Вечное беспокойство просветителей

Владимир Сурдин. Фото Н. Деминой

Владимир Сурдин. Фото Н. Деминой

Оглашение финалистов премии «Просветитель» 2013 года не обошлось без сюрприза, и на этот раз его авторами стали члены жюри. «Впервые жюри приняло решение сократить список в одной из номинаций — естественнонаучной до 3, сочтя, что в этом году общий уровень книг. оказался ниже, чем в прошлые годы. И чтобы не снижать планку и не идти на компромиссы, жюри в этой части оставило три книги, а в гуманитарной части, как обычно, будет четыре», — отметил в начале пресс-конференции 26 сентября 2013 года Александр Архангельский, сопредседатель оргкомитета премии. Мероприятие проходило в уютном «Гоголь-центре», где на стенах красовались афоризмы выдающихся деятелей театрального искусства — от Станиславского до Олега Ефремова, а на полу — изящные инсталляции из черепков битой посуды. Правда, Интернет там работал плохо.

«Жюри долго билось и решило, что в короткий список по естественным наукам вошли три книги: Дмитрия Жукова — „Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей“, Александра Петрова — „Гравитация. От хрустальных сфер до кротовых нор“ и Петра Образцова — „Удивительные истории о существах самых разных. Тайны тех, кто населяет землю, воду и воздух“», — объявил другой сопредседатель оргкомитета — Александр Гаврилов.

«В гуманитарных науках в финал выдвинуты следующие книги: Виктора Сонькина — „Здесь был Рим“, Дмитрия Копелева — „Раздел океана в XVI—XVIII вв.еках. Истоки и эволюция пиратства“, Веры Мильчиной — „Париж в 1814—1848 годах. Повседневная жизнь“ и очень тесно с ней перекликающаяся и переплетающаяся книга Александра Васькина „Москва, спаленная пожаром“», — отметил он. На ушедшую в фейсбук новость тут же откликнулся Сонькин, написавший короткое и радостное: «Принимаю [поздравления]».

Биолог и научный журналист Илья Колмановский посвятил свое короткое выступление книге Петра Образцова, а точнее — не совсем ей, а призыву к научным журналистам обратиться к написанию научно-популярных книг. «Мы рассчитываем на то, что наши награды и поощрения посылают некоторое сообщение сообществу просветителей, чтобы стимулировать это поведение и дальше. Чтобы не только ученые писали о своей науке, которой они занимаются. Мы очень хотим увидеть целое поколение журналистов, которые благодаря своему образованию и огромному интересу разобрались бы в проблемах науки, и чтобы их книги были достойны войти в короткий список „Просветителя“. В мире это очень важная тенденция, именно журналисты пишут там большую часть интересного научпопа».

Он напомнил о книгах Игоря Акимушкина, выходивших огромными тиражами. «Этот журналист разбирался и писал интересные книги о животных. .Мы хотим, чтобы научный журналист XXI века читал Nature и Science, следил за последними открытиями, читал оригиналы статей, по возможности разговаривал с авторами этих открытий и написал об этом доступно и интересно, чтобы любой читатель смог пересказать семье за ужином», — сказал он в своей короткой речи. Илья отметил, что в этом плане книга Образцова — хороший пример, и выразил надежду увидеть такие книги и в дальнейшем.

Илья Колмановский выразил недоумение, что в финал не попала книга Максима Кронгауза «Самоучитель олбанского». «На мой взгляд, эта книга выполняет ту роль, которую мы ждем от ученых. Он берет абсолютно бытовой, обыденный, предмет „низкого стиля“ — Интернет-сленг и смайлики — и делает с помощью них очень важный трюк, показывая, как работает лингвистика, как с этим работает наука. При этом автор апеллирует к очень широкой аудитории. Моя бабушка, ей 83, большой фанат этой книги, это ее путеводитель по неспокойным волнам интернет-слэнга».

Лингвист, лауреат премии «Просветитель» 2011 года Владимир Плун-гян коснулся гуманитарной части списка. «При взгляде на него видно, что в нем абсолютно доминирует история. Список этого года получился тематически однородным». Он выделил книгу Виктора Сонькина «Здесь был Рим», право которой на вхождение в финал никто из членов жюри не оспаривал. «Эта книга с огромным количеством сведений из римской истории, культуры, о римских храмах, зданиях. Вся эта информация изложена очень компактно. При этом Сонькин — высочайший профессионал-гуманитарий, можно быть уверенным, что он нигде не сделает ошибки, не перепутает даты, и если он цитирует какого-то римского автора, то он его цитирует совершенно правильно».

Он отметил, что в гуманитарном списке «конкуренция была очень плотной», тогда как «уровень естественнонаучных книг нам показался немного ниже обычного уровня». За вхождение в финал боролись многие. Очень жаль, что не вошла книга Максима Кронгауза. Может быть, сказалась некоторая усталость жюри. «От Кронгауза», — тут же весело добавил Александр Гаврилов. «От лингвистики, — поспешил уточнить Плунгян. — Впрочем, лингвисты не могут пожаловаться, что они обижены жюри». Владимир Александрович отметил замечательную книгу об истории письменности Вячеслава Иванова, уточнив, что академик — уникальная личность и в книгу вошел рассказ о жизни ученого и его научных исследованиях.

В свою очередь физик Алексей Семихатов сразу заметил, что «есть добрые члены жюри, а есть злые и нужны и те и другие». «Я буду следовать своим традициям и ни про кого доброго слова не скажу, — грозно предупредил он. Мильчиной надо было писать минимум на треть короче, — начал он, с чем тут же согласился сидевший рядом со мной Владимир Плунгян. — В книге изложено всё, можете найти любые подробности. Если вас интересует, кто был полицмейстером в Париже с такого-то по такой-то год, а еще плюс два месяца в другом году, то вы это узнаете… Выражаясь словами Кронгауза, я ее „ниасилил“, сломался и не дочитал последнюю четверть. Несмотря на это, .книга удивительна своей системностью, правильной подробностью и какой-то тщательностью рассмотрения и большим знанием предмета. С одной стороны, она дает читателю возможность быть вовлеченным в то, о чем пишет автор, а с другой — самого автора не видно, автор отстранен и просто предлагает картинку. С моей точки зрения, это прекрасное свойство для научно-популярной книги. Я очень-очень рекомендую ее читателям».

Он также сказал несколько добрых слово о книге Георгия Дерлу-гьяна «Как устроен этот мир. Наброски на макросоциологические темы». По поводу этого же издания высказался и председатель жюри Борис Салтыков, выступая в заключение пресс-конференции. Он заметил, что книга написана очень занимательно, но ряд членов жюри — профессионалов в теме обратил внимание на фактические ошибки в тексте, которые недопустимы в научно-популярной книге, поэтому в шорт-лист ее не включили.

Астроном Владимир Сурдин прежде всего сказал, что, не обладая профессиональными навыками «жюриста», оценивал книги как обычный читатель. «У меня критерии простые. Я люблю, чтобы автор научно-популярной книги знал о предмете рассказа намного больше и лучше, чем он пишет. Я много лет знаю Александра Петрова, он доктор наук и гравитация для него — не увлечение, а дело всей его жизни. Во-вторых, я люблю, когда книга делается не как Интернет-окрошка, когда автор пишет какие-то эссе в сети, а потом думает, как бы всё это уложить под одну обложку. В данном случае книга продумана до мелочей, она создана как цельное произведение, для читателя», — сказал он про книгу «Гравитация. От хрустальных сфер до кротовых нор».

Лауреат премии «Просветитель» 2012 года также подчеркнул: «Книга Петрова — важный этап. Мне как преподавателю физфака МГУ часто задают вопрос: „Что такое гравитация?“ .Любой читатель книги Петрова может получить ответ на этот вопрос, начав с элементарных вещей, и двигаться, двигаться дальше, пока не упрется в предел своего понимания, но увидит, что есть еще ступеньки выше и выше. Я думаю, что не многие доберутся до конца, но каждый поймет, что в этой области есть куда двигаться и есть что нового узнавать. В этом смысле она ценна, и я ее рекомендую, в том числе научным журналистам, чтобы они поняли, что им есть чему учиться, описывая науку, рассказывая о науке, и что она гораздо глубже той поверхностной пенки, о которой, как правило, пишут в Интернете и в газетах».

Глава высокого ареопага Борис Салтыков заметил, что голосование за списки финалистов было практически единогласным. Однако он посетовал, что в шорт-лист не вошли книги Натальи Карпушиной о занимательной математике и Марка Мосевицкого «Распространенность жизни и уникальность разума?» «Карпуши-на очень бережно говорит о своих предшественниках, кто популяризировал математику, и собрала интересные забавные примеры, задачки, которые интересны школьникам, у которых есть склонность к математике», — сказал он. Также его заинтересовал рассказ Мосевицкого о тех гипотезах, как же возникла на Земле жизнь. Об этой книге как примере хорошей научной популяризации также очень страстно высказался Дмитрий Зимин.

Основатель Фонда «Династия» также назвал те книги, которые решено включить в библиотечную рассылку премии «Просветитель» вне конкурса. «Это две сугубо разные книги. Одна из них — Мариэтты Чудаковой „Время читать. Книга не для взрослых. … Эту книгу надо читать, давайте ее детям, внукам, правнукам. Ей не с кем соревноваться“, — заметил он. — Другая книга — Петра Авена, Альфреда Коха „Революция Гайдара. История реформ из первых уст“. Если мы хотим знать свою историю, как бы мы к ней ни относились, то эту книгу надо прочитать», — сказал Дмитрий Борисович. «Это важное свидетельство тех, кто в 90-е годы делал историю. .Родились и выросли поколения тех, кто об истории того времени ничего не знает, поэтому очень важно включить эту книгу в библиотечную рассылку», — заметил Борис Салтыков, который был с 1991 по 1996 год министром науки и технической политики РФ.

В заключение пресс-конференции Александр Гаврилов высказался о книгах, о которых ничего не сказали члены жюри. В частности, он похвалил прекрасно изданную книгу Дмитрия Копелева про раздел океана в XVI—XVIII вв.еках, а также сказал, что книга Дмитрия Жукова — это пока рукопись, но есть надежда, что она выйдет в октябре. «Это необыкновенно интересная по задумке книга, показывающая, какие основания лежат в биологии поведения человека и других животных. Книжка провокативная… Автора отличает острый научный взгляд, который различает в повседневности ее глубинные основания, а не поверхностную шелуху».

Время от времени мой взгляд утыкался во фразу Олега Ефремова «Стабильность театра — его вечное беспокойство» на стене «Гоголь-центра». «В чем вечное беспокойство премии „Просветитель“?», — не удержалась я от «паса» великого режиссера и передала «мяч» организаторам премии. «Будет ли достаточно книжек, и что придумает Зимин», — в очередной раз пошутил Александр Гаврилов.

21 ноября 2013 года состоится торжественная церемония, на которой мы узнаем имена двух лауреатов премии «Просветитель». Премия каждого победителя составит 700 тыс. руб. Александр Архангельский сообщил, что все три книги: биографии «Гумилев, сын Гумилева», «Великий Черчилль» и «Дарвин» — вошли в шорт-лист по своей номинации и победитель будет также назван на церемонии в ноябре. У этой номинации — свое отдельное финансирование. Двое финалистов получат по 40 тыс. руб., а лауреат — 80 тыс. руб.

Наталия Демина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Один комментарий

  • Наталья Васильева:

    Книга Образцова — наглейшая халтура, попадание такого опуса в шорт-лист опускает престиж премии ниже плинтуса.

    Г-н Колмановский, не порите чушь! Журналистам нечего делать в научной популяризации, а Акимушкин был не журналистом, а БИОЛОГОМ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com