Поэт. Филолог. Свободный человек

Счаст­лив гово­ря­щий сво­е­му горю,
рас­кры­вая изда­ле­ка объ­я­тья:
подой­ди ко мне, мы с тобою бра­тья,
радост­но рыда­нью тво­е­му вто­рю.
Сто­ро­нит­ся мое и гла­за пря­чет,
а в мои не смот­рит, буд­то их нету.
Чем тебя я вижу? И нет отве­та,
толь­ко тех и слы­шит, кто и сам
пла­чет.
Г. Дашев­ский, сен­тябрь 1989 года

17 декаб­ря 2013 года, в Москве, после дол­гой тяже­лой болез­ни, умер  Гри­го­рий Дашев­ский – поэт, пере­вод­чик, лите­ра­тур­ный кри­тик, фило­лог, пре­по­да­ва­тель. Умер, немно­го не дожив до 50. Он был уди­ви­тель­ный, умный, тон­кий, обра­зо­ван­ный, иро­нич­ный, радост­ный, бла­го­род­ный, вели­ко­душ­ный, сокру­ши­тель­но оба­я­тель­ный чело­век. И дежур­ное соче­та­ние «невос­пол­ни­мая утра­та» – в этом слу­чае про­сто кон­ста­та­ция фак­та.

Фото М. Кончица
Фото М. Кон­чи­ца

Власть Дашев­ско­го над сло­вом была без­гра­нич­на, мысль все­гда сме­ла и точ­на, вкус без­упре­чен. Но эта без­упреч­ность соче­та­лась с живым чув­ством и непод­дель­ным любо­пыт­ством к жиз­ни: «…вооб­ще гово­ря, невер­на сама идея, что во вре­мя собы­тий надо читать ста­рые кни­ги, что­бы собы­тия луч­ше понять. Наобо­рот, толь­ко став участ­ни­ка­ми собы­тий, мы полу­ча­ем шанс понять дав­но напи­сан­ные и даже мно­го раз нами пере­чи­тан­ные кни­ги. Не бла­го­да­ря кни­гам луч­ше пони­ма­ешь собы­тия, а бла­го­да­ря собы­ти­ям луч­ше пони­ма­ешь кни­ги. Как, впер­вые сам полю­бив, чело­век зано­во пони­ма­ет смысл всех сти­хов и рома­нов о люб­ви, чита­ет их новы­ми, повзрос­лев­ши­ми гла­за­ми, так и мы сей­час можем повзрос­лев­ши­ми гла­за­ми пере­честь мему­а­ры и рома­ны о сму­тах про­шло­го…»

В эти дни о нем появи­лось мно­го душев­но про­чув­ство­ван­ных некро­ло­гов. Мы же хотим опуб­ли­ко­вать пись­мо Гри­го­рия Дашев­ско­го о том, как гово­рить со сту­ден­та­ми о Гора­ции, с крат­ким пре­ди­сло­ви­ем адре­са­та – С.Л. Коз­ло­ва. Счаст­ли­вы сту­ден­ты, с кото­ры­ми так гово­рят. О Гора­ции или о чем угод­но.

Сер­гей Коз­лов, про­фес­сор факуль­те­та фило­ло­гии НИУ-ВШЭ:

Ака­де­ми­че­ская карье­ра Гри­ши Дашев­ско­го была свя­за­на глав­ным обра­зом с РГГУ, где он оста­вал­ся пре­по­да­ва­те­лем клас­си­че­ской фило­ло­гии до тех пор, пока не стал лите­ра­тур­ным обо­зре­ва­те­лем «Ком­мер­сан­та». Мало кому извест­но, что осе­нью 2010 года наша коман­да, собрав­ша­я­ся стро­ить отде­ле­ние фило­ло­гии на ново­об­ра­зу­е­мом факуль­те­те фило­ло­гии в Выс­шей шко­ле эко­но­ми­ки, обра­ти­лась к Дашев­ско­му с горя­чим при­гла­ше­ни­ем вой­ти в про­фес­сор­ско-пре­по­да­ва­тель­ский состав буду­ще­го факуль­те­та, если здо­ро­вье ему поз­во­лит.

Здо­ро­вье, в кон­це кон­цов, не поз­во­ли­ло – но, преж­де чем сам Гри­ша вынуж­ден был при­знать неосу­ще­стви­мость этой затеи, несколь­ко меся­цев и он, и мы леле­я­ли меч­ту о буду­щей сов­мест­ной рабо­те. Гри­ша был увле­чен наши­ми пла­на­ми и при­ни­мал уча­стие в элек­трон­но-эпи­сто­ляр­ном обмене мне­ни­я­ми по раз­ным вопро­сам буду­ще­го устрой­ства факуль­те­та. В пер­вый год рабо­ты факуль­те­та он с инте­ре­сом сле­дил за наши­ми тру­да­ми и дня­ми.

При под­го­тов­ке моих лек­ций я не раз обра­щал­ся к нему за сове­та­ми и кон­суль­та­ци­я­ми. И вот, уже в кон­це учеб­но­го года, в рам­ках кур­са «Тео­рия лите­ра­ту­ры» мне пред­сто­я­ло обсуж­дать со сту­ден­та­ми-пер­во­курс­ни­ка­ми «Нау­ку поэ­зии» («Посла­ние к Пизо­нам») Гора­ция. Рим­ская поэ­зия эпо­хи Авгу­ста была спе­ци­аль­но­стью Дашев­ско­го, и я, разу­ме­ет­ся, обра­тил­ся к нему за сове­та­ми. 13 мая 2012 года я напи­сал ему в «лич­ку» «Фейс­бу­ка»:

«В сле­ду­ю­щий чет­верг будем со сту­ден­та­ми раз­би­рать Поэ­ти­ку Гора­ция. Поэто­му — сми­рен­но жду сове­тов: что луч­ше — толь­ко семи­нар или и лек­ция, и семи­нар? По каким рабо­там мне гото­вить­ся? какое им дать зада­ние к семи­на­ру? Пер­вое зада­ние, кото­рое мне при­шло в голо­ву, — заста­вить их искать пере­се­че­ния меж­ду Гора­ци­ем и тек­стом Поэ­ти­ки Ари­сто­те­ля (бла­го Ари­сто­те­ля они чита­ли). Как Вам это зада­ние? что еще мож­но при­ду­мать? В общем — жду любых сове­тов».

Ниже при­во­дит­ся ответ Дашев­ско­го. Пере­пис­ку со мной он вел «ско­ро­пи­сью», со мно­же­ством сокра­ще­ний; все сокра­щен­ные сло­ва дают­ся в пол­ной фор­ме. Пунк­ту­а­ция уни­фи­ци­ро­ва­на.

«Я сей­час у Маши — и у меня нет под рукой ни моих запи­сей, ни книг, но: срав­ни­вать пере­се­че­ния Ари­сто­те­ля и Гора­ция без пони­ма­ния цело­го — дело бес­плод­ное. А целое у Гора­ция понять нелег­ко — т.е. зачем он это напи­сал? это очень непол­но и как нор­ма­тив­ная и как опи­са­тель­ная поэ­ти­ка. (Хотя потом чита­лось имен­но так — но про рецеп­цию Вы им рас­ска­же­те в лек­ции. У меня есть дома на ком­пью­те­ре кни­га с library.nu о рецеп­ции поэ­ти­ки Гора­ция, я Вам при­шлю, если у Вас нет).

Мой ответ — это надо читать на фоне «Геор­гик» Вер­ги­лия и фило­соф­ских сатир и посла­ний само­го Гора­ция — т.е. как поэ­ти­че­ское сочи­не­ние под видом учеб­ни­ка. Как «Геор­ги­ки» име­ют нрав­ствен­ную — поли­ти­че­скую-поэ­ти­че­скую цель под видом и на мате­ри­а­ле с/​х про­бле­ма­ти­ки, так и «Арс поэ­ти­ку» надо читать — то же самое на лите­ра­тур­ном мате­ри­а­ле. (В этом осо­бая тон­кость зада­чи — что мате­ри­ал взят не дале­кий от поэ­зии, как обыч­но в дидак­ти­че­ской поэ­зии — аст­ро­но­мия, гастро­но­мия, меди­ци­на и пр., — а вро­де бы к ней очень близ­кий).

Соб­ствен­ная зада­ча Гора­ция — (как и в его «Одах» и мно­гих сати­рах и посла­ни­ях) — высту­пить про­тив абсо­лют­ной сво­бо­ды поэта (=рес­пуб­ли­кан­ства) в защи­ту зако­нов как тако­вых. Его логи­ка такая: допу­стим, что поэт (как гово­ри­те вы, наслед­ни­ки Катул­ла, эле­ги­ки, и их ауди­то­рия à la адре­са­ты и герои Катул­ла) сво­бо­ден — но вот этим он огра­ни­чен, прав­да? и этим? и этим? — так и во всем: закон необ­хо­дим и т.д. (т.е. Август и его режим луч­ше про­из­во­ла рес­пуб­ли­ки).

Это сквоз­ная линия, она ино­гда тонет в подроб­но­стях при­ме­ров, но суть в этом. Любой пас­саж «Арс» мож­но смот­реть как при­мер соот­но­ше­ния сво­бо­ды и нор­мы. И я бы это соот­но­ше­ние и пред­ла­гал сту­ден­там уви­деть в кон­крет­ных пас­са­жах. Но это если раз­де­лять эту мою гипо­те­зу, кото­рая так и не была изло­же­на пись­мен­но».

Оста­но­вив­шись у леса снеж­ным вече­ром

Чей лес, мне кажет­ся, я знаю:
в селе живет его хозя­ин.
Он не уви­дит, как на снеж­ный
я лес его стою взи­раю.
В недо­уме­нье конь, конеч­но,
зачем в ночи за год тем­ней­шей
мы ста­ли там, где нет жилья,
у леса с озе­ром замерз­шим.
Он, бубен­цом слег­ка зве­ня,
как буд­то бы корит меня,
да веет сла­бый вете­рок,
пуши­стым сне­гом шеле­стя.
Лес сла­док, темен и глу­бок,
но в путь пора мне — долг есть долг.
И ехать дол­го — сон далек,
и ехать дол­го — сон далек.

Пере­вод Г. Дашев­ско­го сти­хо­тво­ре­ния «Stopping by Woods on a Snowy Evening» Робер­та Фро­ста. Впер­вые опуб­ли­ко­ва­но: www.kommersant.ru/doc/2309853

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: