Лапочка

В один пре­крас­ный день 2012 года бри­тан­ский палео­био­лог, пре­по­да­ва­тель Портс­мут­ско­го уни­вер­си­те­та Дэвид Мар­тил (David M. Martill) при­вел сво­их сту­ден­тов в Музей бур­го­мист­ра Мюл­ле­ра в Золь­н­хо­фене (Гер­ма­ния), что­бы пока­зать им остат­ки архео­пте­рик­са. В музее про­хо­ди­ла выстав­ка нахо­док из Бра­зи­лии, и Мар­тил, спе­ци­а­лист по ока­ме­не­ло­стям мело­во­го пери­о­да из бра­зиль­ской фор­ма­ции Кра­то, уви­дел лами­ни­ро­ван­ный извест­няк в рам­ке, а в нем под эти­кет­кой «Неиз­вест­ная ока­ме­не­лость» — длин­ное тель­це дли­ной око­ло 10 см с четырь­мя кро­шеч­ны­ми лап­ка­ми (рис. 1). Чет­ве­ро­но­гая змея! Эту пора­зи­тель­ную наход­ку Дэвид Мар­тил иссле­до­вал вме­сте с фило­ге­не­ти­ком из Уни­вер­си­те­та Бата Нико­ла­сом Лон­гри­чем (Nicholas R. Longrich) [1].

Рис. 1. Ископаемые остатки Tetrapodophis amplectus (Martill et al., 2015)
Рис. 1. Иско­па­е­мые остат­ки Tetrapodophis amplectus (Martill et al., 2015)

Пред­ка­ми змей были чешуй­ча­тые пре­смы­ка­ю­щи­е­ся с четырь­мя конеч­но­стя­ми, это сомне­ний не вызы­ва­ет. Одна­ко спе­ци­а­ли­сты не могут прий­ти к согла­сию о том, при каких обсто­я­тель­ствах змеи при­об­ре­ли такое длин­ное худое тело и утра­ти­ли ноги. Соглас­но одной из гипо­тез, пред­ки змей вели рою­щий образ жиз­ни, но дру­гие систе­ма­ти­ки убеж­де­ны, что пер­вые змеи были вод­ны­ми живот­ны­ми и состо­я­ли в тес­ном род­стве с мор­ски­ми яще­ри­ца­ми моза­зав­ра­ми. У каж­дой сто­ро­ны свои аргу­мен­ты, и деба­ты про­дол­жа­ют­ся уже доволь­но дол­го, в том чис­ле из-за нехват­ки мате­ри­а­ла для иссле­до­ва­ний: кости змей хруп­ки и пло­хо сохра­ня­ют­ся. Но ске­лет, обна­ру­жен­ный Д. Мар­ти­лом, по-види­мо­му, пол­ный, кости лежат в поряд­ке. Воз­раст наход­ки око­ло 113–126 млн лет.

Рис. 2а. Художники по-разному представляют себе четвероногую змею. Реконструкция с млекопитающим — http://news.sciencemag.org/
Рис. 2а. Худож­ни­ки по-раз­но­му пред­став­ля­ют себе чет­ве­ро­но­гую змею. Рекон­струк­ция с мле­ко­пи­та­ю­щим — http://news.sciencemag.org/
Рис. 2б. Художники по-разному представляют себе четвероногую змею. Реконструкция с саламандрой — www.sci-news.com
Рис. 2б. Худож­ни­ки по-раз­но­му пред­став­ля­ют себе чет­ве­ро­но­гую змею. Рекон­струк­ция с сала­манд­рой — www.sci-news.com

Это суще­ство, по мне­нию иссле­до­ва­те­лей, пред­став­ля­ет собой пере­ход­ную фор­му меж­ду яще­ри­цей и зме­ей, первую извест­ную про­тозмею с четырь­мя конеч­но­стя­ми. У него мно­го истин­но зме­и­ных черт, в том чис­ле един­ствен­ный ряд брюш­ных чешуй, изо­гну­тые зубы и, конеч­но, длин­ное тело со 160 спин­ны­ми позвон­ка­ми (у змей их долж­но быть боль­ше 150) и хвост, кото­рый коро­че тела — в нем 112 позвон­ков. Иссле­до­ва­те­ли назва­ли это живот­ное Tetrapodophis amplectus. Родо­вое назва­ние по-гре­че­ски озна­ча­ет «чет­ве­ро­но­гая змея», а видо­вое пере­во­дит­ся с латин­ско­го как «обни­ма­ю­щий». Уче­ные пола­га­ют, что тет­ра­по­до­фис, бла­го­да­ря мно­же­ству позвон­ков, был очень гиб­ким, мог уло­жить тело в пет­ли и обви­вал свою жерт­ву, как пока­за­но на рисун­ке 2. Оче­вид­но, живот­ное пере­ме­ща­лось по-зме­и­но­му, но еще сохра­ни­ло малень­кие цеп­кие лап­ки с пятью длин­ны­ми тон­ки­ми паль­чи­ка­ми, послед­ний палец длин­ный и изо­гну­тый (рис. 3). Струк­ту­ра конеч­но­стей гово­рит о том, что они не были бес­по­лез­ны­ми руди­мен­тар­ны­ми при­дат­ка­ми — змея для чего-то их исполь­зо­ва­ла. Для рытья эти лап­ки слиш­ком дели­кат­ны, хотя про­пор­ции чере­па и тела, а так­же осо­бен­но­сти стро­е­ния позвон­ков сви­де­тель­ству­ют, по мне­нию иссле­до­ва­те­лей, о рою­щем обра­зе жиз­ни. Ско­рее все­го, длин­ны­ми паль­чи­ка­ми живот­ное удер­жи­ва­ло добы­чу или парт­не­ра во вре­мя спа­ри­ва­ния.

Рис. 3. Задние лапы Tetrapodophis amplectus с пятью длинными пальцами — http://news.sciencemag.org
Рис. 3. Зад­ние лапы Tetrapodophis amplectus с пятью длин­ны­ми паль­ца­ми — http://news.sciencemag.org

Теперь о добы­че. Все змеи — хищ­ни­ки, но одни виды пита­ют­ся позво­ноч­ны­ми, а дру­гие — насе­ко­мы­ми. В том, какой тип пита­ния пер­ви­чен, спе­ци­а­ли­сты не были уве­ре­ны, но у тет­ра­по­до­фи­са ост­рые загну­тые зубы пло­то­яд­но­го. Бла­го­да­ря подвиж­ным соеди­не­ни­ям костей ниж­ней челю­сти, змея мог­ла широ­ко рас­кры­вать пасть и цели­ком загла­ты­вать отно­си­тель­но круп­ную добы­чу.

В живо­те тет­ра­по­до­фи­са най­де­ны косточ­ки — перед смер­тью он заку­сил каким-то мел­ким позво­ноч­ным. У дру­гих извест­ных ран­них змей тоже клы­ко­об­раз­ные зубы и рас­тя­ги­ва­ю­щи­е­ся челю­сти, и это аргу­мент в поль­зу того, что на заре сво­ей исто­рии они охо­ти­лись на позво­ноч­ных, а насе­ко­мо­яде­ние более позд­нее при­об­ре­те­ние. Иссле­до­ва­те­ли пред­по­ло­жи­ли, что уве­ли­чен­ное коли­че­ство позвон­ков и гиб­кость хреб­та может быть адап­та­ци­ей к охо­те: змеи души­ли свою добы­чу.

Ока­ме­не­лость про­ли­ва­ет свет и на гео­гра­фи­че­ское про­ис­хож­де­ние змей. Судя по местам нахо­док, воз­мож­ных цен­тров про­ис­хож­де­ния было два: Лав­ра­зия (совре­мен­ные Ближ­ний Восток, Север­ная Афри­ка и Южная Евро­па) и Гондва­на (Южная Аме­ри­ка). Тет­ра­по­до­фис гораз­до бли­же к зме­и­ной фауне Гондва­ны, чем к лав­разий­ской, поэто­му имен­но Гондва­ну Дэвид Мар­тил счи­та­ет цен­тром про­ис­хож­де­ния змей.

Итак, пер­вые змеи были назем­ны­ми живот­ны­ми, ско­рее все­го рою­щи­ми, и пита­лись позво­ноч­ны­ми, кото­рых, воз­мож­но, души­ли. Неуди­ви­тель­но, что сто­рон­ни­ки мор­ско­го про­ис­хож­де­ния змей встре­ти­ли эту наход­ку скеп­ти­че­ски. По мне­нию Д. Мар­ти­ла, тет­ра­по­до­фис лишен вод­ных черт: хвост у него круг­лый, а не сплю­щен­ный с боков, и нет утол­ще­ния костей, харак­тер­но­го для вод­ных живот­ных. Его оппо­нен­ты заяв­ля­ют, что хоте­ли бы лич­но в этом убе­дить­ся, уви­деть кости, а не их фото­гра­фии. По мне­нию одно­го из сто­рон­ни­ков вод­ной гипо­те­зы, доцен­та уни­вер­си­те­та Аде­ла­и­ды Майк­ла Ли (Michael Lee), конеч­но­сти тет­ра­по­до­фи­са напо­ми­на­ют вес­ло, а паль­цы такие ров­ные, что их мог объ­еди­нять плав­ник. В зад­них конеч­но­стях чет­ве­ро­но­гой змеи сли­ты две косточ­ки, кото­рые у боль­шин­ства яще­риц раз­де­ле­ны и объ­еди­не­ны толь­ко у моза­зав­ров. Эти фак­ты, а так­же то обсто­я­тель­ство, что кости лежа­ли на дне тогдаш­не­го мел­ко­го моря, поз­во­ля­ют при жела­нии счи­тать тет­ра­по­до­фи­са вод­ной зме­ей. Рою­щим живот­ным, по мне­нию Майк­ла Ли, он точ­но не был. И тут мы под­хо­дим к еще одной про­бле­ме, омра­ча­ю­щей радость наход­ки. Дело в том, что ее про­ис­хож­де­ние неиз­вест­но. Дэвид Мар­тил, ори­ен­ти­ру­ясь на неко­то­рые харак­те­ри­сти­ки извест­ня­ка и оран­же­ва­то-корич­не­вый окрас костей, счи­та­ет, что это наход­ка из фор­ма­ции Кра­то, пород, кото­рые откла­ды­ва­лись в нача­ле мело­во­го пери­о­да на дне спо­кой­но­го озе­ра или лагу­ны. Но в дей­стви­тель­но­сти никто не зна­ет, кто, когда и где обна­ру­жил эти кости. По сло­вам Мар­ти­ла, преж­де чем попасть на выстав­ку, они несколь­ко деся­ти­ле­тий нахо­ди­лись в част­ной кол­лек­ции. С 1942 года ока­ме­не­ло­сти из Бра­зи­лии выво­зить запре­ще­но, и тет­ра­по­до­фис, ско­рее все­го, попал в Евро­пу неле­галь­но. Мно­гие уче­ные воз­му­ща­ют­ся тем, что такой пре­стиж­ный жур­нал, как Science, пуб­ли­ку­ет ста­тью, осно­ван­ную на изу­че­нии неле­галь­но­го образ­ца, раз­да­ют­ся тре­бо­ва­ния вер­нуть кости в Бра­зи­лию.

Сам Мар­тил гово­рит, что нашел обра­зец в музей­ной кол­лек­ции и честь откры­тия при­над­ле­жит ему. В интер­вью бра­зиль­ско­му жур­на­ли­сту Хер­то­ну Эско­ба­ру он заявил, что на про­ис­хож­де­ние костей ему напле­вать и легаль­ность наход­ки не име­ет ника­ко­го отно­ше­ния к ее науч­ной зна­чи­мо­сти. По мне­нию уче­но­го, зако­ны, огра­ни­чи­ва­ю­щие сбор ока­ме­не­ло­стей, меша­ют раз­ви­тию пале­он­то­ло­гии и при­во­дят к ксе­но­фо­бии: бра­зиль­ские ока­ме­не­ло­сти — для бра­зиль­цев, бри­тан­ские — для бри­тан­цев. Ока­ме­не­ло­сти долж­ны быть доступ­ны для всех, посколь­ку во вре­мя их обра­зо­ва­ния ника­ких стран еще не суще­ство­ва­ло. На вопрос, пла­ни­ру­ет ли он сотруд­ни­чать с бра­зиль­ски­ми уче­ны­ми, Мар­тил отве­тил, что не видит в этом смыс­ла. Этак ему, чего доб­ро­го, пред­ло­жат взять в коман­ду чер­но­го, кале­ку, жен­щи­ну, а воз­мож­но, и гомо­сек­су­а­ли­ста до кучи. Мар­тил пола­га­ет, что пора уже оста­вить в покое тему легаль­но­сти остат­ков тет­ра­по­до­фи­са, их изу­че­ние — гораз­до более увле­ка­тель­ное заня­тие.

1. Martill D. M., Tischlinger H., Longrich N. R. A four-legged snake from the Early Cretaceous of Gondwana /​/​ Science. 2015. 349. P. 416–419. doi: 10.1126/science.aaa9208

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: