Из британской Симлы в индуистский Сарахан

Террасированные склоны холмов в окрестностях Шимлы. Фото А. Андреева
Террасированные склоны холмов в окрестностях Шимлы. Фото А. Андреева
Лев Боркин, руководитель Центра гималайских научных исследований  Санкт-Петербургского союза ученых
Лев Боркин, руководитель Центра гималайских научных исследований
Санкт-Петербургского союза ученых

Вспоминается наша первая экспедиция в Западные Гималаи в 2011 году [1]. После долгих приятных приготовлений и томительного предвкушения от намеченных планов наступил наконец день 28 сентября, когда еще затемно, около трех часов утра, мы (11 человек) прилетели в Международный аэропорт имени Индиры Ганди в Нью-Дели. Выйдя из прохлады просторного здания в теплую ночь, сразу почувствовали необычность южной страны: другие люди, растения, экзотические запахи, суета и шум. Нас уже ждали: после приветствия каждому на шею надели большую гирлянду из цветов, после чего мы быстро отправились на северо-северо-запад по национальной автостраде № 1 в сторону Гималаев. Путь оказался долгим, ведь предстояло проехать 380 км.

Примерно через 4 часа наш 12-местный миниавтобус Tempo Traveller остановился у придорожного ресторана недалеко от города Курукшетра (Kurukshetra, 246 м над уровнем моря). На дороге к ресторану были выставлены крупные аляповато раскрашенные скульптуры, а у входа то ли нищий, то ли садху явно вымогал деньги. В руках у него была подозрительная палка (возможно, посох), придававшая убедительность его просьбам. Поэтому мы постарались побыстрее прошмыгнуть внутрь здания, где веяло прохладой и уютом.

Позади был длительный перелет из Санкт-Петербурга, мы не спали почти сутки и всё еще оставались сонными и весьма уставшими. Нас хватило только на чашку чая с каким-то печеньем. Лишь потом я осознал, что этот ранний завтрак проходил в священном для каждого индийца месте. Здесь на равнине в глубокой древности произошло великое сражение между Кауравами и Пандавами, описанное в индийском эпосе «Махабхарата», а в «Бхагаватгите» (части этого эпоса) изложена беседа перед битвой между Кришной и Арджуной о двух путях спасения, доныне очень популярная в индийском обществе.

Еще через 6 часов езды наш отряд наконец-то попал в городок Ши́мла (Shimla, 2113 м), где мы разбрелись по заранее заказанным комнатам в гостинице «Сансар». Этот курорт, расположенный в Предгималаях, когда-то был летней резиденцией британской администрации Индии, где ее элита спасалась от жары. От викторианской эпохи сохранилось немало уличных зданий и увядших дворцов. Здесь нам предстояло пройти адаптацию к индийскому климату, воде, еде и пр., а также оформить разрешения (Inner Line Permits) для въезда в пограничную с Китаем зону на севере штата Химачал-Прадеш.

Два дня, проведенные в Симле, как называли этот симпатичный городок британцы, прошли не зря. Погуляли по улицам, зашли в местный музей со множеством любопытных экспонатов, посидели в ресторанах, где нам предлагали различные, как правило острые, кушанья с незнакомыми названиями, купили в книжных магазинах географические карты и книги о Гималаях. Естественно, вечером отметили начало полевого сезона местным пивом с красивой этикеткой «Kingfsher» («Зимородок»). Наш орнитолог, помимо этого, отснял в городке серию живых птиц.

Герпетологам (зоологам, изучающим амфибий и рептилий. — Ред.) тоже немного повезло. В первый же день рядом с гостиницей я увидел небольших горных сцинков, снующих среди камней у края дороги. Одна же такая ящерица была поймана в центре города на улочке, где сидящие в ряд на фоне старого британского дворца грязноватые нищие, калеки и прочие убогие жутковатого вида просили милостыню. В небольшие металлические чашки, лежащие перед их ногами, надо было бросать монетки.

Около чашек мы заметили ладакского ложного гологлаза (Asymblepharus ladacensis), который, вероятно, искал мелких насекомых. Наш самый молодой участник не смог устоять перед явным искушением, храбро бросился к ящерице и с необычайной ловкостью схватил ее… задев чашку с несколькими монетками. Старик в рубище оторопел, решив, что наглый иностранец захотел отнять у него последнее. Мы быстро прошли дальше, миновав местного полицейского, с изумлением наблюдавшего за странными пируэтами.

Слепозмейка. Шимла.  Фото С. Литвинчука
Слепозмейка. Шимла. Фото С. Литвинчука

Через несколько сотен метров, поднимаясь по извилистой улице, я увидел на краю асфальта довольно крупного мертвого «червяка» с блестящим отливом. Это, несомненно, была небольшая слепозмейка, которых я встречал еще в 1984 году на Сейшельских островах в Индийском океане. Нам явно подфартило, так как ранее никто, судя по литературе, этих существ в Шимле не находил. Возможно, это даже высотный рекорд, так как в Химачале слепозмеек двух разных видов впервые обнаружили в 1969 и 1971 годах значительно ниже (1513 м) в округе Солан. Слепозмейки (или слепуны, семейство Typhlopidae) — это червеобразные змеи с тонким телом, ведущие ночной роющий (подземный) образ жизни, длиной до 76 см. Их глаза сильно редуцированы. Всего в мире известно около 200 видов, один из которых обитает у нас в Дагестане, Закавказье и Средней Азии. В Азии это — представители ориентальной фауны.

30 сентября мы покинули приятную Шимлу. Часть из нас пересела в комфортабельный автомобиль Toyota Innova. Ее заботливый водитель держался с большим достоинством. Еще бы: ведь его звали Шир, т.е. тигр! (помните Шерхана, Sher Khan, из «Маугли» Редьярда Киплинга?). Правда, он немного сник, когда узнал, что я Лев, царь зверей.

Наш путь лежал на восток к реке Сатледж (Sutlej или Satluj River), крупному восточному притоку Инда. В окрестностях Шимлы преобладали хвойные леса с гималайскими красавцами кедрами-деода́рами (Cedrus deodara) и голубой сосной (Pinus wallichiana) . Первые сосны были зарегистрированы нами на высоте 1186 м над уровнем моря. Живописная дорога извивалась среди Сиваликских «холмов». Благодаря многолетнему упорному и очень тяжелому труду крестьян склоны многих гор везде, где можно, были распаханы, и небольшие поля, огороженные камнями и расположенные террасами, издали образовывали причудливую мозаику.

При подъезде к городку Нарканда (Narkanda) водитель решил проверить нас, туристов-экологов. Остановив «Тойоту» около роскошных зарослей конопли, он как бы невзначай спросил, не интересуемся ли мы травкой. Я сказал, что мы больше любим животных, разных птичек и лягушек, но среди нас есть один ботаник и лучше спросить у него. Намек был понят. Шир признался, что в этот район Гималаев часто приезжают молодые израильтяне именно с целью расслабиться, но он видит, что мы, русские, — серьезные люди. На том и порешили, и больше подобных каверзных вопросов он нам не задавал.

Проделав путь в 184 км от Шимлы, мы прибыли в Сарахан (Sarahan, 2128 м). Это местечко расположено на склоне горы в 7 км от Сатледжа. Согласно древним «Пуранам», здесь когда-то дочь местного правителя полюбила внука Кришны. Ближе к нашему времени в Сарахане находилась резиденция властителей княжества Башахр (Bashahr, Bushahr), которое просуществовало с 1412 по 1948 год. Главным божеством местных раджей была Бхимакали (местный вариант Кали), которой возвели индуистский храмовый комплекс (Bhimakali Temple). Специалисты относят его к наиболее изящным памятникам Химачал-Прадеша [2].

Сарахан. Общий вид на храмовый комплекс. Фото В. Скворцова
Сарахан. Общий вид на храмовый комплекс. Фото В. Скворцова

Проехав городок, наш транспорт остановился перед массивными воротами. За ними мы увидели удивительный мир, в котором нам предстояло немного пожить. В обширном дворе напротив ворот находился двухэтажный деревянный дворец, построенный для раджи в сентябре 1917 года. Сейчас это — отель для туристов и паломников, где мы и заночевали.

В центре — индуистский храм, посвященный Вишну, с шикхарой. Фото В. Скворцова
В центре — индуистский храм, посвященный Вишну, с шикхарой. Фото В. Скворцова

В левой части внутреннего двора обособленно стояли три небольших индуистских храма с каменной пирамидальной башней (шикхара) . Скульптурные каменные фрагменты вокруг, возможно, средневекового возраста [2].

Стена храма с башней. Фото А. Андреева
Стена храма с башней. Фото А. Андреева

Изящный храм Бхимакали из камня и дерева (для устойчивости в случае землетрясения) построен в виде трехэтажной пагоды, сочетающей индуистский и буддийский стили. Тонкая резьба по дереву и серебряные украшения дверей привлекают внимание. Четыре раза в день проводятся службы (аарти). Рано утром, еще затемно, меня разбудила громкая музыка и голоса, раздававшиеся из храма. Днем захотелось попасть внутрь интригующей тайны. Главный вход в храм охранял старик с еще более древним ружьем. У других дверей стояли игрушечного вида желтые тигры и львы из гипса.

Главный вход в храм Бхимакали. Фото В. Скворцова
Главный вход в храм Бхимакали. Фото В. Скворцова

Войти можно только босиком, к тому же убрав все кожаные и металлические предметы, сдав фототехнику и покрыв голову шапочкой, которую могут выдать внутри. За порталом попадаешь в большое открытое пространство с холодным полом. Я примкнул к семье паломников из трех человек, которые приветливо приняли меня и показывали, куда и в какой последовательности надо идти и что делать перед божествами, находящимися в отдельных комнатках на разных этажах.

Тигры, охраняющие один из входов в храм. Фото А. Андреева
Тигры, охраняющие один из входов в храм. Фото А. Андреева

Вплоть до XVIII века в Сарахане совершались человеческие жертвоприношения, позднее люди были заменены на животных. Ныне же в дары паломников входят кокосовые орехи, сладости, различные пряности. Всё это заворачивают в кусок красивой ткани с рисунком и золотистой мишурой. Небольшой местный ресторан также абсолютно вегетарианский.

Сарахан находится на горном хребте Ширикунд (Shirikund Range), высотой 5677 м. Яблоневые сады сменяются смешанным лесом из деодара и дуба, выше переходящим в хвойный лес. Нас интересовал, конечно, не только храм, но и природа вокруг.

Западный трагопан
Западный трагопан

Выйдя за окраину деревни, мы обнаружили в лесу тропинку, ведущую к орнитологической станции. Повстречавшаяся милая девушка пригласила нас посетить станцию утром и заодно сообщила, что в окрестностях Сарахана однажды была встречена кобра. На станции изучают поведение и разводят западного траго́пана (Tragopan melanocephalus). Эта красивая гималайская птица из семейства фазанов обитает в местных лесах. Ныне она весьма редка и повсюду охраняется [3]. В Химачале трагопана называют жужурана (jujurana), т.е. «король птиц».

Покидая сказочный Сарахан, я бросил на него прощальный взгляд. Храм Бхимакали чудесно золотился в лучах солнца.

Навершие на крыше храма Бхимакали. Фото А. Андреева
Навершие на крыше храма Бхимакали. Фото А. Андреева

ТрВ-Наука — информационный партнер СПбСУ по Гималайскому проекту.

1. См. также: ТрВ-Наука. 2015. № 3–5: Гималайский проект, У южного подножия Западных Гималаев, В отрогах Пир-Панджала.

2. Bernier R.M. Himalayan Towers. Temples and Palaces of Himachal Pradesh. New Delhi: S. Chand & Company Ltd., 1989. XVI+95 p. 8 color., 28 black & white pls.

3. Андреев А.В. Путевые заметки о птицах Химачальской провинции (Северная Индия) // Мир птиц. М. № 40–41. Январь 2012 года. С. 34–40.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: