- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Российская государственная библиотека и борьба с плагиатом

Кажется, недаром перед РГБ поставили памятник автору романа «Преступление и наказание». Фото Adam Baker, wikimedia.org

Кажется, недаром перед РГБ поставили памятник автору романа «Преступление и
наказание». Фото Adam Baker, wikimedia.org

Ведущие эксперты Российской государственной библиотеки С. Зворыкина, Д. Морозов, А. Сазанов, А. Сологубов поделились с ТрВ-Наука своим видением того, как в РГБ осуществляется проверка диссертаций на плагиат.

Очищение российской науки от плагиата — одна из важнейших задач научного сообщества. Опасность настолько велика, что мы стоим перед реальной угрозой дискредитации российской науки как таковой. Определенным положительным сдвигом в этом направлении можно считать известные нормативные акты, направленные на борьбу с этим злом.

Тем с большим интересом мы начали работать в РГБ, в отделе доступа к электронным ресурсам, образовав группу, занимающуюся анализом диссертаций на наличие плагиата. За несколько лет работы перед нами предстала ужасающая картина. Практически каждая вторая-третья диссертация оказалась ворованной. Кого и чего мы только не повидали в незавидной роли жуликов и воров от науки. Это и чиновники разных уровней, и руководители вузов и кафедр, и врачи из престижных медицинских учреждений, и горе-экономисты, не говоря уже о «фабриках» производства диссертаций на заказ.

Очищение российской науки мы считаем своим профессиональным и моральным долгом. Однако постепенно в нашей работе стали появляться проблемы, существо которых мы поняли не сразу. Чем дальше, тем больше наше непосредственное руководство стало требовать увеличения числа проверок, упрощения самой процедуры проверки, не говоря уже о жестком следовании определенной, крайне неудачной форме самих заключений. Была сужена база проверок (только по электронной базе диссертаций и авторефератов РГБ) и выбор программ (только «Антиплагиат-РГБ»). Проанализировав ситуацию, мы поняли причину. На наш взгляд, руководству библиотеки нужны деньги, которые дают массовые проверки, а не качество самих проверок. Это создает неразрешимые проблемы.

Руководство проектом осуществляется менеджерами начального и среднего уровня, не имеющими элементарных понятий о том, что такое научное исследование и как оно оценивается. Это те самые «эффективные менеджеры», которые могут адекватно считать количество заключений и принимать заказы, но не более того. Распоряжения, отдаваемые такими руководителями, трудно назвать профессиональными, а ряд их носит просто анекдотический характер.

Главным критерием профессионализма эксперта, с точки зрения руководства библиотеки, является количество проверенных работ. Первоначально был определен нормальный срок, соответствующий сроку заказа (примерно три недели на работу). Однако начиная с сентября 2014 года ситуация резко изменилась. Вызвано это, как мы предполагаем, результатами проверки РГБ со стороны Счетной палаты, выявившей многочисленные нарушения, в том числе по проекту «Антиплагиат».

В заключении Счетной палаты сказано: «В частности, в рамках выполнения государственного задания Библиотекой на безвозмездной основе предоставлялись услуги по проверке текста на заимствование (совпадение) с использованием системы „Антиплагиат“ на сумму порядка 1 млн рублей. Более того, для оказания этой услуги за счет субсидий, выделенных на выполнение госзадания, было приобретено оборудование на сумму 2,9 млн рублей. „Указанное нарушение, — отметил <аудитор> Александр Филипенко, — содержит признаки нецелевого расходования бюджетных средств и требует правовой оценки со стороны Следственного комитета“». Куда делись эти средства, предстоит выяснить компетентным органам [1].

Видимо, пытаясь залатать финансовые дыры, руководство управлением, в которое входит отдел, предъявило нам требование проверять по две диссертации в день. Для любого ученого ясно, что при таком регламенте невозможно не только проверить диссертацию, но даже просмотреть ее по диагонали.

Более того, у руководства РГБ твердо сформировалось представление о следующем развитии проекта. Все диссертации условно можно разделить на «белые», «серые» и «черные».

«Белые» — это те, которые не содержат плагиата и не требуют внимательной проверки. «Серые» потенциально содержат значительный объем плагиата. Их надо проверять более тщательно. «Черные» явно содержат большой объем заимствований. Они, так же как и «белые», не требуют тщательной проверки. Логика в этом рассуждении есть.

Однако как отделить «белые» от «серых» и «черных»? Да очень просто. Всё пропустить через «Антиплагиат РГБ» и, в зависимости от процента совпадений, которые механически указывает система, разделить: до, условно, 10% — «белые», 10–30% — « серые», более 30% — «черные». Именно таким способом, без экспертного анализа, были «проверены» тысячи диссертаций по истории и получен следующий результат: «Всего на плагиат было проверено 14,5 тысячи кандидатских и докторских диссертаций из фондов РГБ. Результаты проверки показали, что около 1,5 тысячи — примерно 10% из них — состояли из чужих текстов более чем на 70%» [2].

Утверждение, что результаты исследований были предоставлены на рассмотрение экспертам РГБ и получили положительную оценку, не соответствует действительности [3]. Мы, эксперты РГБ, узнали об этой проверке из СМИ и на вопросы наших коллег из Института истории России, Института всеобщей истории РАН, исторического факультета МГУ вынуждены были пожимать плечами и отвечать, что мы не знаем об этих проверках. Ясно, что руководство РГБ, поручив эти проверки «ЗАО Антиплагиат», вопреки заявленному, не проводило настоящей экспертизы, ограничившись «машинным» анализом.

Дальше — больше. Недавно из беседы с руководством РГБ мы узнали о планах проверить… 40 тыс. диссертаций. Каким образом это будет (если, не дай Бог, будет) сделано, предельно ясно. Таким же.

Между тем наш опыт работы с системой «Антиплагиат РГБ» показывает, что эта программа, сделанная явно на скорую руку, обладает многочисленными дефектами, решающим образом влияющими на результаты проверки. «Антиплагиат» плох в первую очередь тем, что не анализирует наличие ссылок, что может сделать только эксперт. Кроме того, система не распознает парафразирование и не выделяет совпадающие фрагменты, содержащие форматирование, вставку знаков препинания, замену русских букв латинскими и т.д.

Как мы видим, проведенный «машинный» анализ, основанный на процентах совпадений, сам по себе не дает оснований для оценки диссертации как содержащей плагиат. Только «ручная» проверка выявленных совпадений экспертом способна реально определить характер заимствований, то есть установить наличие или отсутствие плагиата. Попытка заранее сократить объем проверяемых работ, основываясь на исходной статистике заимствований, показанной системой, — опасная иллюзия.

Мы неоднократно обращались к руководству РГБ с предложениями изменить сложившуюся ситуацию. Нами была предложена концепция развития проекта, которая позволила бы проводить качественные проверки при увеличении их количества. Однако все эти предложения неизменно игнорируются.

В ноябре 2014 года у экспертов по распоряжению руководства отдела и управления был отключен Интернет и унесен принтер. Обоснованием отключения было то, что, согласно положению об услуге, диссертации проверяются только по базе диссертаций и авторефератов РГБ. В результате одна из главнейших задач нашей экспертизы — надежно установить направление заимствования (кто у кого и когда списал) — стала почти невыполнимой, ведь горе-кандидаты в доктора, экономисты и педагоги беззастенчиво утаскивают в свою диссертацию (а иногда и в тексты статей, публикуемых незадолго до защиты) фрагменты с анализом литературы, описание методик, результаты чужих экспериментов не только из старых авторефератов и диссертаций, но и из чужих статей, монографий, учебников, патентов. Часто эти многостраничные уворованные куски чужого текста лишь в незначительной степени «промаркированы» совпадениями с текстами документов из коллекции ЭБД РГБ, которые задавали различные направления поиска истинных первоисточников совпадений, найденных системой «Антиплагиат.РГБ».

Именно прямое сопоставление текстов с истинными первоисточниками совпадений позволяло не только поймать и отметить «отрицательным» выводом о неоригинальности текста проверенного документа относительно коллекции ЭБД РГБ, но и поддержать «положительным» заключением будущего доктора наук, который составил свою диссертацию из фрагментов своих собственных монографий и статей, но постеснялся, несмотря на однозначное требование ВАК, отметить это обстоятельство в тексте диссертации соответствующими ссылками: бедняга не учел, что тексты его научных трудов могли быть уже растащены по диссертациям незнакомых ему людей, да еще и снабжены фиктивными ссылками, в которых его труды не упомянуты.

Большую тревогу вызывает существующая в РГБ практика, не ограничивающая количество проверок последовательно дорабатываемой диссертации от одного и того же лица. В результате диссертант, присылая дорабатываемый текст на проверку во второй, третий, четвертый и даже шестой раз, в итоге получает формально «оригинальный текст». Получается, что если коллеги из «Диссернета» реально и эффективно борются с плагиаторами, то экспертиза Российской государственной библиотеки, наоборот, способствует доведению таких опусов до кондиционного уровня, помогая жуликам и ворам.

Кроме того, статус экспертизы РГБ неясен. Формально ее проведение является одной из платных услуг, оказываемых библиотекой. Однако, несмотря на наши неоднократные обращения, положение об экспертизе РГБ до сих пор не только не принято, но даже не разработано. Наконец, эксперты РГБ до сих пор не имеют государственной аккредитации.

Немаловажную роль играет и совершенно ненормальная обстановка, сложившаяся в отделе. Согласно заключению Комиссии по трудовым спорам РГБ, в которую мы обратились, «в коллективе сложилась обстановка, не обеспечивающая нормальный рабочий процесс. По мнению комиссии, психологический климат в коллективе, во взаимоотношениях ведущих экспертов с руководством отдела и управления нуждается в оздоровлении».

В сложившихся условиях мы не можем проводить качественные проверки поступающих диссертаций. Мы ответственно заявляем: наличие положительного заключения РГБ не означает того, что в диссертации отсутствует плагиат. Оно лишь указывает на отсутствие значимых некорректных совпадений с диссертациями и авторефератами, имеющимися в электронной базе данных РГБ. Иными словами, положительное заключение РГБ не может служить основанием для окончательного вывода об оригинальности диссертации. Мы просим Министерство образования и науки, ВАК, диссертационные советы учитывать это обстоятельство при принятии решений.

В этой связи мы предлагаем обсудить возможности создания экспертной группы в рамках Министерства образования и науки, которая выполняла бы проверки диссертационных работ так, как это принято в научном мире, с развернутой аналитикой и по всем доступным источникам. В существующем виде экспертизу РГБ нельзя признать отвечающей тем задачам, которые перед ней поставило научное сообщество. Это — коммерческий проект, цель которого не очистка науки от жуликов и воров, а получение прибыли. Именно так к нему и должно относиться научное сообщество.

1. ach.gov.ru/press_center/news/19560

2. gazeta.ru/science/news/2013/08/09/n_3099265.shtml

3. http://ceur-ws.org/Vol-1297/174-180_paper-26.pdf

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи