Эктор Гимар и его архитектурные фантазии

Отель Mezzara (Париж)

Отель Mezzara (Париж)

Ревекка Фрумкина

Ревек­ка Фрум­ки­на

Если где-то Евро­пе есть город, где зда­ния и раз­ные пред­ме­ты в сти­ле Art nouveau встре­ча­ют­ся чуть ли не на каж­дом шагу, то это, конеч­но, Париж. Преж­де все­го, это при­выч­ные для пари­жан решет­ки и вывес­ки у вхо­дов в мет­ро — пло­ды тру­дов фран­цуз­ско­го архи­тек­то­ра Экто́ра Гима́ра (Hector Guimard, 1867–1942). И, конеч­но, постро­ен­ные им изящ­ные и гар­мо­нич­ные зда­ния — это и особ­ня­ки (увы, сохра­ни­лись дале­ко не все), и мно­го­этаж­ные дома.

Судь­ба насле­дия Гима­ра при­хот­ли­ва и в конеч­ном сче­те не слиш­ком счаст­ли­ва. Про­фес­си­о­на­лы оце­ни­ли его рабо­ты еще при жиз­ни (об этом — ниже), и все-таки совре­мен­ни­ки неред­ко ока­зы­ва­ют­ся куда более небла­го­дар­ны, неже­ли потом­ки, — хотя быва­ет и ина­че.

Эктор Гимар пол­нее всех осу­ще­ствил кон­цеп­цию сти­ля Art nouveau во Фран­ции. В несколь­ко смяг­чен­ной фор­ме его после­до­ва­те­ли воз­двиг­ли нема­лую часть извест­но­го нам сего­дня мно­го­этаж­но­го Пари­жа. Это, види­мо, и есть нор­маль­ная транс­фор­ма­ция идеи архи­тек­тур­но­го насле­дия: нова­тор­ское со вре­ме­нем долж­но стать при­выч­ным — хотя бы на пер­вый взгляд.

Эктор Гимар (к сча­стью!) был дитя века XIX, как, впро­чем, и сам стиль Art nouveau. Поэто­му даже «ради­каль­ные» построй­ки Гима­ра, как пра­ви­ло, хоро­шо впи­сы­ва­лись в город­скую сре­ду. Париж, в кото­ром начал стро­ить Гимар, был в нема­лой мере под­го­тов­лен эпо­хой баро­на Осма­на, а соб­ствен­ные вку­сы Гима­ра сло­жи­лись под вли­я­ни­ем твор­че­ства бель­гий­ско­го архи­тек­то­ра-нова­то­ра Вик­то­ра Орта́ [1].

Гимар посе­тил Орта в Брюс­се­ле в 1894 году и открыл для себя его шедевр — дом Тас­се­ля. С это­го начал­ся тот пери­од в твор­че­стве Гима­ра, кото­рый рас­кры­ва­ет суть париж­ско­го Art nouveau: ушли в про­шлое отсыл­ки к архи­тек­ту­ре Сред­них веков, появи­лась линия «удар хлы­ста», асим­мет­рия ста­ла посто­ян­ным худо­же­ствен­ным при­е­мом. Пер­вая боль­шая построй­ка, кото­рая сде­ла­ла Гима­ра извест­ным, — это мно­го­этаж­ное зда­ние Кастель Беран­же (1898), постро­ен­ное по зака­зу как доход­ный дом. Эта рабо­та при­нес­ла Гима­ру пер­вое место на кон­кур­се фаса­дов, орга­ни­зо­ван­ном Париж­ской мэри­ей.

Одна­ко париж­ская пуб­ли­ка окре­сти­ла этот дом Castel dérangéт.е. «сума­сшед­ший дом». Мало того что Гимар там впер­вые сде­лал метал­ли­че­ские кон­струк­ции эле­мен­та­ми архи­тек­тур­но­го реше­ния, он впи­сал в камен­ную арку вхо­да вызы­ва­ю­ще асим­мет­рич­ную ком­по­зи­цию кова­ных ворот, в рисун­ке кото­рых не было ни одной повто­ря­ю­щей­ся линии.

В построй­ках Гима­ра изыс­кан­ные изги­бы линий, где даже в боль­шой ком­по­зи­ции не най­ти ни одно­го угла, как бы повто­ря­ют фор­мы живой при­ро­ды. Вни­ма­ние к эсте­ти­ке «живо­го» порож­да­ет фона­ри, напо­ми­на­ю­щие не то лан­ды­ши, не то голо­вы куз­не­чи­ков; появ­ля­ют­ся необыч­ные, как бы паря­щие в воз­ду­хе решет­ки; угло­вые окна, напо­ми­на­ю­щие о «сто­ро­же­вых» про­емах в сред­не­ве­ко­вых сте­нах.

Угловое окно

Угло­вое окно

Гимар уже в Кастель Беран­же сме­ло ком­би­ни­ру­ет раз­ные отде­лоч­ные мате­ри­а­лы, сопо­ла­гая в пре­де­лах одно­го фаса­да кир­пич, необ­ра­бо­тан­ный камень и туф, а затем поме­ща­ет прак­ти­че­ски рядом сти­ли­зо­ван­ное скульп­тур­ное изоб­ра­же­ние кош­ки или экзо­ти­че­ской рыбы из кова­но­го желе­за.

Уди­ви­тель­ное чув­ство меры, при­су­щее Гима­ру, поз­во­ли­ло столь раз­ным эле­мен­там кон­струк­ции и деко­ра слу­жить частя­ми цело­го.

Эти же прин­ци­пы лег­ли в осно­ву особ­ня­ка Отель Гимар, постро­ен­но­го архи­тек­то­ром в 1909 года в дар сво­ей жене, аме­ри­кан­ской худож­ни­це Аде­лине Оппен­гейм. Вот где идея Gesamtkunstwerk осу­ще­стви­лась с мак­си­маль­ной пол­но­той: Гимар кон­стру­и­ро­вал не толь­ко инте­рьер, но и малей­шие дета­ли мебе­ли и убран­ства, вклю­чая двер­ные руч­ки, пери­ла, крон­штей­ны для зана­ве­сей и т. д. И не слу­чай­но для мебе­ли и мел­ких дере­вян­ных дета­лей в Отель Гимар архи­тек­тор выбрал гру­ше­вое дере­во: эта дре­ве­си­на сле­ду­ет всем изыс­кам его форм и его гра­фи­ки.

Вплоть до нача­ла Пер­вой миро­вой вой­ны Гимар постро­ил в Пари­же и в дру­гих горо­дах Фран­ции доволь­но мно­го зда­ний, раз­ви­вая свой стиль. Он про­ек­ти­ро­вал вил­лы, особ­ня­ки, жилые дома раз­ной этаж­но­сти, издал аль­бом метал­ли­че­ских реше­ток и про­чих архи­тек­тур­ных дета­лей в излюб­лен­ной им тех­ни­ке литья — в общем, вел актив­ную жизнь дей­ству­ю­ще­го архи­тек­то­ра. Во фран­цуз­ских и аме­ри­кан­ских музе­ях мы видим образ­цы спро­ек­ти­ро­ван­ной им в те годы мебе­ли.

Балкон и кованая решетка

Бал­кон и кова­ная решет­ка

Но насто­я­щую — и отча­сти скан­даль­ную — извест­ность Гима­ру при­нес­ли рабо­ты по оформ­ле­нию вхо­дов в париж­ское мет­ро. Мэрия Пари­жа была оза­бо­че­на худо­же­ствен­ным оформ­ле­ни­ем этих вхо­дов в пер­спек­ти­ве Все­мир­ной выстав­ки в Пари­же 1900 года и объ­яви­ла кон­курс. При всей неоче­вид­но­сти и изыс­кан­но­сти раз­ра­бо­ток, имен­но про­ект Гима­ра кон­курс выиг­рал.

Рамка для гравюры

Рам­ка для гра­вю­ры

В после­ду­ю­щие годы Гимар создал при­мер­но 141 про­ект оформ­ле­ния вхо­дов — часть из них пред­став­ля­ла собой лест­ни­цу, окру­жен­ную решет­ка­ми; мень­шая часть пред­по­ла­га­ла так­же соору­же­ние неболь­шо­го пави­льо­на (edicule). Вот где про­яви­лась мощь фан­та­зии Гима­ра! При этом сами ограж­де­ния, будучи окра­шен­ны­ми «под ста­рую брон­зу», не пред­по­ла­га­ли ника­ко­го осо­бо­го ухо­да. Бо́льшая часть реше­ток Гима­ра дожи­ла до 1920-х годов, под­вер­га­ясь кри­ти­ке и неко­то­рым пере­строй­кам.

В целом же судь­ба само­го Гима­ра, как и вооб­ще сти­ля Art nouveau, ско­рее, печаль­на. В 1938 году Гимар с женой (она была еврей­кой) эми­гри­ро­вал в США. Там он и умер в 1942 году в пол­ном забве­нии.

Фак­ти­че­ски Art nouveau «похо­ро­ни­ла» Пер­вая миро­вая вой­на. Но по суще­ству, он доволь­но быст­ро изжи­вал себя, посколь­ку тира­жи­ру­е­мость пре­вра­ща­ет этот стиль в китч, а уни­каль­ные изде­лия, выпол­нен­ные в «насто­я­щем» Art nouveau, были слиш­ком доро­ги, что­бы стать мас­со­вы­ми. После вой­ны мадам Гимар пода­ри­ла мебель рабо­ты сво­е­го мужа фран­цуз­ским музе­ям.

Сохра­нив­ши­е­ся гима­ров­ские вхо­ды в париж­ское мет­ро были объ­яв­ле­ны наци­о­наль­ным досто­я­ни­ем, поэто­му систе­ма­ти­че­ски ремон­ти­ру­ют­ся.

Один такой вход — пода­рок Париж­ской мэрии — мож­но видеть и в Москве у мет­ро «Киев­ская».

Вход в метро «Киевская» — подарок Москве от мэрии Парижа

Вход в мет­ро «Киев­ская» — пода­рок Москве от мэрии Пари­жа

1. См. о нем мою ста­тью в ТрВ-Нау­ка 179 от 19 мая 2015 года.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *