«Негласные санкции против публикаций российских ученых»: почему это паранойя

Валерий Аджиев, ст. науч. сотр. Национального центра компьютерной анимации,  Университет Борнмута, Великобритания
,
ст. науч. сотр. Национального центра компьютерной анимации,
Университет Борнмута, Великобритания

Читая нашумевшую публикацию в «Известиях» [1], сразу обращаешь внимание на утверждение: «Если есть иностранный соавтор, лучше отправлять статью с его IP-адреса». Здравый смысл подсказывает: один только этот пассаж — это такой индикатор глупости написанного, что можно дальше не читать, а сразу отправлять этот материал, произведенный пропагандистской империей Арам Ашотыча (или как его там?), в мусорную корзину. Однако не всё так просто. Ведь «пятеро ведущих ученых из и издатели российских журналов, работающих в области физики и химии» — это не какие-то полуанонимные борзописцы, а реально работающие, и, судя по всему, небезуспешно, ученые, наши коллеги. Вот ведущий научный сотрудник Института проблем химической физики РАН (ИПХФ РАН) Павел Трошин «рассказывает» «Известиям»:

«В отказе пишут, что к ним приходит много статей и отбор, дескать, очень жесткий. Но у меня было больше сотни публикаций с 2009 по 2013 год — и ни одного письма, а сейчас за три последних месяца уже 6–7 писем с отказами, последнее пришло две недели назад».

Многие коллеги, споткнувшись о декларацию «больше сотни публикаций с 2009 по 2013 год», стали задавать вопросы: «больше сотни публикаций» за четыре года — это в каких таких изданиях? Зарубежных? С высоким импакт-фактором? (Кстати, замечательно об этом сказано в заметке под названием «Из-за санкций в Европе и США не публикуют работы российских учёных» [2], опубликованной не где-нибудь, а на официальном сайте РАН: «Трошин подчеркнул, что за четыре года, вплоть до 2013, он сотни раз публиковался в зарубежных изданиях, посвящённых науке, а за последние несколько месяцев получил семь отказов». «Посвященных науке» — это, наверное, очень престижные издания, одно идет за пять, если не за десять, — а как еще опубликоваться «сотни раз»!) И полезли в базы смотреть, где он на самом деле печатается, как его цитируют и какой у человека Хирш.

Не хочется всё же переходить на личности. Тем более что г-н Трошин в своем мнении не одинок. В известинской статье цитируются и другие представители ученого, а также издательского мира. Вот, к примеру, Ирина Махова, завредакцией научного журнала Mendeleev Communications (выпускается на английском языке с 1991 года РАН совместно с Королевским химическим обществом Великобритании), хотя и не согласна с Трошиным, что статьи даже до рецензентов не доходят, всё же подтверждает, что есть неудовлетворенность «формальным подходом» иностранных рецензентов (не уточняя, что это значит), и, более того, констатирует, что «у редакции сложились непростые отношения… с ее партнером — издательством Elsevier» (видимо, на означенной почве).

А Мария Аксентьева, ответственный секретарь журнала «Успехи физических наук» (издается Физическим институтом имени П.Н. Лебедева РАН), даже знает еще одну причину дискриминации российских ученых: «Это появилось не в последнее время, достаточно часто были ситуации, когда статьи долго рассматривались, получали обтекаемые отказы и при этом были напечатаны похожие материалы, но уже зарубежными авторами». То есть намекает, что российские статьи «долго рассматривались» не просто так, а чтобы «зарубежные авторы» (надо полагать, те, кому повезло служить рецензентами или редакторами) успели позаимствовать из этих статей оригинальные идеи, после чего опубликовать их как свои. Ну и само собой, «своим низким рейтингом российские издания обязаны ошибкой западных систем международного цитирования, таких как Web of Science и Scopus».

Так что не в отдельных мнениях дело: очевидно, что пресловутый синдром РЛО («Русских Людей Обижают» [3]) в условиях новейших глобальных и внутриполитических событий расцвел во всей красе и в научной среде. Эмоционально это понятно, особенно в условиях, когда процесс системной изоляции [4] от «Европы и США» пошел, а недавние прогрессистские нововведения в российской научно-образовательной политике (связанные с усилением сотрудничества с зарубежными коллегами и институциями, интеграцией во все эти заморские базы и рейтинги и, того пуще, с привязкой зарплаты и продвижения по службе к количеству и качеству публикаций в международных изданиях) не отменены. Так что естественно возникающий когнитивный диссонанс понятен.

Рис. И. Кийко
Рис. И. Кийко

Но всё же главная, на мой взгляд, причина распространенности подобных настроений носит более общий характер. Это всё тот же пресловутый «обратный карго-культ» [5], происходящий от господствующей в сознании наших людей картины мира и сводящийся к переносу сложившихся особенностей российской жизни на совсем другую реальность. Которая имеет массу не самых лучших особенностей (в том числе и в сфере научных публикаций), но которая другая по своей сути.

В любом случае резонно было ожидать, что научные работники, перед тем как приходить к выводам о «санкциях», сколь глобальных («Ведущие научные издания Европы и США»), столь и негласных, могли бы, как обладающие высоким интеллектом рационально мыслящие существа, спросить самих себя: а каков, собственно, механизм возникновения и реализации такого рода санкций? Можно предположить, что в принципе могут существовать рецензенты-русофобы (если уж употреблять этот модный ярлык); может, найдется и научный журнал, где главный редактор так озабочен аннексией Крыма (а когда-то, как нам говорят те же люди, был озабочен российско-грузинским военным конфликтом), что своей волей делает вверенное ему издание свободной от России территорией. Наверное, это возможно — просто потому, что в принципе возможно всё. Но всё же: как это может происходить в  реальной жизни?

Речь ведь идет не об одном или нескольких изданиях — нет, о «ведущих научных изданиях Европы и США» и о «крупнейших издательствах». Т.е. резонно предполагать, что некий центр, обладающий глобальной властью, принял решение о санкциях касательно публикаций российских ученых. Что это за центр такой? ООН? Структуры Европейского Союза? НАТО? Или это было согласованное решение правительств ряда стран? Где и когда оно состоялась? В подземном бункере ЦРУ? В любом случае как такого рода решение (пусть даже в виде неофициальных «рекомендаций») могло остаться таким секретным, что никаких его следов нет? Бывает такое? Ответ: в сфере, не относящейся к оборонно-спецслужбистской, не бывает (и даже там велик риск утечек), слишком много организаций и людей так или иначе в это дело на разных стадиях должно быть вовлечено и слишком много при этом формальной бюрократии, которую на кривой козе не объедешь.

Далее. Предположим, политики каким-то образом согласовали эти негласные рекомендации. Но как они их спускали на исполнительский уровень, чтобы осуществить на деле, как выражаются авторы «Известий», «распространение санкций на распространение трудов»? Научные журналы издаются, вообще-то, не правительствами и министерствами. Как правило, издатель — частная корпорация или профессиональное научное сообщество, часто международное, с выборным (и регулярно сменяемым) руководством, перед которым отчитывается менеджмент. Может, в России некто из администрации президента может позвонить куда угодно и ему не смогут отказать (при этом оставляя факт давления в секрете). Но представить такое в США, Британии и в массе других стран просто невозможно. Хотя бы потому, что очень многие (я бы сказал — большинство) в научной среде находятся в самых разнообразных оппозициях ко всем этим политикам, правительствам и министерствам и не стесняются вести себя соответственно. И уж точно не потерпят такого рода вмешательства в академическую жизнь.

Даже если предположить, что засекреченное «мнение» доведено до издателей и редакторов, то они что, вот так вот, набрав в рот воды, возьмут под козырек? Не думаю, что существуют редакторы (и члены редколлегий, вполне независимые от издателей), которые не возмутятся, и причем очень громко, с быстрым выходом в общеполитические СМИ. А уж если главный редактор и его редколлегия узнают, что администратор издательства, не ставя их в известность, неким образом возвращает поступившие статьи авторам, да еще и по политическим причинам, то, опять же, скандал, и весьма публичный, просто неизбежен. Тут нет предмета для сомнений, не говоря о спорах.

Почему? Да потому, что так здесь устроена жизнь. Хотя я уверен: многие российские люди мне не поверят, ведь их опыт жизни, в том числе в сфере отношений с властями, особенно с учетом специфики информационного пространства [6], говорит им другое (впрочем, и это мое утверждение многие не признают соответствующим действительности).

Собственно, бойкот в научной сфере бывает, хотя и чрезвычайно редко, и осуществляется не на государственном уровне (если речь не о диктаторских режимах), а научно-образовательными профсоюзами или отдельными индивидами или их группами. При этом всегда (подчеркиваю — всегда!) возникает большой шум, сопровождающийся публичными заявлениями и открытыми письмами. Как правило, пытаются бойкотировать израильтян. За фактологией отсылаю интересующихся к статье в «Википедии» [7].

Конспирология, особенно с привлечением политики, несомненно, привлекательна и, пуще того, заразительна. К тому же в сфере научных публикаций масса проблем: наверное, каждый из нас получал отзывы рецензентов, которые не хочется считать объективными; не так уж редко рецензии просто напрашиваются на справедливые претензии со стороны авторов, а предъявить их анонимному рецензенту если не невозможно, то очень трудно и в большинстве случаев бесполезно. И всё же сложившийся в мире науки институт публикаций с независимым научным рецензированием в его основе, по большому счету, как все мы знаем, альтернатив не имеющий, не заслуживает такого вот погружения во взрывчатую смесь лукавой политизированной пропаганды и мало-почтенной психологии национального самоуничижения.

1. http://izvestia.ru/news/576607#ixzz3D4XDqpBE

2. www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=207d3daf-5677-464f-b5d0-20fefd815d7e

3. http://lurkmore.to/РЛО

4. http://valchess.livejournal.com/162288.html

5. http://users.livejournal.com/_niece/126963.html

6. http://valchess.livejournal.com/163211.html

7. http://en.wikipedia.org/wiki/Academic_boycotts_of_Israel

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
91 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Игорь Севостьянов
Игорь Севостьянов
7 года (лет) назад

Уважаемый г-н Аджиев, Во-первых, спасибо за очень интересную публикацию и за открытие темы для дискуссии. Будучи не совсем с Вами согласным, я был печально удивлен обнаружив несметное число откровенно хамских комментариев. И это на страницах газеты читаемой почти исключительно «российским научным сообществом». Печально. Я решил написать свой комментарий поскольку вынужден 1. Много заниматься редакторской деятельностью; 2. Читать мастер-курсы по писанию научных статей (в том числе и в России). Безусловно, политическая мотивировка отказов в публикации — это паранойя и слова могут исходить только от людей не сведующих в этой области. С другой стороны я не удивлен, что число отказов увеличилось. Дело в том, что помимо внешних показателей (типа импакт-фактора) в журнальном бизнесе существуют показатели внутренние. Наиболее важный из них — процент отказов (rejection rate). Этот показатель намного выше для стран откуда плотнее поток манускриптов. Более того, известно, что в некоторых странах за публикации в приличных журналах авторы получают денежное вознаграждение (так было в Китае, не знаю так ли сейчас; так — в Нигерии, Малайзии; и так стало в России, во всяком случае, в некоторых институтах). Такой подход искусственно стимулирует поток работ, но в то же время, безусловно ведет к снижению качества. И к изменению отношения к авторам из данной страны со стороны рецензентов. Я, к примеру, получаю новую статью на реевью каждые 8-10 дней (это новые, а есть еще статьи присланные после доработки). Поверьте, это всегда видно — писал ли автор для того, чтобы поделиться своими результатами, или для того чтобы добавить строчку в свой лист публикаций. И ужасно жалко своего времени потраченного на то, чтобы читать неряшливо написанные манускрипты. Но даже будучи раздраженным, невозможно отвергнуть манускрипт тшательно сделанный, ясно написанный и раз’ясняющий читателю с самого начала для чего ему (читателю) надо потратить время и прочесть данную работу. Хочется сказать господам дававшим интервью «Известиям» — пишите не для того, чтобы… Подробнее »

Denny
Denny
7 года (лет) назад

Стиль человека, привыкшего давать мастер-классы, чувствуется сразу. Его ни с чем не спутаешь. Теме дискуссии посвящена одна фраза.

«Безусловно, политическая мотивировка отказов в публикации — это паранойя»

Остальное — рассказ о своей деятельности и поучения.

Иван Иванов
Иван Иванов
7 года (лет) назад
В ответ на:  Denny

Прекрасно послушать профессионала.

Валерий Аджиев
Валерий Аджиев
7 года (лет) назад

Игорь Севостьянов, спасибо. Приятно, кстати, увидеть мнение, подписанное реальныи именем. Я согласен практически по всем пунктам. Могу добавить, что есть еще два очевидных следствия все увеличивающегося потока предлагаемых для публикации научных статей с их все ухудшающимся в среднем качеством: (1) появление многочисленных журналов и конференций, где качество принимаемых материалов заведомо более низкое по сравнению с приемлемыми стандартами — со всеми вытекающими посоледствиями типа накрутки в этой более-менее изолированной от мира реальных публикаций среде тех же хиршей; (2) ухудшающееся (в среднем) качество рецензирования даже в изданиях с хорошей репутацией. Наверное, это неизбежно в условиях все более массовых занятий наукой и глобализации этих занятий. Но это реальность, и ясности, что с ней делать — нет.

кфмн
кфмн
7 года (лет) назад

>пишите не для того, чтобы опубликоваться, а для того, чтобы вас читали

Золотые слова, да просто «лучше меньше да лучше» осталось донести до озабоченного импакт-факторами и индекс цитейшенами руководства :(

кфмн
кфмн
7 года (лет) назад

Весьма бурная и небезынтересная дискуссия с переходом на личности. Ознакомился. КМК с порога объявлять паранойей политическую мотивировку если не отказа, то откладывания в долгий ящик публикаций — совершенно необоснованное заявление. Из вполне понятных и общих соображений. Все мы люди все мы человеки, «научная железа» от прочих не отделена. Большинство з-европейских и американских естественников в вопросах вн. политики — обычные не слишком любопытные обыватели, такие же потребители телепомоев, как и прочие. Американцы, кроме того, большие конформисты во всех вопросах, связанных с гос. политикой, фрондировать — моветон-с (что доставляло немалый баттхерт многим уехавшим в США десятилетия назад соотечественникам, не ожидавшим встретить в среде высоколобых интеллектуалов «родины свободных» столь тоталитарного послевкусия). Так что сознательное или подсознательное желание «поддержать санкции» совершенно очевидно сместит на сколько-то мензуру зоили многих редакторов и рецензентов. Вопрос в статистическом весе такого «смещения». Ваш КО.
PS Вот с тему, написал недавно один старый знакомец — едкий (теперь уже) старикашка, до сих пор «борющийся с коммунизмом», хоть и уехал на рпокорм в американщину лет 20 назад, «здесь все теперь дружно не любят русских, потому что американские ученые сознательные люди — они верят своему правительству» (приблизительная цитата).

Amperion
Amperion
7 года (лет) назад

WoS, Scopus…
Это всё из каменного века, когда информатики как науки ещё не было.

Мы живём в эру гугла.
Поэтому и пользоваться надо google scholar.

Этот находит все мыслимые и немыслимые цитаты.
Да ещё и бесплатен.

Michael
Michael
7 года (лет) назад
В ответ на:  Amperion

Да, цитирования Google Scholar находит. Но в своей статистике Google Scholar не делает различия между публикациями в рецензируемых журналах и просто препринтами.

Поэтому Google Scholar полезен, когда надо найти цитирования, но вреден, когда надо определить библиометрические показатели.

У меня индекс Хирша по Google Scholar превосходит оный по WoS и Scopus аж на 3. А число цитирований по Google Scholar превосходит таковое по WoS и Scopus более чем в полтора раза. Это очень много.

Я не утверждаю, что библиометричесние показатели хорошо отражают истинный вес учёного. Но уж коли мы возьмёмся оценивать учёного по этим показателям, Google Scholar не может быть объективным источником.

Павел
Павел
7 года (лет) назад

Обобщений делать не буду, но вот мой конкретный опыт последних лет. Четыре попытки опубликовать в американских журналах — четыре «отлупа» без рецензирования с мотивировками, что статей получаем очень много, отбор очень жесткий, не совсем по профилю журнала (последнее абсолютно не соответствовало действительности).
Потом пересылка в британские журналы и публикация через несколько месяцев с хорошими рецензиями. После публикации количество цитирований в первые два года примерно соответствовало импакт факторам вышеупомянутых американских журналов. (И выше импакт-факторов английских, поскольку всем известно как раскручены в этом смысле американские).
Эта цепочка событий — совпадение или нет? Мне кажется, что нет.

Израиль
Израиль
5 года (лет) назад
В ответ на:  Павел

Павел, бойкот вашей страны (если он будет введен) будет совершенно открытым и явным. Бояться нам Американцам жителям лучшей и сильнейшей (!) сраны на Земле не кого. Как например антисемита Шафаревича открыто вышвырнули из Американского математического общества или как карательных психиаторов из бывшего ссср (помошников кгб-енных палачей) тоже открыто выгнали из международной ассоциации.

paulkorry
paulkorry
7 года (лет) назад

Господи, что за воинствующая наивность. Можно подумать, на Западе нет лоббирования, примата собственного интереса над чужим. Просто там НЕПРИЛИЧНО говорить о таких вещах. Фигур умолчания, политкорректности и вообще ханжества-цинизма там гораздо больше, чем у нас. Видимо, автор включился в систему с энтузиазмом прозелита и считает эти правила само собой разумеющимися.
Mendeleev Communications — в своем роде уникальный журнал, рецензируемый и нашими, и забугорными учеными. Если Ирина Махова что-то говорит, то, наверное, не без оснований. При формальном подходе можно отклонить практически любую статью.

Кстати, что это за наука — компьютерная анимация? Что она изучает?

pipetkin
pipetkin
7 года (лет) назад

ну есть, есть такое дело..нелюбят нас…с калашным рылом да в оксфордский ряд))) комуж понравится..

Израиль
Израиль
5 года (лет) назад
В ответ на:  pipetkin

Coвковое быдло (не путать с русскими людьми!) да нелюбят прчем нигде. К вашей автохарактеристике «калашное» и так далее (не я ведь писал!) добавить нечего. Сравните на досуге Оксфорд и какое-нибудь жалкое убогое провинциальное МГУ lol

Михаил
Михаил
5 года (лет) назад

На самом деле дискриминация существует. Правда она не всегда против персонально русских.
2 примера. Приходилось подавать статью в американский журнал. В правилах для авторов было написано примерно так «не допускается в списке литературы более трех неанглоязычных источников и только если они переведены на английский»
В большом обзоре указывалось, что после поиска по Пубмеду были исключены все неанглоязычные статьи, даже если было английское резюме.
Иначе говоря, если некий ученый из королевства Муани-Лунга напишет кучу замечательных работ по некоей теме, их шансы быть процитированными весьма невелики :))
Это не дискриминация?
Я вот своих аспирантов всегда шпыняю, что они должны знать все языки, на которых пишут значимые для их темы работы :)
Кстати, знать язык так, чтобы понимать научную работу по своей специальности, не так уж и сложно :)

full professor
full professor
4 года (лет) назад

Краткий пересказ статьи.
Пишу из Самой Англии, одно это делает никчемным мнение некого г-на Трошина с его публикациями во всяких Science и Advanced Energy Materials (что это за журналы вообще, кто-нибудь про них слышал?). Как посмели! Всех вас в психушку!

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: