- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Ясное и отвлеченное обаяние Берты Моризо

14.2

Ревекка Фрумкина

Ревек­ка Фрум­ки­на

Те, кто не сра­зу вспом­нит это имя, ско­рее все­го, виде­ли Бер­ту Мори­зо на извест­ной кар­тине Эду­ар­да Мане «Балкон»(1868): Мори­зо сидит сле­ва.

Мане избе­гал про­фес­си­о­наль­ных натур­щи­ков и попро­сил Бер­ту Мори­зо, с кото­рой он к это­му вре­ме­ни уже был зна­ком, ему пози­ро­вать. Пока Мане рабо­тал над «Бал­ко­ном», Мори­зо в сопро­вож­де­нии мате­ри регу­ляр­но при­хо­ди­ла к нему в мастер­скую. К это­му вре­ме­ни Бер­та Мори­зо успе­ла не толь­ко избрать путь про­фес­си­о­наль­но­го худож­ни­ка, но два­жды выста­вить­ся в «Салоне».

В даль­ней­шем Мори­зо и Мане свя­зы­ва­ла не толь­ко тес­ная друж­ба, но и род­ство: в 1874 году Мори­зо вышла замуж за бра­та Эду­ар­да Мане, Эже­на, а в 1878-м у них роди­лась дочь Жюли. Брак с Эже­ном Мане был удач­ным: будучи тоже худож­ни­ком, он, тем не менее, оста­вил живо­пись и посвя­тил себя про­фес­си­о­наль­ным забо­там жены и делам семьи.

Бер­та Мори­зо роди­лась в 1841 году в Бур­же, в семье круп­но­го чинов­ни­ка. Бер­та при­хо­ди­лась пра­вну­ча­той пле­мян­ни­цей вели­ко­му Фра­го­на­ру. Свое при­зва­ние она ощу­ти­ла доста­точ­но рано; одна­ко Ака­де­мия живо­пи­си для лиц жен­ско­го пола была заве­до­мо закры­та. Поэто­му Бер­та и ее сест­ра Эдма зани­ма­лись у извест­ных худож­ни­ков-педа­го­гов, в том чис­ле учи­лись у Коро писать на пле­нэ­ре, что для того вре­ме­ни было в новин­ку.

Эдуард Мане. Портрет Берты Моризо. 1872 год

Эду­ард Мане. Порт­рет Бер­ты Мори­зо. 1872 год

Коро высо­ко оце­нил спо­соб­но­сти и целе­устрем­лен­ность Бер­ты; более того, он стал бывать в семье ее роди­те­лей, что все био­гра­фы Мори­зо отме­ча­ют как знак осо­бо­го сочув­ствия и веры мэт­ра в буду­щее его уче­ни­цы.

Оба­я­ние Бер­ты Мори­зо соче­та­лось со скрыт­но­стью и замкну­то­стью. При этом она была крайне тре­бо­ва­тель­на к себе и глу­бо­ко пре­да­на дру­зьям. В част­но­сти, под­дер­жи­вая буду­щих «импрес­си­о­ни­стов», в 1874 году Мори­зо отка­за­лась выстав­лять­ся в «Салоне» и в даль­ней­шем участ­во­ва­ла во всех выстав­ках быв­ших «отвер­жен­ных», кро­ме одной, посколь­ку в это вре­мя у нее роди­лась дочь.

Дом Бер­ты Мори­зо был все­гда открыт для ее дру­зей. В 1881–1883 годах «чет­вер­ги» Мори­зо ста­ли местом встреч худож­ни­ков и поэтов: Дега, Кай­ботт, Моне, Писар­ро, Уис­тлер, Пюви де Шаванн, Рену­ар и Мал­лар­ме были ее часты­ми гостя­ми; с Мал­лар­ме Мори­зо свя­зы­ва­ла неж­ная и глу­бо­кая друж­ба.

Рабо­ты Бер­ты Мори­зо — мас­ло, пасте­ли — напи­са­ны в свет­лых тонах; их наме­рен­ная как бы «неза­кон­чен­ность», эскиз­ность застав­ля­ет ощу­щать воз­душ­ную сре­ду вокруг персонажей.Ее изоб­ра­же­ния детей и моло­дых жен­щин отли­ча­ют­ся есте­ствен­но­стью, непри­нуж­ден­но­стью поз, в них нет «кра­си­во­стей». Сре­ди работ Мори­зо имен­но эти кар­ти­ны поль­зу­ют­ся наи­боль­шей извест­но­стью; она мно­го раз писа­ла свою сест­ру Эдму, поз­же — свою дочь Жюли.

Если посмот­реть под­ряд пару десят­ков работ Бер­ты Мори­зо, то даже ран­ний Моне начи­на­ет казать­ся слиш­ком «плот­ным». Зато его «Буль­вар Капу­ци­нок» (1874) или «Мадам Моне с ребен­ком в саду худож­ни­ка в Аржан­тее» (1875), где «воз­душ­ность» и плот­ность пере­да­ны нало­же­ни­ем малень­ких маз­ков, видишь общ­ность виде­ния импрес­си­о­ни­стов, а не общ­ность тех­ни­ки как тако­вой.

Берта Моризо. После завтрака. 1881 год

Бер­та Мори­зо. После зав­тра­ка. 1881 год

В 1881 году худо­же­ствен­ный кри­тик Постав Жоф­ф­руа писал о рабо­тах Мори­зо: «В ее кар­ти­нах кон­ту­ры все­гда несколь­ко раз­мы­ты, но всё это живет сво­ей жиз­нью. Пред­ме­ты, фигу­ры, воз­дух, кото­рый их колеб­лет … объ­еди­не­ны осо­бой, невы­ра­зи­мой гар­мо­ни­ей».

Когда рас­смат­ри­ва­ешь кар­ти­ну Мори­зо «Сад в Бужи­ва­ле» (1884), осо­бый смысл при­об­ре­та­ют стро­ки из ее днев­ни­ка: «Удер­жать что-нибудь из про­ис­хо­дя­ще­го, ну хоть что-нибудь, даже пустяк — улыб­ку, цве­ток, какой-нибудь плод, вет­ку дере­ва […] Нет, это все-таки черес­чур».

Бер­та Мори­зо умер­ла в 1895 году от пнев­мо­нии, оста­вив огром­ное худо­же­ствен­ное наслед­ство — око­ло 860 работ.

Поль Вале­ри писал о Бер­те Мори­зо в ста­тье к ее выстав­ке 1926 году так: «Бер­та Мори­зо вся пре­бы­ва­ла в сво­их огром­ных гла­зах, чья неве­ро­ят­ная сосре­до­то­чен­ность на соб­ствен­ной функ­ции, на сво­ем посто­ян­ном уси­лии при­да­ва­ла ей то посто­рон­нее, отда­лен­ное отно­ше­ние, кото­рое отда­ли­ло от нее людей».

Эду­ард Мане оста­вил, по мень­шей мере, 11 порт­ре­тов Бер­ты Мори­зо. Само­му ран­не­му из них, дати­ро­ван­но­му 1872 годом, Поль Вале­ри посвя­тил вос­тор­жен­ные стра­ни­цы в очер­ке «Три­умф Мане», напи­сан­ном им в каче­стве вве­де­ния к ката­ло­гу выстав­ки 1926 года к сто­ле­тию Мане: «…Порт­рет, о кото­ром я гово­рю, — поэ­ма… С физи­че­ской схо­же­стью моде­ли он соче­та­ет непо­вто­ри­мость соче­та­ний, подо­ба­ю­щую необы­чай­ной лич­но­сти, и тем вла­сти­тель­но закреп­ля­ет ясное и отвле­чен­ное оба­я­ние Бер­ты Мори­зо». 

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи