Культура права и культурное развитие

Пом­нит­ся, Лан­дау делил все нау­ки на есте­ствен­ные, неесте­ствен­ные и про­ти­во­есте­ствен­ные. К послед­ним он навер­ня­ка отно­сил и юрис­пру­ден­цию. Тем не менее, эти нау­ки вполне себе суще­ству­ют, несмот­ря на то, что и науч­ные жур­на­ли­сты крайне ред­ко пишут о них – даже реже, чем о клас­си­че­ских гума­ни­тар­ных нау­ках. Поэто­му, когда в редак­цию при­шел мате­ри­ал аспи­ран­та РУДН Свя­то­сла­ва Гор­бу­но­ва, мы взя­ли сме­лость опуб­ли­ко­вать его замет­ку-раз­мыш­ле­ние.

Наив­ный вопрос об обрат­ной зави­си­мо­сти

Как мало мы зна­ем о пра­во­вой куль­ту­ре про­шло­го по сравне­нию с тем, что мог­ли бы о ней знать! И с тече­ни­ем вре­ме­ни, кото­рое неумо­ли­мо направ­ле­но впе­ред, всё даль­ше от нас ста­но­вят­ся тра­ди­ции, кото­рые во мно­гом яви­лись родо­на­чаль­ни­ка­ми совре­мен­ной пра­во­вой систе­мы и совре­мен­но­го пра­во­во­го пони­ма­ния.

В этом кон­тек­сте осо­бен­но ин­тересным пред­став­ля­ет­ся обра­тить свой взор на идею о подроб­ном рас­смот­ре­нии и ана­ли­зе право­вых или про­то­пра­во­вых куль­тур, кото­рые мы – евро­пей­цы – исто­рически при­вык­ли име­но­вать при­ми­тив­ны­ми. Конеч­но, в срав­не­нии с раз­ви­той совре­мен­ной систе­мой жиз­ни и систе­мой пра­ва куль­ту­ра како­го-нибудь тузем­но­го наро­да вполне может осо­зна­вать­ся нами как при­ми­тив­ная. Одна­ко сохра­нившиеся сви­де­тель­ства порой по­вествуют нам совсем об обрат­ном.

Альберт Швейцер
Аль­берт Швей­цер

В каче­стве хоро­ше­го при­ме­ра здесь могут высту­пать сви­де­тель­ства лю­дей, кото­рым судь­бой была уго­то­ва­на жизнь в доб­ром сосед­стве с таки­ми куль­ту­ра­ми. В 2013 году исполняет­ся ров­но 100 лет с того дня, как из­вестный в буду­щем врач-гума­нист, лау­ре­ат нобе­лев­ской пре­мии док­тор Аль­берт Швей­цер вме­сте со сво­ей женой Еле­ной отпра­ви­лись к бере­гам Запад­ной Афри­ки. Там на бере­гах широ­кой реки Ого­ве в малень­ком мис­си­о­нер­ском пунк­те Лам­ба­рене ими была осно­ва­на боль­ни­ца, кото­рая ста­нет для него домом и делом жиз­ни. Но пока на дво­ре 1913 год. С 1914 по 1916 год док­тор Швей­цер пишет днев­ни­ко­вые и отчет­ные за­писи о сво­ей рабо­те и сво­ей жиз­ни на гра­ни­це воды и дев­ствен­но­го леса. Позд­нее эти запи­си ста­нут осно­вой для его пер­вой кни­ги о жиз­ни Лам­барене. С точ­ки зре­ния пра­во­ве­да в этих запи­сях не было бы ниче­го инте­рес­но­го, если бы толь­ко док­тор не ста­рал­ся как мож­но более пол­но опи­сать жизнь тузем­ных пле­мен, допол­няя их сво­и­ми рассуждения­ми. Таким обра­зом, в тек­сте кни­ги сохра­ни­лись уни­каль­ные при­ме­ры, повест­ву­ю­щие об уровне правово­го созна­ния и пра­во­вой куль­ту­ры мест­ных жите­лей. При­ве­дем все­го три таких при­ме­ра.

При­мер 1

В первую оче­редь Швей­цер от­мечает чрез­вы­чай­но высо­кий, есте­ственный уро­вень пра­во­во­го созна­ния мест­но­го насе­ле­ния, кото­рый свя­зан с его куль­тур­ны­ми традици­ями и общин­ным стро­ем. В этой свя­зи он пишет сле­ду­ю­щее:

«Тузе­мец не в состо­я­нии предста­вить себе, что тот или иной просту­пок может остать­ся без­на­ка­зан­ным. У него на этот счет поис­ти­не геге­ли­ан­ские пред­став­ле­ния. Юри­ди­че­ская сто­ро­на дела для него все­гда на пер­вом месте. Поэто­му обсуж­де­ние пра­вовых при­тя­за­ний отни­ма­ет у него боль­шую часть вре­ме­ни. Самый зако­ре­не­лый евро­пей­ский сутя­га в этом отно­ше­нии не более чем невин­ный мла­де­нец в срав­не­нии с ним. Одна­ко послед­не­го побуж­да­ет к это­му от­нюдь не стрем­ле­ние во что бы то ни ста­ло заво­дить тяж­бы, а несо­крушимое пра­во­со­зна­ние, которо­го евро­пе­ец, как пра­ви­ло, уже лишен.

«Папав­рой» они назы­ва­ют каж­дый воз­ник­ший меж­ду ними раз­дор, кото­рый пре­вра­ща­ет­ся в тяж­бу. Как важ­ные, так и пустя­ко­вые вопро­сы раз­решаются оди­на­ко­во обсто­я­тель­но и серьез­но. Дере­вен­ские ста­рей­ши­ны могут про­си­деть пол дня, раз­би­рая спор из-за какой-нибудь кури­цы. Нет тако­го тузем­ца, кото­рый не был бы иску­шен в вопро­сах юрис­пру­ден­ции.

Пра­во­вая сто­ро­на их жиз­ни чрез­вычайно слож­на, ибо гра­ни­цы от­ветственности про­сти­ра­ют­ся по нашим пред­став­ле­ни­ям необыкно­венно дале­ко. За про­сту­пок несет ответ­ствен­ность вся его семья вплоть до самых отда­лен­ных род­ственников. Если кто-нибудь, поль­зуясь чужим каноэ, задер­жал его на день, он обя­зан запла­тить штраф, состав­ля­ю­щий тре­тью часть его сто­и­мо­сти.

С этим неотъ­ем­ле­мым правосо­знанием свя­за­но и пред­став­ле­ние тузем­цев о нака­за­нии как о чем-то само собой разу­ме­ю­щем­ся»1.

При­мер 2

Вто­рой при­мер гово­рит пример­но о том же. Прав­да, здесь мы уже можем наблю­дать кар­ти­ну право­вого созна­ния в кон­крет­ных лицах.

«Некий тузе­мец был дол­жен дру­гому четы­ре­ста фран­ков, но и не по­думал воз­вра­щать ему долг, а вме­сто это­го купил себе жену и стал справ­лять сва­дьбу. И вот, когда все сиде­ли за сва­деб­ным пир­ше­ством, явил­ся заи­мо­да­вец и при­нял­ся упре­кать его в том, что тот купил себе жену вме­сто того, что­бы упла­тить долг. За­вязалась палав­ра. Нако­нец они со­шлись на том, что долж­ник отдаст в жены сво­е­му заи­мо­дав­цу первую дочь, кото­рая у него родит­ся от это­го бра­ка, после чего тот остал­ся в чис­ле гостей и пиро­вал вме­сте с ними. Шест­на­дцать лет спу­стя он при­шел за обе­щан­ной ему женой. Так был упла­чен долг»2.

При­мер 3

Нако­нец тре­тий при­мер являет­ся сво­е­го рода глав­ной нотой всей при­во­ди­мой авто­ром ком­по­зи­ции. В 1914 году в Евро­пе раз­ра­зи­лась миро­вая вой­на (назы­ва­е­мая на за­паде не ина­че как «Grate war»), опа­лившая сво­им огнем и Афри­кан­ский кон­ти­нент, одна­ко слу­чи­лось это там несколь­ко поз­же, чем в «просвещен­ном» мире. Тем не менее, в нача­ле ново­сти о ходе воен­ных дей­ствий дости­га­ли и столь отда­лен­ных мест. Вот какую замет­ку оста­вил автор в 1915 году.

«За послед­ние дни здесь ста­ло из­вестно, что из чис­ла белых, отправив­шихся из рай­о­на Ого­ве в Евро­пу, что­бы испол­нить свой воин­ский долг, десять чело­век уже уби­ты. Это про­из­во­дит силь­ное впе­чат­ле­ние на тузем­цев.

- На этой войне уби­ли уже десять чело­век, – ска­зал мне один ста­рый панг­ве. – Так поче­му же эти племе­на не собе­рут­ся вме­сте и не устро­ят палав­ры? Как же тогда они бу­дут пла­тить за этих уби­тых? У тузем­цев суще­ству­ет закон, по ко­торому про­тив­ник, ока­жись он побе­дителем или побеж­ден­ным, пла­тит дру­гой сто­роне за всех уби­тых»3.

Здесь мы наблю­да­ем поразитель­ный факт. Факт, кото­рый свидетель­ствует о пони­ма­нии при­ми­тив­ной куль­ту­ры запад­но­аф­ри­кан­ских ту­земцев о том, что сре­ди нас при­ня­то назы­вать дипло­ма­ти­ей и междуна­родным пра­вом. В пред­став­лен­ной уста­нов­ке видят­ся зачат­ки междуна­родного гума­ни­тар­но­го пра­ва, при этом пара­док­сом явля­ет­ся то, что выстро­ен­ная при­ми­тив­ной культу­рой систе­ма может быть даже мно­го чело­веч­нее, неже­ли то, что было созда­но евро­пей­ской цивилизаци­ей за послед­нюю сот­ню лет.

Рис. В. Александрова
Рис. В. Алек­сан­дро­ва

Таким обра­зом, Швей­цер дела­ет пара­док­саль­ное пред­по­ло­же­ние о том, что чем при­ми­тив­нее являет­ся куль­ту­ра, тем боль­шее зна­че­ние в созна­нии ее носи­те­лей име­ют ин­струменты пра­ва как уни­вер­саль­но­го регу­ля­то­ра тече­ния жиз­ни, и иллю­стрирует это кон­крет­ны­ми при­ме­ра­ми.

Обра­тим­ся лишь к послед­не­му. Дей­стви­тель­но, отче­го про­тив­ни­ку, будь даже он побе­ди­те­лем, не возме­стить постра­дав­шей сто­роне ущерб за при­чи­нен­ные стра­да­ния, и то же самое не сде­лать вто­рой сто­роне? От­чего тако­вая ком­пен­са­ция в поль­зу чело­веч­но­сти, отвле­чен­ная от мел­ких спо­ров и неуря­диц, не вошла в прак­ти­ку про­све­щен­но­го мира? От­чего она кажет­ся нам нело­гич­ной? Напро­тив, ука­зан­ное взаимоотно­шение куда логич­нее, от того что чело­веч­нее (если, конеч­но, ста­вить в при­о­ри­тет гума­ни­сти­че­ский под­ход и миро­воз­зре­ние). И если уж не­возможно предот­вра­тить кон­фликт, то мож­но поста­рать­ся его загла­дить перед лицом пони­ма­ния, взы­ва­ю­ще­го к гума­низ­му. К тому же ведь и одно лишь толь­ко осо­зна­ние подоб­ной ответ­ствен­но­сти спо­соб­но осту­дить пыл неле­пой враж­ды.

Тра­ди­ции пра­во­во­го обы­чая, вос­принимаемые нами в каче­стве наи­более при­ми­тив­но­го источ­ни­ка пра­ва, запро­сто под­ме­ня­ют в соответствую­щем куль­тур­ном окру­же­нии то, что с таким тру­дом выстра­и­ва­ет­ся раз­ви­той, мно­го­уров­не­вой систе­мой источни­ков пра­ва в циви­ли­зо­ван­ном мире.

Гипо­те­за о том, что наи­бо­лее низ­кий, но в то же вре­мя наи­бо­лее фун­даментальный уро­вень пра­во­во­го обы­чая име­ет в созна­нии наиболь­шее зна­че­ние, под­твер­жда­ет­ся эм­пирическими при­ме­ра­ми. Но отче­го так про­ис­хо­дит? От чего пра­во­вая куль­ту­ра при­ми­тив­ных пле­мен столь раз­ви­та, отче­го столь высо­ким на­блюдалось их пра­во­вое созна­ние? Веро­ят­но, тако­вая ситу­а­ция исхо­дит из того, что пра­во в подоб­ном сво­ем выра­же­нии (в виде тради­ции) осно­ва­но преж­де все­го на эти­ческих, то есть наи­бо­лее фундамен­тальных для пони­ма­ния осно­вах. В каче­стве допол­не­ния к этическо­му пони­ма­нию при­со­еди­ня­ют­ся и рели­ги­оз­ные убеж­де­ния, кото­рые, как пра­ви­ло, под­дер­жи­ва­ют их. При этом порой быва­ет труд­но разде­лить два этих осно­ва­ния.

В при­ми­тив­ной куль­ту­ре инстру­мент пра­ва осно­ван, преж­де все­го, на поня­тии спра­вед­ли­во­сти, ко­торое, в свою оче­редь, опи­ра­ет­ся на эти­че­ское пони­ма­ние и этиче­скую оцен­ку, тогда как более слож­ные куль­ту­ры (куль­ту­ры цивилиза­ции) опи­ра­ют­ся в сво­ей пра­во­вой тра­ди­ции всё более на поня­тия ин­тересов тех или иных групп. Такое пред­по­ло­же­ние поз­во­ля­ет сде­лать даже весь­ма поверх­ност­ное рассу­ждение о воз­мож­ной обрат­ной за­висимости куль­ту­ры пра­ва и уров­ня куль­тур­но­го раз­ви­тия.

Хотя это суж­де­ние труд­но назвать новым. Вот, напри­мер, что писал еще в нача­ле про­шло­го века извест­ный рус­ский мыс­ли­тель И. Ильин: «В по­нимании пра­ва и госу­дар­ства чело­вече­ству пред­сто­ит пере­жить еще глу­бо­кое обнов­ле­ние. Дол­жен быть окон­ча­тель­но отверг­нут гибель­ный пред­рас­су­док о «внеш­ней» при­ро­де пра­ва и госу­дар­ства; долж­на быть усмот­ре­на и усво­е­на их внут­рен­няя душев­но-духов­ная цен­ность. Пра­во толь­ко «про­яв­ля­ет­ся» во внеш­нем, про­стран­ствен­но-телес­ном мире; сфе­рою же его насто­я­щей жиз­ни и дей­ствия оста­ет­ся чело­ве­че­ская душа, в кото­рой оно высту­па­ет с си­лою объ­ек­тив­ной цен­но­сти»4.

И даже, несмот­ря на всю слож­ность и неод­но­знач­ность взгля­дов знаме­нитого фило­со­фа на фено­мен пра­во­со­зна­ния и его взгля­ды на идею гума­низ­ма, в этих его стро­ках так же усмат­ри­ва­ет­ся ука­за­ние на его пер­во­ос­но­ву пра­во­во­го созна­ния и куль­ту­ры пра­ва.

Ака­де­мик Абду­са­лам Гусей­нов в одной из сво­их заме­ток ука­зы­ва­ет, что «чем более нор­ма ориентирова­на на инди­ви­да, тем более она уни­версальна»5. Исхо­дя из это­го мож­но пред­по­ло­жить, что эти­ка явля­ет­ся куда как более уни­вер­саль­ным пред­метом чем то, что мы подразумева­ем под пра­вом. Ста­ло быть, эти­ка и есть та осно­ва, на кото­рой стро­ятся после­ду­ю­щие инстру­мен­ты и обще­ствен­ные явле­ния. А если это так, то чем бли­же пра­во­вое созна­ние нахо­дит­ся к созна­нию подлин­но эти­че­ско­му, тем более искрен­ним и неру­ши­мым оно явля­ет­ся.

Озна­ча­ет ли это, что пра­во­вая си­стема при­ми­тив­ной куль­ту­ры бо­лее чело­веч­на? Воз­мож­но. Хотя было бы боль­шой ошиб­кой идеа­лизировать ее и выстав­лять в каче­стве образ­ца. Все-таки очень мно­го чрез­мер­но­го, непо­нят­но­го и даже жесто­ко­го нам встре­ча­ет­ся в ней. При­ме­ров тому огром­ное множе­ство6. Напри­мер сосу­ще­ство­ва­ние и роб­кое про­ти­во­по­став­ле­ние друг дру­гу прин­ци­па тали­о­на и того, что сего­дня сре­ди нас при­ня­то имено­вать золо­тым пра­ви­лом эти­ки. Всё это встре­ча­ет­ся в доста­точ­ном оби­лии. Одна­ко неко­то­рые чер­ты прими­тивной куль­ту­ры, а точ­нее, чер­ты ее осно­вы – мораль­ной и эти­че­ской осно­вы, – могут быть рас­смот­ре­ны нами как вполне высо­кий обра­зец, от кото­ро­го, к сожа­ле­нию, порой от­ходит наша, каза­лось бы, высо­ко раз­витая куль­ту­ра.

  • Гусей­нов А. А. Фило­со­фия – мысль и посту­пок: ста­тьи, докла­ды, лек­ции, интер­вью. – СПб. : СПб­ГУП, 2012. – 848 с.
  • Ильин А. О вос­пи­та­нии наци­о­наль­ной эли­ты /​ Сост., вступ. ст. и ком­мент. Ю. Т. Лиси­цы – М.: Жизнь и Мысль – 2001 – 512 с.
  • Исто­рия Афри­ки в доку­мен­тах, 1870–2000: в 3 т. /​ отв. ред. А. Давид­сон Т.1.; Ин-т все­общ. Исто­рии РАН. – М. : Нау­ка, 2005. – 499 с.
  • Исто­рия Афри­ки в доку­мен­тах, 1870–2000: в 3 т. /​ отв. ред. А. Давид­сон Т.2.; Ин-т все­общ. Исто­рии РАН. – М.: Нау­ка, 2005. – 719 с.
  • Исто­рия Афри­ки в доку­мен­тах, 1870–2000 : в 3 т. /​ отв. ред. А. Давид­сон Т.3. ; Ин-т все­общ. Исто­рии РАН. – М. : Нау­ка, 2005. – 420 с.
  • Швей­цер А. Пись­ма из Лам­ба­рене. – Л.: Изд-во «Нау­ка» – 1989 – 471 с.
  • Schweitzer A. Afrikanische Geschichten. - Verlag Paul Haupt, Bern und Stuttgart. - 128 .
  • Schweitzer A. Briefe aus Lambarene. – Verlag C. H. Beck, Munchen. - 2009 – 192 s.
  • Schweitzer A. Zwischen Wasser und Urwald. Munich: Beck - 2008 – 168 g.

  1. Швей­цер А. Меж­ду водой и дев­ствен­ным лесом /​ Пись­ма из Лам­ба­рене, 1989, стр. 50–51.
  2. Там же стр. 82.
  3. Там же стр. 94.
  4. Ильин И. А. Пра­во­со­зна­ние и рели­ги­оз­ность /​ О вос­пи­та­нии наци­о­наль­ной эли­ты, 2001, стр. 50.
  5. Гусей­нов А. А. Фило­со­фия – мысль и посту­пок: ста­тьи, докла­ды, лек­ции, интер­вью. – СПб.: СПб­ГУП, 2012. – 848 с., стр. 48. 
  6. Мно­го­чис­лен­ные при­ме­ры тако­го рода обсто­я­тельств и норм мы можем най­ти, напри­мер, в заме­ча­тель­ной оте­чественной рабо­те «Исто­рия Афри­ки в доку­мен­тах», выпу­щен­ной в 2005 году в трех томах, а кро­ме того и в дру­гих до­кументальных рабо­тах А. Швей­це­ра, как «Афри­кан­ский днев­ник» («Afrikanische Geschichten») или «Пись­ма из Ламбаре­не» («Briefe aus Lambarene»).

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
7 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
paulkorryначинающий алкоголикВладимирГазета «Троицкий вариант» N 147. Обзор номера | Реорганизация Российской академии наук 2013Sarcasia Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Sarcasia
Sarcasia

Хоро­шо, что такой мате­ри­ал появил­ся. Толь­ко зря автор мате­ри­а­ла вслед за путе­ше­ствен­ни­ком, жив­шим 100 лет назад, так удив­ля­ет­ся тому, что «у этих дика­рей, ока­зы­ва­ет­ся, есть пра­во­со­зна­ние, нифи­га себе!». Всё-таки со вре­мён Швей­це­ра и этно­гра­фия, и исто­рия пра­ва не сто­я­ли на месте. А уж ссыл­ка на «неод­но­знач­но­го» (в пере­во­де с газет­но­го на рус­ский – фаши­ста) Ильи­на точ­но ни к чему.
Ещё в совет­ское вре­мя Инсти­тут восто­ко­ве­де­ния РАН издал див­ную кни­гу – сбор­ник ска­зок «О судах и судьях». Там собра­но огром­ное коли­че­ство ска­зок, темой кото­рых явля­ют­ся юри­ди­че­ские казу­сы, гео­гра­фия – от Китая до афри­кан­ских стран. Очень хоро­ший источ­ник по куль­ту­ре пра­ва у раз­ных наро­дов.

trackback
Газета «Троицкий вариант» N 147. Обзор номера | Реорганизация Российской академии наук 2013

[…] Куль­ту­ра пра­ва и куль­тур­ное раз­ви­тие Свя­то­слав Гор­бу­нов […]

начинающий алкоголик
начинающий алкоголик

увы, мы ниче­го не зна­ем о пра­во­вой куль­ту­ре насто­я­ще­го, а не толь­ко про­шло­го))
может быть пото­му, что пра­во­вой куль­ту­ры в нашей стране вовсе нет?

начинающий алкоголик
начинающий алкоголик

возь­ми­те хотя бы «пра­во­вую куль­ту­ру» в нау­ке))
Ее ведь прост о нет! Она не рас­про­стра­ня­ет­ся даль­ше поня­тий об отпус­ках и проф­со­юз­ных льго­тах. А ведь в РАН царит фео­да­лизм, мра­ко­бе­сие, кото­ро­го даже на кол­хоз­ном рын­ке не встре­тишь. Ака­де­мия не под­чи­ня­ет­ся ника­ким зако­нам и «само­управ­ля­ет­ся» так, что воло­сы дыбом вста­ют – еди­но­лич­ным реше­ни­ем началь­ни­ка.
Все такие реше­ния в сво­ей осно­ве име­ют рабо­вла­дель­че­ский прин­цип.
Поче­му-то никто за 300 лет не поду­мал о том, что­бы снаб­дить ака­де­мию пра­во­вы­ми прин­ци­па­ми. Воз­ни­ка­ли ино­гда в отдель­ных инсти­ту­тах Хар­тии и т.п., но они нико­гда не выпол­ня­лись и офи­ци­аль­но­го ста­ту­са не име­ли.

Владимир
Владимир

Так ведь у тузем­цев и 1 чело­век – поте­ря. Нера­ци­о­наль­но избав­лять­ся от тех, кто еще может при­го­дить­ся. Нет неф­тя­ной тру­бы, надо самим воз­де­лы­вать поч­ву и охо­тить­ся. Для это­го нуж­ны все вме­сте и каж­дый в отдель­но­сти.
А в Рос­сии даже в посло­ви­цы вошла радость от того, что у сосе­да коро­ва сдох­нет. Как тут все­рьез вос­при­ни­мать разум­ную ком­пен­са­цию, ценить людей и все такое? Лег­кие неф­тя­ные дохо­ды и пара­зи­ти­че­ское отно­ше­ние вла­сти к наро­ду раз­вра­ти­ло всё!

начинающий алкоголик
начинающий алкоголик

ух-ты, ух-ты)) сра­зу мину­са, ско­рее мне ста­вить, РАН защи­щать))
Не нра­вит­ся по зако­нам жить? При­вык­ли по поня­ти­ям?
Вот в этом и вся суть этой орга­ни­за­ции.
Мафия..Свои поня­тия, свои зако­ны..
Толь­ко мафия хоть день­ги «зара­ба­ты­ва­ет», и не лезет в пра­ви­тель­ство с рац­пред­ло­же­ни­я­ми, а эти и денег тре­бу­ют и норо­вят еще попра­вить что-то))

paulkorry
paulkorry

То, что Швей­цер счи­тал «несо­кру­ши­мым пра­во­со­зна­ни­ем», на самом деле явля­ет­ся риту­а­лом. В при­ми­тив­ных обще­ствах жизнь пол­но­стью под­чи­не­на риту­а­лу, и это не обсуж­да­ет­ся; для чле­на тако­го обще­ства кри­ти­ко­вать риту­ал столь же неле­по и опас­но, как для живот­но­го рефлек­си­ро­вать по пово­ду сво­их инстинк­тов. Швей­це­ру про­сто при­ят­но было наде­лять афри­кан­цев евро­пей­ским пра­во­со­зна­ни­ем, отсю­да все эти бла­го­глу­по­сти.
Осо­бен­но уми­ля­ет При­мер 2. Дочь пер­во­го тузем­ца, еще в про­ек­те обе­щан­ная вто­ро­му, совер­шен­но бес­прав­на, и, по сути, явля­ет­ся объ­ек­том ))

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: