Историков не стоит вовлекать в этнические дискуссии

Аскольд Иванчик (Гамбургский счет)Аскольд Иван­чик родил­ся в 1965 году в Москве. В 1986 году окон­чил исто­ри­че­ский факуль­тет МГУ. В 1990 году защи­тил кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию по теме «Ким­ме­рий­цы в Перед­ней Азии». В 1996 году полу­чил сте­пень док­то­ра исто­ри­че­ских наук после защи­ты хаби­ли­та­ции в Уни­вер­си­те­те Фри­бур­га (Швей­ца­рия) по теме «Евразий­ские кочев­ни­ки VIII–VII вв. до н.э.: гре­че­ская лите­ра­тур­ная тра­ди­ция и дан­ные архео­ло­гии». С 1993 года рабо­та­ет в Инсти­ту­те все­об­щей исто­рии РАН, где руко­во­дит отде­лом срав­ни­тель­но­го изу­че­ния древ­них циви­ли­за­ций. Так­же рабо­та­ет глав­ным науч­ным сотруд­ни­ком Инсти­ту­та древ­но­стей и Сред­не­ве­ко­вья в Наци­о­наль­ном цен­тре науч­ных иссле­до­ва­ний (Бор­до, Фран­ция). В 2003 году избран член­ко­ром РАН. Явля­ет­ся член­ко­ром Немец­ко­го архео­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та и Ита­льян­ско­го инсти­ту­та Афри­ки и Восто­ка.

Оль­га Орло­ва: Когда воз­ни­ка­ют тер­ри­то­ри­аль­ные кон­флик­ты, поли­ти­ки обыч­но зовут на помощь исто­ри­ков, что­бы те помог­ли обос­но­вать пра­во вла­де­ния спор­ной тер­ри­то­ри­ей. Но мож­но ли с помо­щью исто­ри­че­ской нау­ки выяс­нить, чья это зем­ля? Аскольд, Вы спе­ци­а­лист по Север­но­му При­чер­но­мо­рью. И сей­час эта тер­ри­то­рия при­над­ле­жит раз­ным госу­дар­ствам: и Мол­до­ве, и Укра­ине, и Рос­сии. А какие наро­ды посе­ли­лись на этой тер­ри­то­рии пер­вы­ми?

Аскольд Иван­чик: Вооб­ще гово­ря, тер­ри­то­рии и Север­но­го Кав­ка­за, и Кры­ма, и Север­но­го При­чер­но­мо­рья — это одни из самых ста­рых рай­о­нов оби­та­ния людей. Здесь люди появи­лись рань­ше, чем появил­ся совре­мен­ный вид чело­ве­ка. Здесь есть памят­ни­ки и сред­не­го, и, види­мо, даже ран­не­го палео­ли­та. Это где-то 100 тыс. лет назад, еще до появ­ле­ния чело­ве­ка вида Homo sapiens sapiens. То есть мож­но отве­тить крат­ко на этот вопрос: пер­вы­ми здесь посе­ли­лись неан­дер­таль­цы.

— А мож­но хоть как-то оха­рак­те­ри­зо­вать пер­вые пле­ме­на, о кото­рых у нас уже есть све­де­ния? Зна­ем ли мы что-то про их язык, про их про­ис­хож­де­ние…

— Каж­дый народ, каж­дая груп­па людей харак­те­ри­зу­ет­ся несколь­ки­ми при­зна­ка­ми. Напри­мер, если мы смот­рим на него с био­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния, то он харак­те­ри­зу­ет­ся общ­но­стью про­ис­хож­де­ния и насле­ду­е­мых при­зна­ков. Это то, чем рань­ше зани­ма­лась физи­че­ская антро­по­ло­гия, а сей­час всё боль­ше зани­ма­ет­ся гене­ти­ка. Чело­век здесь рас­смат­ри­ва­ет­ся как био­ло­ги­че­ское суще­ство, и с этой точ­ки зре­ния народ — это попу­ля­ция.

Дру­гой аспект — это язык. С точ­ки зре­ния язы­ка суще­ству­ют опре­де­лен­ные груп­пы людей, кото­рые харак­те­ри­зу­ют­ся неко­то­рой общ­но­стью. Они в линг­ви­сти­ке опре­де­ля­ют­ся как язы­ко­вые груп­пы, язы­ко­вые семьи и так далее.

Тре­тий аспект — это мате­ри­аль­ная куль­ту­ра. Этим зани­ма­ет­ся архео­ло­гия, и здесь кор­рект­ным тер­ми­ном будет «архео­ло­ги­че­ская куль­ту­ра». Плюс к это­му еще есть духов­ная куль­ту­ра. В част­но­сти, рели­ги­оз­ная при­над­леж­ность. Так вот, когда мы гово­рим о наро­де, ни один из этих фак­то­ров, ни один из этих кри­те­ри­ев не явля­ет­ся опре­де­ля­ю­щим. И един­ствен­ное, как мож­но опре­де­лить при­над­леж­ность того или ино­го чело­ве­ка к наро­ду, — это его спро­сить: «Ты кто?» И он отве­тит, и этот спо­соб будет един­ствен­но кор­рект­ным. При этом совсем не обя­за­тель­но, что у него будут те же гены, язык, мате­ри­аль­ная куль­ту­ра и рели­гия, что у дру­го­го чело­ве­ка, отно­ся­ще­го себя к тому же наро­ду. У двух людей, отно­ся­щих себя (и отно­ся­щих­ся) к одно­му наро­ду, один или даже все эти при­зна­ки могут ока­зать­ся раз­ны­ми.

— То есть как мы сами себя иден­ти­фи­ци­ру­ем, кем мы себя счи­та­ем, тем мы и явля­ем­ся.

— Да. При этом изме­не­ние иден­тич­но­сти может быть очень быст­рым. Напри­мер, албан­цы в совре­мен­ном Косо­ве. Сей­час это еди­ный народ. Но по про­ис­хож­де­нию — мы это видим — еще в XIX веке и в нача­ле XX века, то есть совсем недав­но, албан­ское насе­ле­ние здесь состав­ля­ли две груп­пы: арба­на­сы (тра­ди­ци­он­ные албан­цы, кото­рые с тер­ри­то­рии совре­мен­ной Алба­нии засе­ля­ли Косо­во) и арна­у­ты, по серб­ской тер­ми­но­ло­гии. Арна­у­ты — это сер­бы по про­ис­хож­де­нию, кото­рые пере­шли из пра­во­сла­вия в ислам и усво­и­ли албан­ский язык, при­чем часто не в пер­вом, а во вто­ром поко­ле­нии, но они уже счи­та­ли себя албан­ца­ми.

И само­со­зна­ние у них ста­ло албан­ским в тече­ние тоже одно­го-двух поко­ле­ний. А очень ско­ро раз­ли­чия меж­ду арна­у­та­ми и арба­на­са­ми стер­лись. То есть наци­о­наль­ная иден­тич­ность — это вещь очень пла­стич­ная, под­вер­жен­ная изме­не­ни­ям, и при этом, чтó в нее вклю­ча­ет­ся, опре­де­ля­ет не тол­ща наро­да, не носи­те­ли тра­ди­ци­он­ной куль­ту­ры, а интел­ли­ген­ция, при­чем часто даже не своя, а внеш­няя.

— Кто же жил на тер­ри­то­рии совре­мен­но­го Кры­ма и Крас­но­дар­ско­го края?

— Впер­вые пись­мен­ные источ­ни­ки для этой тер­ри­то­рии появ­ля­ют­ся в VII веке до н.э., когда здесь появ­ля­ют­ся гре­че­ские коло­нии. До того у нас есть очень бога­тый набор све­де­ний об исто­рии наро­дов этой тер­ри­то­рии, но это толь­ко дан­ные архео­ло­гии. Пись­мен­ных источ­ни­ков у нас нет. Их исто­рию мы зна­ем толь­ко по двум из тех эле­мен­тов, о кото­рых я гово­рил: по дан­ным мате­ри­аль­ной куль­ту­ры и по гене­ти­ке.

Но соб­ствен­но исто­рия, в узком смыс­ле сло­ва, исто­рия, осве­ща­е­мая пись­мен­ны­ми тек­ста­ми, здесь начи­на­ет­ся с VII века до н.э., когда здесь появ­ля­ют­ся носи­те­ли пись­мен­но­сти, а имен­но гре­ки. И посколь­ку гре­ки были носи­те­ля­ми пись­мен­но­сти, то тогда у нас и появ­ля­ют­ся пись­мен­ные источ­ни­ки. У нас появ­ля­ют­ся све­де­ния о сосе­дях гре­ков. Пер­вый народ, кото­рый свя­зан с эти­ми зем­ля­ми и изве­стен нам по име­ни, — это ким­ме­рий­цы, по-види­мо­му уже исчез­нув­шие к момен­ту появ­ле­ния гре­че­ских коло­ни­стов. Одно­вре­мен­но в поле зре­ния гре­ков появ­ля­ют­ся ски­фы и дру­гие наро­ды: тав­ры в Кры­му, мео­ты на Таман­ском полу­ост­ро­ве и при­ле­га­ю­щих тер­ри­то­ри­ях. Это тер­ри­то­рия, на кото­рой стал­ки­ва­ют­ся, сосу­ще­ству­ют и всту­па­ют в раз­ные отно­ше­ния пред­ста­ви­те­ли двух циви­ли­за­ций и двух миров.

Если мы их харак­те­ри­зу­ем линг­ви­сти­че­ски, то это гре­ки и древ­ние иран­цы, пото­му что эти кочев­ни­ки — ски­фы, сар­ма­ты и появив­ши­е­ся поз­же ала­ны — гово­ри­ли на язы­ках иран­ской груп­пы. А с циви­ли­за­ци­он­ной точ­ки зре­ния надо учи­ты­вать, что Север­ное При­чер­но­мо­рье — это самая запад­ная пери­фе­рия широ­ко­го поя­са евразий­ских сте­пей, кото­рые тянут­ся от Север­но­го Китая и Мон­го­лии до Кар­пат; эта тер­ри­то­рия была засе­ле­на кочев­ни­ка­ми, кото­рые в При­чер­но­мо­рье стал­ки­ва­ют­ся с осед­лой циви­ли­за­ци­ей гре­ков.

— Я при­ни­ма­ла уча­стие в архео­ло­ги­че­ской экс­пе­ди­ции в Кры­му, одна и та же экс­пе­ди­ция рас­ка­пы­ва­ла скиф­ский кур­ган и гре­че­ское горо­ди­ще. Это было в 500 м друг от дру­га. Тогда как исто­ри­ка­ми реша­ет­ся вопрос: а чья же это зем­ля в таком слу­чае?

— Сла­ва богу, исто­ри­кам не зада­ют вопрос, это зем­ля ски­фов или гре­ков, посколь­ку и тех и дру­гих дав­но нет в этих местах. Но вооб­ще вопрос о том, чья это зем­ля, — это вопрос, кото­рый исто­ри­кам зада­вать не надо, пото­му что…

— Есть потом­ки ски­фов. Есть совре­мен­ные осе­ти­ны, есть совре­мен­ные гре­ки. Поче­му они не могут себя объ­явить, как в слу­чае, напри­мер, с элли­на­ми, пря­мы­ми куль­тур­ны­ми наслед­ни­ка­ми?

— Со ски­фа­ми и осе­ти­на­ми более слож­ный вопрос. А так, вооб­ще, конеч­но, когда нам при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся с этни­че­ски­ми кон­флик­та­ми — что на Кав­ка­зе, что на Бал­ка­нах, к сожа­ле­нию, послед­ние деся­ти­ле­тия это посто­ян­но про­ис­хо­дит, — для идео­ло­ги­че­ско­го обос­но­ва­ния право­ты каж­дой из сто­рон этих кон­флик­тов исполь­зу­ют­ся исто­ри­че­ские аргу­мен­ты.

И в этих рас­ска­зах о пра­ве на зем­лю боль­шую роль игра­ют ссыл­ки на свою автох­тон­ность, на свое про­ис­хож­де­ние от древ­них пред­ков, зани­мав­ших эти тер­ри­то­рии. Эти спо­ры бес­ко­неч­ны, пото­му что хоро­ший исто­рик все­гда най­дет аргу­мен­ты и за ту и за дру­гую сто­ро­ну. Если будет зада­ча дока­зать право­ту одних, он дока­жет, най­дет аргу­мен­ты. Если будет зада­ча дока­зать право­ту дру­гих, он най­дет аргу­мен­ты и для них. Эти спо­ры бес­ко­неч­ные, и они совер­шен­но непро­дук­тив­ны. Если потом­ки неко­е­го наро­да живут на опре­де­лен­ной тер­ри­то­рии доль­ше, чем потом­ки дру­го­го наро­да, это вовсе не зна­чит, что они име­ют боль­шее пра­во на эту зем­лю.

Когда осе­ти­ны гово­рят, что они потом­ки алан, это вер­но с линг­ви­сти­че­ской точ­ки зре­ния, но если мы возь­мем гене­ти­че­ский аспект, то выяс­нит­ся, что ала­ны участ­во­ва­ли в этно­ге­не­зе и мно­гих дру­гих наро­дов Север­но­го Кав­ка­за. А сами осе­ти­ны гене­ти­че­ски близ­ки к сво­им сосе­дям и в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни вос­хо­дят к доалан­ско­му насе­ле­нию Север­но­го Кав­ка­за. То есть био­ло­ги­че­ски они не име­ют боль­ше прав, чем дру­гие, счи­тать­ся потом­ка­ми алан. Они име­ют такое пра­во по язы­ко­вой вет­ви. А это часто игно­ри­ру­ет­ся.

Пере­ход на какой-то новый язык вовсе не озна­ча­ет, что появи­лось новое насе­ле­ние. Очень часто пере­ход на новый язык про­ис­хо­дит по дру­гим при­чи­нам. Я упо­ми­нал косов­ских албан­цев. Насе­ле­ние оста­лось преж­ним, оно пере­шло на новый язык и усво­и­ло новую иден­тич­ность. И таких при­ме­ров мно­го и на Кав­ка­зе тоже. Если мы хотим избе­жать кон­флик­тов и сде­лать этни­че­ские дис­кус­сии эффек­тив­ны­ми, то исто­ри­че­ские аргу­мен­ты вооб­ще не долж­ны при­вле­кать­ся.

— Какую роль в рас­про­стра­не­нии хри­сти­ан­ства сыг­рал Кав­каз? Ведь сей­час на тер­ри­то­рии совре­мен­ной Рос­сии пер­вые хри­сти­ан­ские хра­мы — это хра­мы, кото­рые оста­лись. И нам извест­ны хра­мы на Кав­ка­зе. Это были алан­ские хра­мы, пра­виль­но?

— Хри­сти­ан­ство при­хо­дит из Визан­тии. И уже в VI веке часть алан, зани­мав­ших Север­ный Кав­каз и сте­пи к севе­ру от Север­но­го Кав­ка­за, была кре­ще­на. Были кре­ще­ны и мно­гие дру­гие наро­ды Кав­ка­за, в част­но­сти абха­зы. Но и вооб­ще к IX–X веку суще­ство­ва­ло на тер­ри­то­рии Ала­нии четы­ре епи­скоп­ства, в раз­ные вре­ме­на по-раз­но­му, а алан­ский епи­скоп полу­чил титул мит­ро­по­ли­та рань­ше, чем киев­ский. Алан­ская мит­ро­по­лия суще­ство­ва­ла несколь­ко сто­ле­тий. И дей­стви­тель­но, самые ран­ние хра­мы, кото­рые нахо­дят­ся на тер­ри­то­рии совре­мен­ной Рос­сии, — это хра­мы, отно­ся­щи­е­ся к IX–X векам, на тер­ри­то­рии нынеш­них Кабар­ди­но-Бал­ка­рии и Кара­чае­во-Чер­ке­сии. К сожа­ле­нию, боль­шая их часть нахо­дит­ся в совер­шен­но пла­чев­ном состо­я­нии, никто о них не забо­тит­ся. Там есть уни­каль­ные фрес­ки IX–X веков, кото­рые сто­ят под откры­тым небом и раз­ру­ша­ют­ся.

Ну и, в общем-то, хри­сти­ан­ство гос­под­ство­ва­ло на Север­ном Кав­ка­зе очень дол­го. Ислам там появ­ля­ет­ся впер­вые, види­мо, на Восточ­ном Кав­ка­зе, в Даге­стане, в VIII веке. Извест­но, что ара­бы дошли до Дер­бен­та.

Но доволь­но дол­го вли­я­ние исла­ма было огра­ни­чен­ным. И соб­ствен­но, исла­ми­за­ция Кав­ка­за шла с двух сто­рон. С восто­ка — через Даге­стан. Даге­стан был пер­вой исла­ми­зи­ро­ван­ной тер­ри­то­ри­ей, и уже к XVI–XVII векам там были и свои тра­ди­ции, была для неко­то­рых даге­стан­ских наро­дов созда­на даже пись­мен­ность на осно­ве араб­ско­го алфа­ви­та — напри­мер, для лак­цев.

И с дру­гой сто­ро­ны, с запа­да, под вли­я­ни­ем Тур­ции тоже шла исла-миза­ция, но это фено­мен доста­точ­но позд­ний — как пра­ви­ло, XVII века. А так, вооб­ще, исла­ми­за­ция про­ис­хо­ди­ла отча­сти на наших гла­зах. Еще в XIX веке ингу­ши были хри­сти­а­на­ми, в отли­чие от чечен­цев, кото­рые были уже исла­ми­зи­ро­ва­ны. Поэто­му во вре­мя Кав­каз­ской вой­ны в XIX веке Шамиль воз­глав­лял даге­стан­цев и чечен­цев, а ингу­ши вме­сте с осе­ти­на­ми и каза­ка­ми как хри­сти­ане участ­во­ва­ли в этой войне на сто­роне рус­ских.

Тот факт, что ингу­ши недав­но были хри­сти­а­на­ми, а сей­час они мусуль­мане и ислам, без­услов­но, очень зна­чи­тель­ная часть их само­иден­ти­фи­ка­ции, — еще один при­мер того, насколь­ко наци­о­наль­ная иден­тич­ность быст­ро меня­ет­ся. Сре­ди ингу­шей сей­час прак­ти­че­ски никто и не пом­нит, что не так дав­но они были хри­сти­а­на­ми.

Сей­час Ала­ния — офи­ци­аль­ное назва­ние рес­пуб­ли­ки Север­ная Осе­тия. И любой осе­тин вам рас­ска­жет, что осе­ти­ны — это ала­ны. В то же вре­мя еще совсем недав­но ника­кое алан­ство не было частью само­иден­ти­фи­ка­ции осе­тин. Еще в XIX веке, соб­ствен­но, не было и еди­но­го осе­тин­ско­го само­со­зна­ния. Были дигор­цы, были ирон­цы, были туаль­цы. Но если и было пред­став­ле­ние об их един­стве, то оно было доволь­но эфе­мер­ным.

В тече­ние XIX века на Кав­ка­зе появ­ля­ют­ся раз­ные путе­ше­ствен­ни­ки, как пра­ви­ло нем­цы. И эти нем­цы, когда они появ­ля­ют­ся на Кав­ка­зе, нахо­дят народ, у кото­ро­го неко­то­рые тра­ди­ции стран­ным обра­зом напо­ми­на­ют их соб­ствен­ные. Пиво­ва­ре­ние: у осе­тин наци­о­наль­ный напи­ток — пиво, а не вино. Види­мо, по кли­ма­ти­че­ским при­чи­нам: вино­град про­сто не рас­тет в горах. Кро­ме того, уже были пер­вые иссле­до­ва­ния их язы­ка, и было извест­но, что осе­ти­ны гово­рят, в отли­чие от дру­гих, на индо­ев­ро­пей­ском, даже иран­ском язы­ке.

Потом Все­во­лод Мил­лер, круп­ный рос­сий­ский восто­ко­вед, дока­зал, что осе­тин­ский язык — это часть иран­ско­го, и уста­но­вил его связь с древни­ми ала­на­ми, со ски­фа­ми, с сар­ма­та­ми. Затем это было дора­бо­та­но одним из моих учи­те­лей, Васи­ли­ем Ива­но­ви­чем Аба­е­вым, одним из наших круп­ней­ших оте­че­ствен­ных ира­ни­стов, осе­ти­ном по про­ис­хож­де­нию.

И пред­став­ле­ние о том, что осе­ти­ны — потом­ки алан, появ­ля­ет­ся, как и в слу­чае с гре­ка­ми, под вли­я­ни­ем интел­ли­ген­тов, кото­рые объ­яс­ни­ли наро­ду, что их пред­ки — это ала­ны. Гре­ки тоже ста­ли счи­тать себя потом­ка­ми древ­них элли­нов толь­ко в нача­ле XIX века под вли­я­ни­ем евро­пей­цев-элли­но­фи­лов; до тех пор они назы­ва­ли себя роме­я­ми, а сло­во «эллин» име­ло нега­тив­ную окрас­ку и обо­зна­ча­ло или языч­ни­ков, или вели­ка­нов, отри­ца­тель­ных геро­ев народ­ных ска­зок. У осе­тин «алан­ство» появ­ля­ет­ся очень позд­но, в 1920 –1930-е годы. И види­те, как быст­ро про­изо­шло уко­ре­не­ние? Сей­час любой осе­тин вам ска­жет, что «мы — ала­ны». В дей­стви­тель­но­сти же само­на­зва­ние алан к XIX веку совер­шен­но исчез­ло. Един­ствен­ный пере­жи­ток, кото­рый есть в Нар­тов­ском эпо­се, — эпо­се не толь­ко осе­тин, но и мно­гих наро­дов Кав­ка­за, но, види­мо, иран­ском по про­ис­хож­де­нию, — есть такое устой­чи­вое сло­во­со­че­та­ние «дух алон-билон», в рус­ских сказ­ках соот­вет­ствие это­му — «чело­ве­чьим духом пах­нет». Людо­ед гово­рит, что он чует «дух алон-билон». И сами осе­ти­ны не пони­ма­ли, что это такое, до тех пор пока Васи­лий Ива­но­вич Аба­ев им не объ­яс­нил, что «алон-билон» — это как раз сло­во, вос­хо­дя­щее к само­на­зва­нию алан.

К кон­цу IV века, когда в степь про­дви­га­ет­ся новая вол­на кочев­ни­ков с восто­ка, гун­нов, на тер­ри­то­рии Север­но­го При­чер­но­мо­рья ала­ны — это была доволь­но боль­шая сила. Ала­ны нахо­ди­лись в сим­би­о­зе и в близ­ких отно­ше­ни­ях с гота­ми. В част­но­сти, доволь­но силь­ный алан­ский, иран­ский, эле­мент был в дер­жа­ве Гер­ма­на­ри­ха, гот­ско­го коро­ля. Когда нача­лось то, что в исто­рии назы­ва­ет­ся «вели­кое пере­се­ле­ние наро­дов», то есть втор­же­ние раз­ных вар­ва­ров, без раз­ли­чия язы­ков и наци­о­наль­но­стей, на тер­ри­то­рию Рим­ской импе­рии, то ала­ны в нем при­ня­ли актив­ное уча­стие. И тогда часть алан и ушла на запад. Было это частич­но мир­ным мед­лен­ным дви­же­ни­ем, частич­но — стре­ми­тель­ны­ми похо­да­ми. Ала­ны, как и мно­гие гер­ман­цы, в част­но­сти, при­ни­ма­лись на служ­бу в рим­ские вой­ска. И мно­гие из них, конеч­но, хри­сти­а­ни­зи­ро­ва­лись уже в это вре­мя. Они полу­ча­ли зем­ли на тер­ри­то­рии Рим­ской импе­рии и были обя­за­ны защи­щать ее гра­ни­цы.

Даль­ше часть из них вме­сте с гота­ми ушла на тер­ри­то­рию Гал­лии, совре­мен­ной Фран­ции. Во Фран­ции даже сохра­ни­лись неко­то­рые топо­ни­мы, про­ис­хо­дя­щие от назва­ния алан. Вот эти запад­ные ала­ны всё вре­мя были в тес­ном сою­зе с гер­ман­ца­ми, и потом они были вытес­не­ны вме­сте с частью гер­ман­цев в Испа­нию и Север­ную Афри­ку.

— Какой самый зага­доч­ный народ, сви­де­тель­ства о суще­ство­ва­нии кото­ро­го Вы встре­ча­ли?

— Самый зага­доч­ный… Пожа­луй, это — народ ким­ме­рий­цев, кото­рым я зани­мал­ся мно­го, кото­ро­му была посвя­ще­на моя дис­сер­та­ция. С ним всё очень неяс­но, и мно­гие исто­ри­ки под­вер­га­ют сомне­нию даже сам факт его суще­ство­ва­ния.

— А какой была самая инте­рес­ная и необыч­ная для Вас архео­ло­ги­че­ская наход­ка, с кото­рой Вы стал­ки­ва­лись на этой тер­ри­то­рии?

— Мой кол­ле­га Андрей Белин­ский из Став­ро­по­ля при рас­коп­ках одно­го из кур­га­нов нашел потря­са­ю­щие пред­ме­ты гре­ко-скиф­ско­го искус­ства — золо­тые вещи с мифо­ло­ги­че­ски­ми сце­на­ми. Дело не в том, что это золо­то, а в том, что худо­же­ствен­ный уро­вень этих изоб­ра­же­ний такой, какой был на луч­ших вещах из кур­га­нов Ски­фии, кото­рые хра­нят­ся в золо­той кла­до­вой Эрми­та­жа.

— А есть ли у Вас люби­мый герой сре­ди геро­ев Нар­тов­ско­го эпо­са?

— Пожа­луй, не герой, а геро­и­ня — Сатá­на. Пото­му что жен­щи­ны мне вооб­ще сим­па­тич­нее, чем муж­чи­ны.

Видео­за­пись интер­вью см. на сай­те про­грам­мы
www.otr-online.ru/programmi/askold-ivanchik-istorikov-38820.html

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: