Марианна Верёвкина: «Я творю людей, меня окружающих»

Марианна Верёвкина. Автопортрет. 1910 год
Мари­ан­на Верёв­ки­на. Авто­порт­рет. 1910 год

Худож­ни­ца Мари­ан­на Верёв­ки­на (1860−1938) широ­кой пуб­ли­ке не слиш­ком извест­на, хотя в 2010 году к 110-летию со дня ее рож­де­ния в Тре­тья­ков­ке была орга­ни­зо­ва­на юби­лей­ная выстав­ка.

Я дол­го даже имя Верёв­ки­ной не слы­ша­ла, да и узна­ла о ней совсем уж стран­ным обра­зом. Пере­чи­тав (уже в Сети) мой люби­мый роман Вени­а­ми­на Каве­ри­на «Перед зер­ка­лом», я попро­бо­ва­ла что-нибудь узнать о воз­мож­ном про­то­ти­пе глав­ной геро­и­ни – рус­ской худож­ни­цы-эми­грант­ки.

При пер­вой же попыт­ке я наткну­лась на имя Мари­ан­ны Верёв­ки­ной и одну ее кар­ти­ну – и тут мне сра­зу ста­ло ясно, что обла­да­тель­ни­ца тако­го вул­ка­ни­че­ско­го худо­же­ствен­но­го тем­пе­ра­мен­та ниче­го обще­го с геро­и­ней Каве­ри­на иметь не может. На вто­ром шаге я уже иска­ла не саму Верёв­ки­ну, Marianne von Werefkin, а ее рабо­ты. От тех поис­ков запом­ни­лось «Крас­ное дере­во»…

При­зна­юсь: я не люб­лю экс­прес­си­о­низм, тем более что (по мне) это вовсе не тер­мин, а неудач­ный «ярлык на слу­чай». И на сле­ду­ю­щие пол­то­ра десят­ка лет я забы­ла о von Werefkin, пока не наткну­лась – тоже в Сети – на выдерж­ки из ее кни­ги «Пись­ма неиз­вест­но­му». Вот один фраг­мент:

«В моей жиз­ни нет собы­тий. Она вся в пере­ме­нах внут­ри меня самой. Я изоб­ре­таю себе пово­ды и при­чи­ны. Я нахо­жу в себе зада­чи, создаю цели, инсце­ни­рую пье­сы, в кото­рых я сама и зри­тель и актер. <…> Я тво­рю с утра до вече­ра, с вече­ра до утра. Я тво­рю людей, меня окру­жа­ю­щих (кур­сив мой. – Р.Ф.), я создаю чув­ства, кото­рые ощу­щаю или кото­рые вну­шаю, я создаю ситу­а­ции и впе­чат­ле­ния. Жизнь так мала для мно­же­ства вещей, кото­рые я чув­ствую, поэто­му я выду­мы­ваю их в себе, вне себя. <…> В сущ­но­сти, я знаю, что нет чуда, кото­рое вижу. Но оно зани­ма­тель­но вол­шеб­но для меня, и я при­вык­ла его видеть. Оно меня забав­ля­ет, зача­ро­вы­ва­ет, и я хочу его видеть вновь и вновь» [1].

Мари­ан­на Верёв­ки­на роди­лась в 1860 году в Туле, где ее дед по линии мате­ри слу­жил губер­на­то­ром. Бабуш­ка Мари­ан­ны, Анна Михай­лов­на Дара­ган (урож­ден­ная Балу­гьян­ская), – извест­ная дет­ская писа­тель­ни­ца. Мать, Ели­за­ве­та Пет­ров­на Верёв­ки­на (урож­ден­ная Дара­ган), зани­ма­лась живо­пи­сью. Отец, Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич Верёв­кин, бое­вой гене­рал, был геро­ем Крым­ской и Рус­ско-турец­кой войн.

Гене­рал Верёв­кин слу­жил там, куда его направ­ля­ли; семья сле­до­ва­ла за ним. Спо­соб­но­сти Мари­ан­ны к живо­пи­си поощ­ря­лись; она учи­лась у Илла­ри­о­на Пря­ниш­ни­ко­ва, одно­го из чле­нов-осно­ва­те­лей това­ри­ще­ства Пере­движ­ных выста­вок, мно­го зани­ма­лась в МУЖВЗ (Мос­ков­ском учи­ли­ще живо­пи­си, вая­ния и зод­че­ства) у Репи­на, высо­ко ее ценив­ше­го.

Красное дерево
Крас­ное дере­во

Лунная ночь
Лун­ная ночь

Церковь в Сен-Пре
Цер­ковь в Сен-Пре

Когда гене­ра­ла Верёв­ки­на назна­чи­ли комен­дан­том Пет­ро­пав­лов­ской кре­по­сти, в казен­ной квар­ти­ре Мари­ан­на при­ни­ма­ла худож­ни­ков раз­ных поко­ле­ний-моло­дых Гра­ба­ря и Кар­дов­ско­го; бывал и сам Репин. А так­же Сомов, Нико­лай Рерих, Маля­вин, Анна Ост­ро­умо­ва. Выпи­сы­ва­лись луч­шие жур­на­лы и изда­ния по искус­ству; устра­и­ва­лись лек­ции и обсуж­де­ния. Гра­барь потом вспо­ми­нал, что имен­но здесь он впер­вые услы­хал име­на фран­цуз­ских импрес­си­о­ни­стов и Уис­тле­ра.

В мастер­ской Репи­на Верёв­ки­на позна­ко­ми­лась с Алек­се­ем Явлен­ским, тогда еще офи­це­ром и начи­на­ю­щим худож­ни­ком. Начал­ся роман, сыг­рав­ший в даль­ней­шей жиз­ни Верёв­ки­ной слож­ную – и, я бы ска­за­ла, тра­ги­че­скую роль.

В 1896 году гене­рал Верёв­кин умер,и Мари­ан­на с Явлен­ским (Гра­барь и Кар­дов­ский к ним при­со­еди­ни­лись) уеха­ли в Мюн­хен, быв­ший тогда несо­мнен­ным худо­же­ствен­ным цен­тром Евро­пы. Мате­ри­аль­но Верёв­ки­на была обес­пе­че­на (полу­ча­ла за отца пожиз­нен­ную пен­сию), так что еха­ла она в сопро­вож­де­нии двух слуг.

Цве­та­е­ва когда-то писа­ла Тес­ко­вой: «Я дава­ла, как берут – штур­мом». Она име­ла в виду, конеч­но же, вовсе не Сер­гея Эфро­на.

В слу­чае Верёв­ки­ной до поры штурм не тре­бо­вал­ся: само­от­вер­жен­ность Мари­ан­ны при­ни­ма­лась, при­том на доста­точ­но свое­об­раз­ных осно­ва­ни­ях: с 1896 по 1906 год Верёв­ки­на, созна­тель­но отка­зав­шись от соб­ствен­но­го твор­че­ства (она про­сто не бра­ла в руки кисть), всю свою энер­гию направ­ля­ла на фор­ми­ро­ва­ние Явлен­ско­го как худож­ни­ка, пре­бы­вая с ним в пла­то­ни­че­ских отно­ше­ни­ях.

В цити­ро­ван­ном выше днев­ни­ке она запи­са­ла:

«Он бла­го­да­ря люб­ви ко мне сде­лал­ся мона­хом. Он любит во мне свое искус­ство, он без меня погиб­нет – и он нико­гда не обла­дал мною».

Алек­сей Явлен­ский был спо­соб­ным худож­ни­ком; на совре­мен­ном худо­же­ствен­ном рын­ке его полот­на оце­ни­ва­ют­ся выше, чем рабо­ты Верёвкиной.А вот кем он не был – так это мона­хом, так что в 1901 году обна­ру­жи­лось, что при­е­хав­шая вме­сте с ними из Моск­вы юная гор­нич­ная Леля ждет от него ребен­ка. Это, впро­чем, неуди­ви­тель­но; более уди­ви­тель­но, что Верёв­ки-на и Явлен­ский (с фак­ти­че­ской женой и ребен­ком) не разъ­е­ха­лись, а мно­го лет про­дол­жа­ли жить одной семьей. Свою дра­му Верёв­ки­на опи­са­ла в днев­ни­ке, а эмо­ци­о­наль­но изжи­ла ее, по-види­мо­му, не ранее 1906 года, вер­нув­шись к рабо­те.

Здесь сто­ит напом­нить, что Мари­ан­на Верёв­ки­на к это­му вре­ме­ни – отнюдь не жен­щи­на «баль­за­ков­ско­го» воз­рас­та, ей уже 46; по обы­ча­ям эпо­хи ей ско­рее при­ли­че­ство­ва­ло бы иметь дочь на выда­нье. К сча­стью, до нача­ла Пер­вой миро­вой вой­ны пен­сия за отца исправ­но посту­па­ла в Мюн­хен, что поз­во­ля­ло Верёв­ки­ной содер­жать всю семью и самым актив­ным обра­зом участ­во­вать в худо­же­ствен­ной жиз­ни Евро­пы: путе­ше­ство­вать, при­ни­мать у себя луч­шие умы того вре­ме­ни, поку­пать кар­ти­ны кол­лег. К 1906 году Верёв­ки­на вер­ну­лась к живо­пи­си, отныне избрав (в основ­ном) тех­ни­ку тем­пе­ры.

Салон Верёв­ки­ной в Мюн­хене опи­сы­ва­ли мно­го­крат­но. Не будучи фор­маль­но чле­ном какой-либо худо­же­ствен­ной груп­пи­ров­ки, Верёв­ки­на была друж­на, как кажет­ся, со все­ми, кому было что ска­зать в лите­ра­ту­ре и искус­стве пред­во­ен­ной Евро­пы. И все, кто так или ина­че вспо­ми­нал Верёв­ки­ну в после­ду­ю­щие тяже­лые воен­ные вре­ме­на, отме­ча­ли ее доб­ро­же­ла­тель­ность и огром­ную энер­гию.

Дру­зья и кол­ле­ги баро­нес­сы von Werefkin имен­но от нее узна­ва­ли о новин­ках лите­ра­ту­ры и сце­ны, о япон­ской гра­вю­ре, о моло­дых и пока мало­из­вест­ных худож­ни­ках…

В 1914 году сра­зу после объ­яв­ле­ния вой­ны Верёв­ки­ной и Явлен­ско­му при­шлось, по суще­ству, бежать из Мюн­хе­на – ведь они вдруг ока­за­лись во вра­же­ской стране! А биб­лио­те­ка, архив, кар­ти­ны?..

Конец ста­рой Евро­пы, дра­ма­ти­че­ски опи­сан­ный мно­ги­ми совре­мен­ни­ка­ми худож­ни­цы (луч­ше всех, по-мое­му, Иозе­фом Ротом в романе «Марш Радец­ко­го», хотя собы­тий­но там пред­став­ле­ны куда более ран­ние вре­ме­на), для Верёв­ки­ной озна­чал, поми­мо все­го, конец мате­ри­аль­ной неза­ви­си­мо­сти: ее пен­сия за отца сна­ча­ла умень­ши­лась, а после 1917 года ее и вовсе отме­ни­ли.

Про­быв неко­то­рое вре­мя в Цюри­хе, Верёв­ки­на с мно­го болев­шим Явлен­ским в 1918 году пере­бра­лись в Швей­ца­рию, в курорт­ный горо­док Аско­на. Спу­стя при­мер­но четы­ре года Явлен­ский со сво­ей семьей отту­да уедет, а Верёв­ки­на про­жи­вет в Асконе остав­ши­е­ся ей два­дцать лет жиз­ни.

Как под­лин­ная ари­сто­крат­ка, Верёв­ки­на не боя­лась ника­кой рабо­ты: напри­мер, она писа­ла поч­то­вые открыт­ки и про­да­ва­ла их тури­стам, а кар­ти­ны свои дари­ла – и оста­ва­лась откры­та новым людям. Так вошел в ее жизнь скром­ный бер­лин­ский слу­жа­щий Эрнест Аль­фред Айе, про­зван­ный ею Сан­то.

До кон­ца сво­их дней Верёв­ки­на дари­ла то, что было ей более все­го доро­го, – свои кар­ти­ны: Сан­то – по заве­ща­нию, а еще – музею в Асконе и полю­бив­шим ее супру­гам Хаг­ман из Цюри­ха.

Взгля­ни­те на эту пыла­ю­щую живо­пись.

1. www.livelib.ru/author/324869/quotes

С твор­че­ством худож­ни­цы мож­но позна­ко­мить­ся здесь: http://www.pinterest.com/roslynchoate/marianne-von-werefkin/

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: