Конец света и край мира

Лауреаты премии «Просветитель»Лау­ре­а­та­ми пре­мии «Про­све­ти­тель» за луч­шую науч­но-попу­ляр­ную кни­гу года ста­ли юная науч­ная жур­на­лист­ка Ася Казан­це­ва, пове­дав­шая о глу­по­стях, кото­рые нас застав­ля­ет совер­шать мозг, и седо­вла­сый исто­рик Сер­гей Яров, рас­ска­зав­ший о повсе­днев­ной жиз­ни бло­кад­но­го Ленин­гра­да. Цере­мо­ния вру­че­ния про­шла 20 нояб­ря в Рос­сий­ском ака­де­ми­че­ском моло­деж­ном теат­ре.

За кра­ем мира

В корот­кий спи­сок по есте­ствен­ным нау­кам попа­ли две кни­ги по био­ло­гии и две кни­ги по физи­ке, в том чис­ле «Про­рыв за край мира» Бори­са Штер­на, док­то­ра физ. -мат. наук, главре­да газе­ты «Тро­иц­кий вари­ант — Нау­ка», кото­рую вы дер­жи­те в руках.

— Пре­крас­ная, веч­ная, бес­смерт­ная гра­вю­ра с чело­ве­ком, про­бив­шим голо­вой край познан­ной Все­лен­ной… Что бы он сей­час там уви­дел? Такую же небес­ную маши­не­рию? — меч­та­тель­но-наив­но поин­те­ре­со­ва­лась веду­щая Евге­ния Тимо­но­ва, зна­ко­мая широ­кой пуб­ли­ке по про­грам­ме «Всё как у зве­рей».

— Сей­час ана­лог того чело­ве­ка изу­ча­ет тон­чай­шие сиг­на­лы и под­го­ня­ет тео­рию под совер­шен­но ничтож­ные эффек­ты, кото­рые видят кос­ми­че­ские теле­ско­пы мик­ро­вол­но­во­го излу­че­ния. За кра­ем мира нахо­дит­ся бес­ко­неч­ное чис­ло дру­гих все­лен­ных, совер­шен­но не похо­жих на нашу. А может быть, наобо­рот, похо­жих, даже оби­та­е­мых. Но мы их нико­гда не уви­дим. Мы можем толь­ко рекон­стру­и­ро­вать. Но раз­ве это пло­хо?

Ген­на­дий Горе­лик, иссле­до­ва­тель в Цен­тре фило­со­фии и исто­рии нау­ки Бостон­ско­го уни­вер­си­те­та, был номи­ни­ро­ван на пре­мию за кни­гу «Кто изоб­рел совре­мен­ную физи­ку?».

— Бук­валь­но одно имя: кто? — вос­клик­нул дру­гой веду­щий, книж­ный кри­тик Кон­стан­тин Миль­чин.

Горе­лик не коле­бал­ся:

— Гали­лей!

— А поче­му? Вели­кий попу­ля­ри­за­тор Митио Каку за две мину­ты рас­ска­зы­ва­ет тео­рию супер­струн. Може­те за две мину­ты пере­ска­зать вашу книж­ку?

— Поче­му имен­но Гали­лей, я ска­зать не могу. Гении рож­да­ют­ся там, где хочет Все­выш­ний, — пари­ро­вал уче­ный и заме­тил, что в ту эпо­ху роди­лась не толь­ко совре­мен­ная физи­ка, но и новая музы­ка, а так­же рас­ши­ри­лись пред­став­ле­ния чело­ве­ка о гео­гра­фии.

Сергей ИжевскийСер­гей Ижев­ский, док­тор био­ло­ги­че­ских наук, про­фес­сор кафед­ры эко­ло­гии и защи­ты леса Мос­ков­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та леса, один из соав­то­ров щед­ро иллю­стри­ро­ван­ной кни­ги-аль­бо­ма «Жизнь заме­ча­тель­ных жуков», поде­лил­ся неожи­дан­ны­ми све­де­ни­я­ми о сво­их под­опеч­ных:

— Жукам, к ваше­му све­де­нию, 300 млн эво­лю­ци­он­ных лет. А чело­век суще­ству­ет 200 тыс. лет. Жуки намно­го древ­нее нас и при­об­ре­ли в про­цес­се эво­лю­ции мас­су свойств, о кото­рых мы даже не дума­ем: напри­мер, лёт­ные спо­соб­но­сти, вне­ки­шеч­ное пище­ва­ре­ние (страш­ная вещь, вам неиз­вест­ная, но очень увле­ка­тель­ная), диа­па­у­за и мно­гое-мно­гое дру­гое.

Пуб­ли­ка нача­ла пере­шеп­ты­вать­ся: неуже­ли все эти чуде­са ждут и наших с вами вну­ков?

Науч­ный жур­на­лист Ася Казан­це­ва, автор кни­ги «Кто бы мог поду­мать?», была лако­нич­на и амби­ци­оз­на:

— Жить, зная, сколь­ко глу­по­стей нас застав­ля­ет делать мозг, намно­го весе­лее, инте­рес­нее, увле­ка­тель­нее, чем
если об этом не знать, пото­му что из любых глу­по­стей мож­но сде­лать топ­ли­во для вели­ких жиз­нен­ных свер­ше­ний.

Ито­ги под­вел член жюри Илья Кол­ма­нов­ский, био­лог, школь­ный учи­тель, жур­на­лист и граж­дан­ский акти­вист:

— На моей памя­ти это самый труд­ный год рабо­ты жюри по есте­ствен­ным нау­кам. Все кни­ги корот­ко­го спис­ка очень силь­ные. Изу­ми­тель­но про­зрач­ная, лег­ко чита­е­мая исто­рия физи­ки, кото­рая поз­во­ля­ет нам от древ­но­сти очень ком­форт­но, нему­чи­тель­но дой­ти до совре­мен­но­сти. Кни­га «Про­рыв за край мира» впер­вые на моей памя­ти уча­стия в жюри — очень непо­сред­ствен­ная, аутен­тич­ная, пря­мая транс­ля­ция бес­цен­ных голо­сов веду­щих уче­ных в обла­сти кос­мо­ло­гии, живу­щих по все­му миру. Это­го почти никто не дела­ет. В тре­тьей кни­ге очень-очень мно­го жуков. Сама чис­лен­ность это­го отря­да в моих гла­зах пере­ве­ши­ва­ла все аргу­мен­ты… Мы дума­ли вру­чить сра­зу две или три пре­мии, у нас завя­зал­ся спор о том, сколь­ко пре­мий может уме­стить­ся на кон­чи­ке иглы. Для жюри это было аго­ни­ей. Потом мы взя­ли себя в руки и при­су­ди­ли одну пре­мию: кни­ге Асе Казан­це­вой «Кто бы мог поду­мать?». Кни­га здо­ро­во изда­на, хоро­шо про­да­ет­ся. Наде­юсь, мы под­хлест­нем ее про­да­жи. На самом деле выбор был про­стым. Мы живем в эпо­ху тре­тьей эпи­де­мио­ло­ги­че­ской рево­лю­ции, когда про­дол­жи­тель­ность и каче­ство жиз­ни боль­ше не опре­де­ля­ет­ся ни вой­на­ми, ни эпи­де­ми­я­ми. Про­дол­жи­тель­ность и каче­ство жиз­ни опре­де­ля­ет­ся лич­ным выбо­ром каж­до­го чело­ве­ка:
зани­мать­ся ли спор­том? Потреб­лять ли слад­кое и жир­ное? Самый ток­си­че­ский эле­мент окру­жа­ю­щей сре­ды для наше­го моз­га, кото­рый био­ло­ги­че­ски не изме­нил­ся за сто лет, — это кало­рии. Мы живём с чужим суще­ством внут­ри нас. У него нет рук и глаз, но он при­ни­ма­ет за нас все реше­ния. Как дого­ва­ри­вать­ся с ним? Вы най­де­те ответ в кни­ге Аси. Кро­ме того, вы узна­е­те, сколь­ко мож­но жрать и поче­му жен­щи­на пре­вра­ща­ет­ся в мали­но­вое варе­нье. Но лич­но я нашел под
этой облож­кой нечто гораз­до более цен­ное. Вре­мен­но забудь­те о номи­нан­те, кото­ро­го мы сего­дня честву­ем. Здесь есть лири­че­ский герой: чело­век с хоро­шим обра­зо­ва­ни­ем и хоро­шим вку­сом, но не спе­ци­а­лист, хотя дол­жен разо­брать­ся. Чело­век, у кото­ро­го есть здра­вый смысл, спо­соб­ность скла­ды­вать два и два и еще одно жиз­нен­но важ­ное уме­ние: читать по-англий­ски.

Ася КазанцеваЭта фигу­ра, мне кажет­ся, спа­си­тель­на для ситу­а­ции, в кото­рой мы все нахо­дим­ся. Лири­че­ский герой про­би­ва­ет важ­ный барьер. В нау­ках о моз­ге в послед­ние десять-два­дцать лет очень быст­ро накап­ли­ва­ют­ся новые зна­ния. И лири­че­ский герой в кур­се все­го, он на острие иглы. Он пода­ет важ­ный сиг­нал всем, кто уме­ет читать: давай­те раз­бе­рем­ся, давай­те при­ме­ним здра­вый смысл. И автор выби­ра­ет язык рав­но­го диа­ло­га с чита­те­лем, он ясно про­во­дит линию: здесь понят­но, как всё рабо­та­ет, а здесь я сама не пони­маю — может быть, вы пой­мё­те? Автор сво­бод­но балан­си­ру­ет, при­ме­няя фун­да­мен­таль­ные зна­ния к повсе­днев­ной жиз­ни. Так дела­ют во всём мире, но по-рус­ски, по-мое­му, такая кни­га выхо­дит впер­вые.

Ася Казан­це­ва при­ня­ла награ­ду более чем скром­но, даже само­уни­чи­жи­тель­но:

— По уму надо давать пре­мию за кни­ги по физи­ке. С попу­ля­ри­за­ци­ей био­ло­гии и так всё непло­хо в стране, а с попу­ля­ри­за­ци­ей физи­ки всё хуже. Навер­ное, важ­но под­дер­жи­вать ее. У меня есть вер­сия, поче­му пре­мию дали мне. Навер­ное, это что-то вро­де кво­ты на пред­ста­ви­те­лей малых народ­но­стей. Насколь­ко мне извест­но, пре­мию в этой номи­на­ции нико­гда рань­ше не полу­ча­ла девоч­ка, тем более девоч­ка 26 лет. Навер­ное, это пре­мия не мне, это сиг­нал всем осталь­ным девоч­кам: вы може­те писать такие кни­ги и полу­чать пре­мии.

— Вот види­те: у нее есть гипо­те­за, и она хочет разо­брать­ся. Она про­ве­ря­ет, в том чис­ле, мое тер­пе­ние, — улыб­нул­ся Илья Кол­ма­нов­ский.

Перед лицом кон­ца све­та

Аде­ла­и­да Сва­нид­зе, док­тор исто­ри­че­ских наук, про­фес­сор МГУ, сотруд­ни­ца Инсти­ту­та все­об­щей исто­рии РАН, мать зна­ме­ни­то­го теле­ве­ду­ще­го, на цере­мо­нии при­сут­ство­вать не смог­ла в силу пре­клон­но­го воз­рас­та, но видео-запись ее выступ­ле­ния фон­та­ни­ро­ва­ла жиз­нен­ной энер­ги­ей:

— Тема викин­гов меня заин­те­ре­со­ва­ла дав­но. Но тогда у нас была толь­ко науч­ная шко­ла по лите­ра­ту­ре викин­гов. Во гла­ве её сто­ял ака­де­мик Миха­ил Ива­но­вич Стеб­лин-Камен­ский, ленин­гра­дец, кото­рый создал совер­шен­но вели­ко­леп­ную шко­лу саго­ве­дов. Они пере­во­ди­ли бли­ста­тель­но, мне так не пере­ве­сти. Но это были люди, не заня­тые исто­ри­ей. Они рас­смат­ри­ва­ли саги как худо­же­ствен­ные про­из­ве­де­ния. Я же уви­де­ла в сагах бога­тей­ший источ­ник исто­ри­че­ских све­де­ний, кото­рые меня осо­бен­но взвол­но­ва­ли, и вот поче­му: о сагах очень мно­го напи­са­но за рубе­жом, но в основ­ном исто­ри­ки пишут о заво­е­ва­тель­ных похо­дах, о викин­гах-раз­бой­ни­ках и викин­гах-тор­гов­цах. Меня инте­ре­со­ва­ло дру­гое: их внут­рен­няя жизнь, их граж­дан­ская жизнь. Как они жили у себя дома? Какая была у них семья? Как был орга­ни­зо­ван брак? Каки­ми были отно­ше­ния меж­ду жен­щи­ной и муж­чи­ной? Како­ва была власть? Струк­ту­ра обще­ства? Кто гос­под­ство­вал, кто под­чи­нял­ся? Какое у них было хозяй­ство? Что они ели и что они пили? — тут лицо Аде­ла­и­ды Ана­то­льев­ны рас­плы­лось в улыб­ке. — И как они добы­ва­ли эту еду? Каким спо­со­бом? Как они отно­си­лись к богат­ству и бед­но­сти, тру­ду и лено­сти, чести и бес­че­стью? Мне хоте­лось, что-бы их жизнь выгля­де­ла для нас живой, что­бы мы при­бли­зи­лись к викин­гам и уви­де­ли в них живых людей, кото­рые стра­да­ли, вол­но­ва­лись, влюб­ля­лись, изме­ня­ли, мсти­ли, отста­и­ва­ли свою честь, суди­лись. И тогда я поня­ла, что долж­на писать кни­гу совер­шен­но осо­бен­ным язы­ком. Это не дол­жен быть язык науч­ных про­из­ве­де­ний, кото­рые я писа­ла до тех пор. Это дол­жен быть сво­бод­ный язык сво­бод­ной рус­ской речи. Я её обо­жаю и пишу на ней сти­хи. Кни­га о викин­гах — луч­шее, что я сде­ла­ла в жиз­ни. Я это знаю! У меня 7 книг, 400 работ само­го раз­но­го типа и клас­са. Но кни­га о викин­гах — моя радость. Ее выпу­сти­ли к мое­му 85-лет-нему юби­лею, сде­лав мне ни с чем не срав­ни­мый пода­рок. Я счаст­ли­ва. Эта кни­га — мое сча­стье!

Оль­га Вайн­штейн, автор кни­ги о ден­ди, док­тор фило­ло­ги­че­ских наук, стар­ший науч­ный сотруд­ник Инсти­ту­та выс­ших гума­ни­тар­ных иссле­до­ва­ний РГГУ, была не так мно­го­слов­на и огра­ни­чи­лась пара­док­саль­ны­ми сло­ва­ми о том, что ден­ди XIX века во мно­гом зало­жи-ли тех­ни­ки совре­мен­но­го пиа­ра (лек­цию о пра­ви­лах ден­диз­ма вы може­те про­честь в ТрВ–Наука № 166: [1]).

Далее цере­мо­ния пере­шла в пате­ти­че­ский регистр: зашла речь о ката­стро­фах ушед­ше­го века.

168-0018Вна­ча­ле на сце­ну под­нял­ся Павел Полян, иссле­до­ва­тель с раз­но­сто­рон­ни­ми инте­ре­са­ми: спе­ци­а­лист по геоде­мо­гра­фии при­ну­ди­тель­ных мигра­ций и твор­че­ству Ман­дель­шта­ма, пере­вод­чик и ком­мен­та­тор чудом уце­лев­ших днев­ни­ков чле­нов зон­дер­ко­ман­ды Освен­ци­ма — тех узни­ков, кото­рые волей-нево­лей вынуж­де­ны были рабо­тать заод­но с наци­ста­ми.

— В кни­ге часто повто­ря­ет­ся один мотив: «Мы уже не были людь­ми, мы были живот­ны­ми». В какой момент чело­век пере­ста­ет быть чело­ве­ком? — неожи­дан­но серьез­но спро­си­ла до того жиз­не­ра­дост­ная веду­щая.

— Про­ис­хо­дит это, как мне кажет­ся, не сра­зу, но доволь­но рез­ко, — после дол­гой пау­зы отве­тил Павел Мар­ко­вич. — Когда чело­век пони­ма­ет, что во-круг силы, кото­рые он инди­ви­ду­аль­но пре­одо­леть не может, он сда­ет­ся, и про­цес­сы рас­че­ло­ве­чи­ва­ния начи­на­ют брать верх. В оди­ноч­ку побе­дить их нель­зя. Когда обра­зу­ет­ся сооб­ще­ство людей, пони­ма­ю­щих, что с ними тво­рит­ся, пони­ма­ю­щих, что мож­но сде­лать что-то вме­сте, тогда про­ис­хо­дит что-то, поз­во­ля­ю­щее этим людям — каж­до­му в отдель­но­сти и всем в сово­куп­но­сти — все-таки попро­бо­вать вер­нуть­ся в чело­ве­че­ское состо­я­ние. Вос­ста­ние зон­дер­ко­ман­ды Освен­ци­ма 7 октяб­ря 1944 года, как мне пред­став­ля­ет­ся, как раз и есть попыт­ка тако­го осво­бож­де­ния.

Тему про­дол­жил Сер­гей Яров, док­тор исто­ри­че­ских наук, про­фес­сор Евро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та в Санкт-Петер­бур­ге, автор кни­ги о повсе­днев­ной жиз­ни бло­кад­но­го Ленин­гра­да.

— Толь­ко что мы гово­ри­ли про то, как соци­аль­ность помо­га­ет людям оста­вать­ся людь­ми. А какие меха­низ­мы запус­ка­ют­ся в соци­у­ме, когда вокруг воз­ни­ка­ют несов­ме­сти­мые с жиз­нью усло­вия? Как обще­ство спа­са­ет себя от раз­ру­ше­ния? — допы­ты­ва­лась веду­щая. — Вы мно­го писа­ли о бло­кад­ной веж­ли­во­сти — о фено­мене, рань­ше не суще­ству­ю­щем…

— Думаю, глав­ный меха­низм — сопро­тив­лять­ся. Когда ты видишь, что вокруг тебя сужи­ва­ет­ся жиз­нен­ное про­стран­ство, — сопро­тив­ляй­ся. Когда ты видишь, что люди пада­ют, — сопро­тив­ляй­ся. Сопро­тив­ляй­ся любым путем, в любой обста­нов­ке, — негром­ко, но твер­до ска­зал исто­рик.

168-0025Побе­ди­те­лей в раз­де­ле гума­ни­тар­ных наук пред­став­лял один из чле­нов жюри фило­лог-сла­вист Вик­тор Сонь­кин. Он рас­сы­пал­ся в ком­пли­мен­тах авто­рам:

— Если ретро­спек­тив­но посмот­реть на корот­кий спи­сок, выяс­нит­ся: все эти кни­ги неве­ро­ят­но акту­аль­ны. Книж­ка о ден­ди гово­рит: мож­но быть дель­ным чело­ве­ком и думать о кра­се ног­тей в том чис­ле в эпо­хи исто­ри­че­ско­го кол­лап­са и рас­па­да. Люди, кото­рые дума­ют о кра­се ног­тей, часто ока­зы­ва­ют­ся гораз­до более дель­ны­ми, чем дума­ю­щие о дру­гом. В момент, когда вопрос потреб­ле­ния, моды, еды, хамо­на вдруг стал поли­ти­че­ски окра­шен­ным, эта кни­га ока­за­лась неве­ро­ят­но акту­аль­ной. Осталь­ные три кни­ги уди­ви­тель­ным обра­зом гово­рят об одном и том же. Они все о кон­це све­та, неза­ви­си­мо от того, как этот конец све­та назы­ва­ет­ся: Раг­на­рёк, Холо­кост или бло­ка­да Ленин­гра­да. Мне кажет­ся, нет нуж­ды объ­яс­нять, поче­му это акту­аль­но. Но в каж­дой из этих книг есть и толи­ка надеж­ды для всех нас. В кни­ге «Викин­ги» гово­рит­ся о циви­ли­за­ции, кото­рой боль­ше нет, но если посмот­рим на госу­дар­ства, нахо­дя­щи­е­ся сей­час на тра­ди­ци­он­ных зем­лях викин­гов, то уви­дим: это самые бла­го­по­луч­ные и счаст­ли­вые госу­дар­ства Евро­пы, а может быть, и мира. Мне, как чело­ве­ку, напи­сав­ше­му кни­гу про Рим, понят­но, что любые вар­ва­ры рано или позд­но пере­ста­ют быть вар­ва­ра­ми. В этом смыс­ле викин­ги — надеж­да для всех нас. Кни­га о еврей­ской зон­дер­ком­ман­до очень ясно дает понять: даже в самом ужас­ном эпи­зо­де исто­рии XX века всё очень слож­но, нигде нет сто­про­цент­ных зло­де­ев и сто­про­цент­ных
анге­лов, даже в исто­рии Холо­ко­ста не всё чер­но-белое, есть серые зоны. Мне кажет­ся, нам имен­но сей­час важ­но осо­знать: мир устро­ен слож­но, нель­зя сра­зу делить всех на агн­цев и коз­лищ. Кни­га о бло­кад­ном Ленин­гра­де гово­рит: даже в самых чудо­вищ­ных ситу­а­ци­ях чело­век может оста­вать­ся чело­ве­ком. В дни, когда все ново­сти и мыс­ли мечут­ся в неболь­шом про­ме­жут­ке от эсха­то­ло­ги­че­ских до апо­ка­лип­ти­че­ских, это доста­точ­но важ­ная и, если угод­но, опти­ми­стич­ная мысль.

Побе­ди­те­лем стал Сер­гей Яров. Он при­нял награ­ду по-питер­ски сдер­жан­но:

— Я не пере­оце­ни­ваю досто­инств сво­е­го тру­да. Глав­ное в кни­ге — сви­де­тель­ства самих бло­кад­ни­ков, и погиб­ших в этой чудо­вищ­ной ката­стро­фе, и выжив­ших. Сви­де­тель­ства страш­ные, потря­са­ю­щие. Они застав­ля­ют не про­сто зна­ко­мить­ся, как это при­ня­то гово­рить, но пере-живать. Они дела­ют чело­ве­ка чище, бла­го­род­нее, мяг­че. Это нрав­ствен­ное дея­ние: вер­нуть к жиз­ни сви­де­тель­ства о стра­да­ни­ях, муках, бес­че­ло­веч­ных истя­за­ни­ях этих несчаст­ных людей. При­ве­ду толь­ко один при­мер. Мы нашли в архи­вах бло­кад­ный днев­ник нико­му не извест­ной девоч­ки. Выяс­ни­лось, что она рабо­та­ла после вой­ны шту­ка­ту­ром, жила то в обще­жи­тии, то в ком­му­нал­ке, часто лечи­лась, не созда­ла семьи, не роди­ла детей. Ниче­го у нее не было, толь­ко память о бло­ка­де. За три года этот днев­ник пере­из­да­ли в деся­ти стра­нах, откли­ки были колос­саль­ные. Пуб­ли­ка­ция подоб­но­го рода доку­мен­тов — преж­де все­го нрав­ствен­ное дея­ние.

Пост­скрип­тум

После раз­да­чи сло­нов чле­ны жюри и лау­ре­а­ты вышли на сце­ну для шаман­ско­го дей­ства под назва­ни­ем «кол­лек­тив­ное сел­фи». Заклю­чи­тель­ные сло­ва про­из­нес осно­ва­тель фон­да «Дина­стия» Дмит­рий Зимин:

— Я молю Все­выш­не­го, что­бы сре­ди невня­ти­цы всех наших тра­ди­ци­он­ных рос­сий­ских празд­ни­ков (неко­то­рые со сле­за­ми на гла­зах, а неко­то­рые вооб­ще бес­смыс­лен­ные) у нас бы появил­ся празд­ник про­све­ти­тель­ства, празд­ник зна­ния. Впро­чем, кажет­ся, он уже состо­ял­ся сего­дня. Ура!

Алек­сей Огнёв

1. http://trv-science.ru/2014/11/04/o-pravilakh-dendizma

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *