- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Как писать частицу «не» в нашей солнечной стране

Анна Мурадова, канд. филол. наук, ст. науч. сотр. Института языкознания РАН

Анна Мура­до­ва, канд. филол. наук, ст. науч. сотр. Инсти­ту­та язы­ко­зна­ния РАН

На ули­цах Тби­ли­си нет-нет да и услы­шишь рус­скую речь: с акцен­том или без акцен­та, карикатур­но непра­виль­ную или, наобо­рот, слиш­ком пра­виль­ную, со ста­рин­ны­ми обо­ро­та­ми, какую даже в Москве и Петер­бур­ге ред­ко где слыш­но. Вот уже 23 года рус­ский язык не явля­ет­ся госу­дар­ствен­ным в Гру­зии, но он жив и про­дол­жа­ет раз­ви­вать­ся. Как изменил­ся ста­тус рус­ско­го язы­ка и какие изме­не­ния про­изо­шли в самом языке, вер­нее, в его мест­ном вари­ан­те?

До 1991 года боль­шин­ство жите­лей Гру­зии были как мини­мум дву­языч­ны. Зна­ние рус­ско­го и гру­зин­ско­го язы­ка было обя­за­тель­ным, при этом пред­ста­ви­те­ли наци­о­наль­ных мень­шинств чаще все­го вла­де­ли вдо­ба­вок к этим двум язы­кам еще и род­ным.

В Гру­зин­ской ССР суще­ство­ва­ли шко­лы, ори­ен­ти­ро­ван­ные на носи­те­лей как рус­ско­го, так и гру­зин­ско­го язы­ка. Выбор шко­лы осу­ществ­ля­ли роди­те­ли. В гру­зин­ских шко­лах обу­че­ние велось на гру­зин­ском язы­ке, одна­ко пре­по­да­ва­ние рус­ско­го велось на уровне, поз­во­ляв­шем выпуск­ни­ку гра­мот­но гово­рить и писать. Конеч­но, уро­вень зна­ний был раз­ным в зави­си­мо­сти от под­го­тов­ки учи­те­лей. Если в круп­ных горо­дах недо­стат­ка в рус­ско­языч­ных пре­по­да­ва­те­лях не было, то в сель­ской мест­но­сти быва­ло вся­ко. Анек­дот про учи­те­ля, кото­рый объ­яс­нял детям, что «ос — это боль­шой поло­са­тый мух», родил­ся не на пустом месте. Но даже и в сель­ских шко­лах рус­ско­му язы­ку уде­ля­лось боль­шое вни­ма­ние. Все, кто читал весе­лые рас­ска­зы Фази­ля Искан­де­ра, пом­нят чуда­ко­ва­то­го учи­те­ля Ака­кия Маке­до­но­ви­ча, кото­рый сочи­нял сти­хо­твор­ные пра­ви­ла рус­ской грам­ма­ти­ки и застав­лял уче­ни­ков рас­ска­зы­вать о том, «как писать части­цу «не» в нашей сол­неч­ной стране». Зна­ние рус­ско­го было жиз­нен­ной необ­хо­ди­мо­стью: это был язык совет­ской адми­ни­стра­ции, поэто­му без зна­ния рус­ско­го совет­ский чело­век ока­зы­вал­ся в изо­ля­ции от обще­ствен­ной жиз­ни и мог пре­тен­до­вать раз­ве что на скром­ный сель­ский труд. Одна­ко для амби­ци­оз­ных граж­дан изу­че­ния рус­ско­го язы­ка в гру­зин­ской шко­ле было недо­ста­точ­но.

161-0032Для того что­бы посту­пить в пре­стиж­ный вуз в Москве или Ленин­гра­де, жела­тель­но было прой­ти обу­че­ние в рус­ской шко­ле, где все пред­ме­ты пре­по­да­ва­лись на рус­ском язы­ке, при­чем изу­че­ние гру­зин­ско­го тоже было обя­за­тель­ным. В такие шко­лы, как пра­ви­ло, отда­ва­ли детей не толь­ко рус­ские и рус­ско­языч­ные роди­те­ли, но и те, для кого гру­зин­ский не был род­ным: армяне, евреи, пред­ста­ви­те­ли дру­гих неко­рен­ных наци­о­наль­но­стей, а так­же те гру­зи­ны, кто гото­вил сво­их детей к карье­ре все­со­юз­но­го мас­шта­ба. Это созда­ва­ло некий дис­ба­ланс: полу­ча­лось, что рус­ские шко­лы пре­стиж­нее. Впро­чем, такое нера­вен­ство сло­жи­лось не при совет­ской вла­сти, а гораз­до рань­ше. Хоро­шее зна­ние рус­ско­го язы­ка было при­зна­ком при­над­леж­но­сти к выс­ше­му сосло­вию еще во вре­ме­на Рос­сий­ской импе­рии, поэто­му кон­ку­рен­ция меж­ду рус­ским и гру­зин­ским язы­ком — дело дав­нее. Тем не менее к кон­цу 1980-х во мно­гих союз­ных рес­пуб­ли­ках зре­ло недо­воль­ство по пово­ду насиль­ствен­ной руси­фи­ка­ции,

кото­рая ассо­ци­и­ро­ва­лась преж­де все­го с уже поряд­ком на-доев­шим совет­ским режи­мом. Как это часто быва­ет, язы­ко­вой вопрос пре­вра­тил­ся в поли­ти­че­ский. В 1989 году про­изо­шли так назы­ва­е­мые тби­лис­ские собы­тия, кото­рые нача­лись с раз­го­на мир­ной демон­стра­ции и в ито­ге при­ве­ли к отде­ле­нию Гру­зии от СССР. На митин­гах про­те­ста демон­стран­ты раз­во­ра­чи­ва­ли транс­па­ран­ты с лозун­га­ми на гру­зин­ском и англий­ском, но ни-как не на рус­ском. Имен­но в то вре­мя в Гру­зии, как и в дру­гих союз­ных рес­пуб­ли­ках, ста­ли гово­рить о насиль­ствен­ной руси­фи­ка­ции и необ­хо­ди­мо­сти повы­ше­ния ста­ту­са язы­ка рес­пуб­ли­ки.

В 1991 году Гру­зия ста­ла неза­ви­си­мым госу­дар­ством, гру­зин­ский — един­ствен­ным госу­дар­ствен­ным язы­ком, язы­ком вла­сти, зако­на. Рус­ский язык был вытес­нен не толь­ко из сфе­ры дело­про­из­вод­ства, но отча­сти и из тор­го­вой и быто­вой сфер. В тби­лис­ском мет­ро все ука­за­те­ли дву­языч­ны, вто­рой язык — англий­ский. Стан­ции объ­яв­ля­ют так­же на гру­зин­ском и англий­ском.

161-0031Рус­ский язык поте­рял свой ста­тус и пре­стиж, одна­ко не был забыт. В девя­но­стые годы и в нача­ле нуле­вых он был не очень вос­тре­бо­ван: для успеш­ной карье­ры в стране необ­хо­ди­мо было в первую оче­редь хоро­шее зна­ние гру­зин­ско­го. Пре­по­да­ва­ние рус­ско­го язы­ка в шко­лах не пре­кра­ща­лось, но суще­ствен­но сокра­ти­лось, и рус­ский стал одним из ино­стран­ных язы­ков, пре­по­да­ва­е­мых в шко­ле. Посколь­ку став­ка в то вре­мя дела­лась преж­де все­го на обще­ми­ро­вую инте­гра­цию, самым вос­тре­бо­ван­ным из ино­стран­ных стал англий­ский язык. В резуль­та­те вырос­ло поко­ле­ние моло­де­жи 20–25 лет, почти не гово­ря­щее по-рус­ски, но непло­хо вла­де­ю­щее англий­ским. В сель­ской мест­но­сти, где нет необ­хо­ди­мо­сти гово­рить на рус­ском язы­ке, кое-где его посте­пен­но забы­ва­ет и стар­шее поко­ле­ние. Каза­лось бы, еще немно­го — и рус­ский язык вый­дет из упо­треб­ле­ния. Одна­ко со вре­ме­нем ситу­а­ция нача­ла менять­ся.

В 2000 году рус­ский язык пре­по­да­ва­ли в 214 шко­лах, сей­час в боль­шин­стве част­ных школ рус­ский пре­по­да­ет­ся как ино­стран­ный с млад­ших клас­сов. Вос­ста­нов­ле­ние тор­го­вых свя­зей с Рос­си­ей и при­ток рус­ско­языч­ных тури­стов дела­ют рус­ский язык более вос­тре­бо­ван­ным. В насто­я­щее вре­мя в госу­дар­ствен­ных шко­лах изу­че­ние рус­ско­го язы­ка наря­ду с англий­ским ста­ло обя­за­тель­ным с пято­го клас­са. Одна­ко выучи­ва­ние рус­ско­го как ино­стран­но­го не гаран­ти­ру­ет хоро­ше­го уров­ня вла­де­ния язы­ком. Рус­ских школ крайне мало, поэто­му хоро­шее зна­ние язы­ка сре­ди под­рас­та­ю­ще­го поко­ле­ния всё же в боль­шей сте­пе­ни зави­сит от уси­лий роди­те­лей.

161-0034В Тби­ли­си до сих пор доволь­но мно­го рус­ско­языч­ных семей. В том слу­чае, если хотя бы один из роди­те­лей не гру­зин, язы­ком повсе­днев­но­го обще­ния в семье, как и 20–30 лет назад, ста­но­вит­ся рус­ский. Гру­зин­ский исполь­зу­ет­ся вне семьи, так что дети изна­чаль­но усва­и­ва­ют оба язы­ка. При этом рус­ско­языч­ные семьи не обя­за­тель­но рус­ские по про­ис­хож­де­нию. Один из харак­тер­ных при­ме­ров — армян­ская семья, пере­се­лив­ша­я­ся в Тби­ли­си еще в совет­ское вре­мя. Несмот­ря на более или менее снос­ное зна­ние армян­ско­го, исполь­зу­е­мо­го при поезд­ках к род­ствен­ни­кам в Ере­ван, «домаш­ним» язы­ком оста­ет­ся рус­ский. Ино­гда в сме­шан­ных семьях со стар­шим поко­ле­ни­ем обща­ют­ся на рус­ском, а с детьми — и на рус­ском, и на гру­зин­ском.

Неко­то­рые роди­те­ли, не очень уве­рен­ные в сво­ем рус­ском язы­ке, нани­ма­ют нянь из Рос­сии, кото­рые ста­но­вят­ся всё более и более вос­тре­бо­ван­ны­ми. Те, у кого есть род­ствен­ни­ки в Рос­сии, с удо­воль­стви­ем отправ­ля­ют туда детей, кото­рым волей-нево­лей при­хо­дит­ся осва­и­вать новый язык. Мно­гие роди­те­ли в обу­ча­ю­щих целях пока­зы­ва­ют детям рус­ские мульт­филь­мы, бла­го есть воз­мож­ность смот­реть рос­сий­ское теле­ви­де­ние.

Так что, несмот­ря на отсут­ствие у рус­ско­го язы­ка чет­ко обо­зна­чен­но­го зако­ном ста­ту­са, гово­рить о том, что в Гру­зии забы­ли рус­ский, не при­хо­дит­ся. Поко­ле­ние тех, кому за сорок, обыч­но гово­рит на пра­виль­ном лите­ра­тур­ном язы­ке. Одна­ко если при­слу­шать­ся к речи корен­ных рус­ско­языч­ных тби­лис­цев, мож­но под­ме­тить нема­ло инте­рес­но­го.

Напри­мер, упо­треб­ле­ние уста­рев­ших слов: «Я выло­жу в Интер­нет наши кар­точ­ки». Сло­во «кар­точ­ка» в зна­че­нии «фото­гра­фия», зафик­си­ро­ван­ное еще в тол­ко­вом сло­ва­ре Уша­ко­ва, в Рос­сии уста­ре­ло на несколь­ко деся­ти­ле­тий, а здесь живет и нико­го не удив­ля­ет. Более того, ста­ло обо­зна­чать не толь­ко кар­тон­ный пря­мо­уголь­ник неболь­шо­го раз­ме­ра, но и циф­ро­вую фото­гра­фию.

Ино­гда про­ис­хо­дит сме­на зна­че­ний слов, напри­мер, кор­пу­сом здесь назы­ва­ют не зда­ние в ряду несколь­ких ему подоб­ных или при­строй­ку, а любой мно­го­этаж­ный мно­го­квар­тир­ный дом: «Здесь стро­ят новые кор­пу­са», «Ты в сосед­нем кор­пу­се живешь?» и тому подоб­ное. Домом назы­ва­ют ско­рее жилое стро­е­ние в част­ном сек­то­ре или в сель­ской мест­но­сти.

На сло­во­упо­треб­ле­ние ока­зы­ва­ет вли­я­ние и ланд­шафт. Тут не ска­жут: «Я зай­ду к тебе после рабо­ты выпить кофе», ско­рее ска­жут: «Я к тебе поднимусь», если доро­га идет в гору, или «Я к тебе спу­щусь», если под гору.

Ино­гда про­ис­хо­дит пута­ни­ца: про­да­вец может счи­тать мест­ные день­ги в лари и тет­ри (сто тет­ри состав­ля­ют один лари), а может назвать тет­ри по ста­рой при­выч­ке копей­кой. По пра­ви­лам рус­ско­го язы­ка сло­во лари, так же как песо, экю и дру­гие назва­ния ино­стран­ных валют, окан­чи­ва­ю­щи­е­ся на глас­ный, не долж­но скло­нять­ся. Тем не менее в гру­зин­ском рус­ском для лари при­ду­ма­ли паде­жи: бутыл­ка Бор­жо­ми сто­ит лар, спе­лые пер­си­ки — два лара, на так­си мож­но дое­хать за пять лар и так далее.

При этом, несмот­ря на то что ино­гда, гово­ря по-рус­ски, тби­лис­цы могут под­за­быть пару мало­упо­тре­би­мых слов, в горо­де почти не услы­шишь грам­ма­ти­че­ских кон­струк­ций в сти­ле «Я тебе один умный вещь ска­жу, толь­ко ты не оби­жай­ся». Как пра­ви­ло, так раз­го­ва­ри­ва­ют при­ез­жие из сель­ской мест­но­сти. Раз­ве что под­рост­ки ино­гда пута­ют род, так как в гру­зин­ском эта грам­ма­ти­че­ская кате­го­рия отсут­ству­ет. Но тут же их одер­ги­ва­ет стар­шее поко­ле­ние: «Жен­щине нуж­но гово­рить не «Ты при­шел», а «Ты при­шла»! Ино­гда, гово­ря по-рус­ски, тби­лис­цы сами спра­ши­ва­ют: «А я пра­виль­но гово­рю? А так гово­рят или нет?» – и про­сят испра­вить в слу­чае ошиб­ки.

161-0033Если уст­ный рус­ский даже с его мест­ны­ми осо­бен­но­стя­ми вполне соот­вет­ству­ет совре­мен­ным поня­ти­ям о нор­ме, то пись­мен­ный язык отли­ча­ет­ся куда боль­ши­ми отступ­ле­ни­я­ми от нее. Впро­чем, это не новое явле­ние. Если прой­тись по ста­ро­му Кукий­ско­му клад­би­щу, мож­но уви­деть над­пи­си, сви­де­тель­ству­ю­щие об отнюдь не пого­лов­ной рус­ской гра­мот­но­сти в совет­ский пери­од. На памят­ни­ке одной почтен­ной дамы, кото­рая при жиз­ни гор­ди­лась сво­ей про­фес­си­ей, высе­че­но сло­во «Сто­мо­то­лог». Сей­час таких курье­зов ста­ло боль­ше, осо­бен­но в тури­сти­че­ских зонах, где про­дав­цы суве­ни­ров и про­чих радо­стей жиз­ни сами дела­ют себе рекла­му. В Мцхе­та, древ­ней сто­ли­це Гру­зии, если верить объ­яв­ле­нию, про­да­ют «Моро­же­ное на раз­лив». Пер­вое, что при­хо­дит в голо­ву, осо­бен­но во вре­мя про­гул­ки по соро­ка­гра­дус­ной жаре: моро­же­ное у них рас­та­я­ло. Прав­да, англий­ский вари­ант этой над­пи­си «Ice cream on food» застав­ля­ет заду­мать­ся о том, что и с дру­ги­ми язы­ка­ми у авто­ра над­пи­си дела обсто­ят не луч­ше, поэто­му пора бежать от гре­ха подаль­ше, что­бы не уто­нуть в рас­та­яв­шем моро­же­ном.

Вполне гра­мот­но гово­ря­щий по-рус­ски может при­слать сооб­ще­ние: «Как ты? Где пра­па­ла?» или «А мож­но вас пазна­ко­мить­ся?», не осо­бен­но печа­лясь по пово­ду грам­ма­ти­ки и орфо­гра­фии. Глав­ное, что все друг дру­га поня­ли, а на осо­бый жанр корот­ких сооб­ще­ний пра­ви­ла не рас­про­стра­ня­ют­ся.

Лишен­ный было­го ста­ту­са, рус­ский язык в Гру­зии посте­пен­но пре­вра­ща­ет­ся в локаль­ный вари­ант со сво­и­ми осо­бен­но­стя­ми. И, несмот­ря на уси­лия совре­мен­ных Ака­ки­ев Маке­до­но­ви­чей, гру­зин­ский рус­ский всё даль­ше ухо­дит от того вари­ан­та, кото­рый счи­та­ет­ся нор­мой в Рос­сии.

А теперь автор, пожа­луй, посмот­рит кар­точ­ки дру­зей в соци­аль­ных сетях, а потом под­ни­мет­ся к род­ствен­ни­кам, что живут в ста­ром кор­пу­се непо­да­ле­ку.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи