Метель в марте

Александр Сергеев
Алек­сандр Сер­ге­ев

Обо­зна­чив отказ от евро­пей­ско­го пути раз­ви­тия, рос­сий­ское руко­вод­ство направ­ля­ет стра­ну по пути автар­кии. Такой выбор дик­ту­ет поощ­ре­ние охра­ни­тель­ных настро­е­ний в обще­стве. Раз­но­го рода шови­ни­сты, наци­о­на­ли­сты, мили­та­ри­сты высту­па­ют всё более агрес­сив­но. И хотя пря­мой под­держ­ки власть им пока не ока­зы­ва­ет, она откры­то опи­ра­ет­ся на кон­сер­ва­тив­ные рели­ги­оз­ные кру­ги, в первую оче­редь Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви. Кле­ри­ка­лы поль­зу­ют­ся этим для мето­дич­но­го наступ­ле­ния на нау­ку, куль­ту­ру, обра­зо­ва­ние и прес­су. Скан­да­лы с кари­ка­ту­ри­ста­ми и «Леви­а­фа­ном» про­дол­жи­лись в нача­ле вес­ны пре­сле­до­ва­ни­я­ми теат­раль­ных поста­но­вок за «оскорб­ле­ние чувств» соот­вет­ствен­но мит­ро­по­ли­та Ново­си­бир­ско­го и Берд­ско­го Тихо­на (опе­ра «Тан­гей­зер» по Ваг­не­ру) и свя­щен­ни­ка Свя­то-Михай­лов­ско­го собо­ра Ижев­ской епар­хии Андри­а­но­ва (спек­такль «Метель» по пове­сти Пуш­ки­на). Про­дол­жа­ет­ся внед­ре­ние тео­ло­гии в каче­стве «науч­ной дис­ци­пли­ны» в вузы и оче­ред­ной реин­кар­на­ции «зако­на божье­го» в шко­лы. Закре­пив пре­по­да­ва­ние рели­ги­оз­ных пред­ме­тов в чет­вер­том клас­се, рели­ги­оз­ное лоб­би пред­по­ла­га­ет теперь рас­про­стра­нить их прак­ти­че­ски на весть цикл обу­че­ния. В Сети актив­но соби­ра­ют­ся под­пи­си про­тив этих пла­нов, но, ока­зы­ва­ет­ся, сами эти пети­ции могут быть объ­яв­ле­ны «оскор­би­тель­ны­ми», а несо­глас­ным гро­зят не толь­ко судеб­ны­ми пре­сле­до­ва­ни­я­ми, но порой и физи­че­ской рас­пра­вой. Свою обес­по­ко­ен­ность по пово­ду про­ис­хо­дя­ще­го выра­зил в обще­до­ступ­ной «Груп­пе под­держ­ки комис­сии РАН по борь­бе с лже­на­у­кой» в «Фейс­бу­ке» член этой комис­сии Алек­сандр Сер­ге­ев [1]. Мы пред­став­ля­ем здесь авто­ри­зо­ван­ную и допол­нен­ную ком­пи­ля­цию этих выска­зы­ва­ний.

«Оскорб­ле­ние чувств»

Пора­зи­тель­но, насколь­ко лег­ко люди усмат­ри­ва­ют оскорб­ле­ние в чужом мне­нии, отлич­ном от их соб­ствен­но­го. И, что харак­тер­но, чаще все­го они оскорб­ля­ют­ся не за себя, а за дру­гих. Меж­ду тем сама кате­го­рия «оскорб­ле­ния чувств веру­ю­щих» явля­ет­ся, по мое­му глу­бо­ко­му убеж­де­нию, агрес­сив­ным инстру­мен­том экс­пан­сии рели­ги­оз­ной идео­ло­гии. Это было нагляд­но про­де­мон­стри­ро­ва­но не толь­ко париж­ским тер­ак­том, но и реак­ци­ей на него фун­да­мен­та­ли­стов боль­шин­ства рели­ги­оз­ных тече­ний.

Если корот­ко, то смысл «оскорб­лять­ся» в том, что­бы при­ну­дить людей, не раз­де­ля­ю­щих рели­ги­оз­ное уче­ние, не про­сто тер­петь его рядом, но еще и в сво­ей жиз­ни под­чи­нять­ся каким-то его пред­пи­са­ни­ям, кото­рые могут выгля­деть для сто­рон­них людей абсурд­ны­ми или про­ти­во­ре­чить их соб­ствен­ным убеж­де­ни­ям. Тем самым посто­ян­но подо­гре­ва­ет­ся напря­жен­ность вокруг рели­ги­оз­ной про­бле­ма­ти­ки, что и тре­бу­ет­ся экс­пан­си­о­нист­ским рели­ги­оз­ным идео­ло­ги­ям: любой кон­фликт слу­жит им пиа­ром и ско­рее при­не­сет какие-то выго­ды (новых адеп­тов, спло­че­ние ста­рых, уступ­ки граж­дан­ско­го обще­ства), чем при­ве­дет к суще­ствен­ным поте­рям.

Нема­ло­важ­но и то, что объ­ек­тив­ны­ми сред­ства­ми про­ве­рить «факт оскорб­лен­но­сти» нель­зя. В слу­чае суда всё опре­де­ля­ет­ся сим­па­ти­я­ми и анти­па­ти­я­ми экс­пер­тов в отно­ше­нии сто­рон кон­крет­но­го «оскор­би­тель­но­го» кон­флик­та. Поэто­му при­зна­ние зако­ном пра­ва «оскорб­лять­ся в рели­ги­оз­ных чув­ствах» и тре­бо­вать сатис­фак­ции под­та­чи­ва­ет пра­во­вую систе­му, уси­ли­вая в ней роль субъ­ек­ти­виз­ма и ирра­ци­о­наль­но­сти. Отсю­да новые рели­ги­оз­ные кон­флик­ты и рост вме­ша­тель­ства духо­вен­ства в граж­дан­скую жизнь — ведь при жела­нии в любой обла­сти мож­но усмот­реть повод для того, что­бы «оскор­бить­ся рели­ги­оз­ны­ми чув­ства­ми».

Отдель­но заме­чу, что пра­во «оскорб­лять­ся за чув­ства веру­ю­щих» нару­ша­ет прин­цип рав­но­пра­вия веру­ю­щих и неве­ру­ю­щих, посколь­ку счи­та­ет­ся, что у послед­них нет «рели­ги­оз­ных чувств», кото­рые мож­но было бы оскор­бить. (Хотя, каза­лось бы, поче­му уче­ным-ате­и­стам не оскор­бить­ся на при­зна­ние тео­ло­гии нау­кой? Ведь для них кафед­ра тео­ло­гии в тех­ни­че­ском уни­вер­си­те­те — то же самое, что курс лек­ций по науч­но­му ате­из­му в хра­ме.)

Воин­ству­ю­щие и ате­и­сты

Рели­ги­оз­ная экс­пан­сия под фла­гом защи­ты веру­ю­щих от «оскорб­ле­ний» вызы­ва­ет есте­ствен­ное сопро­тив­ле­ние в сре­де неве­ру­ю­щих. Кле­ри­ка­лы эффек­тив­но ути­ли­зи­ру­ют этот про­тест, обви­няя неве­ру­ю­щих в «воин­ству­ю­щем ате­из­ме», а сам ате­изм ста­ра­ют­ся пре­под­но­сить как осо­бую рели­гию, в кото­рой «верят, что бога нет». Неко­то­рые ате­и­сты по наив­но­сти даже гото­вы на это согла­сить­ся. Но это очень сомни­тель­ный ход, посколь­ку при­зна­ние ате­из­ма рели­ги­ей (кото­рой он, без­услов­но, не явля­ет­ся) озна­ча­ло бы авто­ма­ти­че­ский запрет на рас­про­стра­не­ние ате­и­сти­че­ских взгля­дов в шко­ле.

Что же каса­ет­ся «воин­ству­ю­ще­го ате­из­ма», то это все­го лишь изоб­ре­тен­ный боль­ше­ви­ка­ми тер­мин для обо­зна­че­ния госу­дар­ствен­ной поли­ти­ки подав­ле­ния рели­ги­оз­но­сти. В нынеш­нее вре­мя в Рос­сии, ско­рее, наобо­рот, вос­тор­же­ство­ва­ла госу­дар­ствен­ная поли­ти­ка подав­ле­ния ате­из­ма. Поэто­му выра­же­ние «воин­ству­ю­щий ате­изм» встре­ча­ет­ся либо в поряд­ке само­иро­нии, либо в каче­стве жупе­ла для дис­кре­ди­та­ции ате­из­ма. Подоб­но тому, как выра­же­ние «офи­ци­аль­ная нау­ка» слу­жит одним из мар­ке­ров лже­на­у­ки, упо­ми­на­ние о «воин­ству­ю­щем ате­из­ме» в Рос­сии все­рьез (а не в шут­ку) мар­ки­ру­ет агрес­сив­ную рели­ги­оз­ную идео­ло­гию.

Све­жее под­твер­жде­ние тому нахо­дим в опуб­ли­ко­ван­ной 5 мар­та на пор­та­ле «Интер­факс-рели­гия» ста­тье про­то­и­е­рея Все­во­ло­да Чап­ли­на, отве­ча­ю­ще­го за пиар РПЦ МП [2]. В ней автор отож­деств­ля­ет гума­низм с воин­ству­ю­щим ате­из­мом, назы­ва­ет его «пред­те­чей рели­гии анти­хри­ста», то есть явно раз­жи­га­ет в еди­но­вер­цах нена­висть к ате­и­стам и гума­ни­стам и одно­вре­мен­но обо­зна­ча­ет идей­ную готов­ность к веде­нию рели­ги­оз­ных войн. Зем­ная жизнь, по сло­вам Чап­ли­на, «для хри­сти­а­ни­на… не име­ет выс­шей цен­но­сти», а «при­ход к истине хотя бы части чело­ве­че­ства важ­нее, чем „сле­зин­ка ребен­ка“». Гово­ря о мас­со­вых репрес­си­ях совет­ских вре­мен, Чап­лин спе­ци­аль­но под­чер­ки­ва­ет, что осуж­да­ет их не пото­му, что они были направ­ле­ны про­тив неви­нов­ных людей, а пото­му, что при­ме­ня­лись «в непра­виль­ных целях». Уби­вать же неви­нов­ных в пра­виль­ных целях, напри­мер «перед лицом агрес­сив­но­го навя­зы­ва­ния ино­ве­рия или без­бо­жия», совер­шен­но нор­маль­но, — «бого­слов­ски сомни­тель­ная» фра­за Досто­ев­ско­го не долж­на оста­нав­ли­вать насто­я­ще­го хри­сти­а­ни­на.

Лич­но мне труд­но най­ти здесь прин­ци­пи­аль­ные отли­чия от моде­ли пове­де­ния тер­ро­ри­стов из «Ислам­ско­го госу­дар­ства», кото­рые устра­и­ва­ют мас­со­вые каз­ни, жгут кни­ги и уни­что­жа­ют памят­ни­ки тоже во имя борь­бы с ино­ве­ри­ем и без­бо­жи­ем. Фун­да­мен­та­лизм — это все­гда культ вой­ны, какая бы рели­гия или идео­ло­гия ни была поло­же­на в его осно­ву. Ника­кие уступ­ки, сде­лан­ные обще­ством фун­да­мен­та­лиз­му, не спо­соб­ны его уми­ро­тво­рить. И если гово­рить о рели­ги­оз­ном фун­да­мен­та­лиз­ме в Рос­сии, то линия про­ти­во­сто­я­ния с ним про­хо­дит сей­час по внед­ре­нию рели­ги­оз­но­го обу­че­ния в госу­дар­ствен­ные свет­ские шко­лы и вузы.

Шко­ла и рели­гия

Фор­маль­но курс ОРКСЭ (основ рели­ги­оз­ных куль­тур и свет­ской эти­ки — учеб­но­го пред­ме­та, вклю­чен­но­го Мино­бр­на­у­ки в про­грам­му чет­вер­то­го клас­са шко­лы в каче­стве феде­раль­но­го ком­по­нен­та) пре­под­но­сит­ся как сугу­бо куль­ту­ро­ло­ги­че­ский. Но фак­ти­че­ски из мно­гих школ сооб­ща­ют, что курс ОПК (основ пра­во­слав­ной куль­ту­ры; один из вари­ан­тов ОРКСЭ) пре­вра­ща­ет­ся в пре­по­да­ва­ние рели­гии. Такой резуль­тат был пред­ска­зу­ем и неиз­бе­жен, посколь­ку на уровне дет­ско­го вос­при­я­тия прак­ти­че­ски невоз­мож­но про­ве­сти раз­ли­чие меж­ду изу­че­ни­ем рели­гии и рели­ги­оз­ной куль­ту­ры.

Это раз­ли­чие не вос­при­ни­ма­ет­ся даже боль­шин­ством педа­го­гов. Фак­ти­че­ски оно упро­щен­но трак­ту­ет­ся как запрет про­во­дить на заня­ти­ях рели­ги­оз­ные цере­мо­нии. При­чем сам этот запрет мно­гим кажет­ся стран­ным: если у нас урок пра­во­слав­ной куль­ту­ры, то поче­му же не кре­стить­ся, поче­му не молить­ся? Раз­ве это не часть пра­во­слав­ной куль­ту­ры? Стран­ный запрет тре­бу­ет раци­о­на­ли­за­ции, то есть како­го-то логи­че­ско­го объ­яс­не­ния, посколь­ку зако­ны и инструк­ции пло­хо рабо­та­ют, если не кажут­ся убе­ди­тель­ны­ми. Основ­ные раци­о­на­ли­за­ции сле­ду­ю­щие:

  1. Уро­ки ОПК — это тео­ре­ти­че­ская под­го­тов­ка к рели­ги­оз­ной прак­ти­ке, осу­ществ­ля­е­мой в церк­ви (вро­де тео­ре­ти­че­ских уро­ков по физ­куль­ту­ре): в шко­ле учат тому, что не тре­бу­ет от учи­те­ля духов­но­го сана, что­бы потом не тра­тить на эти азы вре­мя свя­щен­ни­ков.
  2. Запрет рели­ги­оз­ной прак­ти­ки в шко­лах — дивер­сия про­тив рус­ской духов­но­сти, зало­жен­ная в зако­но­да­тель­ство. Со вре­ме­нем это отме­нят, а пока надо внешне делать вид, что закон соблю­да­ет­ся, и на прак­ти­ке по воз­мож­но­сти его обхо­дить.
  3. Это всё, что оста­лось от прин­ци­па свет­ско­сти госу­дар­ства.

Сами може­те оце­нить, какие из этих раци­о­на­ли­за­ций явля­ют­ся наи­бо­лее ходо­вы­ми.

Рис. В. Богорада
Рис. В. Бого­ра­да

Како­вы резуль­та­ты? Учи­те­ля не могут (а часто и не хотят) отде­лить изу­че­ние рели­гии от изу­че­ния рели­ги­оз­ной куль­ту­ры. Выбор рели­ги­оз­ных моду­лей сплошь и рядом навя­зы­ва­ет­ся школь­ни­кам и роди­те­лям авто­ри­те­том педа­го­гов или голо­со­ва­ни­ем роди­тель­ских собра­ний. При этом рели­ги­оз­ные орга­ни­за­ции всё рав­но недо­воль­ны тем, как пода­ют­ся их рели­гии, так как их в пол­ной мере устро­ит лишь пре­по­да­ва­ние веро­уче­ния, и они настой­чи­во пред­ла­га­ют свою мис­си­о­нер­скую помощь учи­те­лям и школь­ни­кам в фор­ме факуль­та­ти­вов. Нако­нец, авто­ры учеб­ни­ков не толь­ко игно­ри­ру­ют рели­гио­вед­че­скую уста­нов­ку, зани­ма­ясь, как отме­тил один из наблю­да­те­лей [3], «импли­цит­ной (скры­той, неяв­ной) кате­хи­за­ци­ей», но и откры­то мис­си­о­нер­ству­ют, рекла­ми­руя свои рели­ги­оз­ные моду­ли и при­зы­вая отка­зы­вать­ся от кур­са свет­ской эти­ки, как, напри­мер, дела­ет это Олег Вос­кре­сен­ский [4].

Повто­рю, всё это было пред­ска­зу­е­мо и неиз­беж­но, и, конеч­но, рели­ги­оз­ные орга­ни­за­ции имен­но на такой пово­рот и рас­счи­ты­ва­ли. Что­бы про­ник­нуть в шко­лы со сво­им посла­ни­ем, они гото­вы поиг­рать в толе­рант­ность, делая вид, буд­то речь идет о чисто куль­ту­ро­ло­ги­че­ском кур­се. Но когда лиса уже про­ник­ла в курят­ник, она будет делать там то, что дик­ту­ет ей ее при­ро­да, какие бы обе­ща­ния ни дава­лись за две­ря­ми.

Рели­гия и госу­дар­ство

Конеч­но, курс ОПК (и шире ОРКСЭ) в госу­дар­ствен­ной шко­ле — пря­мое нару­ше­ние Кон­сти­ту­ции, где запи­са­но, что Рос­сия явля­ет­ся свет­ским госу­дар­ством и что ника­кая рели­гия не может быть объ­яв­ле­на госу­дар­ствен­ной. Но дема­го­ги воз­ра­жа­ют: мол, для соблю­де­ния бук­вы Кон­сти­ту­ции доста­точ­но про­сто не назы­вать госу­дар­ство «рели­ги­оз­ным» и не объ­яв­лять ника­кую рели­гию «госу­дар­ствен­ной». А вот дей­ство­вать мож­но так, как буд­то госу­дар­ство явля­ет­ся рели­ги­оз­ным, — ведь про дей­ствия в Кон­сти­ту­ции ниче­го не ска­за­но.

Нель­зя объ­яв­лять рели­гии «госу­дар­ствен­ны­ми»? Ну и не надо — четы­ре рели­гии объ­яв­ле­ны «тра­ди­ци­он­ны­ми». И это не про­сто их опи­са­ние, это ста­тус, зафик­си­ро­ван­ный в законе и зна­чи­мый на уровне госу­дар­ствен­ной поли­ти­ки. То есть де факто это имен­но госу­дар­ствен­ные рели­гии. Про­сто Кон­сти­ту­ция запре­ща­ет их так назы­вать. Ана­ло­гич­но — с финан­си­ро­ва­ни­ем рели­ги­оз­ных орга­ни­за­ций. Кон­сти­ту­ция объ­яв­ля­ет госу­дар­ство свет­ским, но она ведь фор­маль­но не запре­ща­ет вла­сти пере­да­вать церк­ви день­ги, зем­лю и дру­гую гос­соб­ствен­ность или предо­став­лять ей место в госу­дар­ствен­ных обра­зо­ва­тель­ных орга­ни­за­ци­ях для веде­ния мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти, пусть (пока) и факуль­та­тив­но.

Если бы в Рос­сии суще­ство­ва­ли неза­ви­си­мые суды, все эти нару­ше­ния Кон­сти­ту­ции мож­но было бы пре­сечь. Но фак­ти­че­ски суды нахо­дят­ся в пол­ной зави­си­мо­сти от вла­сти и трак­ту­ют Кон­сти­ту­цию в соот­вет­ствии с ее поли­ти­кой. В этих усло­ви­ях пре­сечь пол­зу­чий анти­кон­сти­ту­ци­он­ный тео­кра­ти­че­ский пере­во­рот невоз­мож­но. Но, по край­ней мере, его мож­но кон­ста­ти­ро­вать.

И тут важ­но под­черк­нуть, что это нару­ше­ние Кон­сти­ту­ции совер­ша­ет­ся вовсе не в инте­ре­сах веру­ю­щих. Подоб­ное пре­по­да­ва­ние рели­гии выво­дит ее из сфе­ры лич­но-духов­но­го в план обще­ствен­но-поли­ти­че­ско­го. Из част­но­го семей­но­го дела рели­гия ста­но­вит­ся фак­то­ром ака­де­ми­че­ской успе­ва­е­мо­сти. Из сред­ства лич­ност­но­го роста она пре­вра­ща­ет­ся в инстру­мент дости­же­ния соци­аль­но­го успе­ха.

Этим дис­кре­ди­ти­ру­ет­ся и кор­рум­пи­ру­ет­ся та мораль­но-эти­че­ская нагруз­ка, кото­рая при­сут­ству­ет в рели­ги­оз­ных уче­ни­ях. (Не будем сей­час зате­вать спор, насколь­ко хоро­ши рели­гии в каче­стве носи­те­лей эти­ки, — в том или ином виде эти­че­ский посыл они содер­жат.) Фак­ти­че­ски, беря рели­гию под свое кры­ло и навя­зы­вая рели­ги­оз­ное обра­зо­ва­ние, госу­дар­ство под­ры­ва­ет ста­тус рели­гий как эти­че­ских ори­ен­ти­ров, пре­вра­щая их в еще один инстру­мент госу­дар­ствен­ной поли­ти­ки, для эффек­тив­ной рабо­ты с кото­рым нуж­ны не эти­ка и духов­ность, а кон­фор­мизм и цинизм.

Изба­вить­ся от всех этих нега­тив­ных явле­ний мож­но толь­ко одним спо­со­бом: пол­но­стью выве­сти обу­че­ние рели­ги­оз­ным док­три­нам за рам­ки госу­дар­ствен­ной шко­лы. Сво­бо­ду сове­сти каж­дый реа­ли­зу­ет само­сто­я­тель­но: посту­па­ет в духов­ную семи­на­рию или мед­ре­се, посе­ща­ет вос­крес­ную шко­лу и т.п. Всё это долж­но быть вне веде­ния госу­дар­ства. Идея за госу­дар­ствен­ный счет орга­ни­зо­вать рели­ги­оз­ное обу­че­ние каж­до­го школь­ни­ка сво­ей рели­гии нару­ша­ет прин­цип нере­ли­ги­оз­но­сти (свет­ско­сти) госу­дар­ства, а так­же пра­во на сво­бо­ду сове­сти неве­ру­ю­щих и рели­ги­оз­ных мень­шинств (не отно­ся­щих­ся к при­ви­ле­ги­ро­ван­ным «тра­ди­ци­он­ным» рели­ги­ям или про­сто мало­рас­про­стра­нен­ных в дан­ной мест­но­сти).

Всё это совсем не новость, и уже век назад ста­ло ясно, что в поли­эт­ни­че­ских стра­нах прин­цип отде­ле­ния церк­ви от госу­дар­ства необ­хо­дим для ста­биль­но­го рели­ги­оз­но­го мира. Отка­зы­ва­ясь сей­час от это­го прин­ци­па ради так­ти­че­ских пре­иму­ществ, кото­рые дает поли­ти­че­ская под­держ­ка рели­ги­оз­ных фун­да­мен­та­ли­стов, рос­сий­ская власть деста­би­ли­зи­ру­ет госу­дар­ство и уже ско­ро может вдо­ба­вок к эко­но­ми­че­ским, поли­ти­че­ским и наци­о­наль­ным про­бле­мам полу­чить всплеск рели­ги­оз­но­го экс­тре­миз­ма.

1. facebook.com/groups/klnran/688259791285228/

2. interfax-religion.ru/?act=analysis&div=214

3. j.mp/1BmUBGK

4. youtube.com/watch?v=0_2m7xMKH7U

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
52 Цепочка комментария
278 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
20 Авторы комментариев
adminА.М.КрайневТатьянаМаксим БорисовА.М.Крайнев Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Alex
Alex

Забав­ная ста­тья про Гру­зию:

http://inosmi.ru/sngbaltia/20150508/227932856.html

Alex
Alex

Любо­пыт­ный пово­рот сюже­та:

http://www.gazeta.ru/social/news/2015/12/24/n_8055029.shtml

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: