ду­ет.

На момент выхо­да номе­ра в печать нали­цо фак­ты.

  1. Преж­ний дирек­тор, чело­век явно на сво­ем месте, кото­ро­го весь кол­лек­тив музея под­дер­жал, все-таки уво­лен. То есть место рас­чи­ще­но. Для кого — выяс­нит­ся в сен­тяб­ре.
  2. Прак­ти­ка «фельд­фе­бе­ля в Воль­те­ры» никак не осуж­де­на. Хотя губер­на­то­ру Сер­гею Меняй­ло, явно спу­тав­ше­му воин­скую долж­ность (я началь­ник — все дура­ки и обя­за­ны ходить стро­ем) с госу­дар­ствен­ной, не меша­ло бы изви­нить­ся перед сотруд­ни­ка­ми музея за пове­де­ние во вре­мя пред­став­ле­ния дирек­то­ра-свя­щен­ни­ка, достой­ное унтер-офи­це­ра, а не вице-адми­ра­ла. Исполь­зо­ван­ный метод реше­ния про­бле­мы (доб­ро­воль­но-при­ну­ди­тель­ная отстав­ка све­же­из­бран­но­го дирек­то­ра) при­ме­нен, похо­же, что­бы губер­на­тор мог сохра­нить лицо.
  3. По сло­вам г-на Меняй­ло, назна­че­ние было согла­со­ва­но с Мин­куль­том и пат­ри­ар­хом Кирил­лом. Како­вые, одна­ко, от тако­го «согла­со­ва­ния» в пря­мом и пере­нос­ном смыс­ле откре­сти­лись. То есть имел место «слу­чай так назы­ва­е­мо­го вра­нья», не полу­чив­ший ника­кой оцен­ки.
  4. Есть и поло­жи­тель­ная сто­ро­на в ситу­а­ции: жите­ли Кры­ма еще не до кон­ца при­вык­ли к осо­бен­но­стям рос­сий­ской «вер­ти­каль­ной демо­кра­тии» и пока­за­ли, что соли­дар­ность и твер­дый про­тест могут при­не­сти резуль­та­ты и в нынеш­них усло­ви­ях.
  5. В завер­ше­ние, увы, при­хо­дит­ся отме­тить, что дис­сер­та­ция оче­ред­но­го пре­тен­ден­та на ДОЛЖНОСТЬ при пер­вом же серьез­ном рас­смот­ре­нии ока­за­лась, мяг­ко гово­ря, небез­упреч­ной с точ­ки зре­ния пря­мых заим­ство­ва­ний. Про каче­ство и гово­рить не при­хо­дит­ся.

Херсонес Таврический: окончательная победа или временная передышка?

Аскольд Иванчик,  чл.-корр. РАН

Аскольд Иван­чик, чл.-корр. РАН

В первую неде­лю авгу­ста рос­сий­ское науч­ное и музей­ное сооб­ще­ства пере­жи­ли насто­я­щий шок: гене­раль­ным дирек­то­ром Наци­о­наль­но­го запо­вед­ни­ка «Хер­со­нес Таври­че­ский», все­мир­но извест­но­го архео­ло­ги­че­ско­го памят­ни­ка, вне­сен­но­го в Спи­сок миро­во­го куль­тур­но­го насле­дия ЮНЕСКО и одно­го из круп­ней­ших науч­ных цен­тров Кры­ма, был назна­чен про­то­и­е­рей Сер­гий Халю­та. Это реше­ние назвал про­во­ка­ци­он­ным дирек­тор Эрми­та­жа и пре­зи­дент Сою­за музеев Миха­ил Пио­тров­ский, про­тив него высту­пил совет­ник пре­зи­ден­та по куль­ту­ре Вла­ди­мир Тол­стой. Заяв­ле­ния по пово­ду скан­даль­но­го назна­че­ния опуб­ли­ко­ва­ли Отде­ле­ние исто­ри­ко-фило­ло­ги­че­ских наук РАН, Совет по нау­ке при Мино­бр­на­у­ки, Комис­сия по кон­тро­лю за рефор­ма­ми в сфе­ре нау­ки, Воль­ное исто­ри­че­ское обще­ство, Рос­сий­ское исто­ри­че­ское обще­ство. Кол­лек­тив запо­вед­ни­ка в пол­ном соста­ве выра­зил недо­ве­рие ново­му дирек­то­ру и заявил об отка­зе рабо­тать под его нача­лом.

Прот. Сер­гий — бла­го­чин­ный Сева­сто­поль­ско­го окру­га УПЦ Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та и насто­я­тель Вла­ди­мир­ско­го собо­ра, рас­по­ло­жен­но­го на тер­ри­то­рии Хер­со­нес­ско­го запо­вед­ни­ка. Шок вызва­ло, одна­ко, не это: само нали­чие духов­но­го сана не может пре­пят­ство­вать науч­ной рабо­те, и при­ме­ры свя­щен­ни­ков, быв­ших круп­ны­ми уче­ны­ми, хоро­шо извест­ны. Доста­точ­но вспом­нить крым­ско­го архи­епи­ско­па ста­лин­ско­го и хру­щев­ско­го вре­ме­ни Луку Вой­но-Ясе­нец­ко­го, круп­ней­ше­го спе­ци­а­ли­ста в обла­сти меди­ци­ны, док­то­ра наук и про­фес­со­ра, и одно­вре­мен­но насто­я­ще­го хри­сти­ан­ско­го подвиж­ни­ка и бого­сло­ва, став­ше­го почи­та­е­мым пра­во­слав­ным свя­тым.

Одна­ко в свет­ском госу­дар­стве, отде­лен­ном от церк­ви, нали­чие духов­но­го сана не долж­но быть не толь­ко пре­пят­стви­ем для назна­че­ния на любую долж­ность, но и осно­ва­ни­ем для это­го. Если кли­рик назна­ча­ет­ся на свет­скую долж­ность, осно­ва­ни­ем долж­ны слу­жить его свет­ские заслу­ги и свет­ская ква­ли­фи­ка­ция. При­над­леж­ность к любой рели­ги­оз­ной струк­ту­ре, если она не запре­ще­на зако­ном, как и к любо­му веро­ис­по­ве­да­нию, — его лич­ное дело, кото­рое не долж­но инте­ре­со­вать ни его под­чи­нен­ных, ни началь­ство. Соот­вет­ству­ю­щим обра­зом дол­жен вести себя и сам кли­рик: неумест­ное под­чер­ки­ва­ние духов­но­го сана в свет­ском кон­тек­сте не толь­ко неле­по, но и вызы­ва­ю­ще.

Имен­но в этом и состо­ит скан­даль­ность назна­че­ния о. Сер­гия дирек­то­ром свет­ско­го науч­но­го и куль­тур­но­го учре­жде­ния, како­вым явля­ет­ся запо­вед­ник «Хер­со­нес Таври­че­ский». В самом деле, до сих пор ника­ко­го отно­ше­ния к науч­ной или музей­ной рабо­те о. Сер­гий не имел. Его свет­ское обра­зо­ва­ние огра­ни­чи­ва­ет­ся меди­цин­ским учи­ли­щем. Впо­след­ствии он полу­чил выс­шее обра­зо­ва­ние — окон­чил Мос­ков­скую духов­ную ака­де­мию, прав­да, заоч­но. Но это обра­зо­ва­ние духов­ное и в свет­ских учре­жде­ни­ях не долж­но при­ни­мать­ся во вни­ма­ние; во вся­ком слу­чае, оно не явля­ет­ся про­филь­ным. У о. Сер­гия есть и уче­ная сте­пень — кан­ди­дат бого­сло­вия. Прав­да, эту сте­пень ни он сам, ни его покро­ви­тель губер­на­тор Сер­гей Меняй­ло, кажет­ся, почти не упо­ми­на­ли. Что стран­но, учи­ты­вая тему дис­сер­та­ции — «Пещер­ные церк­ви и мона­сты­ри древ­ней Таври­ды VI–XVI вв.»: каза­лось бы, ее мож­но исполь­зо­вать в каче­стве хоть како­го-то обос­но­ва­ния пре­тен­зий на руко­вод­ство науч­ным архео­ло­ги­че­ским учре­жде­ни­ем.

Но при бли­жай­шем рас­смот­ре­нии эта скром­ность ста­но­вит­ся понят­ной. Каче­ство дис­сер­та­ции тако­во, что о ней дей­стви­тель­но луч­ше умол­чать (см. врез­ку), — это бес­по­мощ­ная ком­пи­ля­ция с при­зна­ка­ми пла­ги­а­та. Науч­ные рабо­ты у авто­ра тоже отсут­ству­ют. Таким обра­зом, полу­чил свое назна­че­ние о. Сер­гий вовсе не за науч­ные заслу­ги. Более того, он не соот­вет­ству­ет и ква­ли­фи­ка­ци­он­ным тре­бо­ва­ни­ям для дирек­то­ров музеев: они долж­ны иметь про­филь­ное выс­шее обра­зо­ва­ние и пяти­лет­ний опыт руко­во­дя­щей музей­ной рабо­ты. Так что его назна­че­ние про­сто неза­кон­но.

185-0014185-0021
Дис­сер­та­ция о. Сер­гия Халю­ты попа­ла мне в руки слу­чай­но. Ко мне обра­тил­ся заве­ду­ю­щий кафед­рой биб­ле­и­сти­ки Мос­ков­ской духов­ной ака­де­мии о. Лео­нид Гри­ли­хес с прось­бой оце­нить пред­став­лен­ный на защи­ту в МДА том, посвя­щен­ный пещер­ным хра­мам Кры­ма, кото­ры­ми я тогда актив­но зани­мал­ся. Даже бег­ло­го взгля­да на рабо­ту ока­за­лось доста­точ­но, что­бы понять, что перед нами не про­сто неса­мо­сто­я­тель­ная рабо­та, а чистый воды пла­ги­ат. Бóль­шая ее часть ока­за­лась рас­по­знан­ным ска­ном кни­ги Ю. М. Мога­ри­че­ва «Пещер­ные хра­мы Таври­ды» и ста­тей Т. Ю. Яша­е­вой о пещер­ных ком­плек­сах на м. Вино­град­ном и в Саран­ди­на­ки­ной бал­ке. Так, одна из глав рабо­ты закан­чи­ва­лась сло­ва­ми: «Даль­ней­шее изу­че­ние памят­ни­ка ста­нет зада­чей сле­ду­ю­ще­го поле­во­го сезо­на». Изоб­ли­че­ние пла­ги­а­та со сто­ро­ны о. Лео­ни­да Гри­ли­хе­са и о. Алек­сандра Тимо­фе­е­ва вызва­ло скан­дал при обсуж­де­нии рабо­ты на комис­сии, кото­рая сочла рабо­ту непри­год­ной к защи­те.

Но каким-то обра­зом о. Сер­гию Халю­те уда­лось полу­чить иско­мую сте­пень. Оче­вид­но, для это­го он пере­де­лал текст дис­сер­та­ции. Пере­ра­бот­ка, одна­ко, была кос­ме­ти­че­ской: что­бы зака­му­фли­ро­вать пла­ги­ат, автор про­сто пере­фор­му­ли­ро­вал заим­ство­ван­ный текст. Почти вся ее содер­жа­тель­ная часть оста­лась неиз­мен­ной. При этом вид­ны сле­ды гру­бой ком­пи­ля­ции, без ука­за­ния источ­ни­ков. Так, в неко­то­рых местах раз­ме­ры участ­ков в автор­ском тек­сте дают­ся в деся­ти­нах, что явно ука­зы­ва­ет на доре­во­лю­ци­он­ный источ­ник. Даже пере­ра­бо­тан­ная дис­сер­та­ция о. Сер­гия Халю­ты не толь­ко не вно­сит ниче­го ново­го в изу­че­ние пещер­ных хра­мов Кры­ма, но и некри­ти­че­ски повто­ря­ет мно­гие ошиб­ки его пред­ше­ствен­ни­ков.

А. Ю. Вино­гра­дов, канд. ист. наук, доцент НИУ ВШЭ

Что каса­ет­ся нор­мы об отде­ле­нии церк­ви от госу­дар­ства, то и она нару­ше­на, при­чем с пер­вой мину­ты и самым демон­стра­тив­ным обра­зом. Пове­де­ние о. Сер­гия во вре­мя его пред­став­ле­ния кол­лек­ти­ву запо­вед­ни­ка вполне мож­но назвать вызы­ва­ю­щим: един­ствен­ный его смысл состо­ял в под­чер­ки­ва­нии при­над­леж­но­сти ново­го дирек­то­ра к духо­вен­ству. На пред­став­ле­ние о. Сер­гий явил­ся в под­ряс­ни­ке и с боль­шим наперс­ным кре­стом, при этом сам не ска­зал ни сло­ва, скром­но стоя на зад­нем плане, ути­рая лицо плат­ком и ино­гда раз­во­дя рука­ми: обще­ние с воз­му­щен­ным кол­лек­ти­вом губер­на­тор Меняй­ло цели­ком взял на себя. По сути, роль о. Сер­гия состо­я­ла в демон­стра­ции цер­ков­но­го обла­че­ния, что он с успе­хом и про­де­лал. А кол­лек­ти­ву было недву­смыс­лен­но пока­за­но, что дирек­то­ром назна­ча­ет­ся не граж­да­нин Сер­гей Михай­ло­вич Халю­та, а свя­щен­но­слу­жи­тель, пред­ста­ви­тель Церк­ви, лич­ность кото­ро­го, соб­ствен­но, не так уж и важ­на.

Это впе­чат­ле­ние пол­но­стью под­твер­жда­ли и сло­ва губер­на­то­ра. На вопро­сы о при­чи­нах назна­че­ния ново­го дирек­то­ра он пона­ча­лу отве­чать отка­зы­вал­ся, повто­ряя, что назна­че­ние в его ком­пе­тен­ции и кого он хочет, того и назна­ча­ет. Но потом всё же пояс­нил: «Меж­ду Цер­ко­вью и музе­ем рань­ше были кон­флик­ты. Теперь их не будет». Тем самым губер­на­тор ясно дал понять, что глав­ной при­чи­ной назна­че­ния о. Сер­гия дирек­то­ром музея явля­ет­ся его сан и ста­тус насто­я­те­ля Вла­ди­мир­ско­го собо­ра.

В логи­ке отстав­но­му вице-адми­ра­лу не отка­жешь: как под­ска­зы­ва­ет воен­ный опыт, ради­каль­ным сред­ством раз­ре­ше­ния любо­го кон­флик­та явля­ет­ся уни­что­же­ние или пол­ное под­чи­не­ние одной из сто­рон. Одна­ко если исхо­дить из логи­ки граж­дан­ской жиз­ни, в кото­рой ни одна из сто­рон не под­ле­жит уни­что­же­нию, худ­шее кад­ро­вое реше­ние при­ду­мать было труд­но.

В самом деле, уче­ные и Цер­ковь сосед­ству­ют в Хер­со­не­се уже боль­ше полу­то­ра сто­ле­тий и их отно­ше­ния нико­гда не были без­об­лач­ны­ми. Рас­коп­ки Хер­со­не­са нача­лись еще в 1827 году, а с 1892-го здесь суще­ству­ет посто­ян­ный архео­ло­ги­че­ский музей. Цер­ковь появи­лась здесь несколь­ко поз­же — в 1852 году на тер­ри­то­рии антич­но­го горо­ди­ща был осно­ван Свя­то-Вла­ди­мир­ский мона­стырь. Инте­ре­сы архео­ло­гов и мона­сты­ря, разу­ме­ет­ся, не сов­па­да­ли: пер­вые стре­ми­лись к иссле­до­ва­нию древ­них памят­ни­ков и их сохра­не­нию, тогда как вто­рые на той же тер­ри­то­рии зани­ма­лись стро­и­тель­ством, хозяй­ствен­ной дея­тель­но­стью, при­е­мом палом­ни­ков, часто раз­ру­шая эти памят­ни­ки. Кон­флик­ты при такой раз­ни­це целей неиз­беж­ны, и обе сто­ро­ны неред­ко жало­ва­лись друг на дру­га, в том чис­ле на высо­чай­шее имя.

Зна­ме­ни­тые архео­ло­ги гра­фи­ня П. С. Ува­ро­ва и граф А. А. Боб­рин­ский, пред­се­да­тель Импе­ра­тор­ской архео­ло­ги­че­ской комис­сии, пред­ла­га­ли Алек­сан­дру III вовсе закрыть мона­стырь, счи­тая, что это луч­ший спо­соб сохра­нить «рус­ские Пом­пеи». Импе­ра­тор с ними согла­сил­ся, нало­жив резо­лю­цию «Это необ­хо­ди­мо сде­лать, что­бы не про­слыть за вар­ва­ров». Алек­сандра III, как и гра­фи­ню Ува­ро­ву и гра­фа Боб­рин­ско­го, труд­но запо­до­зрить в анти­кле­ри­ка­лиз­ме, но в дан­ном слу­чае их при­о­ри­те­ты как обра­зо­ван­ных и госу­дар­ствен­но мыс­ля­щих людей вполне ясны. Одна­ко мона­сты­рю уда­лось удер­жать­ся, и про­ти­во­сто­я­ние с музе­ем про­дол­жа­лось. Кон­фликт раз­ре­ши­ли боль­ше­ви­ки в 1925 году тем же ради­каль­ным спо­со­бом, что при­ме­нил и губер­на­тор Меняй­ло. Одна из сто­рон была про­сто уни­что­же­на: мона­стырь закрыт, а его зда­ния пере­да­ны музею.

С воз­вра­ще­ни­ем Церк­ви в Хер­со­нес в 1992 году кон­фликт воз­об­но­вил­ся (ведь инте­ре­сы у обе­их сто­рон оста­лись преж­ни­ми), а новую остро­ту ему при­да­ва­ло то, что Цер­ковь доби­ва­лась воз­вра­ще­ния ото­бран­ных у нее зда­ний, а зна­чит, высе­ле­ния из них раз­рос­ших­ся фон­дов и экс­по­зи­ций музея. Частич­но это­го уда­лось добить­ся; в резуль­та­те была упразд­не­на часть фон­дов, и музею при­шлось изыс­ки­вать дру­гие воз­мож­но­сти хра­не­ния кол­лек­ций. Пред­ста­ви­те­ли Церк­ви неод­но­крат­но заяв­ля­ли, что их целью явля­ет­ся воз­вра­ще­ние всех зда­ний мона­сты­ря и его вос­ста­нов­ле­ние, а сле­до­ва­тель­но, упразд­не­ние или пол­ная мар­ги­на­ли­за­ция музея; от этой цели не отка­за­лись они и сей­час.

Конеч­но, о. Сер­гий Халю­та заяв­лял, что его цель не закры­тие, а раз­ви­тие воз­глав­ля­е­мо­го им музея. Но уже самые пер­вые его ини­ци­а­ти­вы гово­рят сами за себя: чуть ли не на сле­ду­ю­щий день после назна­че­ния он уже в каче­стве дирек­то­ра музея высту­пил с пред­ло­же­ни­ем пере­дать в соб­ствен­ность Церк­ви несколь­ко зда­ний, нахо­дя­щих­ся на тер­ри­то­рии запо­вед­ни­ка. Про­дол­жи­лись и рабо­ты по бла­го­устрой­ству вокруг собо­ра Св. Вла­ди­ми­ра, нару­ша­ю­щие куль­тур­ные слои и экс­по­ни­ро­ван­ные древ­ние соору­же­ния: о. Сер­гий поже­лал покрыть плит­кой окру­жа­ю­щее собор про­стран­ство. По зако­ну такие рабо­ты на тер­ри­то­рии объ­ек­та, вхо­дя­ще­го в спи­сок ЮНЕСКО, долж­ны полу­чать целый ряд экс­пер­тиз и раз­ре­ше­ний, и вполне веро­ят­но, они вооб­ще невоз­мож­ны.

Имен­но за отказ про­во­дить эти рабо­ты в обход зако­на — пой­ти навстре­чу о. Сер­гию и под­дер­жав­ше­му его губер­на­то­ру — и попла­тил­ся преж­ний дирек­тор Андрей Кула­гин: защи­та древ­них памят­ни­ков и жела­ние стро­го соблю­дать зако­но­да­тель­ство сто­и­ли ему дирек­тор­ско­го крес­ла. Назна­че­ние о. Сер­гия долж­но было решить про­бле­му: губер­на­тор и новый дирек­тор, он же насто­я­тель Вла­ди­мир­ско­го собо­ра, не были бы боль­ше стес­не­ны каки­ми-то глу­по­стя­ми вро­де охра­ны памят­ни­ков.

Инте­ре­сы музея и Вла­ди­мир­ско­го собо­ра, таким обра­зом, ясны и про­зрач­ны. Но в кон­флик­те есть и еще одна сто­ро­на — сева­сто­поль­ские вла­сти в лице губер­на­то­ра Меняй­ло. Вряд ли его инте­ре­сы пол­но­стью сов­па­да­ют с цер­ков­ны­ми, а назна­че­ние ново­го дирек­то­ра запо­вед­ни­ка объ­яс­ня­ет­ся толь­ко набож­но­стью вице-адми­ра­ла. Еще в фев­ра­ле губер­на­тор пред­при­нял преды­ду­щую ата­ку на запо­вед­ник: тогда он попы­тал­ся объ­еди­нить его с осталь­ны­ми, гораз­до менее зна­чи­мы­ми город­ски­ми музе­я­ми, назна­чив дирек­то­ром объ­еди­нен­но­го хол­дин­га близ­ко­го себе чинов­ни­ка и лишив руко­вод­ство Хер­со­нес­ско­го запо­вед­ни­ка каких-либо пол­но­мо­чий. Реше­ние было при­ня­то столь же вне­зап­но и без согла­со­ва­ния с кем бы то ни было. Цель его оче­вид­на: пря­мой кон­троль над тер­ри­то­ри­я­ми, при­над­ле­жа­щи­ми запо­вед­ни­ку, без тех помех, кото­рые могут созда­вать не в меру прин­ци­пи­аль­ные архео­ло­ги.

А ведь запо­вед­ни­ку при­над­ле­жит не толь­ко Хер­со­нес­ское горо­ди­ще, но и доволь­но боль­шие тер­ри­то­рии в окрест­но­стях Сева­сто­по­ля, в част­но­сти на Герак­лей­ском полу­ост­ро­ве, на луч­ших зем­лях непо­да­ле­ку от зна­ме­ни­то­го мыса Фио­лент. Здесь рас­по­ло­же­ны архео­ло­ги­че­ские памят­ни­ки уни­каль­ной сохран­но­сти и науч­но­го зна­че­ния, отно­ся­щи­е­ся к сель­ско­хо­зяй­ствен­ной окру­ге древ­не­го горо­да: сот­ни антич­ных и сред­не­ве­ко­вых уса­деб, сле­ды дорог и раз­ме­жев­ки. По мас­шта­бам и сте­пе­ни сохран­но­сти они не име­ют себе рав­ных в мире; лишь подоб­ные соору­же­ния в окру­ге антич­но­го горо­да Мета­понт в Ита­лии могут с ними срав­нить­ся.

Герак­лей­ский полу­ост­ров вхо­дит в Спи­сок памят­ни­ков ЮНЕСКО вме­сте с самим Хер­со­не­сом. К сожа­ле­нию, в послед­ние деся­ти­ле­тия эти уни­каль­ные памят­ни­ки были частич­но раз­ру­ше­ны совре­мен­ной застрой­кой. Зем­ля под ними вызы­ва­ет аппе­ти­ты и новых вла­стей. Фев­раль­ская попыт­ка губер­на­то­ра под­мять под себя запо­вед­ник с его соб­ствен­но­стью не уда­лась. Труд­но отде­лать­ся от впе­чат­ле­ния, что теперь мы име­ем дело с новой попыт­кой, на этот раз в сою­зе с Сева­сто­поль­ским бла­го­чи­ни­ем РПЦ.

Таким обра­зом, в Хер­со­не­се инте­ре­сы миро­вой нау­ки и куль­ту­ры всту­пи­ли в про­ти­во­ре­чие с сию­ми­нут­ны­ми адми­ни­стра­тив­ны­ми и мер­кан­тиль­ны­ми инте­ре­са­ми мест­ных свет­ских и цер­ков­ных вла­стей, дей­ству­ю­щих в аль­ян­се. Под­няв­ший­ся вокруг Хер­со­не­са скан­дал и сме­лая пози­ция кол­лек­ти­ва запо­вед­ни­ка заста­ви­ли феде­раль­ные вла­сти вме­шать­ся в кон­фликт. Сна­ча­ла появи­лось пору­че­ние пре­зи­ден­та РФ (не пер­вое, но впер­вые назы­ва­ю­щее кон­крет­ный срок) о пере­да­че запо­вед­ни­ка в феде­раль­ное веде­ние. Затем, уже после сда­чи этой ста­тьи в печать, при­шло изве­стие о том, что о. Сер­гий подал в отстав­ку; на его место назна­че­на извест­ный архео­лог Лари­са Седи­ко­ва, быв­ший зам­ди­рек­то­ра по нау­ке запо­вед­ни­ка.

Итак, вто­рую ата­ку на Хер­со­нес уда­лось отбить. Труд­но, впро­чем, наде­ять­ся, что опас­ность окон­ча­тель­но мино­ва­ла. Губер­на­то­ром Сева­сто­по­ля оста­ет­ся Сер­гей Меняй­ло, и он вряд ли про­стит запо­вед­ни­ку поне­сен­ные два­жды за несколь­ко меся­цев пора­же­ния, полу­чив­шие широ­кую оглас­ку. Пози­ции Церк­ви в Хер­со­не­се по резуль­та­там кон­флик­та не ослаб­ли, а укре­пи­лись: о. Сер­гий вошел во вновь создан­ный наблю­да­тель­ный совет запо­вед­ни­ка и полу­чил воз­мож­ность напря­мую вли­ять на его раз­ви­тие. Инте­ре­сы мест­ных вла­стей и инте­ре­сы Церк­ви в Хер­со­не­се не изме­ни­лись, они по-преж­не­му не сов­па­да­ют с инте­ре­са­ми уче­ных.

После пере­хо­да запо­вед­ни­ка в феде­раль­ное под­чи­не­ние вновь воз­ник­нет про­бле­ма назна­че­ния дирек­то­ра (Л. Седи­ко­ва име­ет лишь ста­тус ВРИО), и решать его будет Мини­стер­ство куль­ту­ры РФ. Очень хочет­ся наде­ять­ся на адек­ват­ное реше­ние, но насто­ра­жи­ва­ет то, что пози­ция мини­стер­ства во вре­мя скан­да­ла была дву­смыс­лен­ной. Бук­валь­но нака­нуне отстав­ки о. Сер­гия зам­ми­ни­стра Вла­ди­мир Ари­стар­хов делал заяв­ле­ния, кото­рые мож­но рас­це­нить как под­держ­ку его назна­че­ния, в том чис­ле и иска­жая фак­ты: в част­но­сти, зам­ми­ни­стра утвер­ждал, что у о. Сер­гия есть про­филь­ное выс­шее обра­зо­ва­ние и что он закан­чи­вал кафед­ру архео­ло­гии. Нако­нец, не сле­ду­ет забы­вать, что Хер­со­нес­ский запо­вед­ник не един­ствен­ное в Кры­му науч­ное и музей­ное учре­жде­ние. Все они до сих пор нахо­дят­ся в мест­ном под­чи­не­нии и ничем не защи­ще­ны от про­из­во­ла мест­ных вла­стей и стран­ных кад­ро­вых реше­ни. Неред­ко это ста­вит под угро­зу само их суще­ство­ва­ние — несколь­ко меся­цев назад с тру­дом уда­лось спа­сти от уни­что­же­ния два ака­де­ми­че­ских инсти­ту­та в том же Сева­сто­по­ле: Мор­ской гид­ро­фи­зи­че­ский инсти­тут и Инсти­тут био­ло­гии южных морей; одна­ко их про­бле­мы до сих пор не реше­ны. Под угро­зой и глав­ный архео­ло­ги­че­ский центр Кры­ма — сим­фе­ро­поль­ский Инсти­тут архео­ло­гии, кото­рый пыта­ют­ся то лишить зани­ма­е­мо­го им зда­ния, то вовсе закрыть. Все они не так зна­ме­ни­ты, как Хер­со­нес, но ничуть не мень­ше нуж­да­ют­ся в защи­те и сохра­не­нии.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи