Владилен Летохов: Главное не попасть в «чужую колею»

В.С. Летохов в своем рабочем кабинете (2001 год). Фото А. Соломонова
В.С. Лето­хов в сво­ем рабо­чем каби­не­те (2001 год).
Фото А. Соло­мо­но­ва

Вера Парафонова
Вера Пара­фо­но­ва

При под­держ­ке Рос­сий­ско­го фон­да фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний под редак­ци­ей Е.А. Рябо­ва, Т.Й. Кару, В.И. Балы­ки­на изда­на кни­га «Физик В.С. Лето­хов — жизнь в нау­ке», где опуб­ли­ко­ва­ны не толь­ко вос­по­ми­на­ния о нем, но и впер­вые напе­ча­та­ны неко­то­рые его ста­тьи и раз­мыш­ле­ния о нау­ке. В част­но­сти, впер­вые изда­ны на рус­ском язы­ке вос­по­ми­на­ния выда­ю­ще­го­ся физи­ка «Из Сиби­ри в лазер­ную нау­ку», напи­сан­ные им по зака­зу ита­льян­ско­го изда­тель­ства Di Renzo Editore. Они были опуб­ли­ко­ва­ны в 2008 году, а в мар­те 2009-го Лето­хо­ва не ста­ло. Год 2014 мог бы стать годом его 75-лет­не­го юби­лея (10.11.1939–21.03.2009)… О встре­чах с выда­ю­щим­ся рос­сий­ским уче­ным вспо­ми­на­ет Вера Пара­фо­но­ва.

Про­фес­сор, докт. физ.-мат. наук Вла­ди­лен Сте­па­но­вич Лето­хов был, соглас­но дан­ным Инсти­ту­та науч­ной инфор­ма­ции (Фила­дель­фия, США), наи­бо­лее цити­ру­е­мым оте­че­ствен­ным уче­ным во всех обла­стях нау­ки в пери­од с 1973 по 1988 год. Им опуб­ли­ко­ва­но более 700 ста­тей и пол­то­ра десят­ка моно­гра­фий в обла­сти лазер­ной физи­ки, спек­тро­ско­пии, химии и био­ме­ди­ци­ны. Тео­ре­тик и экс­пе­ри­мен­та­тор, физик и инже­нер в одном лице (что тоже боль­шая ред­кость в нау­ке, ибо это совер­шен­но раз­ные ипо­ста­си науч­ной дея­тель­но­сти), он вез­де пре­успел. А нача­лось всё еще в школь­ные годы, почти дет­ские.

Родил­ся и вырос Вла­ди­лен Лето­хов в мно­го­дет­ной семье воен­но­го – у него были две сест­ры и брат. В десять лет Вла­ди­лен сочи­нил «труд под назва­ни­ем «Корень», пыта­ясь в общей фор­ме пред­ста­вить «про­из­рас­та­ние рас­те­ний и дере­вьев имен­но из кор­ня»». Напи­сал юный нату­ра­лист «при­мер­но 50 стра­ниц с рисун­ка­ми». В 13 лет он увлек­ся радио­де­лом. Его актив­но под­дер­жа­ла мама Анна Васи­льев­на, еже­ме­сяч­но выде­ляя из скуд­ной (для боль­шой семьи) зар­пла­ты отца день­ги на радио­де­та­ли. Заня­тие радио­тех­ни­кой, как он сам пишет, «чте­ние попу­ляр­ных жур­на­лов по радио­де­лу – боль­шая стра­ни­ца моей моло­до­сти». Воз­мож­но поэто­му уже в зре­лые годы, став масти­тым уче­ным, Вла­ди­лен Сте­па­но­вич напи­сал десят­ки книг и ста­тей для раз­лич­ных науч­но-попу­ляр­ных изда­ний, при­да­вая «боль­шое зна­че­ние попу­ля­ри­за­ции нау­ки, осо­бен­но сре­ди моло­де­жи».

После шко­лы, имея в сво­ем бага­же мно­го­чис­лен­ные побе­ды в раз­лич­ных олим­пи­а­дах реги­о­наль­но­го уров­ня, Вла­ди­лен мог без уси­лий посту­пить в свой Иркут­ский уни­вер­си­тет, счи­тав­ший­ся тогда одним из луч­ших вузов Сиби­ри (этот уни­вер­си­тет успеш­но окон­чи­ли сест­ры и брат Лето­хо­ва). Он, одна­ко, меч­тал о дру­гих гори­зон­тах. И при под­держ­ке роди­те­лей отпра­вил­ся в Моск­ву посту­пать в Мос­ков­ский физи­ко-тех­ни­че­ский инсти­тут (МФТИ). Эта высо­та, в смыс­ле поступ­ле­ния в пре­стиж­ный вуз, была им взя­та лишь со вто­ро­го захо­да. Вер­нув­шись после пер­вой попыт­ки в Иркутск, Вла­ди­лен отпра­вил­ся на. обо­рон­ный завод и встал у кон­вей­е­ра на сбор­ку радио­при­ем­ни­ков.

Обсуждение новых идей и планов с научной молодежью (2001 год). Фото А. Соломонова
Обсуж­де­ние новых идей и пла­нов с науч­ной моло­де­жью (2001 год).
Фото А. Соло­мо­но­ва

Уже через месяц моло­дое даро­ва­ние пред­ло­жи­ло несколь­ко улуч­ше­ний рабо­ты кон­вей­е­ра. Тогда его пере­ве­ли на более слож­ный уча­сток. И так повто­ря­лось каж­дый месяц. В резуль­та­те ров­но через пол­го­да не имев­ший ника­ко­го спе­ци­аль­но­го обра­зо­ва­ния буду­щий тео­ре­тик тру­дил­ся тех­ни­ком-кон­струк­то­ром в кон­струк­тор­ском бюро заво­да, где и создал свое пер­вое изоб­ре­те­ние (в 18 лет!). Патент на авто­мат для про­из­вод­ства одной из мас­со­вых дета­лей радио­при­ем­ни­ка он полу­чил уже будучи сту­ден­том МФТИ. Тогда ему при­шел­ся кста­ти и соот­вет­ству­ю­щий гоно­рар. Лето­хов вооб­ще счи­тал, что изоб­ре­та­тель­ство – дело неслож­ное, «если тебе инте­рес­на какая-то про­бле­ма, то реше­ние ее при­хо­дит есте­ствен­но, почти авто­ма­ти­че­ски». Этот опыт в полу­че­нии мно­го­чис­лен­ных патен­тов на изоб­ре­те­ния очень при­го­дил­ся в даль­ней­шем, и все­гда ему было «лег­ко нахо­дить кон­такт с рабо­чим, инже­не­ром, кон­струк­то­ром».

Огля­ды­ва­ясь в про­шлое, Лето­хов пред­став­лял жизнь в виде после­до­ва­тель­но­сти неожи­дан­ных, ино­гда слу­чай­ных, но «клю­че­вых собы­тий». Непред­ска­зу­е­мые, они при тща­тель­ном ана­ли­зе неиз­мен­но при­во­ди­ли уче­но­го к пони­ма­нию, что в каж­дом слу­чае был выбор – его выбор. «Мож­но сде­лать шаг, кото­рый кажет­ся есте­ствен­ным, логич­ным и праг­ма­тич­ным, – напи­шет Вла­ди­лен Сте­па­но­вич. – Но был и дру­гой, инту­и­тив­ный выбор, под­ска­зы­ва­е­мый внут­рен­ним голо­сом. К сча­стью, я почти все­гда при­слу­ши­вал­ся к внут­рен­не­му голо­су и при­ни­мал реше­ние, казав­ше­е­ся дру­гим рис­ко­ван­ным, неожи­дан­ным и невы­год­ным. Но вре­мя каж­дый раз пока­зы­ва­ло, что почти все­гда я был прав…» Глав­ное, он нико­гда не гнал­ся за сию­ми­нут­ным успе­хом: «Я сде­лал все­го несколь­ко оши­бок в при­ня­тии реше­ний, но имен­но тогда, когда отсту­пал от это­го пра­ви­ла. Тогда я на какое-то вре­мя попа­дал, как гово­рит­ся, в «чужую колею», и тре­бо­ва­лись зна­чи­тель­ные уси­лия, что­бы из нее выбрать­ся…»

Первый эксперимент по лазерному охлаждению атомов выполнен учеником Летохова Виктором Балыкиным (справа), 1980 год
Пер­вый экс­пе­ри­мент по лазер­но­му охла­жде­нию ато­мов выпол­нен уче­ни­ком Лето­хо­ва
Вик­то­ром Балы­ки­ным (спра­ва), 1980 год

«Клю­че­вы­ми собы­ти­я­ми» Вла­ди­лен Сте­па­но­вич обо­зна­чил, во-пер­вых, реше­ние отка­зать­ся от уче­бы в Иркут­ском уни­вер­си­те­те и «без какой-либо гаран­тии под­держ­ки и успе­ха» уехать в неиз­вест­ность в Моск­ву. Во-вто­рых, его уход в 1963 году из опти­че­ской лабо­ра­то­рии ФИА­На, где он писал диплом, в аспи­ран­ту­ру к про­фес­со­ру Н.Г. Басо­ву. В-тре­тьих, его про­ду­ман­ный пере­ход спу­стя семь лет в толь­ко что орга­ни­зо­ван­ный в Тро­иц­ке Инсти­тут спек­тро­ско­пии АН СССР (ИСАН), что­бы начать свое соб­ствен­ное науч­ное направ­ле­ние, кото­рое он сам назы­вал «лазер­ным управ­ле­ни­ем ато­ма­ми и моле­ку­ла­ми». Еще Лето­хов неод­но­крат­но отка­зы­вал­ся как от высо­ких адми­ни­стра­тив­ных долж­но­стей, так и от пере­ез­да за гра­ни­цу, уез­жая лишь для чте­ния лек­ций в целом ряде зна­ме­ни­тых науч­ных цен­тров США, Гер­ма­нии, Шве­ции, Фран­ции.

На мой вопрос в 1998 году: «Что дер­жит Вас в Рос­сии? Вам, ведь, конеч­но, не раз пред­ла­га­ли рабо­ту за рубе­жом?» – он отве­тил: «Пред­ло­же­ний дей­стви­тель­но было мно­го. И в 1970-е годы, и сей­час. Веро­ят­но, я мог бы иметь на Запа­де в смыс­ле денег и про­че­го гораз­до боль­ше, чем здесь. Одна­ко здесь, в более труд­ных усло­ви­ях, я чув­ствую себя вполне неза­ви­си­мым чело­ве­ком. Там, за рубе­жом, часто ощу­щаю себя не в сво­ей тарел­ке. Мно­го лет я рабо­таю в ИСАНе с моей коман­дой. Это мои быв­шие аспи­ран­ты, сту­ден­ты. Все­го у меня защи­ти­лись более 60 кан­ди­да­тов и с деся­ток док­то­ров наук. Мы хоро­шо пони­ма­ем друг дру­га».

Заснеженные дороги Подмосковья (2001 год). Фото А. Соломонова
Засне­жен­ные доро­ги Под­мос­ко­вья (2001 год). Фото А. Соло­мо­но­ва

Тогда же Вла­ди­лен Сте­па­но­вич позна­ко­мил меня и со сво­и­ми иссле­до­ва­ни­я­ми, и с кол­лек­ти­вом: «На этой уста­нов­ке мы про­дол­жа­ем экс­пе­ри­мен­ты с лазер­но-охла­жден­ны­ми ато­ма­ми. Здесь еще в 1979 году про­ве­ден пер­вый экс­пе­ри­мент по лазер­но­му охла­жде­нию ато­мов моим уче­ни­ком Вик­то­ром Балы­ки­ным, теперь док­то­ром наук. Мето­ды лазер­но­го пле­не­ния и охла­жде­ния ато­мов состав­ля­ют при­мер­но 15% моих работ. В обла­сти же лазер­ной физи­ки, резо­нанс­но­го вза­и­мо­дей­ствия лазер­но­го све­та с ато­ма­ми и моле­ку­ла­ми и при­ме­не­ний лазе­ров я рабо­таю с 1963 года, с момен­та поступ­ле­ния в аспи­ран­ту­ру ФИА­На. С тех пор уда­лось решить целый ряд про­блем: раз­ра­бо­та­ны мето­ды лазер­ной спек­тро­ско­пии сверх­вы­со­ко­го раз­ре­ше­ния и пути созда­ния опти­че­ских кван­то­вых стан­дар­тов часто­ты. За эти рабо­ты в 1978 году мой покой­ный друг про­фес­сор Вени­а­мин Пав­ло­вич Чебо­та­ев и я полу­чи­ли Ленин­скую пре­мию. Раз­ра­бо­та­ны мето­ды лазер­ной спек­тро­ско­пии в ядер­ной физи­ке, фото­се­лек­тив­ной мно­го­фо­тон­ной лазер­ной химии мно­го­атом­ных моле­кул и исполь­зо­ва­ние их для лазер­но­го раз­де­ле­ния изо­то­пов и мно­гие дру­гие.

Сей­час мы с сотруд­ни­ка­ми раз­ра­ба­ты­ва­ем мето­ды пря­мой визу­а­ли­за­ции трех­мер­ной струк­ту­ры био­мо­ле­кул – что­бы в буду­щем создать физи­че­ские инстру­мен­ты, при­бо­ры, поз­во­ля­ю­щие пря­мо счи­ты­вать, допу­стим, гене­ти­че­скую инфор­ма­цию. Как рас­смот­реть и изу­чить всю струк­ту­ру ДНК напря­мую, не раз­ру­шив ее? Такая зада­ча еще не реше­на. А она долж­на быть реше­на. Пото­му что зако­ны физи­ки не запре­ща­ют созда­ние тако­го инстру­мен­та. И это будет гро­мад­ным дости­же­ни­ем нау­ки!»

Но я не мог­ла не задать и такой вопрос: «Вла­ди­лен Сте­па­но­вич, прав­да ли, что зару­беж­ные кол­ле­ги не сра­зу оце­ни­ли зна­че­ние ваших работ?» Он отве­тил: «И да, и нет. Наши рабо­ты по лазер­ной мно­го­фо­тон­ной химии и лазер­но­му раз­де­ле­нию изо­то­пов сра­зу полу­чи­ли боль­шой резо­нанс. Но было и дру­гое. По про­бле­ме „лазер­но­го охла­жде­ния и пле­не­ния ато­мов» я высту­пал десят­ки раз с докла­да­ми и лек­ци­я­ми за рубе­жом в 1970–1980-е годы, преж­де чем их под­хва­ти­ли зару­беж­ные иссле­до­ва­те­ли. Даже здесь, в СССР, на наши рабо­ты серьез­но­го вни­ма­ния не обра­ща­ли. Объ­яс­не­ние в том, что не все­гда дру­гие пони­ма­ют, что вы дела­е­те дей­стви­тель­но новое. Науч­ная сре­да доволь­но кон­сер­ва­тив­на. Дале­ко не все­гда любят, когда кто-то доби­ва­ет­ся успе­ха. Осо­бен­но, если этот «кто-то» не при­над­ле­жит к одной из вли­я­тель­ных науч­ных групп. С дру­гой сто­ро­ны, что­бы полу­чить хоро­шие резуль­та­ты и не надо мно­го людей. Несколь­ко чело­век вполне успеш­но могут дви­гать впе­ред новое направ­ле­ние. А еще важ­на инту­и­ция и вера в себя, а не надеж­да на дру­гих».

Супруги: профессор Владилен Летохов и профессор Тийна Кару в Стокгольме, Швеция (10 декабря 2000 года)
Супру­ги: про­фес­сор Вла­ди­лен Лето­хов и про­фес­сор Тий­на Кару в Сток­голь­ме, Шве­ция (10 декаб­ря 2000 года)

«Ска­жи­те, везе­ние в жиз­ни уче­но­го игра­ет какую-то роль?» – не удер­жа­лась я. Лето­хов ска­зал: «На ран­ней ста­дии. Конеч­но, очень важ­но попасть со сту­ден­че­ских лет в сре­ду пере­до­вой науч­ной жиз­ни. Мне посчаст­ли­ви­лось. Уже в 1960-х годах, еще сту­ден­том Физ­те­ха, я делал диплом, а потом и дис­сер­та­ции в ФИАНе. Руко­во­ди­те­лем моей кан­ди­дат­ской был ака­де­мик Нико­лай Ген­на­ди­е­вич Басов. Я был еще аспи­ран­том, когда он и ака­де­мик Алек­сандр Михай­ло­вич Про­хо­ров полу­чи­ли Нобе­лев­скую пре­мию. Все мы празд­но­ва­ли это собы­тие, радо­ва­лись, гор­ди­лись. В то вре­мя ФИАН был очень пере­до­вым инсти­ту­том – здесь рож­да­лась кван­то­вая элек­тро­ни­ка. Все рабо­та­ли с боль­шим энту­зи­аз­мом. Это был рас­цвет оте­че­ствен­ной нау­ки».

То интер­вью я бра­ла вско­ре после объ­яв­ле­ния о Нобе­лев­ской пре­мии по физи­ке за 1997 год. «Эту тему не тро­га­ем, будем гово­рить о нау­ке», – сра­зу пре­ду­пре­дил Вла­ди­лен Сте­па­но­вич. Он и в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях дели­кат­но ее обхо­дит. Одна­ко, отме­чая зна­че­ние раз­ви­тия мето­дов охла­жде­ния и захва­та ато­мов с помо­щью лазер­но­го излу­че­ния, Нобе­лев­ский коми­тет ука­зал на важ­ное зна­че­ние работ уче­ных С. Чу, У. Филип­са и К. Коэн-Тан­нуд­жи, отче­го-то совер­шен­но про­игно­ри­ро­вав тот факт, что пио­нер­ские рабо­ты в этой обла­сти про­ве­де­ны груп­пой уче­ных под руко­вод­ством Лето­хо­ва. При­чем при­о­ри­тет­ность иссле­до­ва­ний убе­ди­тель­но под­твер­жда­лась ори­ги­наль­ны­ми пуб­ли­ка­ци­я­ми, обзор­ны­ми ста­тья­ми и моно­гра­фи­ей «Дав­ле­ние лазер­но­го излу­че­ния на ато­мы», кото­рая была изда­на в 1986 году в СССР, а в 1987-м пере­ве­де­на на англий­ский и вышла в свет в США.

Академик Н.Г. Басов и его ученик на фоне развалин церкви в селе Пучково близ Троицка, восстановленной позже при деятельном участии В.С. Летохова (1980 год). Фото Т.Кару
Ака­де­мик Н.Г. Басов и его уче­ник на фоне раз­ва­лин церк­ви в селе Пуч­ко­во близ Тро­иц­ка, вос­ста­нов­лен­ной поз­же при дея­тель­ном уча­стии В.С. Лето­хо­ва (1980 год). Фото Т.Кару

Управ­лять же дви­же­ни­ем охла­жден­ных ато­мов впер­вые в мире научи­лась груп­па уче­ных из ИСА­На еще в нача­ле 1980-х годов. Как извест­но, аме­ри­кан­ские и фран­цуз­ские кол­ле­ги под­клю­чи­лись к раз­ви­тию это­го направ­ле­ния уже на сле­ду­ю­щем эта­пе, когда оте­че­ствен­ные иссле­до­ва­те­ли не толь­ко раз­ра­бо­та­ли тео­ре­ти­че­ские осно­вы, но и выпол­ни­ли пер­вые экс­пе­ри­мен­ты по охла­жде­нию ато­мов. Более того, наши раз­ра­бот­ки поз­во­ля­ют пони­жать их тем­пе­ра­ту­ру в мил­ли­он раз, в то вре­мя как пред­ло­жен­ный аме­ри­кан­ски­ми и фран­цуз­ски­ми уче­ны­ми метод – все­го лишь от 10 до 100 раз. Под­твер­жде­ни­ем при­о­ри­тет­но­сти наших работ могут слу­жить и ссыл­ки на них, кото­рые появ­ля­лись в ино­стран­ных изда­ни­ях пер­вые несколь­ко лет. Увы, затем нача­ли ссы­лать­ся на более позд­ние ста­тьи. Дошло до казу­са. Напри­мер, Клод Коэн-Тон­нуд­жи, вос­про­из­во­дя в пуб­ли­ка­ции основ­ную фор­му­лу для пер­во­го пре­де­ла лазер­но­го охла­жде­ния ато­мов, при­над­ле­жа­щую В. Лето­хо­ву, В. Мино­ги­ну и Б.Павлику, ссы­лал­ся на. Эйн­штей­на и Допле­ра – людей, жив­ших задол­го до изоб­ре­те­ния лазе­ра, а так­же на аме­ри­кан­ских уче­ных, опуб­ли­ко­вав­ших фор­му­лу на десять лет поз­же рос­сий­ских.

Одна­ко ничто­же сум­ня­ше­ся ува­жа­е­мый коми­тет даже фор­му­ли­ров­ку о при­суж­де­нии пре­мии обра­зо­вал из назва­ния ста­тьи наших авто­ров. Двой­ной стан­дарт «нобе­лев­цев», зна­чи­тель­но при­ни­зив­ший вклад рос­сий­ских иссле­до­ва­те­лей и пере­оце­нив­ший при­о­ри­тет их запад­ных кол­лег, явил­ся на тот момент след­стви­ем не толь­ко «забыв­чи­во­сти» и пред­взя­то­сти Запа­да к нашим уче­ным, но и домо­ро­щен­но­го отно­ше­ния в тот пери­од в нашей стране к про­бле­мам и запро­сам фун­да­мен­таль­ной нау­ки, не оста­вив­ше­го ей шан­сов достой­но выхо­дить со сво­и­ми дости­же­ни­я­ми на миро­вую аре­ну.

В сво­ей кни­ге «Из Сиби­ри в лазер­ную нау­ку», рас­ска­зы­вая о дли­тель­ной поезд­ке сра­зу же после защи­ты док­тор­ской дис­сер­та­ции на ста­жи­ров­ку в луч­шие лабо­ра­то­рии мира, Лето­хов напи­шет, что «аме­ри­кан­ские иссле­до­ва­те­ли, как пра­ви­ло, в отли­чие от про­сто­душ­ных рус­ских уче­ных, свои идеи дер­жат креп­ко при себе и с боль­шим энту­зи­аз­мом полу­ча­ют их у дру­гих». Он отме­тил, что это мне­ние во мно­гом свя­за­но с наблю­де­ни­я­ми его дру­га проф. В.П. Чебо­та­е­ва, «неод­но­крат­но посе­щав­ше­го США и рас­кры­вав­ше­го там мно­гие свои идеи до их пуб­ли­ка­ции. Осо­бен­но это замет­но по их игно­ри­ро­ва­нию или мимо­лет­но­му цити­ро­ва­нию наших работ, но мно­го­крат­ном вза­им­ном цити­ро­ва­нии работ, сде­лан­ных в сво­ей стране».

Вениамин Чеботаев и Владилен Летохов на семинаре в МГУ вскоре после вручения им Ленинской премии (1978 год). Из семейного архива
Вени­а­мин Чебо­та­ев и Вла­ди­лен Лето­хов на семи­на­ре в МГУ вско­ре после вру­че­ния им Ленин­ской пре­мии (1978 год). Из семей­но­го архи­ва

Рас­ска­зы­вая о сво­их пер­вых шагах в нау­ке, Вла­ди­лен Сте­па­но­вич вспо­ми­нал: «Я застал «аро­мат» пер­вых лет обу­че­ния в МФТИ: очень высо­кий уро­вень пре­по­да­ва­ния фун­да­мен­таль­ных дис­ци­плин, высо­кий уро­вень тре­бо­ва­ний, атмо­сфе­ра неза­ви­си­мо­сти пове­де­ния, мне­ний, взгля­дов. В моло­дые годы это мно­го зна­чит для буду­ще­го раз­ви­тия чело­ве­ка. Это свое­об­раз­ный, как гово­рят пси­хо­ло­ги, имприн­тинг, важ­ный для неза­ви­си­мо­го пове­де­ния в буду­щем…» С осо­бой теп­ло­той Лето­хов опи­сы­вал заме­ча­тель­ный семи­нар по кван­то­вой радио­фи­зи­ке под руко­вод­ством А.М. Про­хо­ро­ва: «В 1960-е годы этот семи­нар был для меня боль­шой шко­лой и «сце­ной», на кото­рой пря­мо на гла­зах дела­лась нау­ка, или, дру­ги­ми сло­ва­ми, про­хо­дил перед­ний фронт нау­ки… У семи­на­ра были два руко­во­ди­те­ля-режис­се­ра – А.М. Про­хо­ров и Н.Г. Басов… Я видел, что их вза­и­мо­от­но­ше­ния окра­ше­ны кон­ку­рен­ци­ей, кото­рая сти­му­ли­ро­ва­ла их науч­ную актив­ность, осо­бен­но в при­клад­ных обла­стях… Они рабо­та­ли очень интен­сив­но, шли к одной цели – новым резуль­та­там, но раз­лич­ным сти­лем и несов­па­да­ю­щи­ми путя­ми».

Осо­бен­но впе­чат­ля­ла Вла­ди­ле­на Сте­па­но­ви­ча атмо­сфе­ра твор­че­ства, поис­ка новых реше­ний, науч­ной состя­за­тель­но­сти с иде­я­ми уче­ных США в лабо­ра­то­рии кван­то­вой радио­фи­зи­ки про­фес­со­ра Басо­ва: «Нико­лай Ген­на­ди­е­вич был одер­жим новы­ми иде­я­ми. В этом сво­ем каче­стве мне он очень импо­ни­ро­вал… Он намно­го забе­гал впе­ред, на деся­ти­ле­тия, что, конеч­но, при­но­си­ло потом неко­то­рое разо­ча­ро­ва­ние. Эту «болезнь» я под­хва­тил тоже от мое­го учи­те­ля». Одна­ко, как бы поды­то­жи­вая свою жизнь, заме­ча­тель­ный физик и уди­ви­тель­ный чело­век Вла­ди­лен Лето­хов напи­шет: «У людей все­гда есть меч­ты, у физи­ков – тоже. У одних – лазер­ный тер­мо­ядер­ный син­тез, у дру­гих – высо­ко­тем­пе­ра­тур­ная сверх­про­во­ди­мость и т.д. У меня в моло­до­сти была меч­та – управ­лять дви­же­ни­ем ато­мов. Не все­гда эти меч­ты реа­ли­зу­ют­ся и в тече­ние жиз­ни меч­та­те­ля. Мне в этом отно­ше­нии повез­ло…» 

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: