Списки Сойфера (к 20-летию программы ISSEP)

Валерий Сойфер и Джордж Сорос (справа). Фото с сайта http://lebed.com
Вале­рий Сой­фер и Джордж Сорос (спра­ва). Фото с сай­та http://lebed.com

Интеллектуальная элита и филантропияПро­грам­ма ISSEP (International Soros Science Education Program) стар­то­ва­ла два деся­ти­ле­тия назад и подроб­но с боль­шим коли­че­ством цифр и фак­тов опи­са­на в лите­ра­ту­ре (преж­де все­го в Соро­сов­ском обра­зо­ва­тель­ном жур­на­ле и в кни­ге руко­во­ди­те­ля про­грам­мы про­фес­со­ра Вале­рия Сой­фе­ра «Интел­лек­ту­аль­ная эли­та и филан­тро­пия. Десять лет Соро­сов­ской Обра­зо­ва­тель­ной про­грам­мы» (М.: ДДФ Фаун­д­эйшн, 2005). До сего­дняш­не­го дня ISSEP оста­ет­ся без­услов­ным лиде­ром по широ­те тема­ти­ки и объ­е­му инве­сти­ций част­но­го капи­та­ла в науч­ное обра­зо­ва­ние. В допол­не­ние к уже опуб­ли­ко­ван­ным мате­ри­а­лам Алек­сандр Дени­сен­ко, руко­во­ди­тель про­ек­та Соро­сов­ских олим­пи­ад школь­ни­ков, рас­ска­зы­ва­ет о той части про­грам­мы, кото­рая каса­лась шко­лы, это преж­де все­го Соро­сов­ские олим­пи­а­ды школь­ни­ков и помощь учи­те­лям.

Преж­де все­го хочет­ся напом­нить о тех вре­ме­нах и о поло­же­нии дел в обра­зо­ва­нии. Уже отгре­ме­ли тан­ко­вые зал­пы по Бело­му дому. На Кав­ка­зе была пере­дыш­ка. Еще не было Интер­не­та в его тепе­реш­нем состо­я­нии, но уже мож­но было купить билет в два кон­ца до Вены. Ново­му госу­дар­ству было не до науч­но­го обра­зо­ва­ния. Боль­ше того, энер­гия «новых людей» с неиз­беж­но­стью была направ­ле­на на слом ста­рой обра­зо­ва­тель­ной систе­мы. Кто из нас сего­дня вспом­нит, про что был пер­вый пре­зи­дент­ский указ (тогда еще РСФСР)? Про вауче­ры, жертв репрес­сий, кол­ба­су и раке­ты? О мире или о зем­ле? Нет, он был про шко­лу (Указ Пре­зи­ден­та РСФСР № 1 от 19 июля 1991 года «О пер­во­оче­ред­ных мерах по раз­ви­тию обра­зо­ва­ния в РСФСР»).

Шко­лу пред­сто­я­ло менять. Роль школь­но­го учи­те­ля в судь­бе стра­ны объ­яс­нял еще Бисмарк. Это пони­ма­ли и боль­ше­ви­ки. Но в Рос­сии под видом пере­мен шко­лу неред­ко про­сто лома­ли, при­том раз­ны­ми путя­ми. Одно из направ­ле­ний — отказ от усво­е­ния основ наук в поль­зу «вос­пи­та­ния». Если в ста­рой шко­ле тон зада­ва­ли хими­ки (вклю­чая уро­вень мини­стров), мате­ма­ти­ки (шко­ла Кол­мо­го­ро­ва), физи­ки (И. Кико­ин, Ю. Оси­пьян, Н. Кар­лов), то на сме­ну им при­шли столь же извест­ные пси­хо­ло­ги, писа­те­ли, спортс­ме­ны и моря­ки-под­вод­ни­ки, даже мето­до­ло­ги. Новые руко­во­ди­те­ли школь­но­го обра­зо­ва­ния не счи­та­ли обя­за­тель­ным даже зна­ние школь­ни­ком таб­ли­цы умно­же­ния (есть же каль­ку­ля­то­ры!), но забо­ти­лись о сек­су­аль­ном про­све­ще­нии, нес­ли «обще­че­ло­ве­че­ские цен­но­сти». На это и «настав­ни­ков» най­ти было про­ще, не тре­бо­ва­лось доро­го­сто­я­ще­го обо­ру­до­ва­ния и кур­сов под­го­тов­ки-пере­под­го­тов­ки. Науч­но­му обра­зо­ва­нию в этой ситу­а­ции гро­зи­ла ката­стро­фа: если в чем и были еди­ны кон­флик­ту­ю­щие меж­ду собой пар­тии, так это в том, что шко­ла долж­на зани­мать­ся вос­пи­та­ни­ем, а не зна­ни­я­ми. Одну сто­ро­ну пред­став­ля­ли «Ого­нёк» и ака­де­мик А. Яко­влев, дру­гую — «Наш совре­мен­ник» и Е. Лига­чёв.

При­каз 540 и голод­ные обмо­ро­ки

Указ Ель­ци­на № 1 появил­ся за месяц до пут­ча, а за три дня до ГКЧП назна­чен новый министр обра­зо­ва­ния. Пер­лом того вре­ме­ни был зна­ме­ни­тый при­каз № 540 «о трех двой­ках», откры­вав­ший доро­гу в вузы невеж­дам и без­дель­ни­кам. По нему атте­стат с тре­мя двой­ка­ми годил­ся даже для при­е­ма в вуз. При­каз все-таки был вско­ре отме­нен. На общем собра­нии Ака­де­мии наук перед выбо­ра­ми новых ака­де­ми­ков вышел на три­бу­ну акса­кал из ядер­щи­ков: «Какие выбо­ры, луч­ше послу­шай­те, что я вам ска­жу: вот при­каз мини­стра обра­зо­ва­ния», — про­чи­тал, ска­зал «спа­си­бо за вни­ма­ние», сел на место. Про реак­цию зала и гово­рить не сто­ит… Вско­ре вме­сте с отме­ной при­ка­за сме­ни­ли и мини­стра.

Помощь при­шла, отку­да ее не жда­ли… ISSEP! Зачем это нуж­но было част­но­му ино­стран­но­му фон­ду? Мы осо­бо не заду­мы­ва­лись, глав­ное, что наши цели сов­па­да­ли. Так и вклю­чи­лись. Нам было доста­точ­но фор­маль­но­го одоб­ре­ния или мол­ча­ли­во­го согла­сия госу­дар­ствен­ных инстан­ций вплоть до нало­го­вых.

Сего­дня мно­гие уже не пред­став­ля­ют, как в 1990-х в какой-нибудь рос­сий­ской глу­бин­ке выжи­ва­ли учи­те­ля и сту­ден­ты. Речь даже не об отсут­ствии вся­ких гад­же­тов и ком­пью­те­ров, а о том, что нече­го было есть. Про­фес­сор ходил в тай­гу по яго­ды и по гри­бы, что­бы про­дать это и купить домой хлеб.

Когда коман­да школь­ни­ков еха­ла из Моск­вы в Моги­лёв на олим­пи­а­ду по инфор­ма­ти­ке, один из детей в там­бу­ре упал в голод­ный обмо­рок. День­ги в тот раз соби­ра­ли по кру­гу — буду­щий ака­де­мик РАО и РАН Алек­сей Семё­нов сра­зу не поску­пил­ся — дал сколь­ко попро­си­ли… Пора­зи­тель­но, что все­го деся­ти­ле­тие спу­стя учи­те­ля того маль­чи­ка отка­зы­ва­лись вспо­ми­нать ту исто­рию, вос­при­ни­мая ее как кле­ве­ту на стра­ну… В Гроз­ном учи­те­ля не полу­ча­ли зар­пла­ты года­ми, роди­те­ли школь­ни­ков по оче­ре­ди при­но­си­ли им еду (автор жил в доме, где было трое детей, — хозя­ин резал кури­цу, поми­до­ры и хлеб, нагру­жая авось­ку, когда была его оче­редь), сту­ден­ты Гроз­нен­ско­го уни­вер­си­те­та сиде­ли по трое в шубах на пар­те в холод­ной ауди­то­рии. Не было ни книг, ни даже сту­льев, ухо­див­ших в печи на обо­грев…

Про­грам­ма ISSEP не име­ла и не мог­ла иметь под­держ­ки в новом руко­вод­стве стра­ны и обра­зо­ва­ния. Одни ее руга­ли как ино­стран­ную (им бы вспом­нить, север­ные мор­ские кон­вои, гру­зо­ви­ки по Иран­ско­му плос­ко­го­рью, ленд­ли­зов­ские стан­ки для наших авиа­за­во­дов!). Дру­гие ее про­сто игно­ри­ро­ва­ли, как иду­щую не в рус­ле «руко­во­дя­щих уста­но­вок» уже новой стра­ны. Коли­че­ство ста­тей с абсурд­ны­ми обви­не­ни­я­ми, а то и пря­мых доно­сов в самые серьез­ные инстан­ции сей­час пред­став­ля­ет­ся лишь исто­ри­че­ским курье­зом… Было ощу­ще­ние, что и в самом Фон­де быто­ва­ли раз­ные настро­е­ния.

Но про­грам­ма вызва­ла неожи­дан­ный энту­зи­азм учи­те­лей и школь­ни­ков, роди­те­лей и мно­гих работ­ни­ков обра­зо­ва­ния, без уча­стия кото­рых она была бы обре­че­на. Сим­па­тии науч­но-обра­зо­ва­тель­ной сре­ды рос­ли по мере пуб­ли­ка­ции мате­ри­а­лов про­грам­мы. Пер­вое — это откры­тость про­це­ду­ры отбо­ра гран­то­по­лу­ча­те­лей. Пона­ча­лу неко­то­рые учи­те­ля сто­лич­ных элит­ных школ про­бо­ва­ли зара­нее «повли­ять», пока не ста­ло ясно, что это бес­смыс­лен­но — прак­ти­че­ски все достой­ные попа­да­ли под удач­но выбран­ную Сой­фе­ром про­це­ду­ру безо вся­ких махи­на­ций. Подо­зре­ния в пред­взя­то­сти отбо­ра быст­ро рас­се­я­лись — откры­то опуб­ли­ко­ван­ные спис­ки кан­ди­да­тов и участ­ни­ков не дава­ли осно­ва­ний для обви­не­ния в каких-либо при­стра­сти­ях. Прав­да, орга­ни­за­то­ры явно бла­го­во­ли­ли к так назы­ва­е­мой глу­бин­ке (в то вре­мя как наши род­ные вла­сти уже ста­ви­ли крест на сель­ской шко­ле). Впро­чем, про­тив это­го вете­ра­ны науч­но-обра­зо­ва­тель­но­го сооб­ще­ства осо­бо не воз­ра­жа­ли. На фоне общей кар­ти­ны без­об­раз­ных задер­жек с выпла­той даже мизер­ных зар­плат сто­лич­ные учи­те­ля все-таки под­дер­жи­ва­лись вла­стью, и «учил­ки» неред­ко полу­ча­ли боль­ше сво­их мужей-пол­ков­ни­ков.

Олим­пи­ад­ный про­ект с само­го нача­ла выгля­дел вызы­ва­ю­щим — в стране была своя мно­го­лет­няя прак­ти­ка и тра­ди­ции, было хоро­шо оформ­лен­ное дви­же­ние. Авто­ри­тет отцов-осно­ва­те­лей (А. Сави­на, И. Сло­бо-дец­ко­го, Н. Васи­лье­ва, И. Шары­ги­на, Н. Кон­стан­ти­но­ва, А. Его­ро­ва, Н. Розо­ва, А. Зиль­бер­ма­на, C. Козе­ла, А. Недо­спа­со­ва, В. Загор­ско­го, В. Вави­ло­ва, И. Ящен­ко, А. Абра­мо­ва, Ю. Бру­ка, Е. Юно­со­ва, С. Кро­то­ва, M. Бер­кин-бли­та, С. Рук­ши­на, А. Жер­де­ва, Н. Нос­ко­ва, С. Семе­но­ва и мно­гих дру­гих) был неоспо­рим, и без их одоб­ре­ния про­ект был бы обре­чен. Был и жур­нал «Квант» под креп­кой коман­дой физи­ков. Про­ве­сти олим­пи­а­ду в тра­ди­ци­он­ном пони­ма­нии было про­сто немыс­ли­мо. Уже годом ранее день­ги на олим­пи­а­ду в Мин­ске при­хо­ди­лось соби­рать бук­валь­но на Ленин­ском про­спек­те горо­да — от мало­го биз­не­са до ака­де­ми­че­ских инсти­ту­тов, кото­рые впо­след­ствии были уже не в состо­я­нии нико­му помо­гать. Сего­дня мож­но рас­крыть сек­рет: самые доро­го­сто­я­щие фазы Соро­сов­ских и рос­сий­ских олим­пи­ад в глу­бин­ке были объ­еди­не­ны, а рас­хо­ди­лись на заклю­чи­тель­ных эта­пах. У фон­да были день­ги и воля, у олим­пи­ад­но­го сооб­ще­ства — авто­ри­тет, люди и отла­жен­ная деся­ти­ле­ти­я­ми струк­ту­ра по всем реги­о­нам. Про­фес­сор Сой­фер гово­рил, что ему повез­ло с кад­ра­ми в нашей стране. Клю­че­вой фигу­рой во вза­и­мо­дей­ствии про­грам­мы с госу­дар­ством и олим­пи-адным дви­же­ни­ем, без­услов­но, был Нико­лай Кар­лов — рек­тор МФТИ, пред­се­да­тель Выс­шей атте­ста­ци­он­ной комис­сии и мно­го­лет­ний гла­ва жюри все­со­юз­ных школь­ных олим­пи­ад. На кру­тых пово­ро­тах, когда про­ект ока­зы­вал­ся бук­валь­но меж­ду моло­том и нако­валь­ней, нас спа­са­ли его авто­ри­тет и взве­шен­ная доб­ро­же­ла­тель­ная пози­ция. Мож­но ска­зать, что в этом про­ек­те отно­ше­ния наше­го ново­го госу­дар­ства с част­ным ино­стран­ным фон­дом ока­за­лись успеш­ны­ми бла­го­да­ря вза­и­мо­по­ни­ма­нию меж­ду дву­мя уче­ны­ми — Сой­фе­ром и Кар­ло­вым. Нико­лай Васи­лье­вич нахо­дил муже­ство про­ти­во­сто­ять мно­го­чис­лен­ным люби­те­лям всё на све­те «кон­тро­ли­ро­вать».

Идея откры­той пуб­ли­ка­ции спис­ков гран­то­по­лу­ча­те­лей (в наро­де — «спис­ков Сой­фе­ра»), осо­бен­но учи­те­лей, каза­лась пона­ча­лу весь­ма спор­ной. Опа­са­лись, что это ока­жет­ся подоб­но обна­ро­до­ва­нию спис­ков выиг­рав­ших в лоте­рею в силь­но кри­ми­на­ли­зо­ван­ной стране. Но опа­се­ния ока­за­лись напрас­ны­ми. К сожа­ле­нию, не уда­лось сохра­нить тыся­чи отче­тов, напи­сан­ных учи­те­ля­ми, о том, куда они потра­ти­ли свои гран­ты (такие отче­ты были поло­же­ны по нор­мам нало­го­вых орга­нов). Одна­ко по резуль­та­там ана­ли­за, опе­ра­тив­но про­ве­ден­но­го сотруд­ни­ка­ми про­грам­мы, эти при­лич­ные по тем вре­ме­нам день­ги тра­ти­лись боль­шей частью даже не на себя, а на покуп­ку обо­ру­до­ва­ния, лите­ра­ту­ры, крас­ки… Какой-нибудь про­фес­сор мог нако­нец отдох­нуть в Кры­му, талант­ли­вый сту­дент — купить бай­дар­ку… поль­за для науч­но­го обра­зо­ва­ния несо­мнен­на (тогда Игорь Шары­гин выра­зил общее мне­ние: «Роди­на — это я. И то, что полез­но мне, выгод­но Родине»).

Олим­пи­ад­ная бот­ва и амбар­ные коты

Содер­жа­ние задач и пра­ви­ла под­ве­де­ния ито­гов мы опре­де­ля­ли без како­го-либо дав­ле­ния и вме­ша­тель­ства извне. Мы мог­ли поз­во­лить себе такую сте­пень сво­бо­ды, кото­рая рань­ше дава­лась с боя­ми. Без осо­бых труд­но­стей реша­лись вопро­сы об адек­ват­ных выпла­тах авто­рам задач и про­ве­ря­ю­щим, о коли­че­стве при­зов, о ком­пен­са­ции транс­порт­ных рас­хо­дов для детей и сопро­вож­да­ю­щих. Кто бы рань­ше поз­во­лил раз­но­гла­сия жюри обра­щать в поль­зу участ­ни­ка (пусть даже за счет уве­ли­че­ния чис­ла побе­ди­те­лей)?! Быва­ло и неко­то­рое озор­ство в содер­жа­нии задач (про мор­до­бой депу­та­тов или люби­мое вино Гит­ле­ра), но без ущер­ба для содер­жа­ния. Нали­чие заоч­но­го тура выгод­но отли­ча­ло нашу олим­пи­а­ду от госу­дар­ствен­ных. Школь­ни­кам, конеч­но, на этом эта­пе помо­га­ли. Но, как сумел всех убе­дить Сой­фер, это толь­ко в плюс — так завя­зы­ва­лись пло­до­твор­ные кон­так­ты, ведь помо­га­ли сосе­ди, учи­те­ля, дру­зья… На очных эта­пах все лиш­ние отсе­и­ва­лись.

В целом олим­пи­а­да ока­за­лась дешев­ле совет­ских про­то­ти­пов (весь бюд­жет — сто­и­мость обыч­ной мос­ков­ской квар­ти­ры) и обо­шлась без адми­ни­стра­тив­но­го ресур­са, кото­рый заме­ни­ла помощь мно­гих доб­ро­воль­цев. Зачин был бук­валь­но под­хва­чен сни­зу. Про­вер­ка десят­ков тысяч работ пер­во­го тура про­ис­хо­ди­ла со ско­ро­стью при­ем­ной комис­сии МГУ. А в шта­бе олим­пи­а­ды кро­ме руко­во­ди­те­ля был один штат­ный сотруд­ник — Татья­на Баро­но­ва. Меш­ки тет­ра­док ухо­ди­ли-при­хо­ди­ли, как на веще­вом рын­ке. Но нынеш­ним сете­вым мага­зи­нам такое не пред­ста­вить. Учи­те­ля помо­га­ли в тех­ни­че­ской рабо­те. Задач­ки постав­ля­лись из самых неожи­дан­ных мест. Даже из Лефор­то­ва, где сидел, по сути, «на шараш­ке» тогдаш­ний цвет ново­го поко­ле­ния ана­ли­ти­че­ской химии — побе­ди­те­ли меж­ду­на­род­ных олим­пи­ад. В Чечне тет­рад­ки выво­зи­ли под бом­беж­кой… Их не тро­га­ли воору­жен­ные люди ни с какой сто­ро­ны (вклю­чая армей­скую контр­раз­вед­ку, людей Дуда­е­ва и наших каза­ков). На финал олим­пи­а­ды в Моск­ву школь­ни­ца из Сиби­ри смог­ла добрать­ся с папой-лет­чи­ком в кабине само­ле­та (пусть и не с рыб­ным обо­зом, как Ломо­но­сов). Мос­ков­ский центр непре­рыв­но­го мате­ма­ти­че­ско­го обра­зо­ва­ния (И. Ящен­ко, В. Фурин) опе­ра­тив­но печа­тал мате­ри­а­лы и помо­гал ква­ли­фи­ци­ро­ван­ны­ми людь­ми в самые тяже­лые момен­ты.

Апо­фе­о­зом народ­ной под­держ­ки был финал: при­е­ха­ли школь­ни­ки из тех стран, с кото­ры­ми отно­ше­ния каза­лись разо­рван­ны­ми на века, — из При­бал­ти­ки, Арме­нии, Казах­ста­на… Про Укра­и­ну, где были орга­ни­зо­ва­ны такие же олим­пи­а­ды ISSEP, — отдель­ный раз­го­вор (есть надеж­да, что он еще состо­ит­ся). Школь­ни­ки из Даге­ста­на попа­ли в ито­ге в МФТИ. Реше­ни­я­ми дека­на­тов веду­щих вузов и факуль­те­тов сот­ни побе­ди­те­лей зачис­ля­лись в сту­ден­ты, а от Фон­да сра­зу полу­ча­ли сту­ден­че­ские гран­ты. При­ем­ная комис­сия Физ­те­ха рабо­та­ла в хол­ле гости­ни­цы.

Были, разу­ме­ет­ся, и серьез­ные про­бле­мы. И агрес­сия прес­сы, ува­жа­е­мых людей, даже кол­лег… И с день­га­ми были про­бле­мы. Ну, не успе­ли прий­ти день­ги к нача­лу фина­ла. Тыся­ча детей с учи­те­ля­ми-роди­те­ля­ми добра­лась до сто­ли­цы и посе­ли­лась в при­лич­ных гости­ни­цах. Пер­вые дни съе­да­лось в разы боль­ше обе­дов-зав­тра­ков, чем по пла­нам. А денег не было… И всё мог­ло кон­чить­ся гро­мад­ным скан­да­лом… Но день­ги нашлись. При­том вовре­мя. Науч­ное обра­зо­ва­ние в тот момент полу­чи­ло реаль­ный импульс. И хотя шко­лу еще дол­го потом лома­ли и будут ломать, учи­те­ля ока­за­лись насто­я­щи­ми амбар­ны­ми кота­ми, сте­ре­гу­щи­ми зер­но­вые запа­сы куль­ту­ры (по выра­же­нию Брод­ско­го), и на наших про­сто­рах до сих пор воз­ни­ка­ют «иные» маль­чиш­ки, чита­ю­щие чуть не с горш­ка «иные» книж­ки. По сути, про­ект ISSEP сохра­нил на служ­бе тех самых амбар­ных котов в лихую годи­ну, когда амба­ры фара­о­на были пусты, его цеп­ные псы раз­бе­жа­лись, а по шко­лам побре­ли коты диван­ные – за отка­та­ми, рас­пи­ла­ми…

Директор подпрограммы «Соросовские олимпиады» Борис Иойнович Миропольский у кипы конвертов с решениями задач Четвертой олимпиады в России. Фото Ю.А. Пашковского
Дирек­тор под­про­грам­мы «Соро­сов­ские олим­пи­а­ды» Борис Иой­но­вич Миро­поль­ский у кипы кон­вер­тов с реше­ни­я­ми задач Чет­вер­той олим­пи­а­ды в Рос­сии. Фото Ю.А. Паш­ков­ско­го

За 20 лет мно­гие про­фес­со­ра ушли навсе­гда, сту­ден­ты в мас­се сво­ей разъ­е­ха­лись. Про­ект угас есте­ствен­ным путем – за нена­доб­но­стью в новые вре­ме­на, когда зар­пла­та учи­те­ля поз­во­ля­ет выжи­вать даже в глу­бин­ке и уда­лось вос­ста­но­вить луч­шие олим­пи­ад­ные тра­ди­ции (по чис­лу участ­ни­ков нынеш­ние олим­пи­а­ды срав­ни­мы с рекор­да­ми Соро­сов­ской олим­пи­а­ды, достиг­ну­ты­ми Бори­сом Миро­поль­ским, а до это­го — редак­ци­ей «Кван­та»). Сло­вом, ниче­го страш­но­го с олим­пи­ад­ным дви­же­ни­ем не про­изо­шло. Но его исто­рию пора писать. И Соро­сов­ские олим­пи­а­ды – одна из поучи­тель­ных стра­ниц.

Чем так цен­ны олим­пи­а­ды? Сле­ду­ет понять, что побе­ди­те­ли олим­пи­ад (сот­ни школь­ни­ков) не глав­ный их резуль­тат. Сам сорев­но­ва­тель­ный про­цесс – это сво­е­го рода бот­ва, выпол­нив­шая свою роль в тече­ние огра­ни­чен­но­го вре­ме­ни, а реаль­ный уро­жай – это тыся­чи детей, вовле­чен­ных в нуж­ном воз­расте в пред­мет вме­сте с дру­зья­ми, учи­те­ля­ми, роди­те­ля­ми.

К сожа­ле­нию, мы уже не услы­шим голо­са ярких участ­ни­ков про­ек­та — Алек­сандра Зиль­бер­ма­на (физи­ка), Иго­ря Шары­ги­на (мате­ма­ти­ка), Андрея Недо­спа­со­ва (химия), Миха­и­ла Бала­шо­ва и Нико­лая Кар­ло­ва.

Кре­а­тив­ные идеи Вале­рия Сой­фе­ра

Все­во­лод Бори­сов, дирек­тор Мос­ков­ско­го офи­са ISSEP в 1994–1998 годах

Всеволод БорисовМне дове­лось позна­ко­мить­ся с Вале­ри­ем Сой­фе­ром вес­ной 1958 года. Он тогда был сту­ден­том чет­вер­то­го кур­са Тими­ря­зев­ки и соби­рал­ся осе­нью посту­пать на пер­вый курс физи­че­ско­го факуль­те­та МГУ. Вале­рий счи­тал, что для иссле­до­ва­ний в обла­сти совре­мен­ной био­ло­гии физи­ка не про­сто нуж­на – она необ­хо­ди­ма. Кро­ме того, он был твер­до уве­рен в пре­иму­ще­ствах систе­ма­ти­че­ско­го обра­зо­ва­ния. Ника­кие пал­ли­а­ти­вы его не устра­и­ва­ли. На физи­че­ском факуль­те­те он про­учил­ся четы­ре года, но диплом полу­чил все-таки в Тими­ря­зев­ке.

Не буду дол­го опи­сы­вать его даль­ней­шие, весь­ма успеш­ные заня­тия нау­кой. Ска­жу толь­ко, что в сере­дине 1970-х в Одес­се он защи­тил док­тор­скую дис­сер­та­цию. Я мно­го раз бывал в Одес­се, и мне дове­лось общать­ся с теми, кто при­сут­ство­вал на док­тор­ской защи­те Вале­рия Нико­ла­е­ви­ча. На мой вопрос, как про­шла защи­та, мне неиз­мен­но отве­ча­ли: «С блес­ком».

Вале­рий Нико­ла­е­вич в то вре­мя был заме­сти­те­лем дирек­то­ра одно­го из био­ло­ги­че­ских НИИ. Один из оппо­нен­тов его док­тор­ской решил не самым достой­ным обра­зом вос­поль­зо­вать­ся его адми­ни­стра­тив­ны­ми воз­мож­но­стя­ми, угро­жая, в слу­чае отка­за, ото­звать из ВАК свой поло­жи­тель­ный отзыв. Что он и сде­лал. В резуль­та­те док­тор­ский диплом Вале­рий Нико­ла­е­вич полу­чил толь­ко через 20 лет, когда тогдаш­ний пред­се­да­тель ВАК Нико­лай Васи­лье­вич Кар­лов сумел во всем разо­брать­ся.

В 1988 году Сой­фер полу­чил воз­мож­ность выехать в США. К тому вре­ме­ни он уже мно­го лет был лишен воз­мож­но­сти все­рьез зани­мать­ся нау­кой. И опять пошел сво­им путем: в крат­чай­шие сро­ки систе­ма­ти­че­ским обра­зом осво­ил ком­плекс экс­пе­ри­мен­таль­ных мето­дов совре­мен­ной био­ло­гии. Стал вско­ре там про­фес­со­ром, при­нял­ся читать лек­ции, затем полу­чил зва­ние заслу­жен­но­го про­фес­со­ра в Уни­вер­си­те­те Джор­джа Мей­со­на (Фэр­факс, штат Вир­ги­ния).

При этом актив­но общал­ся с уче­ны­ми, при­ез­жав­ши­ми из СССР (а затем из Рос­сии и Укра­и­ны), вся­че­ски спо­соб­ство­вал орга­ни­за­ции раз­ных форм сотруд­ни­че­ства. Вхо­дил в состав прав­ле­ния Меж­ду­на­род­но­го науч­но­го фон­да, дей­ство­вав­ше­го в 1993–1996 годах боль­шей частью в Рос­сии и предо­став­ляв­ше­го рос­сий­ским уче­ным помощь в виде гран­тов, при­суж­дав­ших­ся на кон­курс­ной осно­ве.

В фев­ра­ле 1994 года Вале­рий Сой­фер по лич­ной ини­ци­а­ти­ве и по согла­со­ва­нию с фон­дом Джор­джа Соро­са орга­ни­зо­вал Меж­ду­на­род­ную соро­сов­скую про­грам­му обра­зо­ва­ния в обла­сти точ­ных наук. В отли­чие от Меж­ду­на­род­но­го науч­но­го фон­да, эта про­грам­ма была ори­ен­ти­ро­ва­на на иссле­до­ва­те­лей, при­ни­ма­ю­щих актив­ное уча­стие в обра­зо­ва­тель­ной дея­тель­но­сти.

Дж. Сорос (справа) награждает В. Александрова дипломом соросовского профессора.  В центре — В. Сойфер. Фото с сайта http://lebed.com
Дж. Сорос (спра­ва) награж­да­ет В. Алек­сан­дро­ва дипло­мом соро­сов­ско­го про­фес­со­ра.
В цен­тре — В. Сой­фер. Фото с сай­та http://lebed.com

При этом Сой­фер пред­ло­жил (что было одоб­ре­но Фон­дом) суще­ствен­ную часть финан­си­ро­ва­ния напра­вить на помощь луч­шим рос­сий­ским (а так­же укра­ин­ским, бело­рус­ским и гру­зин­ским) учи­те­лям мате­ма­ти­ки, физи­ки, химии и био­ло­гии.

Как отби­рать луч­ших? Вот здесь-то и ска­за­лись кре­а­тив­ные спо­соб­но­сти про­фес­со­ра Сой­фе­ра. Он решил орга­ни­зо­вать мас­со­вые опро­сы сту­ден­тов веду­щих рос­сий­ских вузов (прак­ти­че­ски по всем реги­о­нам Рос­сии): пред­ло­жил назвать луч­ше­го из извест­ных им учи­те­лей по каж­до­му из четы­рех назван­ных выше пред­ме­тов — по одно­му на каж­дый.

В эту затею мало кто верил: ну сколь­ких учи­те­лей вооб­ще зна­ет сту­дент? Одно­го-двух по каж­до­му пред­ме­ту. То есть может назвать луч­ше­го, на его взгляд, учи­те­ля сво­ей шко­лы. А надо же отобрать луч­ших по всей стране!

Скеп­ти­ки пред­ска­зы­ва­ли, что фак­ти­че­ски всё будет отда­но на волю слу­чая.

Дей­стви­тель­ность пре­взо­шла все ожи­да­ния. Когда мы встре­ча­лись с ото­бран­ны­ми учи­те­ля­ми, то испы­ты­ва­ли белую зависть к их уче­ни­кам: нам бы у таких учи­те­лей учить­ся — хоть пря­мо сей­час садись за пар­ту!

Я имел воз­мож­ность деталь­но ана­ли­зи­ро­вать полу­чен­ные резуль­та­ты. Мы про­во­ди­ли такой опрос несколь­ко лет под­ряд и мог­ли срав­ни­вать спис­ки учи­те­лей, сфор­ми­ро­ван­ные в раз­ные годы. Как ока­за­лось, воля слу­чая все-таки была, но его вли­я­ние не выхо­ди­ло за пре­де­лы 10%. Ины­ми сло­ва­ми, вме­сто 10% ото­бран­ных учи­те­лей мог­ли попасть дру­гие 10%. Но и попав­шие в эти 10% немно­гим усту­па­ли осталь­ным 90% (если вооб­ще усту­па­ли).

Сле­ду­ет при­знать, что, хотя про­фес­сия учи­те­ля счи­та­ет­ся одной из самых бла­го­род­ных, высо­кой ква­ли­фи­ка­ци­ей обла­да­ют дале­ко не все. Мож­но сослать­ся, напри­мер, на хоро­шо извест­ный двой­ной отри­ца­тель­ный отбор: в педа­го­ги­че­ские вузы посту­па­ют обыч­но не самые спо­соб­ные выпуск­ни­ки школ, а из выпуск­ни­ков этих вузов учи­те­ля­ми ста­но­вят­ся в сред­нем тоже не самые спо­соб­ные. Поэто­му ква­ли­фи­ка­ция ста­ти­сти­че­ски сред­не­го учи­те­ля обыч­но оце­ни­ва­ет­ся не слиш­ком высо­ко.

Сре­ди ото­бран­ных про­грам­мой учи­те­лей этих «сред­них» мы не виде­ли. Мы даже и не подо­зре­ва­ли, что могут быть столь заме­ча­тель­ные учи­те­ля — те, кого назва­ло в анке­тах наи­боль­шее чис­ло сту­ден­тов.

В кон­це кон­цов нам уда­лось понять сек­рет успе­ха мето­да, пред­ло­жен­но­го про­фес­со­ром Сой­фе­ром. Во-пер­вых, у хоро­ше­го учи­те­ля про­цент уча­щих­ся, успеш­но посту­пив­ших в вуз, замет­но выше, чем у менее талант­ли­вых учи­те­лей. Это обес­пе­чи­ва­ет хоро­шим учи­те­лям первую пре­фе­рен­цию. Но еще бóль­шую пре­фе­рен­цию дают им сами уче­ни­ки. Если учи­тель не ока­зал суще­ствен­но­го вли­я­ния на дан­но­го выпуск­ни­ка, этот выпуск­ник, став сту­ден­том, уже через несколь­ко меся­цев обу­че­ния в вузе начи­сто забу­дет имя-отче­ство учи­те­ля, не гово­ря уж о фами­лии. Воз­мож­но, он будет пом­нить фами­лию учи­те­ля, с кото­рым у него были посто­ян­ные кон­флик­ты. Но тако­го учи­те­ля он и сам не назо­вет. Поэто­му не уди­ви­тель­но, что зна­чи­тель­ное чис­ло сту­ден­тов сда­ва­ли анке­ты, в кото­рых не было вооб­ще назва­но ни одно­го учи­те­ля.

Выру­ча­ла мас­со­вость опро­са. Конеч­но, сотруд­ни­ки про­грам­мы не име­ли воз­мож­но­сти опро­сить всех рос­сий­ских сту­ден­тов. Опрос про­во­ди­ли выбо­роч­но и толь­ко сре­ди сту­ден­тов пер­во­го, вто­ро­го и тре­тье­го кур­сов. Эти сту­ден­ты еще пом­ни­ли сво­их учи­те­лей. В пер­вый год уда­лось опро­сить 40 тыс. сту­ден­тов, во все после­ду­ю­щие годы эту циф­ру дове­ли до 100 тыс. Надо отдать долж­ное орга­ни­за­то­рам этих опро­сов: Миха­и­лу Михай­ло­ви­чу Бала­шо­ву, Миха­и­лу Вади­мо­ви­чу Ники­фо­ро­ву и Аль­бине Ива­новне Рез­чи­ко­вой.

К ото­бран­ным учи­те­лям их кол­ле­ги в боль­шин­стве слу­ча­ев отно­си­лись весь­ма ува­жи­тель­но. Это ува­же­ние, конеч­но, было заво­е­ва­но еще рань­ше. Что еще раз пока­зы­ва­ет, насколь­ко пло­до­твор­ной ока­за­лась идея Сой­фе­ра.

Нахо­ди­лись, конеч­но, отдель­ные инди­ви­ды, кото­рые где толь­ко мож­но кри­ча­ли, что ото­бран­ные учи­те­ля полу­ча­ют помощь от ино­стран­цев, а ино­стран­цы, по их мне­нию, спят и видят, как бы Рос­сии навре­дить. Счи­тая, види­мо, что самую боль­шую поль­зу стране при­но­сит нище­та и неве­же­ство.

Но тут есть одна важ­ная деталь. По зако­но­да­тель­ству США полу­ча­те­ли любых гран­тов бла­го­тво­ри­тель­ных фон­дов обя­за­ны опо­ве­стить фонд о том, на какие цели израс­хо­до­ван дан­ный грант. Так же устро­е­ны сего­дня и рос­сий­ские фон­ды — цели, на кото­рые пой­дет грант, долж­ны быть ука­за­ны еще в заяв­ке.

Про­грам­ма Вале­рия Сой­фе­ра была постро­е­на по дру­го­му прин­ци­пу: отбе­ри­те самых достой­ных — и эти достой­ные сво­им тру­дом грант мно­го­крат­но оку­пят. При­чем самим учи­те­лям не надо было пода­вать ника­ких заявок.

Так или ина­че, что­бы при­ми­рить раз­но­чте­ния с зако­но­да­тель­ством, нам при­шлось затре­бо­вать у полу­ча­те­лей гран­тов инфор­ма­цию: на какие цели они исполь­зо­ва­ли сред­ства гран­та.

Выяс­ни­лось, что боль­шин­ство учи­те­лей исполь­зо­ва­ли почти все сред­ства по гран­ту на цели, непо­сред­ствен­но свя­зан­ные с их пре­по­да­ва­тель­ской дея­тель­но­стью. Мно­гие купи­ли ком­пью­те­ры как под­спо­рье для под­го­тов­ки к уро­кам. Кто-то на эти день­ги орга­ни­зо­вал экс­кур­сии для луч­ших уче­ни­ков, зна­ко­мя их с раз­ны­ми досто­при­ме­ча­тель­но­стя­ми Рос­сии, а ино­гда и дру­гих стран. Учи­те­ля физи­ки попол­ни­ли при­бо­ра­ми свой физи­че­ский каби­нет. Кто-то из учи­те­лей попра­вил свое здо­ро­вье. И так далее.

Надо ска­зать, что учи­те­ля зна­ли, каким обра­зом им достал­ся грант. Фак­ти­че­ски это была бла­го­дар­ность от их вос­пи­тан­ни­ков. И это их осо­бен­но радо­ва­ло.

Учи­тель­ский грант состав­лял 1200 долл. в год. В те вре­ме­на дол­лар «весил» боль­ше, чем сего­дня. Каж­дый год мы направ­ля­ли в раз­бро­сан­ные по Рос­сии отде­ле­ния Сбер­бан­ка спис­ки на выпла­ту гран­тов при­мер­но четы­рем тыся­чам учи­те­лей. Ана­ло­гич­ные опро­сы и выпла­ты про­во­ди­лись в Укра­ине, Бело­рус­сии и Гру­зии.

Про­грам­ма Сой­фе­ра вклю­ча­ла и мно­гие дру­гие меро­при­я­тия. На кон­курс­ной осно­ве гран­ты выда­ва­лись так­же про­фес­со­рам, доцен­там, аспи­ран­там и сту­ден­там. Полу­чив­шие грант про­фес­со­ра разъ­ез­жа­лись затем по всем реги­о­на­ми и рас­ска­зы­ва­ли мест­ным учи­те­лям о дости­же­ни­ях совре­мен­ной нау­ки. Изда­вал­ся и рас­сы­лал­ся по шко­лам еже­ме­сяч­ный «Соро­сов­ский обра­зо­ва­тель­ный жур­нал» (СОЖ) с попу­ляр­ны­ми ста­тья­ми. Рас­сы­ла­лись так­же учеб­ни­ки для более углуб­лен­но­го изу­че­ния пред­ме­тов – в рас­че­те на их исполь­зо­ва­ние учи­те­ля­ми в сво­ей рабо­те. Про­во­ди­лись олим­пи­а­ды. Выда­ва­лись гран­ты шко­лам, в кото­рых рабо­та­ло сра­зу несколь­ко ото­бран­ных учи­те­лей. Неболь­шое чис­ло гран­тов выда­ва­лось на под­держ­ку раз­но­го рода ини­ци­а­тив (лет­ние шко­лы, круж­ки, озна­ко­ми­тель­ные поезд­ки и т.д.). Всем гран­то­по­лу­ча­те­лям были выда­ны дипло­мы.

И все-таки наи­боль­шее вни­ма­ние было отда­но учи­те­лям. А через них — еще боль­ше­му коли­че­ству школь­ни­ков. Кста­ти, учи­те­ля неред­ко при­во­зи­ли школь­ни­ков на упо­мя­ну­тые выше кон­фе­рен­ции.

За четы­ре года рабо­ты по реа­ли­за­ции про­грам­мы нам ста­ло ясно, что рос­сий­ская систе­ма обра­зо­ва­ния обла­да­ет огром­ным потен­ци­а­лом. Для того что­бы добрать­ся до неис­поль­зу­е­мых резер­вов, как раз и нуж­ны были такие кре­а­тив­ные люди, как Сой­фер. Они есть, без­услов­но, и на мест­ном уровне. Объ­еди­нив их уси­лия, мож­но горы свер­нуть.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
5 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
1 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
Александр Денисенкоvlad1950ПипеткинИван ИвановВПоль Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
ВПоль
ВПоль

Да, были люди, кото­рые боле­ли за обра­зо­ва­ние.
Где такие в наше вре­мя??
Ау!!

Иван Иванов
Иван Иванов

Вот, ока­зы­ва­ет­ся, кому ска­зать «спа­си­бо», за весь тот мрак, кото­рый сей­час тво­рить­ся…
Есте­ствен­ный отбор был нару­шен.
При неко­то­ром раз­мыш­ле­нии, полу­ча­ет­ся, что сего­дня имен­но «те» уче­ни­ки «тех» учи­те­лей и ста­вят вос­пи­та­ние в шко­лах, как глав­ную цель их функ­ци­о­ни­ро­ва­ния.
Да-да. Те самые духов­ные скре­пы – в шко­лы – по самое не балуй­ся.
Хоте­ли как луч­ше, полу­чи­лось как все­гда.

Пипеткин
Пипеткин

а вот инте­рес­но, что же Сорос, вло­жив­ший день­ги в рос­сий­ские науч­но-педа­го­ги­че­ские дела, теперь решил, что эти же люди, кото­рых он подо­грел когда-то, долж­ны теперь поби­рать­ся? Ведь это он же на Укра­ине теперь огол­те­ло высту­па­ет про­тив РФ…
Как -то непо­сле­до­ва­тель­но…

vlad1950
vlad1950

фонд Соро­са про­тя­нул руку помо­щи нс и ппс в годы когда вла­сти РФ Ель­цин- Чер­но­мыр­дин фак­ти­че­ски бро­си­ли и нау­ку и обра­зо­ва­ние на про­из­вол судь­бы кста­ти уже мно­го поз­же про­грам­мы Соро­са были свер­ну­ты в рФ во мно­гом как пони­маю, пото­му что вла­сти не выпол­ни­ли сво­их обя­за­тесльств по софи­нан­си­ро­ва­нию про­грам фон­да Соро­са это софи­нан­си­ро­ва­ние выпол­ня­ли неко­то­рое вре­мя пр-ва сто­лиц Моск­вы и Спб бла­го­да­ря чему про­грам­мы фон­да Соро­са про­дол­жа­лись в этих горо­дах до нача­ла 2000-х

Александр Денисенко
Александр Денисенко

Ну когда ж вам надо­ест копать моги­лы и осме­ли­тесь на нынеш­них. Сла­бо, Вале­рий Нико­ла­е­вич и Шноль?

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: