Разноцветная пшеница

Олеся Шоева родилась в городе Яровое и волею судеб изучает ДНК пшеницы (фото В. Мустаковой)
Оле­ся Шое­ва роди­лась в горо­де Яро­вое и волею судеб изу­ча­ет ДНК пше­ни­цы
(фото В. Муста­ко­вой)

Моло­дая строй­ная Оле­ся Шое­ва – выпуск­ни­ца НГУ, кан­ди­дат био­ло­ги­че­ских наук. Ее лабо­ра­то­рия зани­ма­ет­ся изу­че­ни­ем при­род­ных пиг­мен­тов у пше­ни­цы. Девуш­ка гово­рит быст­ро и уве­рен­но. Ее энер­гия зара­жа­ет и меня, я тоже начи­наю увле­кать­ся, рас­смат­ри­вая окра­шен­ные сор­та пше­ни­цы.

- Мы зани­ма­ем­ся изу­че­ни­ем при­зна­ков анто­ци­а­но­вой пиг­мен­та­ции. Мало кто зна­ет, что это такое. Анто­ци­а­ны – это рас­ти­тель­ные пиг­мен­ты, кото­рые име­ют колос­саль­ное раз­но­об­ра­зие кра­сок: фио­ле­то­вый, крас­ный, синий, розо­вый… Но зачем они нуж­ны пше­ни­це? Мы при­вык­ли видеть зла­ки с жел­ты­ми зер­на­ми, как, напри­мер, у сор­та Сара­тов­ская 29. Но в при­ро­де так­же суще­ству­ют сор­та с фио­ле­то­вой окрас­кой, кото­рые впер­вые были обна­ру­же­ны на тер­ри­то­рии Эфи­о­пии в сере­дине XIX века. Наша лабо­ра­то­рия изу­ча­ет, зачем нуж­на эта окрас­ка, как она фор­ми­ру­ет­ся, какие гены за это отве­ча­ют. Иссле­до­ва­ния в нашем сек­то­ре мож­но раз­де­лить на две части. Пер­вая – это иссле­до­ва­ние при­зна­ков окрас­ки на моле­ку­ляр­но-гене­ти­че­ском уровне: мы лока­ли­зу­ем в гено­ме пше­ни­цы гены, ответ­ствен­ные за при­зна­ки окрас­ки, то есть опре­де­ля­ем, на каких хро­мо­со­мах в гено­ме пше­ни­цы они нахо­дят­ся, опре­де­ля­ем нук­лео­тид­ные после­до­ва­тель­но­сти, срав­ни­ва­ем с ана­ло­гич­ны­ми гена­ми у дру­гих видов рас­те­ний, что поз­во­ля­ет понять, какие изме­не­ния про­ис­хо­дят в про­цес­се эво­лю­ции.

Я соглас­но киваю голо­вой, пыта­ясь понять слож­ный при­род­ный меха­низм. Оле­ся ведет меня в лабо­ра­то­рию. Девуш­ка берет в руки «глав­ный инстру­мент уче­но­го», пипет­ку, и с увле­че­ни­ем пока­зы­ва­ет и рас­ска­зы­ва­ют, как иссле­ду­ют ДНК пше­ни­цы:

- И вто­рая часть рабо­ты – физио­ло­ги­че­ские экс­пе­ри­мен­ты, поз­во­ля­ю­щие понять, как мож­но исполь­зо­вать чело­ве­ку анто­ци­а­но­вую окрас­ку. Такие экс­пе­ри­мен­ты воз­мож­ны бла­го­да­ря уни­каль­но­му гене­ти­че­ско­му мате­ри­а­лу, создан­но­му наши­ми кол­ле­га­ми, кото­рые в 1998 году выве­ли изо­ген­ные линии по при­зна­ку анто­ци­а­но­вой пиг­мен­та­ции зер­на. Их уни­каль­ность заклю­ча­ет­ся в том, что они абсо­лют­но иден­тич­ны – за исклю­че­ни­ем несколь­ких участ­ков хро­мо­сом, содер­жа­щих гены, опре­де­ля­ю­щие окрас­ку. Соот­вет­ствен­но, по всем генам эти две линии иден­тич­ны, а по генам, кото­рые опре­де­ля­ют окрас­ку, они раз­ные. Это дает воз­мож­ность срав­ни­вать раз­лич­ные пара­мет­ры роста рас­те­ний пше­ни­цы в раз­лич­ных усло­ви­ях и свя­зы­вать наблю­да­е­мые отли­чия имен­но с анто­ци­а­на­ми. Напри­мер, мы срав­ни­ва­ли рост окра­шен­ной и неокра­шен­ной пше­ни­цы в усло­ви­ях засу­хи, смо­де­ли­ро­ван­ных в лабо­ра­то­рии. Было обна­ру­же­но, что окра­шен­ные линии име­ют более высо­кий пока­за­те­ли роста по срав­не­нию с неокра­шен­ны­ми лини­я­ми пше­ни­цы.

После лабо­ра­то­рии мы воз­вра­ща­ем­ся по длин­ным лаби­рин­там обрат­но, в уют­ный каби­нет, где Оле­ся за ком­пью­те­ром изла­га­ет резуль­та­ты иссле­до­ва­ний. В зали­том солн­цем каби­не­те есть неболь­шой шкаф с науч­ны­ми рабо­та­ми, кухон­ный сто­лик, где уче­ные этой лабо­ра­то­рии пьют чай. Оле­ся доста­ет жур­нал «Химия и Жизнь» и пока­зы­ва­ет свою послед­нюю пуб­ли­ка­цию: «Анто­ци­а­ны: сек­ре­ты цве­та» [1].

- Всем извест­но про лечеб­ные свой­ства чер­ни­ки. Но не всем извест­на при­чи­на: в чер­ни­ке содер­жат­ся антоцианы,которые име­ют свой­ства анти­ок­си­дан­тов, – рас­ска­зы­ва­ет Оле­ся, под­креп­ляя свои сло­ва схе­ма­ми из ста­тьи. – Изу­че­ние анто­ци­а­но­вой окрас­ки и ее исполь­зо­ва­ние сей­час актив­но раз­ви­ва­ют­ся: фио­ле­то­вые поми­до­ры, кар­то­фель, цвет­ной поп­корн и так далее. Такие про­дук­ты по дан­ным иссле­до­ва­те­лей явля­ют­ся более полез­ны­ми.

Рас­ска­зы­вая про окрас­ку пше­ни­цы, Оле­ся чув­ству­ет себя как рыба в воде. На вопрос, поче­му она выбра­ла имен­но гене­ти­ку, Оле­ся отве­ча­ет со сме­хом, погру­жа­ясь в вос­по­ми­на­ния:

- Я родом из горо­да Яро­вое Алтай­ско­го Края. После девя­то­го клас­са я пода­ва­ла доку­мен­та в ФМШ при НГУ, у меня тут брат учил­ся. Но отбор я не про­шла. Зада­чи зава­ли­ла – и со сле­за­ми на гла­зах поеха­ла домой. Но я не рас­те­ря­лась, всё лето реша­ла физи­ку с маль­чи­ком из сосед­ней шко­лы. И в сле­ду­ю­щем году я посту­пи­ла. ФМШ -абсо­лют­но класс­ное место. Лек­ции чита­ют пре­по­да­ва­те­ли из уни­вер­си­те­та. Мой люби­мый пре­по­да­ва­тель – Гри­го­рий Мои­се­е­вич Дым­шиц, имен­но на его заня­ти­ях я заин­те­ре­со­ва­лась гене­ти­кой и моле­ку­ляр­ной био­ло­ги­ей, реши­ла посту­пать на факуль­тет есте­ствен­ных наук. Из уни­вер­си­те­та я при­шла в Инсти­тут цито­ло­гии и гене­ти­ки к Елене Кон­стан­ти­новне Хлёст­ки­ной.

Оле­ся доста­ет тяже­лую кни­гу в тол­стом крас­ном пере­пле­те – это ее дис­сер­та­ция. Три года наблю­де­ний пре­вра­ти­лись в 140 стра­ниц и кан­ди­дат­скую сте­пень. На док­тор­скую у био­ло­гов ухо­дит где-то пять лет.

- У уче­но­го темп жиз­ни очень быст­рый. Ты весь в нау­ке. Мне 28 лет, а детей еще нет, хотя уже воз­раст! Доволь­но слож­но сов­ме­щать нау­ку и семей­ную жизнь. С одной сто­ро­ны, хочет­ся и лич­ной жизни,с дру­гой сто­ро­ны, моло­дость – это очень про­дук­тив­ное вре­мя в нау­ке. Все силы ухо­дят на иссле­до­ва­ния. В нашем инсти­ту­те мно­го жен­щин, и это нор­маль­но. Хотя когда при­ез­жал кол­ле­га из Индии, он очень уди­вил­ся, что у нас так мно­го жен­щин-уче­ных. Всё позна­ет­ся в срав­не­нии. Био­ло­гия – это же не мате­ма­ти­ка, тут мно­го жен­щин. До ФМШ я счи­та­ла, что я буду физи­ком или мате­ма­ти­ком. Одна­ко в ФМШ ока­за­лось, что био­ло­гия мне бли­же, и тут лег­че реа­ли­зо­вать­ся.

Одна­ко Оле­ся ста­ра­ет­ся пока не загля­ды­вать в буду­щее, ее кре­до – решать постав­лен­ные зада­чи по мере их поступ­ле­ния.

- В 2014 году Рос­сий­ский фонд фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний под­дер­жал мой грант на иссле­до­ва­ние гене­ти­че­ских основ при­зна­ков анто­ци­а­но­вой окрас­ки и их физио­ло­ги­че­ской роли у ячме­ня. Грант дает­ся на два года. А что будет даль­ше, зави­сит от того, какие резуль­та­ты мы полу­чим. Либо будем даль­ше про­дол­жать иссле­до­вать окрас­ку у зла­ков, либо что-то дру­гое, что пока­жет­ся пер­спек­тив­ным.

Оле­ся ожи­да­ет, что удаст­ся пока­зать важ­ность анто­ци­а­но­вой пиг­мен­та­ции в адап­та­ции пше­ни­цы и дру­гих зла­ков к небла­го­при­ят­ным усло­ви­ям сре­ды, а зна­ния гене­ти­че­ских основ фор­ми­ро­ва­ния при­зна­ков пиг­мен­та­ции поз­во­лят селек­ци­о­не­рам зна­чи­тель­но быст­рее созда­вать окра­шен­ные анто­ци­а­но­вы­ми пиг­мен­та­ми сор­та.

1. http://elementy.ru/lib/431905

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Разноцветная пшеница Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
trackback
Разноцветная пшеница

[…] Источ­ник: газе­та «Тро­иц­кий вари­ант» […]

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: