Он ушел, а осталась дыра

Александр Михайлович Абрамов (05.06.1946 — 24.05.2015)

 

Фото «Новой газеты»
Фото «Новой газе­ты»

Евге­ния Абе­люк, заслу­жен­ный учитель РФ, зав. лабо­ра­то­ри­ей фило­ло­гичес­ко­го обра­зо­ва­ния МИРОС в 19962002 годах:

Жил на све­те такой чело­век — Алек­сандр Михай­ло­вич Абра­мов. В кон­це 1980-х создал инсти­тут — МИРОС, Мос­ков­ский инсти­тут раз­ви­тия обра­зо­ва­тель­ных систем. Это был не обыч­ный НИИ совет­ско­го вре­ме­ни. МИРОС — и иссле­до­ва­тель­ский инсти­тут, и одно­вре­мен­но изда­тель­ство. Здесь появи­лись пер­вые рос­сий­ские аль­тер­на­тив­ные учеб­ни­ки. А вме­сте с тем МИРОС и инсти­тут, в котором учи­лись учи­те­ля.

Впро­чем, сло­во «учи­лись» не вполне точ­но. Пото­му что при­хо­див­шие на заня­тия в лабо­ра­то­рии МИРО­Са (про­филь лабо­ра­то­рии соот­вет­ство­вал пре­по­да­ва­е­мо­му пред­ме­ту) очень часто ста­но­ви­лись соав­то­ра­ми тех, кто вел заня­тия. Люди при­хо­ди­ли и не ухо­ди­ли. Не ухо­ди­ли по десять лет. Знаю, что это твор­че­ское вре­мя мно­гие вспо­ми­на­ют до сих пор. Толь­ко вче­ра я при­ве­ла детей на ЕГЭ по лите­ра­ту­ре в одну из мос­ков­ских школ и сре­ди кол­лег, сопро­вож­дав­ших на экза­мен сво­их уче­ни­ков, уви­де­ла одну нашу слу­ша­тель­ни­цу. Услы­ша­ла радост­ные теп­лые вос­по­ми­на­ния, услы­ша­ла рас­ска­зы о том, как тогдаш­ний МИРОС напра­вил, сфор­ми­ро­вал сего­дняш­не­го креп­ко сто­я­ще­го на ногах учи­те­ля. Даже не пом­ню, в кото­рый раз слы­шу я такие рас­ска­зы. За всем этим — Алек­сандр Михай­ло­вич Абра­мов.

По обра­зо­ва­нию — и, в общем, по роду дея­тель­но­сти — мате­ма­тик. А вме­сте с тем не мень­ше, чем мате­ма­тик, Алек­сандр Михай­ло­вич — гума­ни­та­рий. Все­гда лег­ко цити­ро­вал. Пер­вая издан­ная в МИРО­Се кни­га — «Еван­ге­лие и древ­не­рус­ская лите­ра­ту­ра» Н. В. Давы­до­вой. А сколь­ко потом все­го появи­лось! И меж­ду про­чим, кро­ме посо­бий и учеб­ни­ков, кото­рые мож­но было исполь­зо­вать непо­сред­ствен­но для шко­лы, — пере­во­ды Сер­гея Аве­рин­це­ва, ста­тьи Вла­ди­ми­ра Лак­ши­на, кни­га о Гого­ле Юрия Ман­на… Впро­чем, посо­бия и учеб­ни­ки тоже были не вполне тра­ди­ци­он­ны­ми: это и пер­вые задач­ни­ки по исто­рии, гео­гра­фии, исто­рии нау­ки, и пер­вые хре­сто­ма­тии по исто­рии, состав­лен­ные из доку­мен­тов. Они появи­лись имен­но в МИРО­Се.

Всё это были кни­ги, необ­хо­ди­мые для народ­но­го про­све­ще­ния. Алек­сандр Михай­ло­вич все­гда гово­рил о том, что нам, стране, нуж­но не школь­ное образо­ва­ние, а народ­ное про­све­ще­ние для всех воз­рас­тов.

Кад­ро­вый состав тако­го инсти­ту­та дол­жен быть и был необыч­ным. Это и серьез­ные уче­ные, часто спе­ци­а­ли­сты с миро­вым име­нем, и яркие школь­ные учи­те­ля. И так в каж­дой лабо­ра­то­рии. Понят­но, что при таком соста­ве боль­шин­ство сотруд­ни­ков — сов­ме­сти­те­ли. В отли­чие от боль­шин­ства руко­во­ди­те­лей, Абра­мо­ва это не сму­ща­ло. «При­сут­ствен­ных дней» тоже никто не тре­бо­вал — глав­ным был резуль­тат. А резуль­та­ты рабо­ты тако­го содру­же­ства были заме­ча­тель­ны­ми.

Мне повез­ло: я попа­ла в инсти­тут Алек­сандра Михай­ло­ви­ча в пер­вые дни его суще­ство­ва­ния, а пожа­луй, даже до его появ­ле­ния, когда орга­ни­зо­вал­ся вре­мен­ный науч­ный кол­лек­тив — такое в те годы не ред­кость — под назва­ни­ем «Шко­ла». Пом­ню, как Алек­сандр Михай­ло­вич гово­рил мне и дру­гим кол­ле­гам из педа­го­ги­че­ско­го сосло­вия: «Надо писать». И нача­ли писать. Хотя пона­ча­лу это каза­лось почти невоз­мож­ным. А потом мы ста­ли гово­рить то же самое нашим слу­ша­те­лям, при­хо­див­шим в инсти­тут на кур­сы.

Роман­ти­че­ские девя­но­стые закон­чи­лись, нача­лись двух­ты­сяч­ные. Совсем не роман­ти­че­ские. И, мне кажет­ся, на какое-то вре­мя роман­тик Абра­мов рас­те­рял­ся. Нуж­но было понять, как быть, какую пози­цию занять. Мало того что рабо­тать как преж­де ста­ло невоз­мож­но, вско­ре и инсти­тут фак­ти­че­ски лик­ви­ди­ро­ва­ли: сме­ни­ли назва­ние… изме­ни­ли направ­лен­ность. Гово­рят, что потом сно­ва и сно­ва меня­ли и дирек­то­ров, и зада­чи. Это­го я уже не заста­ла: после отстав­ки Абра­мо­ва народ стал уходить лабо­ра­то­ри­я­ми.

А Алек­сандр Абра­мов, все­гда чув­ство­вав­ший на себе ответ­ствен­ность уче­ни­ка вели­ко­го А. Н. Кол­мо­го­ро­ва, занял пози­цию кри­ти­ка обра­зо­ва­тель­ных реформ. Он все­гда мас­штаб­но и систем­но мыс­лил. И теперь мас­штаб­но и систем­но гово­рил об обра­зо­ва­нии и его рефор­ми­ро­ва­нии. Счи­тал, что обра­зо­ва­ние долж­но стать наци­о­наль­ным про­ек­том, видел в про­бле­мах обра­зо­ва­ния про­бле­мы наци­о­наль­ной без­опас­но­сти. Срав­ни­вал сего­дняш­нюю модер­ни­за­цию обра­зования с уто­пи­че­ским про­ек­том переброс­ки север­ных рек.

Он стал бор­цом; не буду боять­ся это­го «пафос­но­го» сло­ва, про­из­не­су его. И фак­ти­че­ски стал пуб­ли­ци­стом. Жизнь заста­ви­ла. Его выступ­ле­ния, посвя­щенные обра­зо­ва­нию про­бле­мам, пробелам, поте­рям, мож­но было прочитать, услы­шать по радио, уви­деть на экране теле­ви­зо­ра и ком­пью­те­ра.

Сво­их быв­ших сотруд­ни­ков он из виду не поте­рял: часто зво­нил, сове­то­вал­ся, сове­то­вал. Про­ве­рял на собе­сед­ни­ках, удач­но ли при­ду­мал новое хлест­кое слов­цо, кото­рое мож­но исполь­зо­вать в поле­ми­ке. Вслед за Н. С. Лес­ко­вым писав­ший об «адми­ни­стра­тив­ной гра­ции» (Абра­мов А. М. Адми­ни­стра­тив­ная гра­ция — XXI. М.: Фазис, 2005), он часто «играл сло­вом». При­ду­ман­ные ост­рые сло­веч­ки исполь­зо­вал почти как тер­ми­ны: гово­рил об экс­пе­ри­мен­тах «в осо­бо круп­ных раз­ме­рах», о прин­ци­пе «воин­ству­ю­ще­го эко­но­миз­ма» в обра­зо­ва­нии, о «защи­те от дис­сер­та­ций», кото­рые делил на насто­я­щие, «липо­вые» и «дубо­вые». Шутил, что про­фес­сию учи­те­ля ско­ро нуж­но будет вно­сить в Крас­ную кни­гу…

24 мая, несколь­ко дней назад, Алек­сандр Михай­ло­вич Абра­мов умер. Умер вне­зап­но. Для всех нас неожи­дан­но. Гово­рят, что за несколь­ко часов до смер­ти обсуж­дал с редак­то­ром жур­на­ла «Экс­перт» оче­ред­ную свою ста­тью.

Жил такой чело­век — Алек­сандр Абра­мов. И такое чув­ство, что он ушел, а оста­лась дыра. Как у Брод­ско­го: «дыра в сей тка­ни». Его мно­гие из нас дол­го будут пом­нить. Но остав­шу­ю­ся лаку­ну уже не запол­нить. А запол­нять нуж­но. В том чис­ле в память об Алек­сан­дре Михай­ло­ви­че Абра­мо­ве.

«Без Саши не было бы и феномена Григория Перельмана»

Сер­гей Рук­шин, про­фес­сор РГПУ, зам. дирек­то­ра Пре­зи­дент­ско­го физико-мате­ма­ти­че­ско­го лицея 239:

Хочу напом­нить, что без Саши не было бы и фено­ме­на Гри­го­рия Перель­ма­на. Гри­шу бы про­сто не взя­ли на мат­мех, если бы Абра­мов не стал руко­во­ди­те­лем сбор­ной стра­ны на Меж­ду­на­род­ную мате­ма­ти­че­скую олим­пи­а­ду. Без его немыс­ли­мых уси­лий в Москве по обра­бот­ке Мини­стер­ства и людей на Ста­рой пло­ща­ди (и моих с Кук­сой, школь­ным учи­те­лем Перель­ма­на, в Ленин­гра­де, когда Нико­лай Мои­се­е­вич пообе­щал поло­жить на стол парт­би­лет, а я — член­ский билет Сове­та моло­дых уче­ных и спе­ци­а­ли­стов обко­ма ВЛКСМ, если Перель­ма­ну не дадут выезд­ную харак­те­ри­сти­ку) Гри­ше бы не дали загран­пас­порт и не вклю­чи­ли в состав сбор­ной стра­ны на ММО.

Как это уда­лось Абра­мо­ву, чем он, «выезд­ной» (в нача­ле 1980-х годов!), тогда рис­ко­вал и кого он при­влек — отдель­ная и дол­гая исто­рия. Все­го лишь за год до того в сбор­ную СССР не взя­ли мое­го уче­ни­ка Лео­ни­да Лап­ши­на и киев­лян­ку Ната­шу Грин­берг (заняв­ших два пер­вых места на Все­со­юз­ной олим­пиа­де)… Он сумел про­бить сте­ну лбом в 1982 году, еще при Бреж­не­ве. Гри­шу, вопре­ки жела­нию дека­на, при­ня­ли на мат­мех как чле­на сбор­ной стра­ны. А заод­но еще пару таких же — если уж хоть один еврей про­со­чил­ся, то, как ска­зал декан Боре­вич, мож­но взять еще пароч­ку силь­ных…

…Ска­зать, что мне будет его не хва­тать, — ниче­го не ска­зать. Не нас — меня ста­ло мень­ше. И когда дней моей жиз­ни оста­лось уже мало, я хочу ска­зать ему спа­си­бо за то, что столь­ко лет и деся­ти­ле­тий он был моим дру­гом.

Пол­но­стью отклик С. Е. Рук­ши­на см. здесь: www.ug.ru/article/840

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
георгий Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
георгий
георгий

Веч­ная память.
Алек­сандр Михай­ло­вич борол­ся с антисмыс­ло­вы­ми сила­ми в оте­че­ствен­ном обра­зо­ва­нии до само­го кон­ца.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: