Марсианские аферисты

Антон Первушин

Красная планета манит нас больше века. С тех пор как американский астроном-самоучка Персиваль Лоуэлл выдвинул гипотезу, что там обитает древняя могущественная цивилизация строителей «каналов», периодически появляются ы организации межпланетной экспедиции на . Некоторые из них, в том числе, например, проект Фридриха Цандера, немало способствовали развитию реальной космонавтики. Теперь благодаря исследовательским аппаратам мы знаем, что Марс пустой враждебный мир, освоить который будет очень непросто. Но желание полететь туда всё еще греет энтузиастов, чем, как оказалось, могут воспользоваться нечистоплотные деятели. Об этом ТрВ-Наука рассказал писатель и журналист Антон Первушин.

Билет в одну сторону

Впервые о проекте мы услышали в 2012 году, хотя его инициаторы утверждают, что начали «серьезное планирование» годом ранее. Руководителем проекта и его «лицом» стал голландский предприниматель с инженерным образованием Бас Лансдорп, что сразу насторожило экспертов. Как известно, у Нидерландов нет своей национальной космонавтики и средств выведения — соответствен-но нет и школы специалистов, которые могли бы реализовать крупную космическую программу. Впрочем, Mars One с самого начала позиционировался как международный проект, а его инициаторы заручились поддержкой научного авторитета — Герарда ’т Хоофта, получившего в 1999 году Нобелевскую премию по физике.

В чем суть проекта? Основатели Mars One указывают, что принципиальным недостатком предыдущих инициатив является необходимость возвращения марсианских экспедиций на Землю. Понятно, что в таком случае потребуется довольно громоздкая внеземная инфраструктура, включающая межпланетный корабль, размеры которого сопоставимы с Международной космической станцией, ракетный комплекс для старта с марсианской поверхности и группировку спутников, обеспечивающих связь и навигацию.

В рамках Mars One предлагается отказаться от всего этого, значительно сэкономив ресурсы и таким образом снизив стоимость практически на порядок: с 70100 млрд до скромных 6 млрд долл. Но есть нюанс: экспедиция отправится на Красную планету один раз и навсегда, ее возвращение не обсуждается. Участники столь экзотической миссии высадятся там, обживутся и будут изучать чуждый мир, используя местные ресурсы и довольствуясь редкими «посылками» с Земли.

Давно опубликована и дорожная карта проекта. В новейшей версии она выглядит следующим образом. Самый первый этап реализуется прямо сегодня: на конкурсной основе прошел отбор желающих навсегда покинуть Землю. В 2015 году начнется очное обучение кандидатов и формируемых из них экипажей, причем обещано, что оно будет проходить на двух наземных станциях, имитирующих будущее марсианское поселение: одну станцию развернут на территории с соответствующим рельефом, другую — в безжизненной арктической зоне.

В 2020 году в должен стартовать аппарат, который выйдет на ареоцентрическую орбиту и будет обеспечивать связь между планетами. От него отделится посадочный модуль-демонстратор, который в случае успеха подтвердит правильность выбранных технических решений. В 2022 году будут запущены еще два аппарата: большой -, который станет искать место для размещения поселения, и второй коммуникационный спутник, который разместится в точке Лагранжа L-5 системы Земля так, чтобы обеспечивать связь с Марсом даже в периоды, когда он находится за нашим светилом.

В 2024 году начнется более серьезная работа: на Красную планету отправятся два жилых модуля, два блока системы жизнеобеспечения, энергетический блок и еще один ровер. Они сядут на планету, используя сигнал первого ровера в качестве маяка. Больше года будет продолжаться об-устройство форпоста с помощью роверов, снабженных манипуляторами. Те развернут панели солнечных батарей и подключат жилые модули к системам жизнеобеспечения. Расходуемые компоненты предполагается добывать из грунта, в том числе и воду, которая, как считают основатели Mars One, содержится под поверхностным слоем в виде «частиц льда». К моменту прилета людей си-стемы форпоста накопят достаточные запасы: 3000 л воды, 120 кг жидкого кислорода и некое количество азота для создания искусственной атмосферы.

В 2026 году начнется первая пилотируемая на Марс. Сначала на околоземную орбиту будут доставлены межпланетный корабль и спускаемая капсула. Они состыковываются, после чего экипаж космических монтажников расконсервирует бортовые системы. Удостоверившись, что всё работает как надо, через месяц монтажники дадут зеленый свет запуску двух разгонных блоков. Когда и они будут пристыкованы к комплексу, с Земли прилетит корабль с марсианскими колонистами — они перейдут на комплекс, а монтажники отправятся в том же корабле домой. И только после этого «связка» стартует к Марсу.

Выход комплекса на ареоцентрическую орбиту не запланирован — колонисты будут высаживаться на планету с пролетной траектории. За 24 часа они перейдут из корабля в спускаемую капсулу, которая затем отделится и сядет поблизости от форпоста. Двое суток уйдет на адаптацию. Потом колонисты наденут скафандры и на ровере доберутся до жилых модулей. В течение нескольких недель прилетят и грузы для второй партии колонистов. Даже если следующая миссия по каким-то причинам сорвется, «посылка» пригодится для развития поселения.

Если же всё пойдет по плану, то в 2028 году отправится вторая партия. На финальном этапе Mars One будет развернуто поселение из четырех жилых модулей и четырех блоков жизнеобеспечения, которые смогут обеспечивать всем необходимым группу из 16 человек. Если земляне захотят расширить его, то новые экипажи и блоки надо посылать на Красную планету каждые два года.

Где же взять заявленные 6 млрд долларов, которые необходимы для реализации проекта? Бас Лансдорп уверен, что их можно собрать через пожертвования, а также за счет шоу в реальном времени, которое будет транслироваться ведущими телеканалами всё время подготовки и осуществления Mars One.

Фото с сайта проекта www.mars-one.com
Фото с сайта проекта www.mars-one.com

Вопросы, вопросы

Когда проект начали обсуждать в средствах массовой информации, у экспертов возникла масса вопросов к его авторам. Прежде всего вызывал сомнения сам подход к проблематике экспедиции на Марс: почему на первом этапе особый упор делается на под-готовку экипажей? Весь опыт пилотируемых космических полетов подсказывает, что людей надо отбирать, когда испытана техника,

ведь ее энергетические возможности зачастую диктуют параметры отбора: рост и вес кандидатов, их устойчивость к перегрузкам и невесомости. Психология в данном случае даже не на втором месте: азартных добровольцев с высокой мотивацией всегда можно подобрать. Поэтому от авторов Mars One требуют представить технические подробности. И для начала: какая ракета будет использована в качестве основного носителя?

Удивительно, но на официальном сайте проекта (mars-one.com) трудно что-либо найти о ракете. Между делом сказано только, что предполагается использовать ракету-носитель Falcon Heavy, которая разрабатывается частной компанией (Space Exploration Technologies Corporation), созданной миллиардером Илоном Маском. Он действительно обещает в ближайшее время запустить такую ракету, способную доставить к Марсу груз массой 13,2 т, однако сроки ее испытаний постоянно «сдвигаются вправо». Кроме того, пока никто не знает, насколько успешными будут испытания и как долго они продлятся. До конца 2016 года состоятся два демонстрационных запуска, а после того, как ракета полетит, она будет востребована самой компанией Маска для реализации его амбициозных планов и космическим агентством , которое заинтересовано в носителях большой грузоподъемности для решения текущих задач. Найдется ли в плотном графике место для Mars One — большой вопрос, тем более что о переговорах по этому поводу ничего не известно.

Кроме того, студенты Массачусетского технологического института провели подробный анализ проекта и показали, что при самом оптимистичном сценарии (то есть если реализация Mars One пройдет без сбоев и аварий) потребуется как минимум 15 запусков ракет-носителей Falcon Heavy, что обойдется примерно в 4,5 млрд долл. То есть на всё остальное, включая межпланетный комплекс, спускаемые модули и роверы-марсоходы, останется всего 1,5 млрд. Возможно ли уложиться в такой скромный бюджет с учетом того, что, например, на изготовление и отправку одного марсохода Curiosity агентство NASA потратило 2,5 млрд долл.? И заметим, что это исследовательский марсоход, а не ровер, предназначенный для перетаскивания тяжелых грузов, перевозки людей и монтажа сложных систем.

Столь же плохо дела обстоят и с кораблем. О межпланетном комплексе и разгонных блоках пока не идет даже речи, зато много внимания уделяется спускаемой капсуле. В этом есть своя логика, ведь именно от точности и надежности посадки на Марс зависит успех всего проекта. В материалах Mars One постоянно натыкаешься на упоминания корабля Dragon, который создается под руководством всё того же неутомимого Илона Маска, но проблема в том, что этот корабль (успешно летающий, кстати, в беспилотном режиме) рассчитан на околоземные рейсы с парашютированием и посадкой на воду.

Для полета на Марс нужна совсем другая система, к проектированию которой никто даже не приступал — один только Исследовательский центр имени Эймса обещает когда-нибудь запустить миссию с использованием модифицированной капсулы этого корабля, которая оценивается в 425 млн долл. без учета стоимости запуска (при этом на Марс будет доставлена всего 1 т груза). Зато на «веселых картинках», публикуемых авторами Mars One, неизменно присутствует увеличенный Dragon в качестве спускаемой капсулы и ключевого элемента марсианского поселения.

Впрочем, все эти детали можно было и не обсуждать — достаточно посмотреть на то, чем авторы проекта занимаются сегодня. Они, оказывается, заключили ряд контрактов: с Lockheed Martin о проработке миссии посадочного аппарата на основе станции Phoenix и с Surrey Satellite Technology, которая поделится своим опытом в изготовлении спутников. Причем подготовительные работы были завершены, а вот продолжения не последовало — Бас Лансдорп отказался обсуждать будущие контракты.

Пока не началась и разрекламированная подготовка кандидатов, отобранных в экипажи Mars One (всего отбор прошли 1058 человек, в финал вышли 100). Инициаторы проекта не сумели заинтересовать идеей ведущие телекомпании: например, Endemol, известная своим реалити-шоу Big Brother («Большой Брат»), в феврале 2015 года официально заявила о разрыве отношений с Лансдорпом.

Фото с сайта habrahabr.ru
Фото с сайта habrahabr.ru

Мечтать не вредно!

Легкомысленный подход, демонстрируемый авторами Mars One, должен был закончиться скандалом, что и произошло в марте, когда с нелицеприятным интервью выступил один из прошедших отбор кандидатов — профессор-астрофизик Джозеф Роше, прямо назвавший Mars One аферой. В качестве подтверждения своих слов он рассказывает, что инициаторы проекта мухлюют со статистикой и стимулируют участников к пожертвованиям или бессмысленным покупкам, что отбор проводился по итогам поверхностных десятиминутных интервью через Skype, что никакой серьезной технической работы не ведется.

Бас Лансдорп немедленно выступил с опровержением рассказа Джозефа Роше, но лучше бы он этого не делал, потому что из его комментариев видно: проект строится по схеме сетевого маркетинга вполне в духе незабвенного «Гербалайфа». Вся его деятельность вроде бы основывается на инициативе участников-покупателей, но при этом за ней прячется жесткая схема извлечения прибыли за товар, имеющий весьма сомнительную ценность.

Энтузиасты, поверившие в Mars One, пытаются доказывать, что Бас Лансдорп — идеалист, который и не помышляет о коммерческом интересе. В то же время известно, что проект привлек почти миллион долларов, расходование которых ни один из спонсоров юридически не имеет возможности проконтролировать. Знаете, совсем неплохой гонорар за простенький сайт, десяток банальных картинок, унылый видеоролик и серию коротеньких интервью через Skype.

Лансдорп пытается сохранить хорошую мину при плохой игре, заявив, что главное в проекте — популяризация космонавтики: «Даже если нам не удастся осуществить наш план, мы вдохновим тех, у кого это получится». Но ведь пустые иллюзии раньше или позже оборачиваются трагическим разочарованием. И может получиться так, что после Mars One любой другой инициативный проект освоения планет Солнечной системы будет восприниматься как мошенничество.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
102 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Л.Л.Гошка
Л.Л.Гошка
7 года (лет) назад

Очень похоже, что «марсианам» не видать Марса как своих ушей. Я такой вывод сделал из следующей информации: http://www.ecolife.ru/infos/news3/37525/ «Доказана роль резкого закисления океана в массовом вымирании на рубеже пермского и триасового периодов. Массовое вымирание на рубеже пермского и триасового периодов складывается из двух резких снижений биоразнообразия, разделенных промежутком примерно в 80 тысяч лет. Детальный анализ соотношения изотопов углерода и бора в морских осадочных карбонатных породах, сформировавшихся в конце перми и начале триаса, показал, что второй (но не первый) эпизод вымирания совпадает с резким снижением pH морской воды. По-видимому, закисление океана было вызвано выбросом огромного количества CO2 в ходе формирования Сибирских траппов. Конкретные механизмы, посредством которых вулканическая активность привела к полному разрушению морских и наземных экосистем и гибели едва ли не всего живого на планете, остаются во многом неясными. Выброс огромного количества вулканических газов (CO2, HCl, H2S и др.) может навредить биосфере разными способами, из которых основными считаются три. Во-первых, рост концентрации атмосферного сероводорода ведет к аноксии океана (Anoxic event). Геологические данные действительно указывают на распространение бескислородных условий на морском шельфе в рассматриваемое время. Во-вторых, парниковые газы вызывают глобальное потепление, что ведет к перегреву поверхностных вод; геологические данные согласуются и с этим предположением. Наконец, резкий рост концентрации CO2 и других вулканических газов в атмосфере, помимо парникового эффекта, может вызвать ацидификацию (закисление) морской воды, что тоже чревато тяжелыми последствиями, особенно для организмов с минеральными скелетами». Если оставить только тот факт, что резкий рост концентрации CO2 и других вулканических газов в атмосфере, помимо парникового эффекта, может вызвать ацидификацию (закисление) морской воды, что тоже чревато тяжелыми последствиями, особенно для организмов с минеральными скелетами. С моей точки зрения это обычный процесс кристаллизации в гелях, который может происходить не только в гелях, но на любой высокоразвитой поверхности. Процесс кристаллизации идет с резким увеличением концентрации ионов водорода. Отсюда и закисление. Точно такие же процессы могут происходить… Подробнее »

Л.Л.Гошка
Л.Л.Гошка
7 года (лет) назад
В ответ на:  Л.Л.Гошка

Что может быть общего между экспериментами Карла Шафера и закислением океана?
По всей видимости, Карл Шафер зафиксировал в организме морских свинок начало процесса кальцификации. При классическом респираторном ацидозе повышение парциального давления приводит к снижению значения рН, а компенсаторной реакцией является повышение концентрации бикарбоната в крови. При классическом метаболическом ацидозе снижение бикарбоната в крови приводит к снижению значения рН, а компенсаторной реакцией является увеличение парциального давления СО2 в крови. На мысль о процессе кальцификации наводит тот экспериментальный факт, что Карлу Шаферу пришлось ввести термин «метаболический» ацидоз, для того чтобы поменять местами причинно-следственную связь при определении традиционного метаболического ацидоза, т.к. в данных экспериментах высокая концентрация СО2 в ограниченном невентилируемом пространстве вызывает только респираторный ацидоз и постепенно повышает парциальное давление СО2 в крови, а начинающийся процесс кальцификации начинает приводить к снижению значения рН крови и, соответственно, к снижению бикарбоната в крови. Что и наблюдается у морских свинок. При повышении парциального давления в крови, вызванного высокой концентрацией СО2 в замкнутом невентилируемом пространстве происходит снижение рН и снижении концентрации бикарбоната в крови, а компенсаторные реакции отсутствуют.
В данном случае термин «метаболический» ацидоз, по всей видимости, следует отнести к процессу кальцификации. Процесс кальцификации идет с уменьшением значения рН среды кристаллизации и уменьшением концентрации бикарбоната за счет диссоциации в угольную кислоту и образование кальцита.
Иными словами в том интервале, который Карл Шафер определил, как «метаболический» ацидоз он не характерен для классического респираторного ацидоза, он характерен метаболическому ацидозу. С моей точки зрения именно в этом интервале происходит переход зависимости кальцификации от метаболизма к зависимости от концентрации углекислого газа в невентилируемом помещении.
По всей видимости, и закисление океана связано с таким переходом.
Это мелочи. Любопытно другое. Как будет разрушаться социосфера в зависимости от этих процессов, если Л.Н.Гумелев, к большому сожалению, окажется прав в своем утверждении, что этнос является явлением природы?

Владимир П.
Владимир П.
7 года (лет) назад

Как-то резко очень «марсианские аферисты». Может, просто мечтатели, которых во все времена … ясно что все жто в лучшем случае отдаленная перспектива, но покосплеить-то героев Брэдбери можно? :) Все лучше чем пиво жрать и футбол смотреть.

Влад
7 года (лет) назад
В ответ на:  Владимир П.

Согласен с Вами, у проекта есть замечательный воспитательный потенциал. Вспомните, какие были энтузиасты в недавний период. Все ребята хотели стать полярниками, космонавтами, лётчиками… В моде были не «тусовки», а походы, занятия в парашютных клубах, альпинизм. Люди готовили себя к опасным профессиям, гордились своими успехами: взойти на вершину, погрузиться с аквалангом, спрыгнуть с парашютом — это было то, к чему стремились многие, а значит и воспитывали себя, подавали положительный пример своему окружению. Представьте тех школьников, кто сейчас решил посвятить свою жизнь освоению других планет. Замечательная цель для юного человека!

Дмитрий из Монреаля
Дмитрий из Монреаля
7 года (лет) назад

Проект не авантюра, а предварительный проект дизайнеров конструктов, ученых, бизнесменов которые не знают, как его сделать. Политики, богачи, военные тратят триллионы долларов на войны. Инвесторы теряют от спекулянтов, покупая акции десятки миллиардов евро.
Полет на Марс будет возможен тогда, когда прекратятся войны и когда ликвидируют их последствия. Например, никто не знает, когда 60 тысяч тонн химического оружия выльются из утопленных на дне Балтийского моря бочек и отравят его полностью на столетия и Санкт-Петербург.
Полет на Mарс не возможен сегодня, т.к. нет технологий. Не хотят сделать постоянную базу на двух астероидах, которые пролетают мимо Земли и Марса на расстояниях около 100000 км.Они бы могли сами долететь к Марсу и доставить груз(или можно перелететь с одного астероида на другой).
Проблема радиации в полете решается высокой скоростью полета.Космонавты могли бы ходить и спать в костюмах, наполненых тяжелой водой (штаны , жилеты, шапки). Покрыть корабль слоем из тяжелой воды. Чтобы долететь до Марса за 1,5 месяца нужно построить космический ядерный реактор на 40 МеГаВатт. Технологии для этого все имеются в России. Только на одну Олимпиаду потрачено 60 миллиардов евро в России.А все страны не смогут собрать 6 миллиардов? Это просто смешно. mars.dmitri@yahoo.ca

Влад
7 года (лет) назад

Согласен с Вами, что ресурсы есть. Причём от их изъятия из, например, военной сферы никто, кроме весьма ограниченного круга лиц, не пострадает. Есть спорное утверждение, что военные расходы нужны хотя бы потому, что в военной сфере развиваются и проходят апробацию самые современные технологии. Затем эти технологии будут использованы в повседневной жизни обычных граждан, в мирных, так сказать, целях. Приводят примеры: реактивная авиация — первый отечественный реактивный пассажирский самолёт Ту-104 — это переделанный бомбардировщик Ту-16, да и знаменитый Боинг 707 — это тоже военная разработка (B-47); стиральный порошок — средство для дезактивации техники и обмундирования в случае ядерной войны; нейлон — замена парашютного шёлка и т.п. Однако почему именно военная сфера, по сути своей иррациональная, если не сказать безумная, должна быть локомотивом прогресса? Есть иная площадка для самых передовых разработок — освоение космоса. Цель вполне мирная, даже, с точки зрения выживаемости человека, как вида во Вселенной, необходимая. Заселение других планет отнимает у «партий войны» главный аргумент: перенаселение в условиях ограниченности планетарных ресурсов. Если мы планируем осваивать Вселенную, то о каком перенаселении вообще идёт речь? В одной только нашей галактике 200 млрд. звёзд. Если в среднем у каждой звезды есть хотя бы одна планета, то на каждого жителя Земли — десяток планет. Выбирай! И это только в Млечном Пути, а галактик обнаружено 10 000, причём это те, которые мы рассмотрели. Вероятно, их гораздо больше. Бесконечная Вселенная — бесконечное развитие Человечества, его расселение. А как Вам другая доктрина: «Ограниченность ресурсов одной планеты — уничтожение «лишних» людей, сокращение темпов роста потребления и, как следствие, развития»? Кроме того, общепланетарная катастрофа (столкновение с крупным астероидом или вспышка рядом с Солнечной системой сверхновой) — это просто вопрос времени. Катастрофа будет: статистика неумолима. Посмотрите на лунные кратеры!

сидоров
сидоров
6 года (лет) назад
В ответ на:  Влад

0чень долго смеялся.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: