Когда нападают зомби: пять паразитов, кошечки и неизбежный апокалипсис

Александр Панчин

Алек­сандр Пан­чин

«Когда напа­да­ют зом­би: мате­ма­ти­че­ское моде­ли­ро­ва­ние вспыш­ки зом­би-инфек­ции», — так назы­ва­ет­ся ста­тья, опуб­ли­ко­ван­ная в жур­на­ле Infectious Disease Modelling Research Progress [1]. Зом­би опре­де­ля­ют­ся авто­ра­ми как «ожив­шие чело­ве­че­ские тру­пы, пита­ю­щи­е­ся чело­ве­че­ской пло­тью» [2]. Исполь­зуя систе­мы диф­фе­рен­ци­аль­ных урав­не­ний и набор общих пред­став­ле­ний о зом­би, почерп­ну­тых из совре­мен­ной куль­ту­ры (из книг, филь­мов и ком­пью­тер­ных игр), авто­ры пока­зы­ва­ют, что в слу­чае вспыш­ки зом­би-инфек­ции невоз­мож­но рав­но­ве­сие: сосу­ще­ство­ва­ние людей и зом­би на про­тя­же­нии дли­тель­но­го вре­ме­ни. Либо мы их уни­что­жим, либо они нас: насту­пит зом­би-апо­ка­лип­сис и конец циви­ли­за­ции. При­чем для выжи­ва­ния чело­ве­че­ству необ­хо­ди­мо уни­что­жить всех зом­би как мож­но быст­рее. Стро­гий каран­тин, ско­рее все­го, не помо­жет. Неко­то­рые люди смо­гут выжить и сосу­ще­ство­вать с зом­би, толь­ко если вовре­мя будет най­де­но лекар­ство от зом­би-инфек­ции. Авто­ры пишут, что хотя рас­смот­рен­ные ими сце­на­рии име­ют крайне малое отно­ше­ние к реаль­но­сти, их рабо­та демон­стри­ру­ет гиб­кость мето­дов мате­ма­ти­че­ско­го моде­ли­ро­ва­ния эпи­де­мио­ло­ги­че­ских про­цес­сов. Утвер­жда­ет­ся, что раз­ра­бо­тан­ные моде­ли могут быть при­ме­не­ны для опи­са­ния более реа­ли­стич­ных вспы­шек инфек­ций.

Я дав­но искал повод пого­во­рить о зом­би. Я люб­лю фан­та­сти­ку, осо­бен­но, сюжет кото­рой пыта­ют­ся сде­лать мак­си­маль­но прав­до­по­доб­ным, мак­си­маль­но про­пи­тан­ным совре­мен­ны­ми науч­ны­ми пред­став­ле­ни­я­ми. В этой ста­тье я пред­ла­гаю рас­смот­реть вопрос о том, как выгля­дит прав­до­по­доб­ный зом­би и прав­до­по­доб­ный зом­би-апо­ка­лип­сис. Но сна­ча­ла нам потре­бу­ет­ся неболь­шой экс­курс о раз­но­об­ра­зии био­ло­ги­че­ских пара­зи­тов.

Воль­ба­хии — груп­па пара­зи­ти­че­ских бак­те­рий, кото­рые инфи­ци­ру­ют, преж­де все­го, насе­ко­мых [3]. Пере­да­ют­ся воль­ба­хии через жен­ские (но не муж­ские) поло­вые клет­ки из поко­ле­ния в поко­ле­ние. Поэто­му, что­бы эффек­тив­но раз­мно­жать­ся воль­ба­хии исполь­зу­ют сле­ду­ю­щие стра­те­гии моди­фи­ка­ции сво­их хозя­ев:

  • инфи­ци­ро­ван­ные сам­цы уми­ра­ют на ран­них эта­пах раз­ви­тия, остав­ляя боль­ше ресур­сов для раз­ви­тия инфи­ци­ро­ван­ных самок;
  • инфи­ци­ро­ван­ные сам­цы могут раз­ви­вать­ся по жен­ско­му типу, ста­но­вясь либо насто­я­щи­ми сам­ка­ми, либо бес­плод­ны­ми сам­ка­ми;
  • инфи­ци­ро­ван­ные сам­ки могут выра­ба­ты­вать спо­соб­ность к пар­те­но­ге­не­зу — раз­мно­же­нию без помо­щи сам­цов;
  • инфи­ци­ро­ван­ные сам­цы не могут опло­до­тво­рять самок, кото­рые не были инфи­ци­ро­ва­ны дан­ным штам­мом воль­ба­хии.

Воль­ба­хии — это не про­сто пара­зи­ты, а пара­зи­ты, кото­рые могут менять пол сво­их хозя­ев, вли­ять на их репро­дук­тив­ные функ­ции и пове­де­ние [3].

Дру­гой при­мер пара­зи­та, спо­соб­но­го вли­ять на пове­де­ние живых орга­низ­мов — лан­це­то­вид­ная дву­уст­ка (Dicrocoelium dendriticum). Этот плос­кий червь за свой жиз­нен­ный цикл сме­ня­ет трех хозя­ев: улит­ку, мура­вья и копыт­ное живот­ное, напри­мер овцу. Попав внутрь мура­вья, личин­ка лан­це­то­вид­ной дву­уст­ки нахо­дит путь в его нерв­ную систе­му. Инфи­ци­ро­ван­ный мура­вей днем ведет себя нор­маль­но, а ночью взби­ра­ет­ся на высо­кую тра­вин­ку и цеп­ля­ет­ся за нее сво­и­ми челю­стя­ми. В таком поло­же­нии мура­вья с высо­кой веро­ят­но­стью съест овца или коро­ва— конеч­ный хозя­ин пара­зи­та.

Рисунок 2. Ланцетовидная двуустка (www.biolib.cz/img/ gal/11590.jpg)

Рису­нок 2. Лан­це­то­вид­ная дву­уст­ка (www.biolib.cz/img/gal/11590.jpg)

Тре­тий при­мер — ток­со­плаз­ма. Это про­стей­шее, спо­соб­ное пара­зи­ти­ро­вать на боль­шин­стве теп­ло­кров­ных живот­ных, вклю­чая чело­ве­ка. Но основ­ным хозя­и­ном ток­со­плаз­мы явля­ют­ся кош­ки. Тем не менее, око­ло тре­ти насе­ле­ния Зем­ли сего­дня инфи­ци­ро­ва­ны ток­со­плаз­мой [4]. Сырое мясо, не соблю­де­ние гиги­е­ны при ухо­де за кош­ка­ми — основ­ные источ­ни­ки зара­же­ния. Как пра­ви­ло, ток­со­плаз­моз не име­ет выра­жен­ных симп­то­мов, без­вре­ден и про­те­ка­ет неза­мет­но, но у людей с силь­но ослаб­лен­ным имму­ни­те­том (как при СПИ­Де) могут воз­ни­кать тяже­лые ослож­не­ния, напри­мер вос­па­ле­ния моз­га. Латент­ный ток­со­плаз­моз свя­зы­ва­ют с воз­мож­ным повы­шен­ным риском суи­ци­даль­но­го пове­де­ния у людей [5], хотя до кон­ца не ясно, дей­стви­тель­но ли суще­ству­ет меж­ду эти­ми дву­мя явле­ни­я­ми при­чин­но-след­ствен­ная связь. Но на гры­зу­нах зави­си­мость меж­ду зара­же­ни­ем ток­со­плаз­мой и изме­не­ни­ем пове­де­ния пока­за­на. Ток­со­плаз­ма меня­ет инфи­ци­ро­ван­ных мышей таким обра­зом, что­бы они лег­че ста­но­ви­лись добы­чей кошек и рас­про­стра­ня­ли инфек­цию [6]. Обыч­но мыши избе­га­ют мест, кото­рые пах­нут кош­кой, нега­тив­но реа­ги­ру­ют на запах коша­чьей мочи. Инфи­ци­ро­ван­ные же мыши частич­но утра­чи­ва­ют это оттор­же­ние, а так­же боль­ше вре­ме­ни про­во­дят в дви­же­нии, нахо­дясь там, где их могут пой­мать.

Рисунок 3.Токсоплазма (www.ppdictionary.com/parasites/gondii_t.jpg)

Рису­нок 3. Ток­со­плаз­ма (www.ppdictionary.com/parasites/gondii_t.jpg)

В сле­ду­ю­щем при­ме­ре речь не пой­дет о пара­зи­те, меня­ю­щем пове­де­ние. Ему и не надо это­го делать: это пара­зит тасма­ний­ских дья­во­лов — живот­ных очень агрес­сив­ных, в попу­ля­ции кото­рых кро­во­про­лит­ные схват­ки меж­ду осо­бя­ми — дело обы­ден­ное. Уди­ви­тель­но, что у этих существ обна­ру­же­на рако­вая опу­холь, кото­рая часто обра­зу­ет­ся на мор­де и может пере­да­вать­ся через уку­сы [7]. Напом­ню, что рако­вые опу­хо­ли воз­ни­ка­ют из нор­маль­ных кле­ток орга­низ­ма, в кото­рых про­ис­хо­дят мута­ции, при­во­дя­щие к их некон­тро­ли­ру­е­мо­му деле­нию. Эпи­де­мия рака, кото­рая пора­зи­ла чуть ли не 80% попу­ля­ции это­го вида, по-види­мо­му, воз­ник­ла в резуль­та­те ряда мута­ций в шва­нов­ской клет­ке одной сам­ки тасма­ний­ско­го дья­во­ла [7]. Шва­нов­ские клет­ки — это вспо­мо­га­тель­ные клет­ки нерв­ной тка­ни, клет­ки, кото­рые в нор­ме фор­ми­ру­ют элек­тро­изо­ли­ру­ю­щую обо­лоч­ку вокруг отрост­ков нерв­ных кле­ток (аксо­нов). Послед­ний в спис­ке, но не послед­ний по тяже­сти послед­ствий зара­же­ния, — вирус бешен­ства. Опас­ный вирус, кото­рый может пере­да­вать­ся при уку­сах, про­ни­кать в нерв­ные волок­на пери­фе­ри­че­ской нерв­ной систе­мы и полз­ти по ним в тече­ние несколь­ких меся­цев, пока не допол­зет до цен­траль­ной нерв­ной систе­мы. Если про­фи­лак­ти­че­ские меры не при­ня­ты вовре­мя, леталь­ный исход прак­ти­че­ски неиз­бе­жен. Чело­век с бешен­ством, как пра­ви­ло, боит­ся воды, испы­ты­ва­ет при­сту­пы боли, яро­сти, некон­тро­ли­ру­е­мо­го воз­буж­де­ния, депрес­сии, его могут пре­сле­до­вать мании и сон­ли­вость, пока он не впа­дет в кому. Кро­ме того, вирус может пере­да­вать­ся от одно­го вида живот­ных дру­го­му, напри­мер от соба­ки к чело­ве­ку.

Рисунок 4. Клетки неоплазмы тасманийского дьявола (http://vet.sagepub.com/content/43/6/890/F3.medium.gif)

Рису­нок 4. Клет­ки неоплаз­мы тасма­ний­ско­го дья­во­ла
(http://vet.sagepub.com/content/43/6/890/F3.medium.gif)

Итак, мы зна­ем, что пара­зи­та­ми могут быть виру­сы, бак­те­рии, чер­ви, про­стей­шие и даже соб­ствен­ные, «съе­хав­шие с кату­шек гене­ти­че­ской про­грам­мы» клет­ки орга­низ­ма. Мы зна­ем, что пара­зи­ты могут про­ни­кать в мозг и вли­ять на пове­де­ние хозя­ев. Более того, они могут пере­да­вать­ся от одно­го вида к дру­го­му, в том чис­ле при уку­сах, делать инфи­ци­ро­ван­ные орга­низ­мы как пас­сив­ны­ми, так и агрес­сив­ны­ми, при­во­дить к смер­ти хозя­и­на или же не делать ниче­го: дре­мать, оста­ва­ясь неза­ме­чен­ны­ми. Неко­то­рые пара­зи­ты могут ока­зы­вать посто­ян­ное вли­я­ние на пове­де­ние хозя­и­на или могут акти­ви­ро­вать­ся в опре­де­лен­ных усло­ви­ях, как, напри­мер, в слу­чае лан­це­то­вид­ной дву­уст­ки.

Мне кажет­ся, что настал момент, когда я готов пред­ло­жить свою кон­цеп­цию реа­ли­стич­но­го зом­би-апо­ка­лип­си­са.

Девоч­ке Маше было десять лет, когда она подо­бра­ла на ули­це пуши­сто­го голод­но­го котен­ка, кото­рый жалоб­но мяу­кал, и при­нес­ла его домой, тай­ком от роди­те­лей, что­бы покор­мить. Это было про­яв­ле­ни­ем искрен­ней чело­ве­че­ской доб­ро­ты, всё реже встре­ча­ю­щей­ся в наши дни. Маша не зна­ла, что внут­ри это­го малень­ко­го котен­ка, внут­ри его чере­па, таи­лось, выжи­дая пра­виль­но­го момен­та, нечто, с чем не стал­ки­вал­ся еще ни один чело­век. Нечто небла­го­дар­ное и чрез­вы­чай­но опас­ное. Маша доста­ла из холо­диль­ни­ка кусо­чек кол­ба­сы. «На, киса-киса! На! Возь­ми!» — про­ле­пе­та­ла она, про­тя­ги­вая еду котен­ку. Коте­нок поню­хал кол­ба­су, мяук­нул и вне­зап­но вце­пил­ся зуба­ми в руку девоч­ки. Маша вскрик­ну­ла, а коте­нок вско­чил на под­окон­ник и рас­тво­рил­ся в све­те лет­не­го солн­ца.

Про­шло две неде­ли, преж­де чем роди­те­ли нача­ли заме­чать стран­ное в пове­де­нии доче­ри. По ночам Машу мучи­ли кош­ма­ры, днем она была необы­чай­но тихой, мол­ча­ли­вой, непо­движ­ной. Каза­лось, что Маша ска­лит­ся, когда на нее никто не смот­рит. Потом у Маши под­ня­лась тем­пе­ра­ту­ра. Когда забот­ли­вая мать подо­шла к посте­ли, что­бы укрыть дочь оде­я­лом, Маша схва­ти­ла ее за руку и уку­си­ла. Пере­пу­ган­ные роди­те­ли вызва­ли «ско­рую», и Машу отпра­ви­ли на обсле­до­ва­ние в боль­ни­цу.

Рисунок 5. Вирус бешенства (www.cdc.gov/rabiesandkids/images/virus/virus_microscope.jpg)

Рису­нок 5. Вирус бешен­ства (www.cdc.gov/rabiesandkids/images/virus/virus_microscope.jpg)

В боль­ни­це девоч­ка вела себя тихо, смот­ре­ла по сто­ро­нам пустым взгля­дом, ино­гда при­хо­ди­ла в себя, но нена­дол­го. Она была жива, но она уже не была Машей. В ее дет­ском моз­ге сидел новый вид пара­зи­та. Она была его хозя­и­ном, но насто­я­щим хозя­и­ном был он. Его исто­рия была три­ви­аль­ной. Всё нача­лось с обыч­ных кошек. Пред­ки пара­зи­та жили в этих чет­ве­ро­но­гих суще­ствах мно­гие поко­ле­ния, их чис­лен­ность насчи­ты­ва­ла мил­ли­о­ны. Ино­гда кош­ки цара­па­ли друг дру­га, дра­лись и куса­лись. Тогда эво­лю­ция сде­ла­ла пер­вый малень­кий шаг: часть пара­зи­тов пере­ме­сти­лась из нерв­ной систе­мы, где они уже при­спо­со­би­лись выжи­вать, к слюн­ным желе­зам. И ста­ли пере­да­вать­ся через уку­сы. Уку­сы доста­ва­лись, преж­де все­го, драч­ли­вым голод­ным без­дом­ным кош­кам и котам. Но ино­гда и без­обид­ным кош­кам, став­шим жерт­ва­ми напа­де­ния. Вско­ре был сде­лан сле­ду­ю­щий шаг эво­лю­ции: даже спо­кой­ную кош­ку мож­но сде­лать агрес­сив­ной, доста­точ­но пра­виль­но подей­ство­вать на ее мозг. Корот­кие и ред­кие при­сту­пы агрес­сии не вызы­ва­ли подо­зре­ний у людей. Никто не заме­чал, что милые кошеч­ки вне­зап­но ста­но­ви­лись агрес­сив­ны­ми,  напа­да­ли на соро­ди­чей, а потом сно­ва ста­но­ви­лись спо­кой­ны­ми и лас­ко­вы­ми. Спо­кой­ны­ми, что­бы их покор­ми­ли, подо­бра­ли с ули­цы, пожа­ле­ли. Неко­то­рые кош­ки попа­да­ли в дома, ино­гда в домах уже были дру­гие кош­ки или коты, кото­рые ста­но­ви­лись новы­ми жерт­ва­ми инфек­ции. Адап­та­ции пара­зи­та шли одна за дру­гой: когда в доме не оста­ва­лось неин­фи­ци­ро­ван­ных кошек, инфи­ци­ро­ван­ные кош­ки бежа­ли на ули­цу. При виде чело­ве­ка — при­жи­ма­лись к нему, тре­буя забо­ты и кро­ва. Наи­бо­лее при­вле­ка­тель­ны­ми для кошек, став­ши­ми хозя­е­ва­ми пара­зи­та, ста­но­ви­лись люди, от кото­рых пах­ло дру­ги­ми кош­ка­ми. Оста­вал­ся послед­ний шаг: ата­ко­вать само­го чело­ве­ка.

Одна­жды мама Маши не смог­ла наве­стить дочь в боль­ни­це, отец при­шел один. Он не стал рас­ска­зы­вать доче­ри, что ее мать поку­са­ла сосе­дей, и поэто­му ее забра­ли в поли­цию для разъ­яс­не­ний обсто­я­тельств. Разу­ме­ет­ся, это была лишь вре­мен­ная мера, ведь никто серьез­но не постра­дал. О начав­шей­ся эпи­де­мии никто не подо­зре­вал.

Самые страш­ные зом­би — те, кото­рые почти неот­ли­чи­мы от здо­ро­вых людей. Ты не ждешь от них под­во­ха, забо­тишь­ся о них, под­став­ляя себя под удар. Один укус, и через неко­то­рые вре­мя ты лиша­ешь­ся разу­ма. Не пол­но­стью, а лишь слег­ка тупе­ешь, вре­мя от вре­ме­ни ста­но­вишь­ся агрес­сив­ным и лезешь кусать­ся. Таких зом­би не будут уби­вать, про­тив них не санк­ци­о­ни­ру­ют экс­трен­ные меры по уни­что­же­нию из самых пра­виль­ных гума­ни­сти­че­ских сооб­ра­же­ний, ведь, на пер­вый взгляд, это всё еще люди. А зна­чит, как пока­зы­ва­ют эпи­де­мио­ло­ги­че­ские моде­ли, зом­би побе­дят, при­чем побе­дят доволь­но быст­ро.

Воз­мож­но, не все поку­сан­ные ста­нут инфи­ци­ро­ван­ны­ми. Людей на Зем­ле мил­ли­ар­ды, кто-то устой­чив к пара­зи­ту, кто-то не очень. Но эво­лю­ция пара­зи­та не сто­ит на месте. Воз­мож­но, более силь­ные и частые уку­сы спра­вят­ся с теми, кого не взял один малень­кий укус. Воз­мож­но, тех, кто устой­чив к инфек­ции, мож­но съесть, осо­бен­но если все осталь­ные инфи­ци­ро­ва­ны, а еды ста­но­вит­ся мало. Думаю, что ход эво­лю­ции может пой­ти в таком направ­ле­нии. Поеда­ние людей, кото­рых мож­но инфи­ци­ро­вать, ско­рее все­го, не вой­дет в прак­ти­ку, но отку­сы­ва­ние кусоч­ков — вполне воз­мож­но.

Обыч­но в филь­мах, что­бы убить зом­би, им нуж­но отре­зать или про­бить голо­ву. Я пола­гаю, что реа­ли­стич­ные зом­би уми­ра­ют от все­го, что уби­ло бы чело­ве­ка. Голод, жаж­да, нож в серд­це, поте­ря кро­ви нехват­ка кис­ло­ро­да в резуль­та­те ране­ния в лег­кие — всё это долж­но уби­вать зом­би. Мож­но пред­ста­вить, что в голо­да­ю­щем зом­би акти­ви­ру­ют­ся про­цес­сы авто­фа­гии, он начи­на­ет поти­хонь­ку пере­ва­ри­вать свои соб­ствен­ные клет­ки и за счет это­го живет чуть доль­ше, чем обыч­ные люди без еды, сла­бея и утра­чи­вая внеш­нюю при­вле­ка­тель­ность.

Воз­мож­но, зом­би под дей­стви­ем пара­зи­та научат­ся не чув­ство­вать боль. Боль – это меха­низм, защи­ща­ю­щий тело хозя­и­на от даль­ней­ших повре­жде­ний. Здо­ро­вье хозя­и­на не столь важ­но, как рас­про­стра­не­ние инфек­ции любой ценой. Если смерть хозя­и­на необ­хо­ди­ма для зара­же­ния новой осо­би, его смерть оправ­да­на. В филь­мах часто пока­зы­ва­ют, как хро­мой зом­би уве­рен­но пре­сле­ду­ет добы­чу, ковы­ляя на сло­ман­ных конеч­но­стях и игно­ри­руя гни­ю­щую инфи­ци­ро­ван­ную руку. Это пред­став­ля­ет­ся вполне реа­ли­стич­ным. В неко­то­рых филь­мах, вро­де «Ходя­чие мерт­ве­цы», инфи­ци­ро­ван­ные люди ста­но­вят­ся зом­би после смер­ти. Напри­мер после огне­стрель­но­го ране­ния в серд­це. Это не прав­до­по­доб­но. Едва ли пара­зит может ожи­вить мерт­во­го чело­ве­ка.

В филь­мах зом­би, как пра­ви­ло, не уби­ва­ют друг дру­га. Нуж­но при­знать, что это име­ет опре­де­лен­ный эво­лю­ци­он­ный смысл. При­мер с воль­ба­хи­я­ми пока­зы­ва­ет, что инфи­ци­ро­ван­ные и неин­фи­ци­ро­ван­ные насе­ко­мые могут, хоть и не очень точ­но, отли­чать друг дру­га и калиб­ро­вать свое пове­де­ние соот­вет­ству­ю­щим обра­зом. Пола­гаю, что и инфи­ци­ро­ван­ные люди смо­гут как-то раз­ли­чать сво­их от чужих по каким-то внеш­ним при­зна­кам. Но едва ли зом­би мож­но обма­нуть: слег­ка уку­сить на вся­кий слу­чай они могут и сво­их, в этом не будет вре­да.

Я не встре­чал в филь­мах ука­за­ний на нали­чие поло­во­го раз­мно­же­ния у зом­би. Пара­зи­ту лег­че раз­мно­жать­ся уку­са­ми на ран­них эта­пах эпи­де­мии, но и утра­та репро­дук­тив­ной функ­ции едва ли даст допол­ни­тель­ное пре­иму­ще­ство. Когда ста­нет неко­го кусать, зом­би при­дет­ся искать дру­гие спо­со­бы раз­мно­же­ния. Напри­мер, созда­вая новых людей вполне тра­ди­ци­он­ным путем, кото­рые будут инфи­ци­ро­ва­ны либо от рож­де­ния, либо будут зара­же­ны вско­ре после.

Когда не зара­жен­ных людей не оста­нет­ся, воз­мож­ны два сце­на­рия, кото­рые друг дру­га не исклю­ча­ют. Пер­вый -воз­мож­ны вой­ны меж­ду раз­ны­ми обра­зо­вав­шим­ся штам­ма­ми пара­зи­та, меж­ви­до­вая кон­ку­рен­ция, кото­рая про­явит­ся как вой­на меж­ду их хозя­е­ва­ми. У тебя не те пара­зи­ты? Полу­чай! Может быть и такой сце­на­рий – гар­мо­нич­ная жизнь пара­зи­тов с пора­бо­щен­ны­ми людь­ми. Люди живут, не зная, что они зом­би, раз­во­дят коше­чек, кото­рых они очень любят, но не могут тол­ком объ­яс­нить поче­му. И Боже упа­си того, кто ска­жет, что кошеч­ки не свя­щен­ны. Ниче­го не напо­ми­на­ет?

  1. P. Munz, I. Hudea, J. Imad and R.J. Smith. When zombies attack!: mathematical modeling of an outbreak of zombie infection pp. 133–150 Infectious Disease Modelling Research Progress.
  2. Brooks, Max, 2003 The Zombie Survival Guide — Complete Protection from the Living Dead, Three Rivers Press, pp. 2–23. 2009.
  3. Wiwatanaratanabutr I, Allan S, Linthicum K, Kittayapong P. J Am Mosq Control Assoc. 2010 Sep; 26(3): 265–73. Strain-specific differences in mating, oviposition, and host-seeking behavior between Wolbachia-infected and uninfected Aedes albopictus.
  4. Montoya JG, Liesenfeld O. Lancet. 2004 Jun 12;363(9425):1965–76. Toxoplasmosis.
  5. Marianne G. Pedersen, Preben Bo Mortensen; Bent Norgaard-Pedersen; Teodor T. Postolache. Toxoplasma gondii Infection and Self-directed Violence in Mothers. Jama Psychiatry Nov 2012, Vol 69, No. 11 .
  6. Folia Parasitol (Praha). 2010 Jun; 57(2): 95–104. Toxoplasma gondii-altered host behaviour: clues as to mechanism of action. Webster JP, McConkey GA.
  7. Bostanci, A. (2005). «A Devil of a Disease». Science 307 (5712): 1035.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , ,

 

8 комментариев

  • Alex:

    Дочи­тал до «… и рас­тво­рил­ся в све­те лет­не­го солн­ца.» и даль­ше не смог. Нель­зя ж такое на ночь гля­дя.

  • Владимир:

    Вели­ко­леп­но!

  • Иван Иванов:

    )
    всё мож­но пред­ста­вить, нель­зя пред­ста­вить толь­ко гар­мо­нич­ной жиз­ни. Автор забыл своё же заме­ча­ние, про пони­жен­ные имму­ни­тет, рефлек­сы и уро­вень интел­лек­та. Это и есть эво­лю­ци­он­ный «выклю­ча­тель». Дегра­да­ция и выми­ра­ние нежиз­не­спо­соб­ной флук­ту­а­ции.
    Кре­а­тив бьёт клю­чом, а пото­му, уже, при­ду­ман новый виток эво­лю­ции: вам­пир -обо­ро­тень с со сверх­спо­соб­но­стя­ми. Из жал­ко­го, заби­то­го суще­ства он пре­вра­тил­ся в нечто супер­ге­рой­ное.
    Что мож­но намай­нить в этом направ­ле­нии??

  • Владимир:

    Resident Evil 6 смот­ри­те «в этом направ­ле­нии».

    • Иван Иванов:

      Фан­та­сти­ка ни разу не инте­рес­на. И тем более вари­а­ции на пара­но­и­даль­ные темы. Инте­рес­ны наблю­де­ния за живой ( и не живой) при­ро­дой.

      • Владимир:

        Сверх­спо­соб­но­сти – тер­мин не из при­ро­ды, а из фан­та­сти­ки. Сам не зна­ешь что хочешь!

        • Иван Иванов:

          Наезд не по делу. Речь не о мета­фо­рах, а о новых усло­ви­ях, при­зна­ках, био­ло­гии раз­ви­тия.
          А если о сверх­спо­соб­но­стях, то, имхо, сли­зе­ви­ки дадут в гору мно­гим пред­ста­ви­те­лям цар­ства живот­ных)

  • […] Недав­но посмот­рел фильм «Про­ме­тей», а еще про­чи­тал вот такую ста­тью:  trv-science.ru. […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com