Путешествие натуралиста закончилось

Этот номер мы хотели бы посвятить памяти Алексея Меркурьевича Гилярова (19 мая 1943 — 20 октября 2013 года), известного биолога, популяризатора науки и друга нашей газеты. На церемонию прощания с ним, состоявшуюся 23 октября 2013 года на биологическом факультете МГУ, пришло несколько сотен человек. Затем на Николо-Архангельском кладбище состоялись похороны. На поминках родные, друзья и коллеги вспоминали истории из своей жизни, связанные с А.М., и не раз на их лицах появлялась улыбка.

«Очень горько, когда уходят достойные люди. Когда-то на похоронах М.В. Волькенштейна его жена Стелла Иосифовна говорила, что надо не горевать, а радоваться, что мы были с ним. Как у Жуковского: „О милых спутниках, которые наш свет / Своим сопутствием для нас животворили, / Не говори с тоской: их нет, / Но с благодарностию: были“. Это всё относится и к Алексею Меркурьевичу. Он и правда животворил. Я знала его имя из публикаций в ТрВ и благодарна обстоятельствам, которые позволили мне познакомиться с ним», — написала нам докт. физ-мат. наук Татьяна Максимовна Бирштейн.

В этот номер мы включили одну из последних статей А.М., присланную в редакцию 13 октября, посвященную самообразованию, и отклики коллег на нее.

А.М. Гиляров у могилы своих родителей 1 июня 2009 года. Фото П. Петрова
А.М. Гиляров у могилы своих родителей
1 июня 2009 года. Фото П. Петрова

О необходимости самообразования

На днях у меня был долгий спор по телефону с одним нашим сотрудником по поводу самообразования. Собеседник мой всё время возмущался по поводу того, что нас на биофаке то одному не учили, то другому, в частности не научили популяционной генетике. При этом он ссылался на Америку, на своего гуру (но с гуру не спорят, гуру есть гуру).

Бог с ним, с гуру, но позиция моего оппонента — нас плохо учили, а вот в Америке учат хорошо. Может быть. Я там не учился. задал своему собеседнику очень простой, как мне казалось, вопрос: дорогой N, а почему же ВЫ САМИ НЕ ПРОШЛИ ПОПУЛЯЦИОННУЮ ГЕНЕТИКУ — ведь существует же куча книг и статей, даже на русском, не говоря уж об английском, проштудировав которые, Вы бы многое поняли в интересующей Вас науке. С ответом оппонент мой явно замешкался.

А я стал вспоминать, а что, собственно говоря, сам извлек из лекций во время обучения на биофаке (1960−1965 годы), а что освоил самообразованием. Из лекционных курсов запомнились отдельные лекции, которые читал по физиологии животных и человека Лебединский. И конечно, спецкурс по зоогеографии, который читал мой учитель, незабвенный Яков Авадьевич Бирштейн, но о нем я уже недавно писал отдельно [2].

Да, еще один спецкурс, прослушанный мною по совету моего товарища, антрополога Ильи Перевозчикова. Это был курс по антропологии Якова Яковлевича Рогинского. На эти лекции я ходил, естественно, прогуливая какие-другие занятия, поскольку в учебный план зоологов они не входили. Вот, пожалуй, и всё! А что касается самообразования, то я хоть и не очень обременял себя этим в студенческие годы, всё же на последних курсах проводил в библиотеке много времени.

А две книжки, прочитанные еще на первом курсе, оставили неизгладимое впечатление. Это «Экология нашествий животных и растений» Чарльза Элтона и «Пути и закономерности эволюционного процесса» И.И. Шмальгаузена. Чтение Шмальгаузена было не столь легким, оно требовало остановок, раздумий, но всё это было преодолимо. Я был поражен изяществом и ясностью идеи, я узнал о мутациях и модификациях, о генокопиях и фенокопиях. Тем более, учились мы еще на обломках лысенковщины.

Но настоящая эпоха самообразования началась для меня с поступлением в аспирантуру, тем более, что этому очень способствовал мой научный руководитель Яков Авадьевич Бирштейн. Тема моей диссертации звучала как «Структурные особенности пресноводных планктонных сообществ». Хотя я и сам придумал это название, представления о том, что такое структурные особенности сообществ, откровенно говоря, были у меня довольно туманные. Но я надеялся, что найду что-то в литературе, а для этого надо было заняться самообразованием.

И вот долгую зиму первого года в аспирантуре я провел в общем зале Ленинской библиотеки. Никаких поисковых систем в это время не было. И как ни странно, в этом был крупный плюс. Стратегия поиска была элементарной: я заказывал комплекты ведущих гидробиологических журналов и внимательно просматривал их содержание — от самых последних, двигаясь последовательно к более старым. Помимо журналов я изучал тома трудов Международных лимнологических конгрессов. У них было какое-то длинное немецкое название: «Verhandlungen der internationalen Vereinigung fur theoretische und angewandte Limnologie…»

Кажется, именно в этом издании мне попалась статья испанского исследователя Рамона Маргалефа. В ней я прочитал неожиданную интерпретацию того, как протекает сукцессия (смена видового состава) в водоеме [3], но самое главное: меня просто захватила идея автора представить пробу фитопланктона как некий текст, в котором отдельные буквы — это аналоги видов, а частоты, с которыми они встречаются, — аналоги относительного обилия разных видов.

Формула Шеннона из теории информации может для такого текста (пробы) дать характеристику, одновременно учитывающую и число видов, и соотношение численности разных видов. Это и был предложенный Маргалефом индекс видового разнообразия, который я вовсю стал использовать в своей работе.

До этого, еще в студенческие годы, мне пришлось заняться самообразованием с сугубо определенной целью освоить азы экологии для того, чтобы прочесть небольшой цикл лекций школьникам — членам кружка юных биологов при Московском обществе испытателей природы (МОИП). И я взялся за штудирование недавно вышедшей книжки Одума «Fundamentals of Ecology». Это было второе, 1959 года, самое лучшее издание, так называемый «Зеленый Одум» (в очень приятной на ощупь, светло-зеленого цвета обложке).

Говорят, на нем сформировалось целое поколение американских экологов. И неудивительно: такого компактного, удивительно ясного изложения сути экологии на то время я не встречал. Третье издание, переведенное на русский, получилось громоздким, да и в переводе многое пропало. Читать Одума надо, конечно, по-английски. Слава богу, я тогда уже достаточно знал язык, чтобы с этим справиться.

Наконец, последний этап моего самообразования — это самостоятельное освоение немалого по объему материала, касающегося глобальных, охватывающих всю биосферу циклов основных биогенных элементов — углерода, кислорода, азота, серы и фосфора. Хотя я и давно читал на биофаке курс экологии, я чувствовал, что его слабое место — это слишком краткое изложение раздела про циклы.

Я опирался в основном на последнее издание Одума, но понимал, что этого недостаточно. И вот с 1997 года я стал выписывать журнал Nature. Передо мною открылся целый мир, к сожалению до этого мне почти неизвестный. Удивительным образом в отечественных изданиях даже не воспроизвели опубликованный в 1999 году график изменений в содержании углекислого газа, а также хода температуры за 420 тысяч лет по данным анализа колонок льда с нашей антарктической станции «Восток». Я узнал о недавних важных открытиях в круговороте азота и, наконец, детально разобрался в том, почему именно в Черном море почти вся толща заражена сероводородом.

С некоторого момента мне очень помогло то, что я стал писать новости науки для сайта «Элементы.ру», поддерживаемого фондом «Династия» [4]. Я сам находил работы, казавшиеся мне важными и интересными (среди них много публикаций по глобальным циклам), и писал по возможности популярное их изложение.

Подобным самообразованием я занимаюсь и до сих пор. В заключение хочется подчеркнуть, что вовсе не считаю ту систему университетского образования, через которую прошел, оптимальной. Да нет, она, конечно, никуда не годится. Но мне очевидно, что улучшение системы должно предоставлять студентам гораздо большую свободу в выборе курсов и тем, а также обязательную самостоятельную работу (сочинение) на достаточно широкую тему. Студенты должны научиться работать самостоятельно.

  1. Статьи А.М. Гилярова в ТрВ-Наука. http://trv-science.ru/tag/aleksej-gilyarov/
  2. А.М. Гиляров. общение с ним было счастьем. Воспоминания о профессоре Якове Авадьевиче Бирштейне. трВ, № 80, 7 июня 2011 года. http://trv-science.ru/2011/06/07/obshhenie-s-nim-bylo-schastem/
  3. Речь идет о модели сукцессии рамона Маргалефа, см. одум Е. 1968. Экология. М., Просвещение, с. 96−98. — Прим. Л. Полищука
  4. Статьи А.М. Гилярова на Элементы.ру http://elementy.ru/news?theme=1 549 629

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: